Вверх

Спецтема: Выборы 2019
Латентная цензура

Нашумевшая история с запретом показа эстонского фильма «Шахта №8» на фестивале Docudays UA стала тревожным сигналом, как для журналистов, так и для украинской общественности в целом. По мнению ряда экспертов, снятие с показа картины Марьяны Каат, повествующей о детском труде в нелегальных шахтах, напрямую свидетельствует о цензуре, которая де-факто действует в Украине в наши дни. Разумеется, это далеко не та цензура, которая существовала когда-то на вполне официальном уровне в тоталитарном Советском Союзе. В данном случае, как и в ряде других, менее резонансных инцидентов, можно говорить об особой, «латентной» цензуре, которую власть пытается насаждать чужими руками без явных репрессивных мер.

Конфликт украинского продюсера «Шахты №8» Елены Фетисовой и режиссера Марьяны Каат можно было бы списать на личные разборки, если бы не обстоятельства, при которых картина была снята с показа. По словам автора киноленты, Фетисова несколько дней подряд искала формальный повод для снятия картины (одной из претензий была доступность фильма на youtube.com), но при этом корректно общалась с нею, и лишь в день просмотра, за час до демонстрации, выступила с резкими высказываниями в адрес режиссера.

Партнер Фетисовой Владимир Козырь заявил, что фильм Марьяны Каат «является насквозь лживым, постановочным, с подтасованными фактами и «разыгранными» мизансценами и не имеет никакого отношения к документальному кино и теме защиты прав человека».

Учитывая тот факт, что Фетисова и Козырь являются продюсерами критикуемого ими же фильма, их позиция по меньшей мере смотрится нелепо. Неясной также остается причина, по которой столь «лживый» фильм вообще попал в программу фестиваля, и был снят всего за час до начала сеанса. По мнению Марьяны Каат, обстоятельства снятия картины с показа весьма напоминают политический заказ. В этом с ней солидарен и председатель независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец. Как ранее уже писал «Остров», Волынец считает, что «Шахту №8» сняли с показа по указке власти, из-за того, что описанные в фильме события являются прямым следствием ее преступных деяний.

Министерство культуры Украины уже прислало эстонке письмо, в котором подчеркнуло, что не запрещало прокат фильма в Украине. Похоже, таким образом украинская власть пытается отгородиться от «цензурного» скандала и перевести его в сферу частных бизнес-интересов. Правда, создатели фильма и украинские журналисты, посмотревшие ленту, в своих убеждениях тверды – ограничение демонстрации фильма в первую очередь выгодно именно режиму, который выставлен в нем в весьма неприглядном свете.

Украинская реальность полна и других примеров применения непрямой цензуры. Традиционно отличается на этом поприще Донбасс, где только с начала года зафиксировано несколько случаев давления представителей власти на журналистов. Под пресс попадают как телевизионщики, так и газетчики. Первым угрожают отъемом лицензии и заставляют убирать с сайтов неудобные сюжеты, вторым обещают судебные иски.

В начале года едва не прекратил вещание телеканал «САТ-Плюс» (г. Славянск). Около года телевизионщики судились с Национальным советом по вопросам телевидения и радиовещания, пытавшимся под разными предлогами отобрать у канала частоту. 15 февраля 2012 г. журналистам все таки продлили лицензию, правда, с небольшим условием – не ретранслировать программы ТВi, имеющего в области слишком оппозиционную славу. По требованию Нацсовета «САТ-Плюс» 24 часа в сутки показывает теперь только программы собственного производства.

СМИ небольших городов областного подчинения – вообще особый случай. Как правило, они находятся под контролем местных властей, и большинство случаев применения к таким изданиям цензуры остается неизвестным широкой публике. Как правило, до прямых репрессий дело не доходит вовсе. Журналистов обычно «вежливо просят» не ставить тот или иной материал. Иногда накладывают табу на освещение целой тематики.

Догадаться о наличии цензуры в провинциальных СМИ зачастую можно по косвенным свидетельствам. Показателен в этом отношении недавний случай на ТРК «Луч». Телеканал из Красного Луча Луганской области разместил на своем сайте видеосюжет о кошмарном состоянии городских дорог, который подхватили и распространили по интернету электронные издания всей страны.

Неожиданная популярность ролика отчего-то смутила журналистов, и через несколько часов после появления в сети новость и видео с сайта были удалены. Вместо них тут же появилось другое видео с красноречивым названием «Власти Красного Луча начали решать проблему». Новый ролик почти целиком состоит из интервью с одним из городских чиновников, который щедро обещает залатать все ямы

Очевидно, в данном случае можно говорить о давлении органов местной власти на журналистов – других объяснений исчезновения скандального видео с сайта телеканала нет.

Неподконтрольные властям провинциальные СМИ из-за своих публикаций порой сталкиваются и с более серьезными проблемами. Больше месяца в Донецкой области не утихает скандал вокруг билбордов, размещенных народным депутатом Вечерко в ряде городов региона. Тогда журналистам изданий «Наша Дружковка» и «Провинция» (г. Константиновка) удалось выяснить, что информация о благотворительной помощи, которую депутат якобы направил в больницы города, не соответствует действительности. Результатом их расследования стали публикации «Вечерко надул Дружковку», не на шутку разозлившие политика. Вскоре на «дотошные» газеты вышли люди нардепа и убедительно попросили издания опубликовать опровержения. Журналистам пояснили, что произошла ошибка – билборды депутата «чисто случайно» разместили не в тех городах, для которого они предназначались, а на самом деле помогали другим населенным пунктам в Луганской области – Первомайску и Стаханову. В случае отказа журналистам недвусмысленно обещали проблемы и судебные разбирательства.

 

Редакция «Нашей Дружковки» согласилась разместить опровержение от Вечерко. Кроме того, вскоре в этой же газете на правах рекламы вышло интервью с депутатом, в котором он назвал журналистов «собаками», которые лают, пока идет его «караван». На сайт константиновской газеты «Провинция», которая отказалась от сотрудничества с «регионалом», вскоре была организована хакерская атака, в результате которой электронная версия издания была недоступна в течение шести дней. Журналисты газеты напрямую связали инцидент с неугодными публикациями и назвали его местью за свою профессиональную деятельность.

«Эксперт из службы поддержки сайтов (для безопасности хостинг размещен в Германии) объяснил редакции, что мы кому-то сильно насолили. Страны, откуда была организована атака – Тайланд, Иран, Индонезия, Сейшелы. По заказу такие вещи делаются за гонорар от 50 до 100 долларов в час, то есть в настоящий момент на уничтожение сайта потрачено уже около 10 тыс. у.е. При такой активности отбить атаку невозможно, нужно либо ждать ее завершения, либо увеличивать ресурсы сервера в несколько раз, а на это у редакции нет средств», - прокомментировал ситуацию журналист «Провинции» Владимир Березин.

Методы, которыми осуществляется давление на газету, имеют все признаки цензуры, однако способ применения репрессий к изданию не позволяет обвинить кого бы то ни было напрямую. Редактор газеты Михаил Разпутько не исключает, что анонимная хакерская атака на его СМИ может быть тестом предвыборных технологий, которые власть собирается применять по отношению к неугодным масс-медиа. По мнению Разпутько, такой подход позволит чиновникам нейтрализовать неугодную прессу, сохранив видимость формальной свободы слова в стране.

Последние новости из Донецкой облгосадминистрации, где недавно объявили о создании Стратегии информационной политики области, подтверждают – руководство региона серьезно заинтересовано в том, чтобы в информационное пространство не попадала информация, в том или ином виде порочащая представителей власти. Заместитель начальника управления информационной политики Донецкой области Елена Малютина не скрывает, что целью авторов Стратегии является подготовка пресс-группы из числа журналистов и экспертов, задачей которых будет ведение разъяснительной работы и формирование положительного имиджа Донбасса. Отдельные журналисты уже назвали Стратегию информационной политики Донецкой области «возрождением темников» и попыткой манипуляции общественным мнением.

Впрочем, на пути у цензуры в Украине стоит довольно ощутимая преграда – технический прогресс. С распространением интернета скрыть неугодную информацию стало трудно даже в провинции, а попытки замолчать то или иное событие зачастую имеют обратный эффект. Так, после снятия с показа фильма «Шахта №8» на фестивале Docudays UA, наблюдался резкий всплеск интереса к картине в интернете. За два дня фильм на сайте Youtube.com посмотрели около 100 тысяч человек. Похожий эффект возымели и попытки депутата Вечерко вынудить журналистов убрать из интернета статьи о его неправдивих билбордах – посещаемость и цитируемость сайтов, где была размещена информация о нардепе, выросла в разы.

Эти и другие примеры неэффективности цензуры в Украине позволяют надеяться, что в будущем, с приходом интернета в каждый дом, столь негативное явление и вовсе сойдет на нет, как некий средневековый пережиток. Ведь свобода слова – одна из базовых общечеловеческих ценностей, защиту которой нам гарантирует Конституция нашей страны.

Станислав Кметь, «ОстроВ»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: