Понедельник, 19 ноября 2018, 02:541542588890 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Схема «прихватизации». Государство может лишиться "Южнодонбасской–3»

Схема «прихватизации» углепрома, когда государство вкладывает в предприятие деньги, а потом модернизированная на них шахта попадает в частные руки за бесценок и без внесения новым собственником инвестиций – не нова.   Но сейчас она может стать особо актуальной, поскольку правительство объявило о планах разгосударствления угольной отрасли, а при этом заявило и о намерении вложить в отрасль немалые деньги.

Так, по словам министра угольной промышленности Украины Юрия Ященко, только на финансирование презентованной недавно "Программы по охране труда и промышленной безопасности в угольной отрасли на 2011-2015 годы" из бюджета будет выделено 2 млрд. гривен. Плюс еще 10 миллиардов планируется вложить в техническую модернизацию готовящихся к приватизации шахт. В общем, цена вопроса – немалая.

Но не все хотят и могут на равных конкурировать за приобретение шахт, поэтому возникают ситуации, когда с помощью манипуляций трудовыми коллективами и юридическими нормами наиболее перспективные и выгодные предприятия углепрома становятся практически частной собственностью без всякой законной приватизации.

Нечто подобное сейчас происходит в Угледаре.

Шахта "Южнодонбасская №3", расположенная в этом небольшом городке Донецкой области, относительно молодая. Она была сдана в эксплуатацию осенью 1985 года. По подсчетам геологов запасов коксующегося угля в ней хватит еще на 120 лет полноценной работы. Обслуживают все это хозяйство 3 тысячи 685 человек.

Шахта входит в состав государственного предприятия "Донецкая угольная энергетическая компания" (ДУЭК) и фактически единственная в нем является прибыльной.

Правда, в последние пару лет на предприятии существенно ухудшилась ситуация с безопасностью труда. В частности, на Южнодонбасской-3 произошла серия пожаров. Так 22 ноября 2009 года на горизонте 624 метра возник пожар. В это время под землей находился 241 шахтер. К счастью всех людей удалось эвакуировать. А уже 18 декабря 2009 года возникло еще одно возгорание. На поверхность были срочно выведены 162 шахтера.

Согласно официальному заявлению территориального управления Госпромнадзора в Донецкой области, угрозой безопасности работников шахты стали, в том числе, «сознательные преступные действия руководства шахты». Это выражалось в том, что руководство не выполняло требования Госпромнадзора тем самым создавая условия для возникновения новых аварий.

Так, согласно плану ликвидации аварий, было принятое решение об изолировании лавы где возник пожар. Однако руководство шахты проигнорировало требование. Проверки, проведенные территориальным управлением  Госпромнадзора, установили, что «руководство шахты самовольно возобновило запрещенные работы по проведению конвейерной выработки 10 и 19 восточной лавы пласта С11. Также велись работы в скиповом стволе, не смотря на то, что они были запрещены из-за превышения санитарных норм содержания СО в воздухе».

Кроме этого, специалисты Госпромнадзора зафиксировали факт сознательного блокирования выносного датчика системы автоматической газовой защиты. Во время проверки было выявлено, что датчик, который контролирует содержание метана и предназначен для защиты электрооборудования, был завернут в полиэтиленовый пакет, и соответственно не смог бы отключить напряжение в случае превышения концентрации метана в воздухе. А это уже прямая угроза жизни людей. Видя, что требования контролирующих органов руководством шахты грубо игнорируются, инспекторы Донецкого горного округа предоставили в Марьинскую межрайонную прокуратуру материалы для проведения расследования. 

Тем временем, директор шахты Шамиль Мамлеев, вместо того, чтобы устранять неисправности и создавать условия для безопасной работы горняков, развернул бурную деятельность по "прихватизации" предприятия. Для этого была применена схема, уже успешно испытанная при выведении из под государственного контроля шахт Белозерская, Путиловская, Новодзержинская, и имени Чапаева. Заключается она в аренде предприятия, якобы, трудовым коллективом. Мотивацию действий господина Мамлеева понять не трудно: получив прибыльную шахту в личное пользование по договору аренды, можно не вкладывая ни копейки выжать из нее максимальную выгоду, а затем спокойно удалиться на покой, оставив многотысячный коллектив со своими проблемами, а шахту с истощенными забоями.

Реализация схемы началась с проведения, так называемой, конференции трудового коллектива, которая состоялась без ведома руководства ДУЭК и профсоюзных организаций. На этом собрании было принято решение о взятии шахты в аренду на 25 лет, и создании общества с дополнительной ответственностью (ОДО) "Шахта Южнодонбасская № 3", для оформления такой аренды.

На собрании присутствовала только часть трудового коллектива, но это не помешало составить необходимые протоколы и создать ОДО. Тогда же всех присутствующих попросили сдать по 15 гривен в уставной фонд созданной организации, чтобы формально каждый член коллектива являлся ее совладельцем. Однако уже вскоре стало ясно, что шахтеров просто обманули.

По словам председателя Ассоциации независимых профсоюзных организаций шахтерских коллективов Валерия Миллера, непосредственно перед регистрацией созданного ОДО, на шахту были приняты 6 человек, ранее никогда здесь не работавшие. Они тут же внесли в уставной капитал общества не по 15 гривен, как все сотрудники предприятия, а почти по 9 тысяч. Таким образом, в руках этих людей оказался 61% уставного капитала общества и, соответственно, полный контроль над ним  («Шахтер Украины» 05.03.2010). Не трудно догадаться, что возглавил эту организацию лично Шамиль Мамлеев.

Кстати, именно за бурную деятельность по захвату государственной шахты, руководство  ДУЭК отстранила Мамлеева от управления предприятием. Но это никак не изменило его планы. Вскоре после проведения упомянутого собрания, в региональное управление Фонда государственного имущества в Донецкой области поступило заявление с просьбой согласовать взятие шахты в аренду на 25 лет. В свою очередь ФГИУ обратился за разрешением на аренду в Министерство угольной промышленности Украины.

Как только стало ясно, что «Южнодонбасская-3» имеет реальные шансы уйти в руки шустрых бизнесменов, в ситуацию вмешались профсоюзы. В частности, Валерий Миллер завил, что Ассоциация независимых профсоюзных организаций шахтерских коллективов расценивает попытки разгосударствления шахты "Южнодонбасская N 3" как рейдерский захват предприятия.

Простых шахтеров, поверивших, что они смогут участвовать в управлении предприятия и улучшить условия своей жизни, просто обманули.  Поэтому профсоюзы, с одной стороны развернули разъяснительную работу среди горняков , а с другой стороны обратились в Минуглепром с просьбой не допустить теневой приватизации шахты.

Чтобы понять всю важность проблемы, стоит разобраться, какие последствия может иметь выход "Южнодонбасской -3" из государственного объединения ДУЭК. Начнем с того, что согласно данным регионального отделения Фонда госимущества Украины, оценочная стоимость шахты составляет 476 миллионов гривен. Поэтому передавать такой объект в управление организации, чей уставной фонд составляет всего 70 тысяч гривен, как-то странно. Возникают серьезные сомнения, что ОДО со столь мизерным уставным капиталом сможет привлечь инвестиции в модернизацию предприятия. А ведь именно привлечение инвестиций, увеличение добычи угля и повышение жизненного уровня горняков, является главным условием при приватизации шахт по утвержденной недавно программе реформирования угольной отрасли.

Есть еще один важный фактор против разгосударствления шахты  "Южнодонбасская №3". На сегодняшний день она фактически "вытягивает" все государственное объединение. Производственная мощность шахты - 1 млн. 200 тыс. тонн угля в год. При том что годовая добыча всего объединения, в которое входит еще семь шахт, составляет около 3 млн. тонн. За счет успешной работы "Южнодонбасской №3" удается выплачивать зарплату работникам менее перспективных шахт. Поэтому, в случае  вывода "Южнодонбасской №3" из структуры госпредприиятия, финансовые проблемы возникнут у всех сотрудников ДУЭК. А сегодня это 16 тысяч человек, за спиной которых стоят их семьи. Не исключено, что объединение придется просто расформировать.

Видимо, прекрасно понимая все катастрофические последствия теневой приватизации, Министерство угольной промышленности отказалось дать разрешение на передачу Южнодонбасской -3 созданному ОДО.

Помимо уже перечисленных, у министерства были и другие аргументы, чтобы отказать Мамлееву и компании. Дело в том, что Минуглепром уже составил перечень предприятий, которые будут готовится для частичной приватизации и привлечения инвестиций. В этот список включены 38 предприятий и шахт. В их развитие планируется вложить 10 миллиардов 947 миллионов гривен инвестиций уже до 2016 года. Шахта "Южнодонбасская N3", вместе с еще двумя предприятиями находящимися в управлении ДУЭК, тоже в этом перечне. В развитие только этих трех шахт планируется инвестировать почти 838 миллионов гривен…

Получив отказ от Минуглепрома, юристы Мамлеева решили идти по давно "обкатанной" схеме. Они подали иск о признании своего права на аренду в Хозяйственный суд Донецкой области. Но здесь "порешать" вопрос не удалось. Схема дала сбой.

Тогда ушлые "приватизаторы" решили обойти закон. С грубым нарушением норм хозяйственного процессуального законодательства в части применения правил территориальной подсудности дел и обязательности оставления иска без рассмотрения в связи с нахождением данного дела в производстве другого суда, Хозяйственный суд г. Киева, куда обратились представители Мамлеева, принял-таки решение в пользу истцов. Донецкое региональное управление ФГИУ обязали заключить договор аренды с ОДО "Шахта Южнодонбасская № 3".

Это решение было обжаловано в Киевский апелляционный хозяйственный суд. Однако угроза потери государством очередной высокоэффективной, прибыльной шахты стала реальной. И это тенденция…

Николай Пашук, специально для “ОстроВ”


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: