Воскресенье, 17 февраля 2019, 05:551550375733 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

У 55-летнего луганского губернатора Геннадия Москаля солидный послужной список. Длительная служба в милиции увенчалась назначением в 1995 году на пост начальника УМВД Закарпатской области. С 1997-го по 2000-й Москаль – заместитель министра МВД и начальник Главного управления МВД в Крыму. Позднее он возглавил днепропетровскую областную милицию, и с этой должности в 2001-м ушел в исполнительную власть – на должность губернатора Закарпатья. Затем, с 2002-го по 2005-й, Геннадий Москаль возглавлял Государственный комитет Украины по делам национальностей. Последний виток карьеры Москаля забросил его в Луганск, где он вторично занимает губернаторское кресло...

– Геннадий Геннадьевич, ваше впечатление от увиденного в Луганской области...

– Двоякое. Потому что очень много социальных проблем. Очень много. Я просто не рассчитывал на такие масштабы. Ведь на Луганщине количество пенсионеров превышает количество работающих. Это страшно. Мы недополучаем в бюджет. И в то же время в каждом районе есть по несколько тысяч человек, которых можно использовать как трудовые ресурсы, но для них нет работы. Вот, скажем, последний район, в котором я побывал, – Славяносербский. Без работы почти восемь тысяч трудоспособных людей. Я спрашиваю: как они живут? На что? А в ответ слышу: «Ну, как-то сами...» Хозяйством занимаются, что-то еще делают...

– Они не числятся на бирже труда?

– Никто нигде не числится. Ничего не получают. Никаких пособий. Так что, действительно, рабочих рук – в избытке. Конечно, это вынуждает людей искать работу в России, в Киеве, Москве, в других городах. Этим объясняются и масса пустующих квартир и домов. Ситуацию надо как-то менять.

– Вы были знакомы с вопросом финансирования угольной отрасли в период реструктуризации – когда для создания новых рабочих мест выделялись огромные деньги, растворившиеся неизвестно где...

– Я эту проблему не изучал, но думаю, что деньги действительно выделялись, а рабочих мест нет. Проблемы остались, и очень многие. Все отрапортовали, Всемирный банк одобрил, а проблемы повисли на шее областной государственной администрации.

– У вас есть какие-то рецепты выхода из сложившейся ситуации? Скажем, с учетом нового бюджета.

– В Киеве очень трудно до кого-либо достучаться по этому вопросу. Так что мы еще не знаем, где область выиграет, а где проиграет. Но по одному вопросу у нас есть четкая позиция – не допустить дальнейшего закрытия шахт. С 1996 года закрыли 46 шахт. Миллиарды тонн угля остались. Когда мы сегодня говорим об энергетическом кризисе, как нас можно считать умными людьми, скажите, пожалуйста? А если завтра действительно газа не станет? А у нас миллиарды тонн угля просто зарыты. А ведь сегодня никто не знает, насколько далеко зайдет газовое противостояние. Вдруг правительство завтра скажет: ребята, давайте срочно разбираться с угольной отраслью... А там лишь голые площадки. Почему надо было разбирать здания? Зачем было сдавать шахтное оборудование в металлолом? Я сегодня ответа не нахожу.

– Сейчас вы говорите как глава облгосадминистрации. А как замминистра МВД? Вы видите криминальную составляющую?

– Ну, я не знаю. Думаю, что кто-то в этом был заинтересован. Рано или поздно нам придется вернуться к вопросу о закрытии шахт...

– В недавнем интервью одной из местных газет председатель Луганского облсовета Виктор Тихонов по поводу вашего назначения сказал, что вы были губернатором в Закарпатье, т. е. в регионе, абсолютно не похожем на Луганскую область. Вам действительно так сложно?

– Закарпатье еще более проблемный регион, чем Донбасс. Проблемный, потому что там нет земли. Горы и горы. А раз нет земли, то есть масса проблем. Все Закарпатье собирает порядка 186 тысяч тонн урожая. Вместе с кукурузой. А это уровень одного хорошего сельскохозяйственного предприятия. Но по количеству инвестиций все могут на Закарпатье равняться. В июне пришел «Фольксваген», в декабре мы открыли первый завод «Сименс»... А раз поступили инвестиции, то появились новые рабочие места. То есть люди, которые не могли занять себя в сельском хозяйстве (ибо его как такового нет), стали работать на фабриках, заводах... Поэтому я не могу сказать, что губернатор лежал там в траве на раскладушке. Но в Закарпатье не надо агитировать по поводу того, куда нам идти. Все знают, что надо идти в Европу. Да, может, этот путь кажется кому-то унизительным... Мол, нас используют как дешевую рабочую силу. Но ведь это действительно так. Потому что бизнесмен, вкладывая свои деньги, хочет, чтобы его товар был конкурентным.

– А производство более дешевым...

– Да, но, тем не менее, он создает рабочие места. И платит налоги. И расширяет инфраструктуру. Он ремонтирует и строит дороги. Он делает социальные проекты. И при этом не раздает деньги в конвертах. Мы отбили к этому охоту, так как начали разрабатывать с инвесторами социальные проекты. Кроме создания производства, инвестор должен принять еще и социальный проект. Все это было обнародовано. Не нужно таскать деньги в администрацию, лучше вложить их в социальное развитие области...

– Получив назначение в Луганскую область, вы стали первым губернатором, который может на личном примере объяснить, что такое «схід і захід – разом»...

– Во время моей работы в Закарпатье там вообще этой проблемы не существовало. Ее создала администрация президента Кучмы на прошлогодних президентских выборах. Повторить ее в Луганской области я не дам. Здесь рецидивов не будет. Я всем говорю: посмотрите, я из Западной Украины, но работал и в Крыму, и в Днепропетровске, и в Киеве, и сейчас в Луганске...

– Вы сказали, что неизвестно, за счет чего живут люди в некоторых районах области. Но ведь не секрет, что многие из них вовлечены в контрабандный бизнес...

– Никто не имеет права подрывать экономическую мощь Украины. Но мы почему-то, борясь с контрабандой, боремся с теми, кто везет бочку селедки, ящик рыбы, тонну солярки, и кричим об этом на всю Украину. Что можно сегодня провезти из России? Стройматериалы, нефтепродукты, сахар... То есть те товары, на которые существует разница в цене. То, что в России дороже, чем у нас, сюда никогда не повезут. С этим надо бороться, согласен, но надо бороться по-другому. Скажем, если мы у Грузии официально не покупаем грузинские вина, то откуда они во всех магазинах? Мы официально не покупаем ни черную, ни красную икру, а ею забиты все рынки... У нас цитрусовых растаможивается пять-десять процентов от того, что потребляет население Украины. В Украине экспансия дешевой белорусской колбасы или сомнительного качества фарша из Польши... Вот это подрыв экономики!

– Вы говорили о своей работе в Крыму. И тут нельзя не вспомнить ваш не только губернаторский опыт. Ваше имя связано с непростой страницей крымской истории – разгромом знаменитых организованных преступных группировок «Башмаки» и «Сейлем», которые в свое время взяли фактически под полный контроль всю автономию. Как вам удалось их обезвредить?

– Я всегда достигал успехов в Министерстве внутренних дел. Почему? А я не признавал никаких криминальных «авторитетов». Меня никогда не интересовало, кто там кем стал в преступном мире. Да, бывало, приходили и говорили, что, мол, такой-то или такой-то «авторитет» хочет со мной встретиться, а я отвечал: передайте ему, что чихал я на его авторитет. И если он пока здесь, то пусть лучше убирается из области. Все граждане Украины равны. Так что сколько мог, столько с этим и боролся.

– Но есть какие-то рецепты «от Москаля» по поводу того, как успешно разобраться с криминалитетом?

– Никаких рецептов не было и нет. Авторитет личного состава и все. Тогда не будет никаких других авторитетов.

– ОК, вернемся в Луганск. Как вы видите проведение выборов-2006? В первую очередь, в смысле возможного использования админресурса, о чем в последнее время начали говорить все чаще?..

– В Луганске не я должен быть угрозой использования админресурса, наоборот – намерен от админресурса уберечь. Ведь сейчас в каждой партии есть некие забронзовевшие вожди, которые уже из офиса выйти не могут. Потому что считают, что выборы должны проводить (как и раньше!) директора школ, главные врачи больниц, ректоры учебных заведений или директора шахт... Но я всех собрал и сказал: ребята, эти выборы так не пройдут. Власть не собирается никому мешать, но и помогать никому не намерена. Мы не являемся субъектами избирательного процесса.

– Недавно вы заявили, что если предложат, то вы готовы возглавить первую пятерку любой партии на выборах в облсовет...

– Я обязательно пойду в областной совет, если, конечно, найдутся достойные партии.

– То есть вы видите дальнейшую перспективу своего присутствия в Луганской области?

– Да, я никуда не собираюсь. Все мы ходим под Богом и под Президентом. Я всем так говорю. Недавно разогнал одно совещание, на котором мои подчиненные собрались обсуждать указ Президента. Я им сказал: вы, конечно, извините меня, мои дорогие, но указы Президента не обсуждаются. Указы Президента неукоснительно выполняются. Президент избран народом Украины, поэтому какие могут быть сомнения...

Сергей Ястржемский, "Без цензуры"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: