Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине
Донбасс. Восток и запад - вместе

Жители села Артемовского района хотят показать политикам, что языковых и религиозных противоречий в Украине не существует, потому что на собственном опыте много лет проверяли лозунг «Восток и запад - вместе»

Ровно шестьдесят лет назад жителей населенных пунктов Западной Бойковщины насильно привезли на донбасскую землю. Жертвами больших политических решений стали сотни украинцев из приграничных с Польшей сел. Их родные места отдали другому государству, а здесь, в степях Восточной Украины, началась уже новая история. Неоднозначная, наполненная трудностями и общими радостями, обидами и бескорыстной помощью. Но путь каждого из сельчан был нелегким. Об истории и настоящем Звановки рассказали корреспонденту «Донбасса» жители села.

Там черешни и вишни цветут - значит, жить можно

У семьи Марии Чаплык был крепкий дом, хозяйство: вернувшийся с войны отец изо всех сил старался наладить семейный быт. Ее детская память сохранила чудесные картины карпатской природы: лес, в котором было полно грибов, прозрачные горные речки, где мальчишки ловили рыбу.

Марии шел седьмой год, когда в селе Лисковатое заговорили об отселении. Никто тогда и не подумал спросить, как относятся к этому сами жители. Было ясно: кто не захочет добровольно, будут переселять насильно. Мария Дмитриевна вспоминает, что однажды в село приехал человек в черном пальто и сказал всем собравшимся сельчанам: ехать только в Донбасс! Успокоив: там цветут черешни и вишни, так что жить можно. Только поняли все и другое: ехать-то нужно в голую степь, никакого жилья нет. «Мы тогда думали: так нужно стране, а душа плакала. Пришлось бросить свои теплые дома, могилы предков, привычную жизнь и ехать в неизвестность. Когда тронулся наш эшелон, такой крик стоял, что до сих пор страшно вспоминать», - рассказывает Мария Чаплык.

Никакой компенсации за оставленные дома никто и не думал давать. Надеялись на лес, который переселенцы везли с собой в товарном эшелоне. Но оказалось, он не предназначен для строительства домов. Его сразу же направили на стройки страны. А приехавшим в село Звановка предложили слепить саманные времянки, подкинув лишь малость некондиционной древесины. Вместе с местными жителями они спешили поставить хоть какие-то хатки, чтобы перезимовать. Дров не было, уголь в большом дефиците, приходилось детворе бегать по степи, собирать сухую траву, чтобы хоть как-то обогреться. А построенные позже кирпичные дома семьям пришлось много лет отрабатывать трудоднями.

Сама Звановка Марии показалась красивым селом. Правда, ей тогда совсем не подошел наш климат. Утром мама поливала цементный пол холодной водой, чтобы девочке не стало плохо от жары.

Колодец во дворе Марии Чаплык оформлен по традициям Бойковщины - как напоминание о малой родине.

В восемь лет она уже пошла на работу в сад: зарплату давали яблоками, каждому по десять штук. С 12 лет у Маши уже была трудовая книжка: она работала на птичнике. Потом вышла замуж, выучилась на бухгалтера, стала писать стихи. Сейчас рядом с родителями живет дочка, две внучки и правнук. Всей семьей они трудятся на земельных паях, которые раздали сельчанам. Признается, что они никогда не ждали ни от кого помощи, выживали, как могли. Вот только обидно, что эти границы прошли по человеческим душам, которые навсегда потеряли покой. Дом семьи Чаплык стоит на улице Лисковатской, названной в честь малой родины, которую Мария Дмитриевна так больше и не увидела.

На мой вопрос о политических баталиях во времена выборов, Мария Дмитриевна рассмеялась. Нет, говорит, не дрались, не ругались, хоть сельчане поддерживали разные партии и разных лидеров: «Пусть они там играют в свои игры, а мы здесь точно знаем, как жить и работать вместе».

Мы в эту землю вложили душу

Ничего удивительного в том, что выходцы из одного большого села часто носят одну фамилию, не будучи даже дальними родственниками. Когда я услышала, что мы идем в гости к Анне Васильевне Чаплык - подумала, что речь идет об одной большой семье. Но оказалось, на этой же улице живут еще одни Чаплыки, которые тоже не имеют между собой родственных отношений.

Анне пришлось пожить и при немцах, и при польской, и при советской власти. Ей было около двадцати лет, когда вместе с мужем они попали в эшелон, следующий в неизвестный и пугающий Донбасс. Потом еще десять лет женщина так скучала по своему краю, что хотела идти пешком на родину. «Плакала, как маленький ребенок за матерью», - не скрывая слезы и сейчас, признается Анна. И вспоминает, как зимовали в мазанках из мокрой глины, на которой давала ростки пшеница. Да и местные, которые были вынуждены делить свои маленькие жилища с переселенцами, жили очень бедно.

«Мы приехали здоровые, не привыкшие голодать, мужчины, работавшие на лесоповалах - мускулистые и сильные. А тут женщины, измученные тяжелым трудом. Как-то встречаю женщину, спрашиваю: тетя, куда идете? Она отвечает: работать. Как, говорю, вы разве можете работать, вам, наверное, 70 лет уже? А она вздыхает: да мне только тридцать шесть», - рассказывает Анна Васильевна, «пересыпая» украинскую речь словами из польского. Она здесь родила и подняла на ноги пятеро детей, для них родина - донецкие степи. Все выучились, стали начальниками, построили дома, воспитывают детей и внуков.

«Хоть и не прощу никогда тех, кто насильно выгнал нас из родных домов, а этой земле благодарна - не дала нам пропасть. Да и мы в нее душу свою и труды вложили», - уже по-русски говорит баба Анна.

Два храма

Отец Клавдий - представитель отцов-василиян, родом со Львовщины, уже третий год проводит службы в греко-католическом Храме Преображения, построенном силами парафиян в 1991 году.

Службу несут три монаха. Паствы в воскресенье и на праздники здесь бывает более трехсот человек. И приходят сюда не только те, кто переселился в 1951 году, хотя именно они решили построить храм. Всё больше создается смешанных семей, в которых один из супругов ведет в храм другого. «Наша Звановка - центр греко-католической веры в Донецкой области», - утверждает отец Клавдий.

Недалеко от храма стоит и православная церковь, где по праздникам и выходным служит священник, приезжающий из Красного Лимана. И нет между ними никаких заборов. Только тропинки, протоптанные в обе стороны.

Отец Клавдий гордится деревянным алтарем, который в его храме выполнили мастера из Львова.

Голова Звановского сельского совета Вячеслав Шишко по-хозяйски проводит экскурсию по родному селу, как по родному дому: вот одиннадцатилетняя школа с наполненными классами и всеми учителями-предметниками. А в пустующей части клуба, когда пройдут «круги ада» сбора документов в 29 организациях, откроют детский сад. Старый был продан и разобран около шести лет назад. «У нас сейчас 135 детей дошкольного возраста. Мы их возим автобусом в соседние села и в Северск», - говорит голова.

В селе десять фермерских хозяйств, предприниматели держат магазинчики, работает аптека. В амбулатории есть дневной стационар на четыре койки (реформа добралась и сюда: недавно было пятнадцать!). Работает кабинет стоматолога, физкабинет, детский, в котором оказывают помощь 465 маленьким жителям села. Со всей области в Звановку ездят за молоком: сельчане давно заслужили славу работящих и аккуратных хозяев. Когда проезжаешь мимо, ни с каким другим селом это не спутаешь, настолько причудливо и прекрасно смешались здесь традиции даже в оформлении жилищ. Всем селом отмечают общие теперь праздники: и советские, и религиозные разных обрядов. Спустя десятилетия никто не делит односельчан на переселенцев и коренных. Они так и говорят: мы все звановцы.

Село родилось в ХVIII веке

По одной версии, владение капитана Соколова, дарованное ему императрицей Елизаветой в 70-х годах XVIII века, стали называть Звановкой из-за настойчивого желания капитана заполучить себе для обработки земель как можно больше работников - он очень активно «звал», «зазывал» к себе в село всякий люд. По второй версии, село получило название от величественных церковных звонов Архангело-Михайловской церкви, построенной здесь в 1846 году. В XIX веке село стало волостным центром, в который входил двадцать один населенный пункт. В 1951 году в Звановку было насильно переселено 340 семей из села Лисковатое Хировского района Дрогобычской области (она существовала с 1939-го по 1959 гг., сейчас это район Львовской области) по причине послевоенного изменения границ с Польшей. Сейчас в этом украиноязычном селе проживает около двух тысяч жителей, половина из которых - потомки переселенцев.

Елизавета Гончарова, газета "Донбасс".



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: