Вверх

Янукович и атом. "Ничего личного, Ринат, только бизнес"...
Решение о корпоратизации НАЭК "Энергоатом", которая сейчас функционирует в форме госпредприятия, открывает возможности для его дальнейшей приватизации. При этом наибольшие шансы стать конечным владельцем создаваемой акционерной компании имеет ближайшее окружение президента Виктора Януковича.

Лакомый кусок

НАЭК "Энергоатом" создана в 1996 г. Постановлением Кабинета министров в ее состав включены все 4 действующие украинские АЭС: Запорожская, Ровенская, Хмельницкая и Южно-Украинская. В производственный комплекс с последней входит и Ташлыкская ГАЭС.

ЗАЭС является крупнейшим объектом атомной энергетики в Европе и располагает 6 энергоблоками по 1000 МВт каждый. На нее приходится половина всей энергии, производимой атомной генерацией в Украине.

РАЭС располагает 4 энергоблоками общей мощностью 2835 МВт, ХАЭС – 2 блоками по 1000 МВт, ЮУАЭС – 3 блока по 1000 МВт. Таким образом, общая мощность "Энергоатома" составляет 13835 МВт.

Кроме того, в состав корпорации входит ряд вспомогательных компаний в форме обособленных подразделений, среди которых можно выделить "Атомпроектинжиниринг", "Атомремонтсервис", "Атомэнергомаш".

Последнее включает расположенные в г.Энергодар (Запорожская обл.) завод специальных конструкций и завод нестандартного оборудования и трубопроводов, а также ремонтно–механический завод в г. Южноукраинск (Николаевская обл.).

Общая производственная площадь зданий и сооружений "Атомэнергомаша" – более 100 тыс. кв. м. Еще у "Энергоатома" имеется в Крыму такой сомнительный актив, как ОП "Донузлавская ветроэлектростанция". Он включает собственно Донузлавскую, а также Судакскую и Черноморскую ВЭС.

Последняя находится на реконструкции, а рабочая мощность Донузлавсой ВЭС составляет 8,7 МВт (81 ветрогрегат USW 56-100), Судакской – 1,7 МВт (16 ветроагрегатов того же типа). Сомнительность заключается в старом изношенном оборудовании, которое не позволяет ВЭС работать экономически эффективно.

Как бы там и было, у нее есть земельные участки и инвестиционная программа, предусматривающая замену старых ветряков и установку новых, с доведением общей мощности до 600 МВт. Остается добавить, что "Энергоатом" располагает собственной социальной инфраструтурой: санатории, профилактории, дома отдыха в курортных регионах Украины. 

По итогам 2011 г. корпорация произвела 90248 млн кВт-ч. электроэнергии, что составило 46,5% от общего объема. Годом ранее показатели были 89151 млн кВт.-ч. и 47,4%. Чистая прибыль "Энергоатома" в 2011 г. достигла рекордных 2,383 млрд грн.

Кстати, это единственная госкорпорация, которая и в прежние годы не декларировала убыточность, в отличие от "Укртелекома", "Укрзализницы", "Укравтодора" и НАК "Нефтегаз Украины". Одним словом, заполучить такую компанию в свою приватную собственность – неплохая перспектива для крепких хозяйственников, вот уже 2 года уверено ведущих Украину к "покращенню життя".

Поэтапный вывод

Напомним, указ президента В.Януковича, которым он поручил правительству обеспечить корпоратизацию "Энергоатома", появился в конце марта. Чуть позже министерство энергетики и угольной промышленности сообщило о разработке концепции корпоратизации. Ожидается, что до конца года она будет внесена в парламент.

В условиях так называемой "политической вертикали", построенной нынешним главой государства, не приходится сомневаться, каким будет итог голосования по данному законопроекту.

Но что означает корпоратизация и для чего она нужна?

Сейчас НАЭК "Энергоатом" как госпредприятию непосредственно принадлежат все перечисленные выше активы: атомные энергоблоки, хранилища ядерных материалов и т.д.

Концепция корпоратизации, представленная Минэнергоуглем, оговаривает, что 100% акций "Энергоатома" останется у государства. Но в том-то и нюанс, что после создания акционерной компании государству будут принадлежать уже не сами АЭС, а только бумаги - акции. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

Зачем это делается? Официальные объяснения руководства "Энергоатома" звучат неубедительно. Дескать, для развития компании нужны большие объемы инвестиций, а взять их негде, кроме как занять у банков.

А они, мол, предпочитают иметь дело с АО, а не с ГП, им так удобнее работать: можно контролировать, как расходуются кредитные средства, - поясняет экс-вице-президент "Энергоатома" Владимир Бронников, ныне возглавляющий ОП "Атомпроектинжиниринг".

На самом деле иметь дело с ГП банкам даже проще: кредиты выдаются под гарантии государства и банку вообще не надо беспокоиться, эффективно ли тратятся деньги, повышается при этом платежеспособность заемщика или ухудшается. Это не имеет никакого значения, государство в лице правительства в любом случае покроет эти долги из госбюджета.

Вот потому крупнейшие международные финансовые учреждения охотно кредитуют украинские госкорпорации. Тот же "Энергоатом" сейчас намерен получить от Европейского банка реконструкции и развития 800 млн евро на финансирование программы повышения безопасности АЭС.

Ранее, в 2010 г., ЕБРР открыл "Укравтодору" кредитную линию на 450 млн евро. Крупнейший швейцарский банк Credit Suisse в 2008 г. предоставил 250 млн долл. для "Укрзализницы". Так в чем проблема?

А в том, что при такой схеме, когда обязательства госкорпорации могут покрываться из госбюджета, не срабатывает схема "серой" приватизации через фиктивное банкротство компании-должника. 

Как известно, множество крупных промпредприятий в Украине перешли в свое время в надежные, хотя и не совсем чистые руки, по этой схеме. Сначала компания одалживает у банка либо у любого хозсубъекта, включая кипрске оффшоры, некую сумму денег, как правило, небольшую, а потом объявляет, что не имеет возможности ее вернуть.

И в рамках процедуры банкротства кредитор становится новым собственником компании. Естественно, что такие операции возможны при заинтересованности в них руководства компании-заемщика. Так что истинную цель корпоратизации "Энергоатома" можно обозначить так: заставить его отвечать непосредственно своим имуществом перед кредиторами.

Кстати, тот же В.Бронников уже заявил, что производство атомной электроэнергии в Украине сейчас убыточно – и это несмотря на полученную чистую прибыль в 2,4 млрд грн. Так что, не приходится сомневаться, что "Энергоатом" у государства задержится недолго.

Практика показывает, что с момента корпоратизации ГП до его приватизации тем или иным способом проходит в среднем 2-4 года. Т.е. до 2015 г. как раз можно успеть все оформить.

Кто в претендентах

Список реальных претендентов относительно невелик. Совершенно очевидно, что на такой актив не смогут претендовать второразрядные фигуры из властной обоймы. Речь может идти исключительно о первых лицах.

Это депутат Верховной Рады от Партии регионов, владелец группы SCM Ринат Ахметов, а также группа, включающая номинального владельца холдинга Group DF Дмитрия Фирташа и связанных с ним министра энергетики и угольной промышленности Юрия Бойко, главу президентской администрации Сергея Левочкина и первого вице-премьера Валерия Хорошковского.

Но и одна и другая группы влияния уже получили от власти причитающиеся бонусы. Р.Ахметов смог приватизировать наиболее привлекательные объекты в традиционной энергетике: "Днепрэнерго", "Киевэнерго", "Западэнерго", а также "Донецкоблэнерго", "Днепроблэнерго", "Крымэнерго".

В угольной отрасли ему на правах аренды перешли объединения "Ровенькиантрацит", "Свердловсканатрацит" и "Добропольеуголь". Кроме того, источники в правительстве утверждают, что корпоратизация "Укрзализницы" затеяна под Рината Ахметова.

По крайней мере, учитывая объемы грузов в топливно-энергетическом и горно-металлургическом комплексе, которые приходятся на связанные с ним предприятия, можно утверждать, что владелец SCM как никто другой в этом заинтересован.

Что же касается группы Д.Фирташа, то она получила фактический контроль над "Нефтегазом" а также химической и титановой отраслями промышленности. Плюс ей на очень выгодных условиях достался банк "Надра", имеющий разветвленную филиальную сеть по всей стране.

Аренда Иршанского ГОКа и Вольногорского ГМК, которые чуть было не отобрала предыдущий премьер Юлия Тимошенко, теперь благополучно продлена, некогда казенный Запорожский титано-магниевый комбинат реорганизуется в ООО, в котором структуры, связанные Д.Фирташем получат 49%.

Наконец, гособъединение "Сумыхимпром" возглавляет бывший топ-менеджер Group DF. И еще есть государственный Одесский припортовый завод, который в перспективе также может отойти к группе. Одним словом, оба потенциальных претендента уже имеют от президента свой пряник на перспективу.

А что же сам Виктор Федорович? Суровый образ крепкого хозяйственника плохо стыкуется с рождественским Санта-Клаусом, щедро раздающим подарки всем желающим. Поэтому, логичнее всего предположить, что как раз близкие к нему люди, уважительно именуемые «Семья», и станут конечными владельцами кипрских или белизских оффшоров, на которые будут перерегистрированы права собственности «Энергоатома».

Точь-в-точь, как это ранее получилось с продажей ОАО "Укртелеком", национального оператора фиксированной связи. Эксперты полагают, что конечным бенефициаром в данном случае стал либо сам Виктор Федорович, либо его старший сын Александр, развивший бурную бизнес-деятельность в Донецке и Киеве после вступления отца на высшую государственную должность.

Хотя, разумеется, никаких подтверждений у экспертов нет, как рабочая гипотеза такое предположение вполне может рассматриваться. В таком случае небольшие миноритарные пакеты могут достаться доверенным лицам, управляющим бизнесом в интересах основного владельца.

На горизонте – война

Последствием перехода "Энергоатома" под контроль группы с условным названием «Семья», может стать конфликт интересов с Р.Ахметовым.

В последнее время их отношения и так выглядят натянуто: Ринат Леонидович подчеркнуто дистанцировался от нынешней власти, да и сам В.Янукович уже, наверное, и не помнит, когда в последний раз присутствовал на матчах ФК "Шахтер". Хотя в прежние времена считал за честь для себя получить приглашение от владельца клуба.

А тут еще и в Минэнергоугля лежит и ждет своего часа концепция перехода на новую модель рынка электроэнергии (э/э), предусматривающую заключение прямых двусторонних договоров между продавцом и покупателем.

Сейчас действует иная схема, при которой все без исключения производители продают э/э посреднику, ГП "Энергорынок", а уже он отпускает ее потребителям по ценам, устанавливаемым Национальной комиссией регулирования энергетики.

При этом получается, что "Энергоатом" дотирует тепловую генерацию, в т.ч. и принадлежащую Р.Ахметову – поскольку выработка э/э на ТЭС обходится дороже, чем на АЭС. Условно говоря, 1 МВт-ч. у атомщиков стоит $8, у тепловиков - $10. А "Энергорынок" продает его по $9, снимая $1 у "Энергоатома" и отдавая его ТЭС на покрытие убытка.

Разумеется, атомщиков это абсолютно не устраивает и они уже неоднократно пытались уйти от модели балансирующего рынка. Но все их потуги разбивались о позицию правительства, пояснявшего, что интересы целой отрасли выше, чем отдельно взятой корпорации.

В принципе так оно и было – до тех пор, пока тепловая генерация за исключением ООО "Востокэнерго" находилась в госсобственности. Теперь же у Кабинета министров нет никакого резона поддерживать деятельность частных производителей э/э за счет государства. 

Тем более, что переход на модель прямых двусторонних договоров следует из обязательств Украины перед Евросоюзом, взятых при вступлении в Энергетическое сообщество… Т.е. в случае реформы оптового энергорынка всегда можно будет с полным основанием сказать: "Извини, Ринат, ничего личного, просто Европа за горло берет".

В таком случае пострадают и доходы Донбасской топливно-энергетической компании Р.Ахметова от экспорта э/э. Сейчас она является основным игроком украинского рынка, при этом "Энергоатом" скромно держится в сторонке.

Чаще всего госкорпорация вообще не присутствует в тендерах на право доступа к магистральным линиям для экспорта э/э. Либо не участвует в торгах, которые выигрывают в основном структуры ДТЭКа. Но сохранится ли такое положение после того, как "Энергоатом" станет частной собственностью?

Маловероятно, что его новые владельцы согласятся с существующим сейчас порядком – это прямая потеря многомилионных прибылей в долларовом эквиваленте. Как уже говорилось, Санта-Клаус и крепкий хозяйственник – два совершенно разных персонажа.

Если данный сценарий будет реализован, владелец SCM окажется в роли проигравшего: для развития тепловой генерации придется инвестировать в нее колоссальные средства, исчисляемые сотнями миллионов долларов. Государство "сплавило" эти изношенные активы, отказавшись вкладывать необходимые средства в модернизацию.

А в итоге ДТЭК может столкнуться один-на-один с атомным монстром, который ему объективно не по зубам как конкурент в борьбе за потребителя. Кстати, в президентский указ по корпоратизации вместе с "Энергоатомом" включена и НЭК "Укрэнерго", национальный оператор магистральных электросетей. Эта компания технически осуществляет экспорт э/э.

Поэтому возникает еще один вопрос: будет ли ДТЭК и дальше выигрывать конкурсы на доступ к передающим мощностям, если и НЭК "Укрэнерго" через какое-то время станет "семейным" предприятием?

Валерий Байкалов, специально для "ОстроВ"  

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: