Вверх

Э. Найман: Очень высока вероятность второй волны кризиса

Еще полтора года назад Эрик Найман, управляющий партнер компании Capital Times, в интервью «ОстроВ» предугадывал  скорое повторение как раз вроде бы завершившегося мирового экономического кризиса. Проблемы стран Евросоюза и США и недавние события  на фондовых биржах создали впечатление, что мир уже и вправду стоит на пороге второй кризисной волны.

Новый-старый кризис Украина будет встречать в новых-старых реалиях. Бывшая оппозиция, обвинявшая во всех бедах «оранжевую» власть, теперь сама стала властью. Герои поменялись местами – декорации прежние. «Кризис-2» - хорошая возможность сравнить игру актеров и качество режиссерской работы.

В нынешнем интервью с Эриком Найманом – речь о сценарии.

«Если проблема с ликвидностью сохранится, то мы увидим рост процентных ставок по кредитам, а вслед за ними и по депозитам»

- Эрик Леонтьевич, мир снова начинают пугать новым экономическим кризисом. В чем причина возникших опасений?

- Здесь действуют несколько факторов. Первый – рынки были настроены слишком оптимистично и ожидали слишком многого от восстановления мировой экономики, экономики Европы, Азии, США. Наступил момент прозрения – все оказалось не настолько хорошо, как казалось. Сейчас мы видим появление большого количества признаков замедления мировой экономики, включая Китай и США, ведущие страны Еврозоны.

Второй фактор – отпускной сезон. В августе традиционно большинство инвесторов предпочитает отдыхать, соответственно, сокращается ликвидность, а чем меньше ликвидность, чем меньше игроков, тем большее воздействие оказывают отдельные, крупные сделки на рынок в целом.

Как дополнительные можно отметить перипетии с государственным долгом США, когда стоял вопрос о дефолте, и когда по различным странам Еврозоны, включая Италию и Испанию, распространялись слухи о дефолте и развале Еврозоны.

Включился также денежный фактор: так как эмиссия доллара технически происходит только в условиях увеличения государственного долга США, при выпуске новых траншей гособлигаций, достижение потолка госдолга автоматически привело к остановке печатного станка. То есть, США прекратили печатать новые доллары, а сегодня весь мир, почти как наркоманы, привык, что ФРС США вливает все новые миллиарды. Только за последний год, судя по дефициту федерального бюджета США, было влито свыше триллиона двухсот миллиардов, ежемесячно более ста миллиардов долларов. Достижение потолка госдолга стало причиной уменьшения ликвидности на финансовых рынках.

Национальный банк Украины предпочитает печатать гривну, выкупая избыточное предложение иностранной валюты, наращивая валютные резервы. То есть схема построена так: американский Центральный банк эмитирует доллары в обмен на покупку гособлигаций Казначейства США, а украинский центральный банк эмитирует гривну в обмен на покупку доллара.

Как только из-за негативного сальдо торгового баланса и сокращения прямых иностранных инвестиций в Украину уменьшился приток американской валюты, валютные резервы Национального банка Украины стабилизировались, и сегодня Национальный банк эмитирует гривну, но очень мало. Таким образом возникает еще и проблема гривневой ликвидности, поэтому растут процентные ставки на межбанковском рынке. Если проблема с ликвидностью сохранится, то мы увидим рост процентных ставок по кредитам, а вслед за ними и по депозитам.

- Какие из названных Вами факторов можно считать доминирующими? Я так понимаю, что ответ на этот вопрос должен указывать на сроки и путь выхода из сложившейся ситуации.

- США повысили потолок госдолга, теперь американцы вновь запускают печатный станок, но не на полную мощность. Пока удовлетворено только повышение госдолга на 900 миллиардов долларов, а дополнительные суммы будут обсуждаться позднее. 900 миллиардов долларов – это не триллион двести, но этого вполне достаточно, чтобы успокоить любую панику.

Первый этап борьбы с кризисом успешно погашен, вот только причина кризиса не решена.

- Первый этап борьбы с кризисом 2008-2009 годов, или с новым, нынешним? Или это все один кризис?

- Кризис начался в августе 2007 года с паники на межбанке, и перерос в Великую рецессию 2008-09 годов. Рецессию удалось остановить, просто залив мировые рынки триллионной ликвидностью, как пожар водой. Но последовавший затем экономический рост оказался фантомным: просто потому, что кто-то напечатал много долларов, люди больше и лучше работать не стали, то есть, качественных изменений в экономике не произошло.

Сейчас, когда государства не имеют возможности увеличить свои государственные долги, а, наоборот, принимают меры по сокращению бюджетных дефицитов, экономика должна находить внутренние ресурсы для продолжения роста. А внутренних ресурсов у нее пока недостаточно.

Это такой «серый» период, когда верхи уже не могут помочь экономике, настолько, насколько они хотели бы, а низы еще не готовы расти.

- «Низы» - это кто?

- Это реальная экономика. Без бюджетных вливаний она слаба.

«Мы можем  избежать второй волны кризиса, но это может быть продолжительный период очень медленного роста»

- То есть, мы должны говорить не о новом кризисе, а о второй волне кризиса 2007-2009 годов?

- Это все один кризис. Сейчас все государства думают, как спасать свои национальные рейтинги, валюты, поэтому мы наблюдаем всплеск пессимизма, паники, и первые проявления возможного вступления во вторую волну кризиса. Пока еще нет макроэкономических подтверждений, что мы уже в нее вошли. Никто не может однозначно говорить о том, что мы в нее войдем. Мы можем этого избежать, но это может быть продолжительный период очень медленного роста.

То есть, будет либо медленная рецессия – экономический спад, но не сильный и не продолжительный, - либо очень слабый экономический рост. Скорее всего, нам удастся избежать крайностей. Мы не будем быстро расти – и мир, и Украина, - но и вряд ли будет глубокое падение.

«Самая главная проблема, которую так и не удалось решить  - это отсутствие инвестиционного рынка»

- Вы сказали, что у реальной экономики сейчас нет внутренних ресурсов. В Украине их, очевидно, еще меньше…

- Проблема Украины в неработоспособном рынке. У нас псевдорыночная экономика. У нас есть очаги рынка, причем очень часто гипертрофированные, которые приводят к дефициту то сахара, то гречки, то бензина, и к скачку псевдорыночных цен.

С точки зрения экономики самая главная проблема, которую так и не удалось решить  - это отсутствие инвестиционного рынка. Все говорят, что в Украине нет инвестиций, не хватает инвестиций. На самом деле инвестиции есть. Просто деньги находятся у одних, а нужны другим. И не работает система, которая обеспечивала бы прозрачный, надежный, взаимовыгодный обмен этими ресурсами.

Во всем мире главными инвесторами являются пенсионные фонды. Только у них «длинные» деньги, они могут себе позволить ждать с погашением долгов, для них самое главное – надежность заемщиков. В Украине процветают только спекулятивные рынки. Пенсионные деньги в качестве инвестиций никак не рассматриваются. Потому что государственная накопительная пенсионная система сама работает на выживание, она не может служить источником инвестиций для украинской экономики, а негосударственная пенсионная система отсутствует.

На сегодня главным ресурсом украинской банковской системы, следовательно, кредитования, являются депозиты физических лиц. Но все эти депозиты, по сути, являются депозитами до востребования, поэтому каждый банк существенно рискует, когда дает кредит. Никто не хочет повторить судьбу «Проминвестбанка», «Родовидбанка» и других.

Таким образом, банки не могут выступать сегодня двигателем для роста украинской экономики, бюджет – не может.

То есть, Украина имеет потенциал, но никак его не реализует, и даже не приступает к реализации.

- Поскольку Вы говорили о пенсионных фондах – Ваша оценка так называемой «пенсионной реформы» в Украине? Это панацея?

- Во-первых, принятый закон еще не подписал Президент, поэтому, возможно, там еще будут изменения.

- Каких изменений Вы ждете?

- Я не жду никаких изменений. А того, что было принято, - мало. Это решение ситуативной задачи, а не задачи увеличения инвестиционного потенциала Украины. Эта пенсионная реформа призвана закрыть дыру в бюджете государственного Пенсионного фонда. Никто не думает, за счет какого ресурса будет развиваться украинская экономика. Опять за счет внешних денег? Опять за счет экспорта, при заниженном курсе гривны, - за счет поддержания экспортеров в ущерб населению?

Все та же старая модель экономики, которая ближе к советской, чем к рыночной модели.

- Вы сказали, что деньги находятся у одних, а нужны другим. Кому сейчас больше всего нужны деньги в украинской экономике?

- Они нужны бизнесу. Различают кредитование юридических лиц (кредитование промышленности, сферы услуг, торговли, инфраструктуры) и кредитование потребления. В Украине нужно стимулировать кредитование реальной экономики. Потому что как только мы начинаем кредитовать потребление, население покупает импортные товары, таким образом, украинские банки кредитуют подъем западных, китайских, российских производителей. Ресурс вымывается из Украины.

«В период налоговой реформы ни один серьезный инвестор не будет вкладывать деньги»

- Мы с Вами встречались полтора года назад, и Вы тогда говорили о проблеме политической стабильности для экономики Украины…

- Сейчас эта проблема решена. Сегодня проблема уже другая – возврат к жесткому административному регулированию всего и вся. А стоимость ошибки в административном управлении, на уровне Президента, правительства, областных администраций, в Украине очень высока – мы не можем терять десятки миллиардов долларов, как это позволяет себе делать, например, Россия, у которой есть нефть, газ и много другого сырья.

- Предполагалось, что если политическая обстановка в Украине стабилизируется, сюда станут массово заходить иностранные инвесторы. Но ведь этого не произошло.

- Вернулись украинские деньги. В первую очередь, судя по тому, откуда они пришли и куда, это в большей степени деньги из восточных регионов, которые были ранее выведены, на всякий случай, в офшоры. Это тоже неплохо, на самом деле.

Но реальные иностранные инвесторы пока выжидают, как по своим причинам, так и по причинам, связанным с Украиной. В период налоговой реформы ни один серьезный инвестор не будет вкладывать деньги – не зная, в каком режиме он будет работать, и что ему останется от результатов его работы. Сейчас налоговая реформа почти завершена, вроде бы, нужно ждать увеличения реальных прямых иностранных инвестиций, но теперь настал период нестабильности на внешних рынках.

- К слову – налоговая реформа. Была ли она нужна, и была ли она нужна в таком виде, как мы имеем?

- Налоговая реформа была нужна, но ее приняли слишком поспешно. Ее можно было спокойно принять с 1 января 2012 года, хорошо все просчитав, а бюджетные дыры, которые призван закрыть нынешний Налоговый кодекс, закрыть с помощью подзаконных актов. Улучшение бюджета, конечно, есть, но получилось так, что в рамках принятого налогового законодательства основные преференции получил крупный бизнес за счет малого и среднего. Способна ли украинская экономика выживать, опираясь только на крупный бизнес? Это как ездить по городу на БелАЗах, не обращая внимания на крутящиеся под колесами велосипеды, мопеды и малолитражки.

И это при том, что банки ужесточают стандарты кредитования, предпочитая кредитовать государство и крупные компании, немного дают кредиты физическим лицам. А вот малый и средний бизнес остается за бортом – у него, как правило, нет залогов, он очень нестабильный, находится зачастую в «тени» - иначе невозможно. 

Сегодня малому бизнесу тяжело. А будет, наверное, еще тяжелее: налоги-то с кого-то собирать надо.

- То есть, речь снова идет о решении текущих проблем при отсутствии стратегии?

- Невозможно изменить государство, изменив только Налоговый кодекс. Бюджетная дыра у нас не только на входе, и проблема не только в теневой экономике. Когда с малого и среднего бизнеса какой-то чиновник требует откаты, откуда бизнес возьмет эти наличные? А почему у нас осталась коррупция?..

Если уж говорить о реформе, если уж вы хотите сделать страну сильной и процветающей, то рецепты изобретать не нужно – они давно изобретены. Если стоит задача просто решать текущие вопросы, латать текущие дыры, тогда было сделано достаточно, но процветающей страной от этого Украина не станет.

- А каковы рецепты процветающей страны?

- Поскольку мы вернулись во времена, когда чиновник определяет жизнь граждан, должна быть персональная ответственность чиновника за свои действия, причем начиная от чиновника наинизшего уровня. Пока у нас чиновники являются безнаказанными, пока они принимают нормативные акты, за которые никто не отвечает, они не будут считаться с мнением граждан, и политика будет превалировать над экономикой. Все страны, в которых так происходит, живут, в лучшем случае, очень небогато, в худшем – они переживают перманентные кризисы, как экономические, так и политические.

«Возможна девальвация до 10 гривен за доллар, но вряд ли одномоментная»

- Ближайшие годы что-то изменят в Украине? Ваш прогноз.

- Украина, как обычно, выживет и вырастет вопреки всему. Кто-то будет жить от урожая к урожаю – благо, урожай в этом году хороший. Кто-то будет заниматься бизнесом – деваться некуда, все равно народ будет как-то выкручиваться.

В мировой экономике очень высока вероятность второй волны кризиса, но она будет, наверняка, короткой – год-полтора, и намного более мягкой, чем предыдущая. В худшем случае возможна девальвация до 10 гривен за доллар, но вряд ли одномоментная.

Украинцы уже привыкли жить в условиях перманентного кризиса – у нас чаще случаются плохие годы, чем хорошие, поэтому еще одна маленькая волна мирового кризиса никого здесь не испугает.

- Но если мировая экономика не будет развиваться динамично, снова упадет спрос на наш металл. И это при повышении цен на газ. Это ведь сильно ударит по Украине.

- Поэтому и ведутся переговоры с Россией.

- Но они ничем не заканчиваются.

- Но проблема поднимается. Сегодня Украина спонсирует Россию. Естественно, это так не оставят. Вопрос дорогого газа должен быть решен. Конечно, баланс сил с Россией был нарушен в период с января 2005 года по апрель 2010, когда были подписаны «харьковские договоренности». Украине нужно было вести себя жестче, не раболепствовать, а отстаивать свой экономический интерес. Но отнюдь не все потеряно. У Украины есть, чем ответить России, наверняка есть план «Б».

- А чем Украина может ответить России?

- Без накала военных страстей, можно работать экономическими рычагами. Есть вариант – разделить «Нафтогаз», выделив из него «Укртрансгаз», «Укргазвидобування», и обанкротить «Нафтогаз» как контрактодержателя. Россиянам придется договариваться с новым, с компанией «Укртрансгаз», например. Это крайняя мера, она достаточно затратна и по времени, и по деньгам, но почему нет?

Как раз прошла информация, что Украина начала резко наращивать импорт газа. Вполне возможно, что готовятся к новой «газовой войне». Если Россия жестко постановила, что действующий контракт пересматриваться не будет, и газ будет стоить по пятьсот долларов за тысячу «кубов», то Украина сейчас купит газа как можно больше, в наши подземные хранилища его можно закачать ровно столько, что хватит на полгода вперед, а там выйдут новые, более низкие, цены на газ, даже по существующей формуле.

Лучше держать валютные резервы Национального банка в российском газе, чем в американских госбумагах. Потому что газ мы точно используем, а что делать с американскими госбумагами, я, например, не знаю.

Беседовала Юлия Абибок, «ОстроВ»


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: