Вверх

Разведка, а в случае успешного ее результата, и добыча «сланцевого» (а точнее – нетрадиционного газа), которые планирует вести на «Юзовском участке» в Донецкой области компания «Шелл», должны происходить в условиях максимально возможной открытости и при таких же высоких стандартах безопасности. Об этом заявили ученые на прошедшем в Донецке совместном заседании научно-методического совета Донецкого горсовета и научного совета по экономико-правовым проблемам развития городов Украины Отделения экономики НАН Украины.

В целом, мнение ученых солидарно в одном. Как подчеркнул директор Украинского государственного научно-исследовательского и проектно-конструкторского института горной геологии, геомеханики и маркшейдерского дела (УкрНИМИ) член-корреспондент НАН Украины Андрей Анциферов, «проблема газа в Украине – стратегическая, сверхважная, от решения которой зависит состояние экономики и вообще будущее страны».

А. Анциферов акцентировал, что в свое время «сланцевая» революция в США позволила этой стране снизить цены на газ в 3 раза, и теперь этот опыт пытаются повторить в ряде стран Европы, Азии и Южной Америки.

Тем не менее, из высказываний донецких ученых можно сделать вывод, что они до сих пор не располагают оптимальной предварительной информацией конкретно по Юзовскому проекту. Так, заместитель директора Донецкого института экономико-правовых исследований Национальной академии наук Украины Владимир Устименко акцентировал, что институт до сих пор не имеет возможности ознакомиться с текстом договора Донецкого облсовета с компанией «Шелл».

«Когда был подписан договор областного совета с компанией «Шелл», мы пытались получить его, чтобы посмотреть, что же там, но, к сожалению, в открытой печати его нет», - констатировал В. Устименко.

Он также подчеркнул, что «в законодательстве Украины по сланцевому газу особо ничего и нет», и в создавшейся ситуации стране «необходимо законодательство, которое бы решало вопросы технологические, вопросы, связанные с социальной ответственностью компаний, осуществляющих данную деятельность, и ответственность компаний в случае наступления неблагоприятных последствий для тех территорий, на которых эта деятельность будет проводиться».

Нужен глаз да глаз… и специальный Центр

Говоря о современной технологии добычи сланцевого газа, заместитель директора УкрНИМИ Евгений Ходырев поясняет, что эта технология предполагает бурение одной вертикальной скважины, а затем бурение горизонтальных отводов из скважины в плоскости пласта.

«Длина горизонтальных скважин может достигать 2-3 км. Затем в скважину закачивается смесь воды, песка и химикатов. После гидроудара происходит дезинтеграция пород, прилегающих к скважине, затем вода откачивается, и за счет перепада давления создаются условия для притока газа к скважине», - говорит Е. Ходырев.

По его словам, «такой способ формирования техногенных коллекторов (полостей с газом – авт.) не может не приводить к побочным явлениям, отсутствие контроля за которыми в ряде случаев может приводить к нежелательным, а иногда и катастрофическим последствиям».

«В результате гидроразрыва формируются коллекторы, которые расположены один над другим в вертикальной плоскости. Мощность этих коллекторов измеряется сотнями метров. Наличие таких коллекторов может нарушить всю гидросферу региона, а также способствовать увеличению парникового эффекта из-за перехода газов в атмосферу», - не исключает ученый.

Он также акцентирует внимание на том, что технология гидроразрыва требует больших запасов воды. «В одну скважину закачивается до 10 тысяч тонн воды, которая после гидроудара должна быть извлечена из скважины. В результате месторождений скапливаются значительные объемы отработанной загрязненной воды, которая, как правило, фирмами-разработчиками не утилизируется», - говорит Е. Ходырев.

Не исключает он и «радиационной» проблемы: «Сланцевые месторождения относятся к палеозойским и мезозойским отложениям, для которых весьма характерен высокий уровень гамма-излучения. Поэтому добыча газа из этих отложений может привести к существенному поднятию уровня радиации в районах разработки».

«Третья проблема связана с использованием в технологии гидроразрыва различных химических веществ, - продолжает он. - Для одной операции гидроразрыва требуется от 80 до 300 тонн химикатов. Некоторые фирмы-газодобытчики используют, в среднем, до 85 видов различных токсических веществ. С достаточной долей вероятности можно предположить, что эти химические вещества при определенных условиях могут попасть в грунтовые воды». 

На основании вышесказанного Е. Ходырев акцентирует, что каждое месторождение газа требует индивидуального научного подхода, в связи с чем предлагается создать на базе УкрНИМИ специальный мониторинговый центр.

«Этот центр мог бы взять на себя гораздо более сложные функции, чем просто контроль за состоянием среды. Он должен решать вопросы научной интерпретации получаемых результатов и прогноза развития экологической ситуации в регионе», - говорит Е. Ходырев.

Он подчеркивает, что ученые в таком центре «путем точечного контроля, моделирования ситуации и прогнозом ее развития» должны влиять «на сами технологии разработки». «Один из возможных вариантов – уменьшение мощности гидроразрыва пласта и изменения конфигурации коллектора, если это необходимо», - добавил Е. Ходырев.

«Этот центр должен работать в тесном контакте с фирмой-разработчиком и иметь определенный доступ к технологиям, которые, как правило, являются конфиденциальными, и иметь возможность разумного влияния на эти технологии», - указал ученый и подчеркнул: «В таком случае будет обеспечена безопасная и эффективная эксплуатация сланцевых месторождений».

Сам видел

Начальник главного экономического управления Донецкого горсовета Андрей Анисимов поделился с учеными своими впечатлениями от 20-дневной поездки в США, где он в составе украинской делегации знакомился с регионами, где ведется добыча нетрадиционного газа.

По словам А. Анисимова, посетив более 10 городов в 5 штатах США, украинская делегация участвовала более чем в 40 встречах в органах власти, в компаниях, ведущих разработки сланцевого газа, в научных центрах, в общественных организациях, где «услышала мнения всех сторон».

А. Анисимов отметил, что в настоящее время 40-45% потребляемого в США газа – сланцевый, и в связи с тем, что разведанных запасов этого газа хватит на сотни лет, в США уже разработана долгосрочная программа перевода на газ, в частности, коммунальной техники и городского пассажирского транспорта. Это особенно актуально на фоне того, что ежедневно США импортирует нефти на 1 млрд. долларов.

А. Анисимов констатировал, что добыча нетрадиционного газа в США «подкреплена сильным нефтегазовым лобби в политике» и поэтому «то, что нужно для бизнеса, ломает любые преграды».

Конечно, не везде и не все поддерживают газовые разработки в США.

«Есть список из 1300 человек, которые в судебном порядке доказали, что пострадали от деятельности газовых компаний, причем по большинству исков информация засекречена», - сказал А. Анисимов.

Он также сообщил, что в США есть целый ряд общественных экологических движений, которые «с плакатами и флагами» протестуют против добычи сланцевого газа. «Но, тем не менее, лобби достаточно серьезное, все «заточено» на рынок, на экономику, поэтому это все…», - не договорил А. Анисимов, хотя все и так поняли, что противники газодобычи в некоторых штатах США остаются в меньшинстве.

Однако, по словам А. Анисимова, есть и немногие штаты США, в которых добыча сланцевого газа запрещена: «Сильное экологическое лобби в органах местной власти и они запрещают добычу или вводят мораторий на определенное время».

А. Анисимов также отметил, что расчетов выгоды от добычи нетрадиционного газа «для Донецка» экономисты горсовета пока не делали. Но если судить по США, то выгода очевидна.

«Если это город с населением около 40 тыс. человек, что, собственно, типично для Донецкой области, то собственник земельного участка получает сразу, в процессе подписания договора, 300-500 тысяч долларов и имеет процент от добычи газа – порядка еще 100 тыс. долларов в год. Создается 8 тыс. как постоянных, так и временных рабочих мест. Имея полученные финансовые ресурсы, территория смогла в течение 5-6 месяцев перестелить все дороги, полностью реконструировать все школы, решить целый ряд других социальных аспектов», - говорит А. Анисимов.

Правда, он уточняет, что «скважина дает высокие объемы газа 3-6 месяцев, потом объемы снижаются, а вместе с ними – снижается и уровень развития местной экономики, хотя и не падает».

Словом, А. Анисимов уверен, что соблюдая технологию добычи газа под контролем специализированных структур, экологов и местных властей, можно однозначно получать выгоду.

Особое мнение

Генеральный директор промышленно-инвестиционной компании «Экометан» Владимир Камышан оказался, пожалуй, единственным участником заседания, кого не пугает ни подготовка к газодобыче, ни, собственно, сам процесс.

«Технологии добычи метана угольных месторождений полностью идентичны технологиям, которые используются при добыче сланцевых газов. Проблемой сланцевых газов наша компания занимается больше 7 лет. Еще 12 лет назад мы посетили разработки газа в США. Мы хорошо знакомы и с технологиями, и с химическими реагентами, которые применяются для гидроразрыва. Сегодня происходит разработка новых реагентов, которые являются биологически неактивными и неагрессивными, которые применяются для гидроразрыва и минимизируют влияние химии на гидросферу», - сказал В. Камышан.

Он отвергает риск загрязнения грунтовых вод при разработке нетрадиционного газа, поскольку основная часть питьевого водоснабжения Донецкой области – это поверхностное водоснабжение из канала «Северский Донец - Донбасс» и «представить, что на него может как-то влиять гидроразрыв, который происходит на глубине трех километров, ну, это нужно иметь большой полет фантазии, чтобы связать эти две вещи».

«Совершенно очевидно, что влияние гидроразрыва на существующую систему обеспечения нашего региона питьевым водоснабжением практически отсутствует. А вода, которую используют для гидроразрыва, она никуда не сбрасывается, она используется многократно в замкнутом цикле», - заверил В. Камышан.

Он подчеркнул, что «мы можем вести бесконечное количество дискуссий, но до тех пор, пока мы не пробурим скважину, и не проведем соответствующее тестирование, и не получим соответствующий практический опыт, который можно изучать, тогда можно делать выводы». «Все остальное – только разговоры и политика», - заключил В. Камышан.

Пока «Шелл» думает, другие делают

Ведущий научный сотрудник УкрНИМИ Александр Голубев озвучил несколько другой аспект «донецкой» газодобычи.

По его словам, «хорошим Клондайком» и для украинских, и для международных газодобытчиков уже стала Северодонецкая нефтегазоносная зона, которая протянулась на 300 км в глубинном разломе между Воронежским кристаллическим массивом и Донбассом, в которой есть месторождения с запасом газа порядка 6-10 млрд. кубометров.

«Два года назад мы издали монографию по газоносности угольного бассейна Донбасса, в которой рассмотрены вопросы газоносности месторождений. И что оказалось? Очевидно, некоторые товарищи, которые оперативно использовали информацию, быстро сориентировались, и сейчас Северодонецкая нефтегазоносная зона является хорошим Клондайком», - сказал А. Голубев.

По его словам, украинские компании, начиная с «Укргаздобычи», а также международные, в частности, канадская и польская, бурят в этой зоне скважины глубиной до 3-4 км и уже получают 120 тыс. кубометров газа в сутки. «За год работы они нарастили производительность с 88 млн. кубометров до 220 млн. кубометров газа», - констатировал А. Голубев.

Очень осторожный оптимизм

Ученый с мировым именем, академик НАН Украины Александр Амоша на заседании более всего акцентировал внимание коллег на необходимости обеспечения полной безопасности работ по газодобыче.

По его убеждению, «исходя из ситуации в энергетическом секторе Украины, нам нужно, конечно, искать альтернативы, в том числе сланцевый газ, который, возможно, станет очень эффективным решением».

Но с другой стороны, подчеркнул академик, все внимание нужно обратить на обеспечение благоприятных последствий газовых разработок и их эффективное сопровождение.

В своих оценках А. Амоша предостерегает: «Одно дело - в Америке, другое дело – у нас. В свое время атомная энергетика получила большое развитие в Европе и мире, но Чернобыльскую катастрофу умудрились заиметь мы. Академия наук Украины категорически возражала против строительства Чернобыльской АЭС в том месте, а академик Алымов в свое время подписал возражение, несмотря на очень высокое давление руководства страны. Точно также мы дали отрицательное заключение относительно строительства атомной электростанции в районе Ялты».

«Поэтому особое внимание нужно уделить моменту безопасности», - настаивает академик.

Он предложил называть центр в УкрНИМИ не мониторинговым, а экспертным и обеспечить его специалистами «не только по сопровождению, но и по предотвращению».

«Этой группе нужно особое внимание уделить конкретным, реальным проектам», - подчеркнул А. Амоша.

Российское мнение

На заседании выступил также профессор российского Национального минерально-сырьевого университета «Горный» (г. Санкт-Петербург) Фридрих Воскобоев.

По его словам, российские специалисты считают, что «для ряда стран мира с высокоразвитой угледобывающей промышленностью более актуальной задачей в настоящее время является не разработка сланцевых месторождений газа, а утилизация шахтного метана на более совершенной технологической основе, т.к. при этом решается одновременно несколько актуальных задач: экологическая, социальная и экономическая».

Акцентировав на том, что добыча «сланцевого» газа угрожает экологии регионов, где ведутся разработки, Ф. Воскобоев, тем не менее, допускает, что «с учетом несомненного прогресса в технологиях добычи газа из сланцевых месторождений, проблемы могут быть минимизированы совместными усилиями специалистов из стран, где проводится освоение газосланцевых месторождений».

«Безопасность работ и рентабельность продукции может быть повышена до необходимого уровня», - согласен российский ученый.

А оно нам надо?

Достаточно неожиданное, с учетом темы заседания, мнение высказал проректор Донецкого национального технического университета Вячеслав Дементьев.

«У нас нет проблемы с газом, нефтью, с чем угодно, - завил он. - У нас проблема с бабками, чтобы купить газ, нефть, бензин и так далее! Нужно искать пути повышения эффективности… Может, это будет сланцевый газ, а может, не будет, а может дешевле его покупать».

«А может, если речь идет о капиталовложениях, вкладывая в другие сферы, мы получим доход и за эти деньги купим этот несчастный газ? 90% стран в мире живут в условиях энергетической зависимости. Китай и Япония - пример, и живут прекрасно. Вкладывают средства в другие направления, получают доходы и покупают спокойно и нефть, и газ, и не морочат себе голову», - прямо заявил В. Дементьев.

Завершая свое короткое выступление, он подчеркнул, что в Украине «нет проблемы отсутствия газа». «Есть проблема отсутствия денег. А проблема отсутствия денег – это проблема эффективности экономики», - указал В. Дементьев.

Ученые согласились создать на базе УкрНИМИ с участием всех профильных организаций постоянно действующий мониторинговый (экспертный) центр, оснащенный всем необходимым современным оборудованием.

Ученые также поддержали решение о необходимости широко освещать результаты мониторинговой деятельности созданного центра, «что необходимо для снятия социальной напряженности, возникающей, как правило, из-за недостаточной информированности населения о наличии надлежащего экологического контроля внедряемых технологий».

Контроль за исполнением решения возложили на заместителя председателя научно-методического совета, секретаря Донецкого горсовета С. Богачева, который пообещал внести в решение все поправки…

Итак, Донецк сделал еще один шаг на пути к началу разведки компанией «Шелл» месторождений нетрадиционного газа на Юзовской площадке. Эта разведка займет не менее 5 лет, и будем надеяться, обязательно учтет все рекомендации украинских ученых.

Сейчас беспокоиться следует, видимо, уже не о технологическом, а о социальном сопровождении процесса. Ведь в случае получения позитивных результатов разведки и начала работ по газодобыче, уже не «Шелл», а государство Украина должно будет обеспечить гарантии социального роста районов, в которых начнется добыча газа. А захочет ли, сможет ли это делать это наше государство в его нынешнем состоянии?

Очевидно, что главным критерием успешной газодобычи должен стать уровень жизни населения районов, где она будет происходить. Сегодня эти районы – заброшены и забыты, социальная инфрастуктура в них не соответствует никаким понятиям цивилизации. 
 
Проблема в том, что, даже если местные власти получат какие-то средства от добычи газа, то нет гарантий, что они пойдут на ремонты дорог и школ. Ведь мы не в США, украинская практика распределения общественных денег несколько иная…

Вот этого и нужно будет добиваться от правительства, тем более, что сравнение масштабов поместья «Межигорье» с поместьями президентов США приводит к печальным выводам.

Сланцевый газ, как и уголь – национальное богатство народа Украины. А что от этого имеет сам народ? Как государством Украина сегодня распределяется прибыль от этого богатства? Потому и нужно бороться, чтобы к моменту вероятных газовых разработок «правила игры» в украинском государстве уже поменялись…

Ярослав Колгушев, «ОстроВ» 

Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: