Вверх

Леся Оробец: Одна из главных причин развала «Нашей Украины» – отношение Ющенко к Донбассу

На минувшей неделе в Донецке с предвыборным визитом побывала народный депутат Украины Леся Оробец. В интервью «ОстроВу» она рассказала почему оппозиция сотрудничает с радикально-националистической «Свободой», за что в Раде не здороваются с Ляшко и есть ли шансы пройти в Раду у Королевской.

- В последнее время оппозиционные депутаты просто зачастили в Донбасс. Скажите, что привело сюда конкретно вас?

- С Донбассом меня связывают хорошие рабочие отношения с Александром Ярошенко, которые со временем, как я надеюсь, перерастут в дружбу. Мы сотрудничаем уж больше года. Благодаря этому человеку я увидела Донбасс и Приазовье совсем с иного, нетривиального ракурса. Знаете, в Киеве бытует такое одномерное, плоское представление обо всем, что происходит в этом регионе. А на самом деле тут работают личности, которые не сдаются, не сливают выборы под Партию регионов, имеют мужество противостоять беззаконию и объединять вокруг себя людей. Они вызывают у меня больше уважения, чем горе-патриоты где-то в глубинке Львовской области, ведь я прекрасно понимаю, что такое агитировать за оппозицию где-нибудь в Галичине, и что такое делать это здесь. Когда видишь такие примеры, хочется и приезжать, и помогать, хотя многие политики обходят вниманием этот регион как раз из-за однобокого и примитивного отношения к нему.

- Да, к сожалению, ранее это было заметно особенно со стороны Ющенко и его партии, в составе которой вы попали в Верховную Раду.

- Одной из основных причин развала «Нашей Украины» я вижу как раз ее отношение к Восточной Украине и конкретно к Донбассу. Нельзя хуже относиться к какой-либо области только потому, что тебя не поддерживали тут на выборах. Ющенко это делал. И на этом в 2010 году успешно сыграл Янукович, снова поделив страну на Запад и Восток.

- Не боитесь, что этот фокус удастся регионалам и на этот раз?

- Нет, люди уже этого наелись с лихвой. Сейчас наступает разочарование в Януковиче. И это опять-таки урок всем нам. Потому что нельзя делать из политика мессию – потом будет очень обидно. «Наша Украина» потерпела крах, потому что вокруг Ющенко создали эдакий кокон мессианства. Доступ до него был очень ограничен, еще отец рассказывал мне, как тяжело было попасть к Ющенко на прием и донести до него какие-то проблемы.

- А какое ваше личное мнение о Ющенко? Он проиграл, потому что купился на это «мессианство»?

- Политиков выбирают не «потому что…», а «для того, чтобы…». Их выбирают не за былые заслуги, а для того, чтобы они что-нибудь сделали для общества. А Ющенко принял свою должность, как вознаграждение за свои предыдущие достижения. Так не бывает. На посту президента надо ежедневно оправдывать огромные бюджетные траты – ведь работа аппарата президента стоит несколько миллионов гривен в день. Это космические деньги.

Лично я очень сильно разочаровалась в Ющенко. Мы с мужем стояли на Майдане, когда нам было по 21 году. Мы воспринимали это как нашу гражданскую обязанность. Тогда люди на всех площадях стояли не за Ющенко и не за Януковича, они стояли за свое право выбора. Чтобы наше будущее определяли не Медведчук с Кучмой, а мы сами. Беда в том, что научившись защищать свой выбор, мы так и не научились контролировать.

- Сейчас оппозиция сотрудничает со «Свободой» Олега Тягнибока, который ведет себя гораздо радикальнее, чем Ющенко, а представители его партии часто допускали резкие высказывания в адрес русскоязычных жителей Востока. Зачем вам это нужно?

- Это было непростое решение, потому что наши идеологии различаются весьма существенно. Многое из того, что они говорят, режет мне ухо, со многим я не согласна, так как я по своей натуре либерал. Будучи мамой двоих детей, я прекрасно понимаю, что значит для детей учиться на родном языке. Тем не менее, мы видим в «Свободе» ситуативного союзника. Им, как и нам, хочется положить конец группировке Януковича, потому как все тенденции говорят о том, что если этого не сделать, мы превратимся во вторую Беларусь. На Западе нас уже так и воспринимают.

Вместе со «Свободой» мы собирается сформировать в парламенте большинство и инициировать отставку Януковича.

- Вас называют человеком Виктора Балоги. Имеет ли ваша семья с ним общие бизнес-интересы, и если да, то как у вас получается сотрудничать после его перехода в команду Януковича?

- У меня нет общих бизнес-интересов с Балогой и никогда не было их. Я в самом деле была одним из лидеров партии «Единый центр» ровно до того дня, когда Балога решил пойти в партию власти и работать в правительстве Азарова. В тот же день я написала заявление о выходе и партии и прекратила с Балогой всякие отношения. Теперь в парламенте, когда мы сталкиваемся, он делает вид, что не замечает меня. Я отвечаю ему взаимностью.

- «Батькивщина», как и «Наша Украина», подарила Верховной Раде множество тушек. Не повторит ли ваша фракция в новом парламенте судьбу нынешней?

- Всех, кого могли переманить в тушки за два года – уже переманили. На кого могли надавить через родственников, через бизнес - надавили. Кого могли купить – купили. Януковичу было необходимо купить 300 голосов в парламенте, чтобы изменить Конституцию, но сделать это не получилось. Не нашлось достаточного количества предателей. Сейчас наш блок формируется в условиях оппозиции. Это не партия власти, как в 2009 году, когда в партию лезли все, надеясь как-то это использовать в своих интересах. Сегодня все слабые звенья уже отпали. Остались те, кто готов бороться.

Кроме того, история с тушками много нас научила. Мы разработали закон «Про отзыв народного депутата», чтобы у населения был механизм отозвать недобросовестного избранника. Нужен гражданский контроль. Пока мы не научимся контролировать власть на всех уровнях, от начальника ЖЭКа до нардепа, в нашей стране ничего не изменится. Люди должны научиться объединяться. Чиновники этого очень бояться, боятся лишнего внимания.

- Не смущает ли вас, что 22-й номер вашего партийного списка Александра Кужель в недавнем прошлом сотрудничала с властью, а в 2004-м году с трибуны призывала Януковича «взять власть» и разогнать оранжевый Майдан, на котором вы стояли?

- Не смущает. Время идет, не одна Александра Кужель разочаровалась в Партии регионов. Тут в Донбассе полно людей, которые признаются, что поддерживали раньше Януковича, агитировали за него, а теперь разочаровались в своем выборе. Кужель – не исключение.

- Как вы относитесь к бывшим однопартийцам, которые сейчас возглавили собственные политические проекты – Ляшко и Королевской? Известно ли вам, кто их финансирует? Как по-вашему, действуют ли они искренне, веря в свои проекты, или сознательно разваливают оппозицию?

- В то время, когда оппозиция не могла повесить ни одного билборда с изображением Тимошенко, Королевская висела на каждом четвертом билборде Украины. Выводы делайте сами. Что касается Ляшко – то с этим человеком в Верховной Раде никто давно уже не здоровается. Не подают ему руки. Мы исключили его из партии сразу после памятного скандала с тем видео из интернета. Его РПЛ нужна только для того, чтобы оттянуть какую-то часть оппозиционного электората, дезориентировать избирателя.

- Как считаете, у Ляшко и Королевской есть шансы попасть в парламент?

- Думаю, ни у партии Королевской, ни у партии Ляшко нет шансов пройти по спискам. Партия регионов уже установила себе определенное количество голосов, которое должна набрать в каждом из регионов. Сейчас она не дотягивает до этих показателей. Едва ли в таких условиях кто-то будет дорисовывать голоса «Украине - вперед» и РПЛ.

- А почему ушел в УДАР Виктор Пинзеник? Как вы расцениваете этот шаг?

- Я рада, что у УДАРа есть такие политики, как Пинзеник, а у самого Пинзеника есть шанс вернуться в активную политику. Надеюсь встретиться с Виктором Михайловичем в парламенте в составе одной коалиции.

- Оппозиция всех политических тяжеловесов включила в список, а в округа направила более слабых кандидатов. Не кажется ли вам такой подход несколько трусоватым?

- Решения по поводу того, кто куда идет, принимал съезд партии. Я до последнего думала, что буду избираться по мажоритарке в Киевской области, и поступила бы так, как сказала бы партия. Я не считаю, что наша тактика ошибочна. Наши «политические тяжеловесы» с депутатскими мандатами сейчас ездят по округам и помогают мажоритарщикам. Мы помогаем своими обращениями, выходим на митинги, у нас больше возможностей препятствовать давлению властей.

- Есть ли у оппозиции специальная программа развития для Донбасса? К примеру, каким образом развивать депрессивные города, где закрылись шахты? Можно ли легализовать копанки?

- В нашей программе есть пункт про децентрализацию финансовых потоков и полномочий власти. Я не верю, что в Киеве может сидеть один министр угольной промышленности и понимать, как надо управлять всем этим хозяйством, не выезжая на места. Я уверена, что чем больше будет средств конкретного региона оставаться в местных бюджетах, тем больше будет возможностей для развития.

Кроме того, в нашей программе мы имеем пункт про ликвидацию государственных администраций. Мы считаем, что их функции должны выполнять местные советы, которые вы выбираете, а не назначенный президентом сверху губернатор. Практика показывает, что с депутатов можно добиться хоть какой-то отчетности, а вот губернаторы отсчитываются только прямому начальству.

Не Киев будет думать за Донбасс и спускать вам решения сверху. Вы сами решите, как вам лучше поступить.

- План хороший, но он напоминает замкнутый круг. В Донбассе местные советы состоят практически из одних регионалов. Не будут ли они саботировать ваши решения?

- Мы стараемся изменить это положение вещей. Думаю, нам удастся переубедить население Донбасса и разрушить политическую монополию партии регионов. Работа ведется очень активно, думаю, мы получим весьма неплохие результаты через несколько лет. Ядро поклонников формируется годами, а не за один день, но мы сейчас на правильном пути.

В других условиях мы бы работали гораздо активнее. Сейчас идет давление на всех, кто работает с нами. Людям звонят с угрозами о том, что их уволят и не возьмут потом на работу. Есть множество фактов такого давления, которое мешает нам набирать сторонников в волонтеры, но я бы не хотела жаловаться и искать оправдания. Мы просто сделаем все для того, чтобы победить. Нынешней донецкой командой я очень довольна.

- В 2010 году и «Батькивщина», и «Фронт перемен» могли попасть в областной и городской советы Донецка. Социология говорила о том, что они имели хорошие шансы пройти, однако в итоге обе силы набрали очень мало голосов. Почему?

- Их украли. Мы контролировали голосование местами, но все отконтролировать не смогли. Истинный уровень нашей поддержки, конечно же, был гораздо выше. Это доказали и выборы в Мариуполе, где нам удалось провести ряд депутатов в городской совет, и выборы в Краматорске, где мы также показали достойный результат. Но, к сожалению, мы не смогли проконтролировать выборы во всех районах области так же хорошо, как там, поэтому не досчитались нескольких процентов. На нынешних выборах мы усвоили эти уроки и больше не допустим таких ошибок.

- Сейчас в стране проходит приватизация ряда промышленных объектов. Причем почти все они достаются людям, близким к Партии регионов или ее членам. Собираетесь ли вы в случае прихода к власти проводить реприватизацию этих объектов?

- Да, у нас в программе есть пункт о национализации тех предприятий, которые были приватизированы с нарушением юридических норм. Мы расследуем все случаи приватизации восстановим справедливость там, где это будет необходимо.

- Что будет с представителями нынешней власти в случае прихода к власти оппозиции? Будут ли нести какую-нибудь ответственность люди, причастные к посадке Тимошенко и Луценко?

- Мы не собираемся заниматься политическими расправами. Степень вины того или иного чиновника будет определять независимый суд. Перед законом ответят все, кто должен будет это сделать, но лишь в том случае, если будут доказаны факты нарушения украинского законодательства.

Беседовал Станислав Кметь, «ОстроВ»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: