Вверх

Раскаленные брызги заставляют рабочих отступить. Из основания домны выползает поток огненной лавы - начался выпуск чугуна. В этот момент вся смена доменного цеха Мариупольского металлургического комбината имени Ильича (ММК), от мастеров до горновых, прикована к процессу.

Мастер Сергей Чебак, руководящий выпуском на домне №2, на секунду отрывается от компьютера: "У нас, конечно, есть законный обеденный перерыв, но я не могу позволить себе почти час стоять в очереди в столовой комбината".

Только на металлургическом производстве ММК трудится почти 50 тыс. человек. Но "аншлаг" в столовой создают и цены обед стоит всего 2,5 грн.

Смешные цены для металлургов – лишь вершина гигантской пирамиды, которую называют мариупольским феноменом или социалистической республикой имени Бойко (Владимир Бойко - глава правления ММК, народный депутат и Герой Украины).

Пять лет назад комбинат был приватизирован трудовым коллективом. Таким образом, в строящей капитализм Украине воплотился принцип социализма: фабрики - рабочим.

Несмотря на провозглашенное народовластие, реально управляет этой империей один человек. Плакаты и билборды с его портретом развешаны по всему Ильичевскому району Мариуполя, где находится комбинат.

"Конечно, по многим направлениям я принимаю решения сам: по-другому не может быть - если мы коллективом будем решать, то сразу все разлетится", - говорит Бойко, прошедший на заводе путь от мастера до генерального директора. Для него нет авторитетов и выше: вместо обычного в кабинетах начальников портрета Президента у самого Бойко над столом - картина с пишущим Лениным.

Работников не слишком волнуют советские замашки главы ММК: мол, главное, чтобы справно зарплату платили, комбинат процветал, а с ним и весь Мариуполь.

ММК и правда процветает: этот год он заканчивает с прибылью более $ 400 млн. Кроме того, комбинат может похвастаться тем, что содержит половину города с окрестностями. Санатории, детские сады, школы, предприятия легкой и перерабатывающей промышленности, агрохозяйства, средства массовой информации и даже мариупольский аэропорт вместе с самолетами, на борту которых красуется надпись Ильичевец, - все это подразделения ММК.

Социальный рай

Цены на продукты в магазинах и столовых комбината в два-три раза ниже, чем в городе. Но молоко по 65 коп./л (в обычном магазине - 1,80 грн.). и сметану за 4 грн./л могут покупать только работники ММК. Остальные мариуполъцы отовариваются в фирменных илъичевских магазинах за пределами завода, но уже по обычным ценам.

Впрочем, одна из наружных столовых торгует продуктами на развес по внутренним расценкам: ежедневно с утра туда стягиваются пенсионеры и малоимущие со всего Мариуполя. Выходящие из дверей столовой старушки довольны: "У Ильича буханка хлеба - 96 копеек. И в их аптеках для всех пенсионеров скидки 10%".

Продукты дешевые, потому что свои, из агроцехов ММК (всего их 62) - бывших колхозов, земли которых простираются и за пределы Донецкой области. На баланс Ильича взяты также комбинаты по переработке молока, мяса, рыбы, швейная фабрика Фея и даже освоен разлив питьевой воды Ильичевская.

Все "гражданские" цеха комбината держатся на плаву лишь благодаря финансовым вливаниям из металлургического производства. От рыночной среды они надежно защищены заводом. Да им и некого бояться: система Ильича вытеснила из своего района всех конкурентов - мелких и средних предпринимателей.

В ремонт городских детсадов и школ ММК ежегодно вкладывает до 3 млн грн. Там хорошо кормят детей, и устроить туда ребенка считается престижно. При школах строят футбольные поля с искусственным покрытием (стоимостью в сотни тысяч долларов). В городе комбинат ремонтирует дороги, возвел экстрим-парк с современными аттракционами.

На социальные программы и внешнюю инфраструктуру завод тратит не менее 20% прибыли. За девять месяцев этого года она составила более 2 млрд грн., и 285 млн уже пошло на социалку. Руководители комбината считают, что городской бюджет не справляется с содержанием города, поэтому, мол, и приходится брать на себя функции власти.

"О том, что такая система временна, можно было бы говорить, если бы мы видели, что власть что-то дает народу", - считает начальник конвертерного цеха ММК и депутат мариупольского горсовета Александр Ларионов.

Комбинат, как и еще несколько индустриальных гигантов Мариуполя, включая Азовсталъ и Азовмаш, платит немалые налоги в местный бюджет, а распределяют эти средства в том числе и сотрудники ММК: среди депутатов городского совета больше половины - ильичевцы. Довольно большую часть денег налогоплательщиков сегодня у Мариуполя отбирает Донецк", - объясняет ситуацию Ларионов.

То, что жизнь города поставлена в зависимость от судьбы комбината, многих устраивает. Пока работает ММК, а руководит им Бойко, будет жить и социалистический оазис.

Фигура Бойко приобретает в Мариуполе почти сакральную ауру - один из плакатов с его портретом на фоне завода гласит:Свет веры! Но противники называют Бойко подпольным олигархом, намекая на то, что в его руках не только власть, но и финансы громадного социалистического холдинга, в котором трудится более 90 тыс. человек.

"Я просто директор, а не олигарх, как меня пытаются представить, - утверждает Бойко, который живет в обычной трехкомнатной квартире в Мариуполе. - Моя доля в собственности комбината - 0,014%. Это почти ничего".

Издержки социализма

Новое вступление в эпоху социализма началось для комбината Ильича в 2000 году, когда предприятие было акционировано коллективом. Правда, многие ильичевцы тут же решили пустить акции в оборот, желая конвертировать свою долю пусть и в небольшие, но живые деньги.

Чтобы сберечь контрольный пакет акций от распродажи, руководство предложило работникам написать заявления о том, что они передают право управления акциями, а значит и сами ценные бумаги, руководству ММК.

Семен Мацегора, заместитель генерального директора по быту и общим вопросам, утверждает, что подписывали такие заявления абсолютно добровольно. "Люди сами поняли, что если начнется продажа акций, последствия могут быть для комбината непредсказуемыми", - говорит он.

При этом Мацегора не отрицает, что у руководства ММК есть свои методы влияния на подчиненных: "А как вы хотели? На то оно и руководство".

Рабочие подобную преданность Владимиру Бойко не демонстрируют. Как и положено, согласно классикам марксизма, в их среде зреет протест.

"А то, что такой шум, и мы ходим всю смену с затычками в ушах и глотаем пыль и дым - это в порядке вещей!" – возмущается горновой из доменного цеха, вернувшийся после смены в душную закопченную бытовку. Представиться он наотрез отказывается: боится, что из-за разговорчивости может остаться без работы.

"На других заводах, например, на Криворожстали, о людях в этом смысле больше заботятся", - продолжает горновой.

При этом работой своей он дорожит строиться на комбинат без знакомств трудно, - хотя и завидует зарплате своих коллег с Азовстали. Она, и правда, вдвое выше: горновые там получают 5 тыс. грн., на ММК - 2,5 тыс. Но у соседей при приеме на работу более жесткий отбор по профессиональным качествам.

Азовсталь, антипод ММК, приватизирована обычным капиталистическим путем. Там предпочли отказаться от балласта в виде ненужной внешней инфраструктуры и за счет этого подняли жалование. Средняя зарплата азовсталевцев- 2.135 грн. против ильичевских 1.467 грн.

Зато на ММК ценят свои привилегии. Самая существенная из них - это возможность взять беспроцентный кредит на покупку жилья на 15 лет или автомобиля - на три года. Самая незначительная - отовариться по дешевке едой, не отходя от цеха.

"Иногда специально для доменщиков коекакие продукты привозят, овощи - нам в заводские магазины вырваться некогда", - вступает в разговор машинистка крана в доменном цеху. Чтобы быть объективной, она тоже назвать себя не желает.

Машинистка одна растит двоих детей и говорит, что ее зарплаты в 1,7 тыс. грн. хватает только на питание, коммунальные услуги, проезд и одежду.

А Сергей Чебак получает 4 тыс. грн. "За время работы на комбинате я построил дом, купил машину, - сообщает мастер о своем благосостоянии. - А про акции я знаю, что они у меня есть, и их никто никуда с завода не заберет".

"Если на руках нет акций, то нет и соответствующих им дивидендов. Вместо этого раз в квартал каждый из 35 тыс. акционеров, а также пенсионеры завода получают по 100 грн. плюс 3 л подсолнечного масла.

Это все, что имеют ильичевцы взамен своего права управлять. И еще социальный рай, главная иллюстрация которого - фешенебельный санаторий Ай-Даниль на крымском побережье. Каждый сотрудник может позволить себе отдохнуть там 20 дней за 160 грн.

Но попасть туда можно лишь по большой очереди, а претендовать на повторный отдых - только после того, как там хотя бы однажды побывают все остальные. "Если выбирать между зарплатой и социальными льготами, то, конечно, пусть лучше зарплата будет больше, - признает Чебак. - Я в этот прекрасный санаторий за 20 лет один раз съездил, а нормальные деньги хочется получать каждый месяц". Но тут же сомневается в своих словах: ему, автомобилисту, нравятся дороги, которые строит комбинат. "Может такая система и лучше: сколько денег ни дай - все равно будет мало, мы их только проедим", - говорит Чебак.

Такая позиция устраивает руководство ММК, к тому же оно постоянно информирует рабочих обо всех своих капиталовложениях - в модернизацию производства и социальные программы. Слушая на собраниях о крупных суммах, которые идут в их общее дело, рабочие не требуют увеличения зарплат, а лишь мечтают об этом.

"Наши люди могли бы зарабатывать больше, но мы несем на себе еще груз того, что должно делать государство", - резюмирует концепцию своей республики Бойко.

Дмитрий Громов, "Корреспондент"

фото - Дмитрий Никоноров



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: