Вверх

30 марта этого года Президент Петр Порошенко подписал закон № 246-VIII "О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно волонтерской деятельности". Предполагается, что он будет не только "способствовать развитию движения", но и "повысит качество предоставляемой волонтерами помощи". Будут ли достигнуты поставленные государством цели, увидим в скором будущем. О том, какую оценку волонтерству дают те, кто занимался соответствующим делом еще до конфликта на Востоке — в материале.

Военные действия стали катализатором распространения волонтерского движения по всей Украине. Но, несмотря на этот благотворный эффект, повсеместное участие волонтеров в оказании помощи переселенцам, военным и другим категориям населения рождает недоверие к органам государственной власти. Такого мнения придерживается директор Мариупольского городского центра социальных служб для семьи, детей и молодежи Ульяна Токарева.

"Например, сейчас уже правительство содержит украинскую армию, ищет возможности для её модернизации, а в общественном сознании все равно живет образ того, что всем занимаются лишь волонтеры. В своей работе неоднократно сталкивалась с подобным отношением. То есть, в сознании людей очень мощно закрепилась ассоциация "помощь равняется волонтер". И что бы ни делало государство, - оно уже понесло очень сильные репутационные потери. И это однозначно плохо, потому что теперь придется приложить колоссальные усилия, для того, чтобы в сознании людей восстановилось понимание, что органы власти помогают и поддерживают их", - отметила Ульяна.

Стандартный пакет господдержки, которую может получить человек, оказавшись в кризисной ситуации, к сожалению, не велик.... А некоторые из этих видов помощи, несмотря на их наличие, просто не доступны. "К примеру, у городов недостаточно ресурсов, чтобы предоставлять качественную медицинскую помощь. И когда человеку нужны лекарства, он, в первую очередь, обращается к различным фондам и волонтерским объединениям", - рассказывает директор Центра. - "Ту же государственную помощь на аренду жилья, либо оплату коммунальных услуг, могут получать не все. В случае, если люди живут в городе, который подконтролен Украине, но там им за шиворот падают бомбы... - они вынуждены уезжать оттуда. И в этом случае их не могут считать переселенцами..."

При этом, по мнению Ульяны Токаревой, во многих городах не ведется координация предоставления помощи. "В Мариуполе, например, все международные организации "заходят" под конкретный заказ, который мы собираем от людей. Такая координация исключает дублирование потребностей, поскольку мы очень хорошо понимаем, кто и какими видами помощи занимается. К сожалению, подобной координации очень сильно не хватает в Украине", - акцентировала Токарева.

В свою очередь, директор Донецкого благотворительного фонда "Доброта" Яков Рогалин считает, что нынешнее беспрецедентно масштабное для Украины волонтерское движение связано не только с положительными моментами.

"Рискуя вызвать массовое негодование фигурантов, скажу, что мы имеем место с неким подобием нашествия варваров. Оно также лавиноподобно и феерично, как это случилось во времена падения Великой Римской Империи. Все тот же энтузиазм масс, все то же воинствующее презрение к знаниям, умениям, навыкам, опыту, только в данном случае, в вопросах благотворительности и волонтерства. Это отчасти объяснимо и даже извинительно тем, что лидеры и участники этого процесса почти поголовно нигде этому не учились и ранее всерьез не практиковали. Те же, кто был обучен и даже институционализирован в различные благотворительные/волонтерские организации и фонды, оказались фактически не у дел, на обочине этого глобального для Украины процесса. Например, в Донецкой области насчитывалось формально более 500 таких организаций, а к июню прошлого года, оставшихся в зоне АТО можно было пересчитать на пальцах одной руки. Я смею так уверять, поскольку возглавляемый мной ДГБФ "Доброта", так сказать, "не бросил ни свой благотворительный корабль, ни своих пассажиров-реципиентов", - утверждает Рогалин. - "Я очень сдержанно отношусь к чрезмерной героизации волонтерства как такового, вне зависимости от конкретных дел и условий, в которых они совершались. К сожалению (я не оговорился), в нашей жизни всегда есть место подвигу. Невольно возникает трюизм: "благими намерениями дорога в ад вымощена". Вместе с тем, разумеется, имела место и огромная польза от волонтерства "сквозь жар души и хлад ума".

В 2013 году, чтобы помочь онкобольным детям, БФ "Центр социального развития "МОСТ" активно привлекал волонтеров для уличного сбора пожертвований. О том, каким был этот опыт, кого можно считать волонтером охотно поделилась директор фонда, координатор проекта ПРООН "Оперативное реагирование на социальные и экономические проблемы внутренних перемещенных лиц" в Донецкой области Ольга Косинова.

"Работа с волонтерами – это тяжелый, и, порой, неблагодарный труд. Это не так легко, как кажется с первого взгляда. Мы пробовали разные варианты – давали бесплатные объявления в газетах, на рекламных сайтах, организовывали встречи в ВУЗах, искали через группы в социальных сетях, но все это не дало должного результата. Лучший эффект дают личные контакты людей, которые уже были волонтерами (метод "снежного кома")", - рассказала Ольга. "Наш фонд принципиально не платил волонтерам. Однако, есть организации, которые нанимают молодых ребят для сбора пожертвований, оплачивая в среднем от 15 до 30 грн. за час. Это не запрещено действующим законодательством, когда до 20% от собранных средств благотворительная организация может потратить на собственные нужды и административные расходы. Просто в данном случае это уже будут не волонтеры, а промоутеры, работающие за процент от собранных средств. Необходимо это честно озвучивать, тогда каждый, кто жертвует вправе решать, будет он давать деньги этой организации или нет" — подчеркнула директор фонда.

"В законе Украины четко прописано, что волонтерская деятельность – это форма благотворительности, а сам термин определяется, как добровольная, бескорыстная, социально направленная, неприбыльная деятельность . Поэтому, если волонтер получает за свою работу или услугу деньги, это не волонтер, а наемный работник", - рассказала Ольга Косинова.

В то время как в нашем обществе люди только начинают привыкать к подобному явлению, во всех развитых странах – это довольно распространенная практика. Какие мотивы есть у людей, которые становятся волонтерами? Как конфликт на Донбассе повлиял на это движение?

"Из моих многолетних наблюдений, я сделала вывод о таких трех видах волонтерства", - говорит О. Косинова. - "Первый - студенты, школьники – молодые люди, которые хотят общения, хотят получать опыт, хотят, чтобы их заметили и предложили дальнейшее продвижение. Их основная мотивация – призвание и повышение самооценки. Второй вид - люди, имеющие основную работу, собственный бизнес, но желающие помогать по разным причинам и имеющие достаточно сильную мотивацию, зачастую объединенные общей проблемой (больной ребенок, выходцы из детских домов, любители животных и т.д.). Это пример уже осознанного волонтерства, признание у таких людей уже есть, и все, что им нужно – это возможность помогать. Третий - в некоторых общественных организациях - принцип принятия на какую-либо должность. Сначала нужно в течение 3-6 месяцев показать на что ты способен, поработать бесплатно (своего рода испытательный срок), а потом тебя уже зачислят в штат организации. Как правило, этот метод лучше работает с представителями уязвимых групп населения (потребители наркотиков, работники коммерческого секса, освободившиеся из мест лишения свободы и т.д.), потому что главное для этих людей – получить работу. В Украине волонтерское движение было всегда, просто об этом мало писали и мало говорили. Это была не приоритетная тематика и для СМИ, и для общества, и для государства. Конфликт на Донбассе, внешняя угроза еще больше консолидировали общество. Эти факторы дали понять всем, что государство абсолютно не в состоянии справиться с проблемами и рассчитывать можно только на волонтеров, которые по зову сердца и состоянию души, помогают, чем могут" - считает директор БФ "Центр социального развития "МОСТ".

В свою очередь, директор проекта "Развитие громад" Корпуса Мира США в Украине Марат Кюрчевский в комментарии журналисту Донецкого пресс-клуба рассказал: "... жаль, что для всплеска волонтерского движения в Украине нужно было иметь такую ​​беду... Хотя очень приятно видеть, что люди объединяются, помогают друг другу. Поэтому, я думаю, что самая главная задача на будущее - это удержать уровень волонтерской деятельности на постоянно высоком уровне. Кроме того, важно, чтобы украинцы волонтерили не только потому что в стране война, а и потому что мы - члены одной громады, потому что мы - активные граждане, потому что мы хотим что-то изменить к лучшему", - считает Марат. Что касается материального вознаграждения, то, по его мнению, волонтерсво должно быть бесплатным. "Конечно, есть разные формы нематериального поощрения. Нужно уделять очень большое внимание выявлению мотиваций волонтеров. Для кого-то это развитие, и мы сможем создать какие-то условия для бесплатных тренингов, для кого-то это всеобщее признание, поэтому можно передачу на ТВ сделать о работе волонтеров ...", - поделился соответствующими аргументами Марат Кюрчевский.

Среди волонтерских движений довольно часто встречаются и представители различных конфессий, религиозных объединений. Так, отец Богдан (украинская греко-католическая церковь) из Ивано-Франковска, знает о волонтерстве не понаслышке, и считает, что волонтерское движение — это своеобразная власть, у которой есть доверие как среди народа, так и среди участников АТО. "По линии государства, к сожалению, мы не видим конкретной поддержки. Лишь обещания ... Так что волонтеры сегодня, по-моему мнению, заслуживают внимания и всеобщего уважения", - подытожил священнослужитель.

Татьяна Михайлова, для «ОстроВа»


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: