Воскресенье, 12 июля 2020, 11:361594542980 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине
Холодная голова, но горячее сердце

Еще несколько лет назад житель Макеевки Владислав Волосевич и подумать не мог, что окажется на волосок от смерти. Проработав 13 лет на шахте в забое, он, как и все шахтеры, приобрел букет хронических заболеваний. Но, естественно, старался не обращать внимания на боли в сердце, на недомогание и быструю утомляемость. Вышел на пенсию, занялся бизнесом. Состояние здоровья Владислава Станиславовича только ухудшалось. «Отдыхая в Трускавце и проходя лечение в санатории, я узнал, что перенес на ногах инфаркт. В итоге семь лет назад в ИНВХ мне поставили кардиостимулятор. Продолжал работать…» - вспоминает Владислав Волосевич. А потом сгорел универмаг в Макеевке. Случилось это пару лет назад. Тогда пожар уничтожил весь бизнес макеевчанина. «Это был ужасный стресс, который, видимо, и сыграл со мной злую шутку. Чувствовал я себя очень плохо. Ходил по экстрасенсам, принимал биодобавки, но ничего не помогало. В итоге, оказался в больнице», - переводит дыхание теперь уже пациент отделения кардиохирургии Института неотложной и восстановительной хирургии им. В. К. Гусака АМН Украины. Спасла жизнь Владислава Волосевича сложная и уникальная операция.

Таких больных, как правило, отпускают домой

Риск потерять пациента был максимальный, шестой степени. 62-летний Владислав Волосевич уже долгое время лежал в реанимации, беспрерывно получая через капельницу нитроглицерин. Только за счет этого он жил. «У больного была полностью закрыта одна сонная артерия из-за атеросклероза, а вторая была закрыта на 95%. Были абсолютные показания для операции на сонной артерии, иначе в ближайшее время нашего пациента ожидал бы тяжелейший инсульт и даже смерть... Для операции надо было применить обезболивание, но наркоза его коронарные артерии просто не выдержали бы. Под местной анестезией тоже оперировать было нельзя – малейший болевой синдром вызвал бы остановку сердца. Делать аорто-коронарное шунтирование было нельзя - включение аппарата моментально бы вызвало смерть мозга. В таком состоянии больных, как правило, отпускают домой…» - рассказал сосудистый хирург высшей категории, старший научный сотрудник, кандидат медицинских наук, заведующий Центром хирургии предынсультных состояний и реконструктивной ангионеврологии Юрий Родин.

Чтобы было понятно, сужение просвета сонных артерий приводит к значительному уменьшению кровоснабжения головного мозга, нарушению в нем обменных процессов и его ишемии. В более чем 90 % случаев виновником развития данной патологии является атеросклероз — хроническое заболевание сосудов с формированием в их стенках очагов холестериновых бляшек с последующим их склерозированием и отложением кальция, приводящих к деформации и сужению просвета сосудов вплоть до их полной окклюзии. У Владислава Волосевича артерии уже практически не пропускали кровь.

Сначала защитили мозг

Чтобы спасти больного, было решено сделать две операции одновременно. Подобные хирургические вмешательства в медицине известны, но в Украине они не практикуются из-за высокого риска для пациента. По словам медиков, в Москве делают десятки операций на сонной и коронарных артериях, но одновременно их не оперируют. Такая комплексная операция была единственным шансом спасти жизнь Владислава Станиславовича. «Как мы защитили мозг? Открыли сонную артерию, потом запустили АИК (аппарат искусственного кровообращения – прим.), больного охладили до 30 градусов, толерантность мозга увеличилась. На этом фоне на внутреннем шунте прооперировали больного, потом сделали АКШ (аорто-коронарное шунтирование – прим.). Вот и все», - объяснил Юрий Владимирович.
«Чтобы починить сонную, ее надо пережать. Но эти несколько секунд Владислав Станиславович просто не пережил бы, его мозг мог погиб. Ведь из четырех артерий у него работала лишь одна и та на 5% снабжала мозг. Его позвоночные артерии также были поражены. Поэтому сейчас он такой эйфоричный. В медицине это называется «синдром включения телевизора» - в мозг пошла кровь и человек почувствовал небывалый прилив сил», – рассказал Юрий Родин.

Долгие пять часов

«Нам сразу сказали, что без операции не обойтись. Поэтому ждали специалиста из Германии», - вспоминает супруга Владислава Волосевича Лариса. В конце прошлого года ведущий кардиохирург одной из клиник Германии Юрий Кучер уже приезжал в Донецк, чтобы помочь донецким кардиохирургам выполнить шесть сложных операций на сердце. «МК» писал об этом. В марте 2010 года Юрий Борисович снова побывал в Донецком ИНВХ им. В. К. Гусака. Приехав, он сразу стал к операционному столу.

«Операция длилась порядка пяти часов, за операционным столом находилось одновременно три специалиста сосудистого отделения и девять – кардиохирургического», - рассказал заведующий отделением кардиохирургии ИНВХ им. В. К. Гусака Сергей Эстрин. «Мы ужасно боялись, ведь сделай мы неправильный шаг, то могли потерять либо сердце, либо мозг пациента. Но все прошло успешно, слава богу», - подчеркивает Юрий Родин.

Сейчас состояние Владислава Волосевича удовлетворительное. Он идет на поправку и, кажется, уже привык к столь пристальному вниманию со стороны врачей и журналистов. Ему еще тяжело каждый раз надевать халат, чтобы позировать фотографам. Но он не жалуется, ведь рядом неизменно находится супруга, которая помогает ему совершать небольшие прогулки по коридору отделения.

Владислав Станиславович не скрывает, что чувствует себя гораздо лучше и расстается с улыбкой. «Я мог умереть, а теперь вот с вами общаюсь, благодаря донецким хирургам. Пусть медленно, но уверенно я уже иду на поправку», - заверил Владислав Станиславович.

Дарья Кияница, «Московский комсомолец» в Донбассе».



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: