Вверх

Нелегальная угледобыча в Донбассе приостановлена, но шахтеры продолжают погибать

Ряд трагических происшествий на копанках Донбасса на время заставил нелегальных углекопов свернуть добычу. По словам «черных горняков», шумиха, вызванная гибелью людей в Донецкой и Луганской областях, перепугала местную власть, крышующую копателей, и последним был дан сигнал залечь на дно. Гибель шахтеров в нелегальных шахтах радикально опровергала регулярные утверждения чиновников о том, что копанки в Донбассе побеждены. Стало складываться ощущение, будто правоохранители и управленцы вовсе не контролируют ситуацию, и «угольный клондайк» решили до поры притушить.

Сколько продлится вынужденное затишье – неизвестно. Шахтеры отправлены по домам, в так называемые «неоплачиваемые отпуска» и ждут, когда их снова пригласят на работу. По неофициальной информации, нелегальные подземные разработки будут простаивать до окончания Евро-2012, чтобы ненароком не испортить без того подмоченный имидж государства новыми авариями. Впрочем, открытые карьеры, где вероятность травматизма минимальна, продолжают работать до сих пор.

Нелегальная шахта в Торезе, на которой мы побывали прошлой осенью, сейчас стоит. Работы в ней не ведутся, однако по всему видно, что копанка вскоре заработает вновь. Лебедка по-прежнему находится на месте и лишь прикрыта сверху полиэтиленовой пленкой, на земле лежат свежие доски, бытовка заперта, но сквозь тонкие стены слышно, как играет портативный радиоприемник.

Свежий лес у копанки...

Никто никуда не уходит.

Журналист местной газеты «Про Город» Николай Мулярчук рассказал, что «дырки» остановились только на время, пока не пройдут показательные проверки. Милицейские рейды по местам нелегальной угледобычи в Торезе называют не иначе, как «эстрадными выступлениями».

По словам горожан, за пиратскую разработку недр в черте города не сел в тюрьму еще ни один человек, а государство в этих краях существует только номинально. Облавы, рейды, спецоперации лишь имитируют борьбу против расхитителей национального достояния. На самом деле действия правоохранителей куда больше напоминают игру, по окончанию которой вся отобранная техника возвращается владельцам, закрытые шахты вновь открываются, и все начинается сначала – милиция водит, бандиты делают вид, что им страшно.

Копанки в Торезе остановились после того, как в конце февраля в области случились две новые аварии с человеческими жертвами. 22 февраля в поселке шахты "Лесная", где нелегальная угледобыча давно приобрела промышленные масштабы, в «дырке» задохнулись трое мужчин. Еще шестеро горняков погибли 29 февраля в результате взрыва копанки под Енакиево в поселке Каютино.

В обоих случаях владельцы шахт пытались уговорить родственников погибших замолчать инциденты, но сделать это не получилось.

Шахтеры-нелегалы рассказывают: в прессу просачивается информация лишь о самых крупных «дырочных» авариях. То, о чем пишут СМИ – лишь вершина айсберга, зачастую информация о гибели людей в копанках не выходит за пределы депрессивных городов. Местные газеты такие случаи замалчивают, всеукраинские медиа – просто о них не знают. Молчать предпочитают даже родственники погибших, так как понимают, что шахтеры участвуют в криминальном бизнесе.

Подпольные угольные воротилы в свою очередь всячески заметают следы, чтобы избежать лишних хлопот. В летнее время задохнувшихся под землей бедолаг иногда бросают в пруды, чтобы затем в свидетельстве о смерти причиной гибели записали утопление. В холодную пору года приходится выдумывать более экзотичные варианты. Николай Мулярчук рассказал, что владелец торезской копанки по фамилии Цокадзе, где 22 февраля погибли трое людей, заявил их родственникам, что шахтеры в злополучный день вовсе не опускались под землю, а задохнулись то того, что «заснули пьяными возле костра и надышались дымом». Правда, позже все же выплатил семьям по 30 000 гривен, предупредив, чтобы те не думали идти в милицию.

Родственники одного из погибших в интервью газете «Про Город» сообщили, что сумма компенсации за жизнь молодого парня – смехотворна, однако добиться большего в их ситуации невозможно. По их словам, у владельцев нелегальных шахт поселка шахты Лесная – Смирнова и Цокадзе – в местной милиции хорошие связи, и искать правды у правоохранителей не имеет смысла. Никого из родни погибших следователи даже ни разу не вызвали на допрос…

Бывает и хуже. Газета «Про Город» приводит в пример другой случай, когда житель поселка Пелагеевка Юрий Филимонов, погибший в «дырке», был просто объявлен пропавшим без вести. Мать не дождавшаяся сына со смены, так и не получила от владельцев копанки ни денежной компенсации, ни тела. Свидетельство о смерти в милиции выдавать отказались, мол – может он и не умер вовсе, а уехал куда-то, трупа ведь нет. Был человек – и исчез безвозвратно, словно и не было никогда. Ни могилки, ни бумажки.

Сами шахтеры-нелегалы осознают угрозу, которую несет им их ремесло, но признаются – иного выхода, кроме работы на «дырках», у них нет. В шахтерских городах повальная безработица. Выбор невелик – или уезжать в неизвестность, или работать с ежедневным риском для жизни. Горняк Юра из Шахтерска, работающий на копанках уже несколько лет, рассказал мне, что на некоторых «дырках» техника безопасности отсутствует вовсе, а работающих там углекопов называют просто - «камикадзе». Это значит, что трагедии, случившиеся в Углегорске и Торезе, почти наверняка повторятся вновь, как только «дырки» заработают на полную мощность.

Впрочем, старатели-дырочники продолжают гибнуть и не смотря на временную приостановку нелегальной добычи. Теперь уже в лицензионных выработках. 23 марта под Шахтерском в результате взрыва метана в копанке погибли два человека. Шахтенка принадлежала ООО «Шахта Торез Шанс-2». Владелец бизнеса – Геннадий Стуканев был установлен по документам и задержан милицией. Против него возбудили уголовное дело.

По словам местных жителей, все знали, что в месте работы шахты расположены очень загазованные пласты, однако смельчаки, готовые лезть даже в такую опасную «дырку», все же нашлись. 38-летний горняк Дмитрий Азаров погиб в первую же свою смену. По словам матери Азарова, его семье жена Геннадия Стуканева на похоронах вручила 10 000 гривен. Жизнь легального шахтера, работавшего по трудовой книжке, оценили еще дешевле, чем жизни нелегалов, погибших месяцем ранее в поселке шахты «Лесной». Впрочем, так ли существенна разница между легальными и нелегальными копанками, если условия труда на них практически не отличимы?

Авария на шахте ООО «Шанс – 2», унесшая две человеческих жизни, свидетельствует, что легализация копанок, лоббируемая отдельными представителями бизнеса, отнюдь не панацея от высокой смертности шахтеров. Средневековые условия, в которых работают горняки малых шахт, не могут соответствовать трудовому законодательству цивилизованного государства, а это значит, что коррупция, мошенничество и круговая порука, скорее всего, будут господствовать в отрасли даже в том случае, если копанки легализуют.

Покуда не иссякнут «камикадзе», готовые ежедневно за сравнительно небольшую плату лезть в невентилируемые выработки с деревянным креплением, дикие шахты в Донбассе будут выдавать уголь на-гора, а на кладбищах шахтерских поселков – множиться могилы доведенных до отчаяния углекопов.

Станислав Кметь, «ОстроВ»


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: