Воскресенье, 17 февраля 2019, 01:291550359745 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Стабильность работы корпорации "Индустриальный союз Донбасса" Сергея Таруты и Олега Мкртчана, достигнутая в 2012 г., оказалась неустойчивой. Об этом свидетельствует намерение продолжить распродажу польского металлургического комбината ISD Huta Czestochowa. Усугубить положение грозит введение квот на импорт коксующегося угля, которое поддерживают конкуренты из холдинга "Метинвест" Рината Ахметова и Вадим Новинского. С приходом к власти Виктора Януковича, ИСД стал главным «терпилой» украинской экономической зоны…

Угольный расклад

«Метинвест» Р. Ахметова, как известно, полностью обеспечен собственным ресурсом за счет работы шахт объединения "Краснодонуголь", входящего в "Метинвест".

Сюда же надо прибавить и входящую в «Метинвест» компанию United Coal, которая занимает 6 место по добыче среди угольных объединений США, зарегистрированных в форме акционерных обществ. Производительность ее 4 шахт составляет 9,2 млн т. коксующегося угля в год.

Так что "Метинвест" не только загружает своим сырьем Авдеевский и Енакиевский коксохимзаводы, входящие в холдинг, но и с успехом может поставлять его сторонним потребителям. Например, тому же Алчевскому КХЗ, входящему в ИСД, который, в отличие от "Метинвеста", не имеет собственных добывающих ресурсов.

По коксующемуся углю они также отсутствуют у комбината "Криворожсталь", входящего в транснациональный концерн ArcelorMittal Лакшми Миттала и у Днепропетровского метзавода им.Петровского, принадлежащего российскому "Евраз-холдингу" Романа Абрамовича. Но они явно не горят желанием покупать уголь у Р.Ахметова и В.Новинского.

Объяснение следует искать, прежде всего, в низком качестве украинского угля по сравнению с зарубежными аналогами. Речь идет о повышенном содержании серы. Именно поэтому КХЗ в Енакиево и Авдеевке сами вынуждены при изготовлении шихты смешивать местное сырье с заокеанским, поступающим от United Coal.

Кроме того, на КХЗ "Криворожстали" завозят уголь из Казахстана и Польши от местных добывающих предприятий ArcelorMittal, а на Баглейский, Днепродзержинский и Днепропетровский КХЗ – из России. Здесь "Евразу" принадлежит шахта "Распадская" – крупнейший в РФ производитель коксующегося угля.

У Алчевского КХЗ структура поставок в 2011 г. была следующей: на украинский уголь пришлось 50,7% от всего объема, на Россию – 23,92%, на США – 24,2%. Как следствие, украинские коксохимики в последние годы активно наращивали импорт.

В первую очередь это касалось предприятий из вертикально неинтегрированных компаний. Если в 2009 г. в Украину поступило 7,5 млн т. коксующегося угля, в 2010 – уже 9,1 млн т., в 2011 – 10,7 млн т. и наконец, в 2012 – почти 13 млн т.

Из них на Российскую Федерацию приходится порядка 70% от всего импорта. Закономерно, что при этом уменьшались закупки украинской продукции. Например, у того же "Алчевсккокса" в 2010 ее доля была выше - 54,22%.

Таким образом, предприятие С.Таруты и О.Мкртчана только за 2011 снизило закупки угля у местных добытчиков на 3,52%. Поэтому недовольство последних вполне объяснимо.

А это не только "Краснодонуголь", но и шахта им.Засядько, и шахтоуправление "Покровское". Их многолетние директора и владельцы Ефим Звягильский и Леонид Байсаров сейчас являются депутатами Верховной Рады от правящей Партии регионов.

Это и ГП "Макеевуголь", негласный контроль над которым приписывают старшему президентскому сыну Александру Януковичу. На них приходится соответственно 6,42%, 32,23% и 8,92% от всей добычи коксующегося угля в Украине за 2012 г.

Между тем С.Тарута и ИСД никак не могут похвалиться особым благоволением нынешних властей. Во многом из-за проявленной принципиальности.

Жертва покращення

Его прежний компаньон Виталий Гайдук, владевший 50% + 2 акции ИСД в предыдущем правительстве Юлии Тимошенко в 2007-2010 гг. официально значился руководителем группы советников премьер-министра.

Де-факто же он был вице-премьером по ТЭК. Но с отставкой Ю.Тимошенко политическое влияние ИСД безвозвратно утрачено. Даже выход В.Гайдука из числа акционеров в начале 2010 не изменил ситуацию.

Тогда, для начала, у компании "Азовимпекс" С.Таруты отобрали жирный кусок в виде строительства объектов к Евро-2012, львовского стадиона и аэропорта.

А еще с помощью принудительных отключений выбили у Алчевского и Днепровского им.Дзержинского меткомбинатов ИСД многомилионные долги за газ, который при Ю.Тимошенко отпускался этим предприятиям на льготных условиях.

Т.е. без предоплаты. По сути, это был беспроцентный и бессрочный кредит за счет средств госкомпании, но с приходом к власти президента Виктора Януковича для ИСД настало время заплатить по всем счетам и сразу.

В том числе и рассчитаться с Р.Ахметовым и В.Новинским за поставки железорудного сырья. Напомним, в сентябре 2010 Высший хозяйственный суд Украины утвердил взыскание с АМК и ДМКД 690 млн грн. долгов в пользу ГОКов "Метинвеста".

Ранее хозсуды Донецкой обл. вынесли ряд решений о взыскании с АМК и ДМКД долгов за ЖРС на 53 млн грн. и 251,5 млн грн. Еще часть задолженности была признана ИСД и уплачена в добровольном порядке.

Но и на этом эпопея не закончилась. Уже в феврале текущего года донецкий хозсуд вынес еще 4 решения в пользу "Метинвеста", обязав предприятия ИСД выплатить в общей сложности 1,21 млрд грн.

Причем Р.Ахметову с В.Новинским удалось не только выбить долги за поставленное, но неоплаченное ЖРС, но и заставить заплатить за те объемы, которые ИСД ранее обязался купить в соответствии с долгосрочным контрактом, но не сделал этого.

Такой диктат в отношениях с потребителями ранее мог позволить себе разве что концерн "Газпром". Впрочем, "Метинвест" при В.Януковиче чувствует себя гораздо увереннее, чем российская газовая госмонополия.

Подтверждением особого расположения президента к компании можно считать и его последний визит на комбинат "Запорожсталь", подконтрольный Р.Ахметову. Ну а в Алчевск и Днепродзержинск В.Янукович не заглядывает – туда в период премьерства наведывалась Ю.Тимошенко и тогдашний глава государства Виктор Ющенко.

Теперь же, после перемены власти, С.Таруте с О.Мкртчаном, образно говоря, пришлось скидывать сапоги – как в известной советской кинокомедии "Свадьба в Малиновке".

Тем не менее, нынешний и бывший совладельцы ИСД проявили определенное упрямство вопреки расхожему мнению, что любой бизнесмен, словно флюгер по ветру, всегда подстроится под действующую власть.

Речь идет о свидетельских показаниях на досудебном процессе по делу о расстреле депутата Верховной Рады Евгения Щербаня в 1996 г. на территории донецкого аэропорта.

И В.Гайдук, и С.Тарута фактически отказались свидетельствовать против Ю.Тимошенко, которая проходит по данному делу как обвиняемая. А это им вряд ли простится.

В такой ситуации обращение "Алчевсккокса" и АМК в Окружной административный суд Киева с исковым требованием признать незаконным постановление Кабмина о введении квот на импорт коксующегося угля выглядит как чистое безумие.

Или жест отчаяния. Или то и другое одновременно. Ранее подобные вольности мог позволить себе совладелец Приватбанка Игорь Коломойский.

Его структуры успешно оспаривали, например, решения Национальной комиссии регулирования энергетики, установившей предельные цены продажи газа, добытого компаниями группы "Приват", государству в лице НАК "Нефтегаз Украины".

Кроме того, владелец холдинга Group DF Дмитрий Фирташ оспаривал постановления Кабинета министров о возвращении в госсобственность Иршанского ГОКа и Вольногорского ГМК в 2009 г.

Сейчас, когда стабильность политической вертикали – главное достижение, которое может поставить себе в заслугу президент В.Янукович, такие вещи невозможны в принципе. Даже без анализа юридической составляющей вопроса.

Стоит отметить, что ГП "Укрпромвнешэкспертиза" ранее прогнозировала на 2013 г. рост импорта коксующегося угля до 11 млн т. против 10,5 млн т. в 2012. При этом доля зарубежного сырья в поставках на украинские коксохимзаводы в прошлом году составляла 41,2%.

ИСД полагает, что дефицит коксующегося угля на украинском рынке после введения квот составит порядка 3 млн т. Очевидно, такая ситуация будет на руку местным производителям: "Краснодонуглю", "Покровскому", "Макеевуглю", ш.им.Засядько.

И тем, кто за ними стоит, разумеется. Указанные предприятия смогут не только увеличить добычу и отгрузку, но и обеспечат своим владельцам более высокие доходы.

Поскольку в условиях дефицита любой продукции цена на нее растет, эта азбучная истина общеизвестна. По данным "Укрпромвнешэксперизы", контрактные цены на коксующийся уголь в 2012 г. снизились с $235 в I кв. до $170 в IV кв. за 1 т.

На текущий год УПЭ прогнозировала дальнейшее снижение стоимости угольного концентрата марки К на 19%, до 147 $/т. Теперь очевидно, что этого не произойдет - благодаря квотированию импорта.

Продолжение погружения

После прихода к власти В.Януковича ИСД стремительно теряла не только политическое влияние и выгодные строительные подряды своего акционера. Напомним, что корпорация либо ее украинские акционеры были вынуждены продать часть активов. В частности, это Краматорский ферросплавный завод, созданный на базе доменного цеха местного метзавода им.Куйбышева.

Он отошел россиянам – очевидно, нынешним владельцам доли В.Гайдука. Кроме того, С.Тарута в феврале 2012 г. продал 90% акций Пантелеймоновского огнеупорного завода российской группе "Магнетит".

Вместе с О.Мкртчаном в мае 2011 он избавился от доли по 34,16% каждый в Украинской горно-металлургической компании, одном из крупнейших металлотрейдеров в стране.

Также в январе 2011 г. был продан трубный завод, входящий в польский меткомбинат Huta Czestochowa. Затем – коксохимзавод этого же комбината. Теперь же, в середине мая нынешнего года, появились данные о предстоящей продаже сталеплавильного завода, входящего в польский комбинат.

Таким образом, в собственности у ИСД остается лишь осколок промышленного гиганта – сталепрокатные цеха. Они специализируются на выпуске толстого листа, в основном идущего для нужд судостроения.

Но местные судоверфи в Гданьске и Гдыне сейчас больше простаивают – нет спроса на их продукцию. Соответственно, нет хорошего сбыта и у ISD Huta Czestochowa.

По данным ИСД, озвученным в СМИ, сейчас ее убытки в Польше составляют €5 млн ежемесячно. Так что если корпорация вдруг объявит о решении продать и прокатное производство – никто особо не удивится.

Учитывая общую неблагоприятную ситуацию в европейской металлургии, следующим объектом для продажи у ИСД может стать венгерский комбинат Dunaferr. Ранее здесь уже уволили 2 тыс. работников в целях сокращения расходов и в связи с уменьшением заказов.

Также очевидно, что до последнего акционеры ИСД будут держаться за свои украинские активы. Помимо АМК, ДМКД и "Алчевскокса" это Днепропетровский трубопрокатный завод им.К.Либкнехта.

Последнее предприятие, в свою очередь, представляется наиболее слабым звеном из оставшихся в Украине. Далее по возрастающей идет ДМКД.

И самыми ценными предприятиями, с которыми С.Тарута и О.Мкртчан не хотели бы расставаться ни при каких обстоятельствах, являются "Алчевсккокс" и АМК. Дело в том, что в Алчевский меткомбинат акционеры ИСД уже вложили порядка $1,5 млрд в рамках программы модернизации.

Начиная с 2005 г. на предприятии много чего сделано: построены конвертерный цех и новая доменная печь, 2 машины непрерывного литья заготовки, прокатный стан 2800 после модернизации преобразован в 3000.

За счет этого комбинат располагает одним из самых эффективных в Украине сталеплавильных производств. По оценкам отраслевых аналитиков, благодаря этому в кризисном 2009 г. себестоимость стальной заготовки на АМК была $330/т.

Это всего на 3% выше, чем на "Азовстали", которая является лидером. Расстаться с таким активом означает записать в убыток все вложенные в его развитие средства - как уже отмечалось, это не менее $1,5 млрд.

Перспектива для украинских акционеров ИСД, прямо скажем, неприятная. Но к этому все идет. Не только за счет объективного ухудшения ситуации в металлургии, но и благодаря административному регулированию, как в случае с квотированием импорта коксующегося угля.

Все это закономерный итог для группы, допустившей целый ряд фатальных ошибок.

Так, значительные средства ИСД направлялись на развитие существующих сталеплавильных и прокатных мощностей, приобретение заводов в Восточной Европе - вместо создания собственной сырьевой базы по коксующемуся углю и железной руде.

Во-вторых, отсутствие гибкой политической линии. И, наконец, сейчас уже можно делать вывод, что привлечение представителей российского бизнеса в качестве стратегических партнеров тоже оказалось ошибочным решением.

Не менее года неизвестным россиянам понадобилось на притирку с оставшимися украинскими акционерами корпорации. Процесс происходил болезненно и сопровождался уходом ряда топ-менеджеров, включая вице-президента ИСД по развитию Александра Пилипенко в марте 2011.

Отголоски конфликта время от времени просачивались в СМИ, что также не добавляло ИСД позитива в диалоге с кредиторами. Перед началом кризиса в 2008 г. долг ИСД достиг примерно $2,8 млрд.

Правда, благодаря новым партнерам, пришедшим вместо В.Гайдука, при поддержке российского Внешэкономбанка долги ИСД удалось реструктуризировать. И это, пожалуй, единственный позитив от данного сотрудничества.

На фоне ухудшения украинско-российских отношений в 2011-2012 гг. присутствие российского капитала в ИСД только осложняет ее позиции. Или, по крайней мере, никак их не укрепляет. Отсюда и предпосылки для дальнейшего сползания.

Виталий Крымов, специально для "ОстроВ" 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: