Вверх

Переселенцы – это не только справка и «донбасская» регистрация в паспорте. Это и люди, способные изменять в лучшую сторону место, где они живут. Как заявляла исполнительный директор Общественного холдинга "Группа влияния" Татьяна Дурнева, благодаря внутренне перемещенным лицам качество многих местных громад изменилось в лучшую сторону. Даже в тех громадах, где численность переселенцев, согласно официальным данным, достаточно скромная. Например, Закарпатье стало вторым домом для более чем 3,6 тысяч переселенцев из Донбасса. Из-под бомбежек в 2014 году люди выезжали на западную Украину по разным мотивам. У одних там родственники или знакомые, у других – работа, третьи – без никакой протекции и связей. В последнем случае приходится все начинать с нуля, рассчитывая только на себя.

Фотограф улыбок

«Для меня дико слышать стереотипное мнение о том, что, мол, город маленький, работы мало, и все в этом духе. Мне кажется, что каждый мастер своего дела может найти свою нишу и развиваться», - рассказывает фотограф Александра Борушко, которая уже более двух лет живет в Ужгороде.

Накануне военного конфликта на Донбассе, в конце 2013 года, Александра открыла фотостудию в родном Донецке. Детище, о котором она мечтала несколько лет, стало явью. Созданные с вдохновением интерьерные фотозоны уже ждали первых клиентов. Тогда немного омрачали вести из Киева. Там уже в самом разгаре был Евромайдан … Спустя 2-3 месяца, весной, тревожные мысли стали ближе: война в Славянске, где жила ее бабушка. А по календарю – самый светлый праздник Пасхи. И тогда Александра придумала проект «Солнечная Пасха» для своей фотостудии.

«Купила несколько цыплят и обустроила специальную фотозону. Приглашала родителей и их детей на фотосессии. Дети от цыплят были в восторге. И в результате получились отличные фотографии», - вспоминает девушка.


 Александра с дочкой

Фотографией Александра увлеклась еще в школе. С появлением более или менее «серьезного» фотоаппарата в 2010 году ее хобби переросло в профессию, азы которой она принялась активно осваивать. Мастер-классы, онлайн-обучение, фотошколы от ведущих фотографов принесли плоды в виде детских фотосессий, работ с моделями, семейных съемок. А с открытием собственной фотостудии творческий запал Александры загорелся с новой силой - появились сотни идей проектов, которые хотелось воплотить здесь и сейчас.

«Когда военные действия начались в Донецке, муж уговаривал уехать, а я ему говорю, мол не могу, у меня съемки новорожденных, свадьбы, все уже расписано по часам. Я вместе со своими клиентами очень надеялась, что это вот-вот закончится», - вспоминает бывшая дончанка. Однако с каждым днем заказов становилось меньше. Клиенты собирали чемоданы и уезжали из города, охваченного войной.


В августе в квартире Александры начала осыпаться штукатурка. Семья пряталась от обстрелов в подвале. Ехать от войны решили в Ужгород - город, в котором нет ни родных, ни друзей, ни коллег. Никого.

Александра с мужем и маленькой дочкой решили, что там будет безопасно, бюджетно и перспективно. Перспективу для себя Александра, как фотограф, видела в туристах. Ужгород – город, граничащий с четырьмя странами. Однако реальность диктовала свои условия.

"Первые шесть месяцев было тяжело, но местные жители очень помогали - вещами, посудой, продуктами», - рассказывает девушка.

В Ужгороде завоевать доверие местных жителей фотографу помогли… дети. Александра придумала фотопроект с детьми из детского сада, куда ходила ее дочь. Нарядные малыши в образах сказочных персонажей, поварят, и даже ученых фотографировались с удовольствием. Отдавая родителям файл с фотографиями, девушка вложила и свою визитку. Уже весной 2015 года столица Закарпатья «утопала» в цветущей сакуре, многие доставали визитку и набирали ее номер. Постепенно круг знакомых, а соответственно и клиентов расширялся. Плюс помогло «сарафанное радио». «Обычно, если один раз человек уже побывал на фотосессии, то потом обращается снова - на праздники, семейные торжества», - говорит переселенка.

Александра больше специализируется на детской и семейной фотосессии, плюс – свадебные и индивидуальная съемки. На одну стандартную фотосессию Александра тратит приблизительно 8-12 часов: подготовка, дорога, процесс съемки, обработка. Именно последний этап наиболее трудоемкий, иногда на него уходит 6-8 часов. По мнению девушки, успешный фотосет – это не только труд фотографа.

Прежде всего, клиент, например семья, должна прийти в хорошем настроении и с позитивными эмоциями. Тогда фото будут жизнерадостными. Неслучайно на ее странице в соцсетях значится: «Фотографирую улыбки». «Приходится быть одновременно психологом и, если совсем маленькие детки, аниматором, с камерой в руках. Стараюсь, чтобы фото получились максимально естественными и «живыми». Иногда, правда, особенно, девушки хотят выглядеть на фото как «на глянце», - рассказывает бывшая дончанка. Изредка она вырывается в Киев или другие города – зовут клиенты, которые у нее были раньше в Донецке. Как правило, это поездка на день-два, чтобы успеть отснять несколько человек.


Кроме фотосессий, Александра открыла в этом году свою фотошколу, где обучает основам фотографии и ретуши. Уже «выпустила» несколько групп. Еще она занимается организацией мастер-классов в Ужгороде. «Сейчас пробую свои силы в качестве организатора – пригласила для мастер-класса своего педагога-наставника. Это стимулирует фотографов», - считает переселенка. Среди местных фотомастеров жесткой конкуренции нет. У каждого уже своя ниша и свои клиенты. Однако проблематичным, по словам Александры, является нехватка фотостудий. Иногда приходилось даже на съемной квартире устраивать мини-фотозону.

Поэтому хотелось бы в перспективе открыть свою фотостудию. А ближайшие планы - увеличение клиентов плюс акцент на другие виды съемок. Главное, считает Александра, не останавливаться. Ей приходилось слышать, мол, переселенцы, если не повсеместно, то в определенных сферах деятельности задали новый темп громаде. И подобные примеры из нашей реальности еще раз подтверждают, что ВПЛ – это не ярлык, а ресурс для формирования активного гражданского общества.

Как дончанка покорила Ужгород танцами

«Вся карта была перед глазами – поезжай, куда хочешь. Моя подруга в тот момент предложила Ужгород. И я поехала на Закарпатье», - вспоминает дончанка Вита Коваль. Она – профессиональная танцовщица восточных танцев, судья и преподаватель.

До войны девушка несколько лет успешно работала за границей, в Египте. Совершенствовала свои навыки и набиралась опыта на родине бэллидэнса (танец живота) - в Каире. За время работы девушка достаточно хорошо познакомилась с египетской культурой: традициями, музыкой, языком, менталитетом. Искусством танца в исполнении пластичной и красивой украинки восхищались как местные, так и туристы. И с этим «козырем» спустя некоторое время Вита решила вернуться на родину – в Донецк. Приехав весной 2014 года, она увидела, что атмосфера в городе не для танцев, мягко говоря. Город изменился не в лучшую сторону, спокойно жить было невозможно. Постоянный грохот и парализующий страх с каждым днем приближал отъезд. По предложению подруги, которая давно собиралась переехать в Ужгород, Вита с супругом отправилась в незнакомый город.


«Когда начали искать жилье, то не всегда хотели сдавать квартиру донецким», - рассказывает девушка. По ее словам, в остальных случаях - ощущалась поддержка и хорошее отношение к переселенцам. В Ужгороде Вита решила открыть свою школу бэллидэнса. Тогда эта ниша еще не была занята. Ни помощи, ни грантов ни у кого девушка не просила. Пыталась сделать все своими силами.

«Стояла на улице и раздавала визитки. Параллельно искала помещение для занятий», - рассказывает дончанка. Первая группа набралась из 15 человек. Постепенно число желающих заниматься восточными танцами увеличивалось.

Периодически в ее танцевальной школе проводятся различные мероприятия – тематические встречи, вечеринки-выступления. Вита частый гость на международных конкурсах в составе жюри. Иногда занимается организацией фестивалей вместе с командой единомышленников. «Благо, Европа рядом, например, пару часов, и ты в Венгрии. Хочу отметить, что на сегодня Украина на мировом уровне представляет один из лучших уровней владения бэллидэнсом!», - говорит девушка.

Сейчас у Виты около 50 учениц, в том числе и дети от 5 до 11 лет. По ее словам, с детьми немного сложнее работать. Если во взрослой группе женщины в основном занимаются танцами «для себя», воспринимая это просто как хобби, то к юным воспитанникам другой подход.

«Девочки занимаются и стремятся к какому-то конкретному результату – участию в фестивалях, дальнейшему признанию», - рассказывает педагог.


В перспективе Вита планирует расширить набор в детскую студию. Тем не менее, для некоторых уже взрослых учениц восточный танец оказался решающим в жизни. Например, одна из подруг девушки, швея по образованию, но с работой по специальности не сложилось. На одном из занятий Вита предложила ей пошить костюм для бэллидэнса. И завертелось. С тех пор подруга выпускает целые коллекции костюмов.

«Для девушки восточные танцы – это совершенствование пластики тела, женственности. Занятия бэллидэнсом касаются непосредственно психофизического уровня, благодаря чему девушка становится грациознее и увереннее в себе. Танец – это инструмент к познанию себя и открытию новых граней», - уверена девушка.

Недавно Вита ездила на несколько дней в Донецк – проведать родных. «Впечатления остались очень тяжелые. Смогу ли я вернуться в украинский Донецк – не знаю», - говорит Вита. Она уверена, что сейчас в Ужгороде есть перспективы на профессиональной почве, и это ее стимулирует к новым проектам.

Ирина Голиздра, «ОстроВ»

* Проект осуществляется при финансовой поддержке Правительства Канады через Министерство международных дел Канады


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: