Вверх

Председатель правления Мариупольского металлургического комбината имени Ильича Владимир Бойко считает, что главное в бизнесе не получение прибыли, а удовлетворение потребностей трудящихся. И разъясняет свою позицию в интервью корреспонденту "Эксперта"

Составители рейтингов приписывают вам капитал в 1,7 млрд долларов. Откуда такие деньги?

А откуда такая информация? В моей собственности находится примерно 0,014% акций ММК им. Ильича. У нас есть начальники управлений, чья доля на порядок выше, чем моя. Распаевание акций в момент приватизации меткомбината зависело исключительно от уровня зарплаты. ЗАО "Ильич-сталь" владеет 91% акций завода. При этом стоит помнить, что наш коллективный капитал (подчеркиваю - наш) - это не только металлургический завод, но и предприятия смежных и непрофильных отраслей, включая агрохозяйственный комплекс, машиностроение и тому подобное. Все вместе - гораздо больше, чем 1,7 млрд долларов.

В свое время контрольный пакет акций комбината достался ЗАО "Ильич-сталь" за 480 млн гривен...

В 2000 году комбинат Ильича вообще ничего не стоил. За пять лет мы вложили в его реконструкцию около 1 млрд долларов, каждый год - по 200 млн. Фактически мы с нуля создали ту стоимость, о которой вы говорите. В 1995-96 годах на украинских металлургических заводах висели бешеные долги, не платились налоги. Лежали и "Криворожсталь", и "Запорожсталь", и ММК им. Ильича. Теперь у каждого из этих заводов есть свои собственники. Насколько они эффективны, судите сами. Если наш завод нормально работает, будучи в коллективной собственности, значит, решение было принято верно. А насколько хорош частник, к тому же не украинец, мы еще не знаем. Посмотрим, что будет с "Криворожсталью".

Все ваши попытки получить для ММК им. Ильича сырьевые активы закончились неудачей. Почему?

Я мечтал о том, чтобы у комбината были свои шахты. Писал всем кому можно, чтобы нам отдали лежачую шахту им. Кирова. Олег Дубина (первый вице-премьер в 2001-2002 годах с президентом Кучмой обещали нам, а отдали ее "Криворожстали". Я просил передать Авдеевский коксохим, который был построен для комбината Ильича, но он попал к "АРСу" (донецкая компания, владеющая рядом угольных, коксохимических и машиностроительных предприятий), по сути - к Ринату Ахметову. Я пытался принять участие в приватизации "Укррудпрома" и Криворожского железорудного комбината (КЖРК) - не пустили. КЖРК тогда оценили в 231 млн гривен. Мы заявили, что готовы заплатить за него 700 млн. Имели все основания для участия в конкурсе, но, как оказалось, требованиям мы не соответствуем.

Как вы оцениваете свои шансы купить "приватовские" коксохимические и горно-обогатительные активы (в частности, "Баглейкокс", Днепродзержинский КХЗ, ГОК "Сухая Балка"), учитывая конкуренцию со стороны? Почему, по-вашему, Игорь Коломойский и партнеры уходят с сырьевого рынка именно сейчас?

Он никуда не уходит, просто ищет партнера, способного обеспечить ему надежный рынок сбыта. Нет в мире заводов, которые не имели бы в своем составе коксохимического цеха. Только в Украине коксохимы - это отдельные предприятия. Комбинату Ильича очень нужен коксохим. Если мы не сможем договориться о покупке, мы будем его строить сами, и через два года у нас будет свой собственный. Но куда тогда денутся "Баглейкокс", Авдеевский и Ясиновский коксохимы? В Украине и без того избыточные мощности по производству кокса.

Российский "Алтайкокс", который намерен приобрести "Приват", имеет в своем распоряжении почти готовую коксовую батарею. Ее не запускают только потому, что нет сбыта для дополнительных объемов кокса. Наряду с этим меткомбинаты активно осваивают технологии снижения расходов сырья, что также обострит проблему сбыта кокса. Так, если мы освоим технологию пылеугольного вдувания, то снизим расход кокса на 20%.

В борьбе за активы вы часто сталкиваетесь со структурами Рината Ахметова, свежий пример - шахта Первомайская, которую в итоге получил Северный ГОК. Вам не тесно в Украине?

У нас нормальные с ним отношения. Там, где наши интересы сходятся, работаем вместе. Я готов сотрудничать с любым олигархом, если наши интересы и интересы страны совпадают. Буду работать с Ринатом, с Коломойским, с кем угодно - нет вопросов. Я знаю, что сегодня всем сложно в Украине. И "Запорожстали", и комбинату Ильича, и команде Рината Ахметова, и "Привату". У кого-то не хватает сырья, а кому-то его некуда девать. Мы должны перестать друг друга дурачить и вместе найти выход из положения. Нам, металлургам, нужно договориться, как защищать свои корпоративные интересы. Кто-то хочет свою продукцию экспортировать и продавать по высоким ценам. Но этот кто-то должен ставить своим приоритетом внутренний рынок, потому что именно он дает толчок к развитию страны. В борьбе за активы мы также обязаны придерживаться цивилизованных правил игры. Я часто спрашиваю: "Ребята, когда мы закончим друг друга обманывать? Ведь мы все теряем от этого. Давайте договоримся и будем делать так, чтобы удержаться всем".

Когда меткомбинат Ильича сможет отказаться от мартеновского способа выплавки стали?

В начале следующего десятилетия. На комбинате сделали реконструкцию конвертерного цеха, построили две машины непрерывного литья заготовки. Мы взяли в мире все лучшее. В ближайшем будущем пустим кислородный цех, который дополнительно даст 600 тонн чугуна в день. У нас сегодня не хватает чугуна. Если мы решим эту проблему, мартен будет не нужен. Думаю, наш завод будем первым в Украине, где откажутся от мартеновских печей как таковых.

Мы не должны быть придатком Европы, выпуская только заготовку и сляб. Нам нужно выпускать качественный прокат, который пойдет на производство отечественных автомобилей, тракторов, судов, ляжет в основу развития строительной отрасли. Тогда отпадет необходимость посылать украинский металл на экспорт. Посмотрите, какое место мы занимаем по потреблению металла на душу населения и во что мы превратились из некогда высокоразвитой страны? Такое положение вещей недостойно европейского государства.

Вас часто критикуют за раздутость штата сотрудников ММК им. Ильича, за плохую выработку на одного рабочего, за непрофильный, зачастую убыточный бизнес...

Выработка на одного рабочего у нас намного больше, чем на "Криворожстали". Я вас уверяю, что такой производительности, как на ММК им. Ильича, сегодня нет ни на одном другом заводе. Да, у нас есть металлургический комплекс, есть сельское хозяйство, есть машиностроение, легкая промышленность. Скажите мне, когда рассчитывают нормативы по выплавке стали на одного трудящегося, какое к ним имеют отношение работники текстильной фабрики "Фея"?

Село нуждается в поддержке, которую далеко не всегда получает от правительства. Фермер сегодня не может выжить сам, без поддержки государства. А пришедшие им вроде бы на помощь так называемые инвесторы, производят только рентабельные подсолнечник и зерно. Да и производство зерна скоро перестанет быть прибыльным с такими ценами на топливо. Что плохого в том, что мы организовали собственное агрохозяйство? Есть прибыльные проекты, есть дотационные. Это нормально. В нашем случае убыточно только село, все остальное само себя окупает.

Мариупольский меткомбинат не собирается выходить на рынок IPO? Пусть не сейчас, а в перспективе?

А зачем нам выходить на рынок внешних заимствований, если у нас есть деньги? Дешевые кредиты нам не нужны, потому что нам не нужны кредиты в принципе. Если у меня в кармане лежит пачка денег, зачем мне их просить еще у кого-то под процент? Мы никогда кредитов не брали и не возьмем.

Вы присутствовали на недавней встрече Виктора Ющенко с крупными бизнесменами. О чем вы говорили?

Все о том же: о несправедливой приватизации, о кулуарном дележе собственности. Сама последовательность приватизации была неправильной. Приватизацию следовало начинать с развития мелкого и среднего бизнеса и в первую очередь приватизировать предприятия наукоемкого машиностроения, после чего переходить к приватизации базовых отраслей. Только так мы могли стать страной, где производится продукция с высокой добавленной стоимостью. К сожалению, этого я не смог доказать, несмотря на хорошие отношения, которые у меня были с Леонидом Даниловичем Кучмой.

Но приватизация объектов прошла, и сделать с этим ничего нельзя, да и не надо. Разговоры о доплатах - чушь! Сегодня ни в правительстве, ни в администрации президента нет людей, которые грамотно занимались бы макроэкономикой, планированием. Кто может составлять продуманные балансы, направлять развитие конкретных отраслей. Именно поэтому сегодня деньги уходят в воздух вместо того, чтобы работать на благо страны. Никто ведь не слушает, что говорят на балансовых совещаниях Минпромполитики в Днепропетровске. И никто не отчитывается по данным обещаниям, которые никого ни к чему не обязывают. Можно много говорить об административных методах, но вы посмотрите на Китай: прекрасное сочетание рынка и плановой экономики.

Вас можно назвать главным лоббистом от металлургов...

Никогда не был лоббистом. Все, что делается на комбинате Ильича, делается не только для его коллектива, но и для города, и для страны в целом. Мы ни одного закона не проталкивали, который нужен только комбинату. Нам хватит одного закона, который мы провели, - об особенностях приватизации Мариупольского меткомбината им. Ильича. Тогда я пошел на принцип, сказав, что если закон не примут, то выведу 100 тысяч людей на улицу и докажу, что это правильно.

Мне стыдно что-то выбивать для комбината. Когда я ставил вопросы о металлоломе, о ценах на уголь, это касалось всей страны и всех металлургов. Я стоял на своем и не давал провести невыгодные для отрасли и страны решения, такие, например, как квотирование импорта угля и кокса. Эти решения не проходили ни при Николае Яновиче Азарове (бывшем первом вице-премьере и министре финансов. - "Эксперт"), ни при Юлии Владимировне и так далее. Я раза два переступил через себя: неправильно голосовал, потому что уговорили. Но, подчеркиваю, это не касалось экономики.

У заводов появились частные собственники, которые сами принимают решения. Вместе с тем в Украине нет настоящего металлургического лобби в хорошем смысле этого слова. Я имею в виду тех людей, которые отстаивали бы не только свои интересы, но и интересы всей отрасли. Это намного лучше поставлено в той же Америке. Мы до этого пока не доросли.

"Укррудпром" и комбинат Ильича приватизировали через отдельные законы. Вы оспаривали приватизацию первого, а сегодня ваши оппоненты вновь заговорили о несправедливой приватизации ММК? В чем разница?

Какие оппоненты? Кроме Поживанова (народный депутат Украины, бывший мэр Мариуполя. - "Эксперт"), нет никаких оппонентов! Вы его просто не знаете. За четыре года он скупил в Мариуполе все что мог: универмаг "Украина", гостиницы, магазины. Если было можно, он и ММК с "Азовсталью" забрал бы бесплатно. Мы его "попросили" из города: прокатили на выборах. Тогда город поверил нам, а не ему.

Приватизация "Укррудпрома" доступ к сырью фактически монополизировала в руках собственников двух-трех бизнес-групп. Здесь не искали эффективного собственника, а решали исключительно корпоративные конфликты в пользу одной из сторон. Те, кому реально нужны были предприятия "Укррудпрома" и которые могли заплатить за них достойную цену, к продаже допущены не были. В случае с ММК им. Ильича все иначе. Мы нашли эффективную, в своем роде уникальную для Украины, схему управления предприятием и распределения его собственности. Ведь каждый работник - совладелец завода - напрямую заинтересован в его успешной работе, поэтому сам будет прилагать к этому максимум усилий.

Во время приватизации ММК им. Ильича премьер-министром был Виктор Ющенко, который рекомендовал Кучме наложить вето на соответствующий закон. Какие у вас отношения с президентом сегодня?

Я ни разу с ним не встречался, кроме той официальной встречи с олигархами. Да, он просил ветировать этот закон. Но он же дал команду подписать договор купли-продажи с коллективом. Почему об этом никто не говорит? Ющенко изменил свое решение, сумев понять преимущества нашего предложения. Он мне тогда лично сказал: "Це неправда, що я проти". При бывшем губернаторе, при мне Виктор Ющенко из Мариуполя позвонил в Киев и в Донецк, дав добро на подписание договора.

Как вы оцениваете нынешнюю экономическую политику правительства?

Пока никак. Я на встрече сказал, что не вижу разницы между прошлой и нынешней властью. Идет дерибан. Правильно сказал Литвин: "были одни у корыта, пришли другие". То, на что надеялись люди, не оправдалось и, кажется, уже не оправдается. До прихода новой власти была масса ошибок: та же продажа "Криворожстали", "Укррудпрома". Но все-таки была стабильность, и экономика куда-то двигалась. А сегодня ничего не понять. Минтранс на всех улицах кричал: "Укрзалізниця" получила прибыли 1,6 млрд гривен, что больше, чем в прошлом году, на 1,2 млрд. А я спрашиваю: за счет чего? Был ли смысл повышать железнодорожные тарифы? Я убедительно доказывал, что этого делать нельзя. За повышением тарифов на перевозки следует рост цен на уголь, электроэнергию, кокс, концентрат, руду, лес, хлеб, молоко, масло! А они принимают решение поднимать тарифы в полтора раза. Почему не в пять раз?

Монополист ведь может делать что хочет. Коксохимы договорились о ценах, нам деваться некуда: берем кокс по любой стоимости. Точно так и по руде. Нам руда продавалась по 150 гривен за тонну, а у шахты она покупалась по 40-50 гривен. Сто гривен кто-то клал в карман. Где же государство со своей контролирующей функцией? Если хотя бы половина украденных денег оставалась на шахтах, не было таких проблем в углепроме.

Какие общие интересы у вас с Александром Морозом? Можно ли говорить, что ваш переход к социалистам является вынужденным из-за разрыва с фракцией "Регионы Украины"?

Во-первых, я никогда не состоял в "Регионах Украины" и был там ассоциированным членом. И мы ни к кому не приходили. Тот, кто так думает, глубоко ошибается. Сегодня любая уважающая себя политическая сила была бы рада видеть ильичевцев в своих рядах, даже коммунисты. Выбирая между теми предложениями, которые у нас были, мы склонились к предложению социалистов, потому что нам близка их идеология. Вы почитайте материалы Социнтерна: фактически мы воплощаем в жизнь то, что там написано.

Вы не признаете партийной дисциплины и предпочитаете самостоятельность в вопросах голосования. Вам не кажется, что это может стать причиной разрыва с любой политической силой?

Мы будем голосовать так, как голосуем сейчас. Если наши мнения совпадут, проголосуем одинаково, если нет - ну что ж, у каждого своя голова на плечах. Это главное условие нашего союза с социалистами и с кем бы то ни было впредь. По-другому быть не может. Даже у социалистов есть люди, которые мне не нравятся, и я этого не скрываю. Но, уверен, мы сможем работать вместе.

Как изменится расклад политических сил в парламенте после 2006 года?

Конфигурация политических сил в парламенте после выборов существенно изменится. У нас народ думающий. Недоверие к власти растет. Высокие слова, за которыми ничего не стоит, быстро надоедают. Поэтому вскоре все станет на свои места.

Глеб Простаков, "Эксперт"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: