Вверх

«Кривосудие» по-донецки

Представьте ситуацию: молодого парня обвиняют в зверском убийстве. За решеткой в СИЗО он уже встречает второй день рождения подряд. И все это время длилось следствие, тянутся судебные слушания по делу. И ни тебе вещественных доказательств того, что он убивал (в милиции якобы оправдываются, что не могут найти), ни оригиналов видеозаписей об изъятии ножа, которым резал (правоохранители уверяют, что оригиналы уничтожили, потому что с браком)...

В общем, похоже, что против парня у следствия нет ничего, что доказывало бы его вину, кроме чистосердечного признания. Только обвиняемый твердит, что оговорил себя под пытками. И вроде бы отпустить арестованного следует: что его томить, если с доказательной базой беда? Только вот страшно отпускать: столько голов полететь может...

Перед тем как изнасиловать дочь, папа... решил купить ей анальгин от зубной боли

Читатели газеты “Донецкие новости” об этой весьма грязной истории узнали из первого июльского номера газеты за этот год. Буквально за одни сутки жительница Калининского района Татьяна П. лишилась отца (мужчину убили недалеко от собственного подъезда) и возможности видеться со своим любимым человеком Сергеем Т. Именно последнего старший следователь Шидловский из районного отделения милиции посчитал виновным в убийстве будущего тестя. Разве можно оставлять «висяки»? Они не улучшают милицейскую репутацию...

А дело, по словам Татьяны, было так. С Сергеем они встречались около 8 месяцев. Уже были разговоры о том, что пора бы им изменить свой статус просто встречающихся на что-то более серьезное.

В начале октября Сергей, как обычно, после свидания проводил любимую домой. Она жила с отцом. Родитель, когда уволился с шахты, пристрастился к бутылке. Его супруга была вынуждена уйти жить к матери - переехать на пару домов от прежнего места жительства. Дочь же решила не бросать отца одного: вдруг страсть к алкоголю угаснет, не всегда ведь таким был...

Когда Татьяна уже собиралась ложиться спать, ей позвонила старшая сестра, которая проживает с мужем отдельно. Девушки проболтали примерно до двух часов ночи.

«Отец был в ванной. Потом я услышала, что он куда-то засобирался. Он сказал, что пойдет в магазин за сигаретами. Я попросила его по пути зайти в аптеку (она в 5 минутах ходьбы от дома) и купить мне обезболивающее - зуб разболелся. Отец ушел, а я продолжила разговаривать с сестрой по телефону. Папа не возвращался», - рассказывает девушка.

Она прождала его всю ночь, а наутро поспешила к матери, чтобы сообщить о пропаже. Вместе пошли искать «заблудившегося», думали, выпил лишнего и не дошел...

Отца Татьяна увидела на газоне недалеко от собственного подъезда. Вокруг кровь. Судмедэксперты насчитают на теле убитого 22 ножевых ранения. В кармане штанов найдут немного окровавленных денег и коробку с раствором анальгина.

Убийство раскрыли в два счета - вот это профессионализм!

Недалеко от дома убитого есть кафе «Красная калина». Вроде бы в ночь убийства его там видели. Татьяне рассказали, что ее отец иногда появлялся в этом заведении. В ту ночь он с кем-то повздорил, успел помахать кулаками. Когда уходил домой, за ним последовали двое неизвестных...

Подозреваемого задержали на удивление быстро. Сергей пришел морально поддержать Татьяну, и его попросили проследовать в райотдел. Татьяна говорит, что и ее туда на допрос возили. Это было 10 октября. По правилам, в таких учреждениях есть книга регистрации, куда вносится информация о том, когда какой человек прибыл, когда ушел. Я по работе в один райотдел приходил с начальством пообщаться, меня записали. А тут допрос! Татьяна говорит, что внутрь ее провели чуть ли не тайно, то есть в книге регистрации она не расписывалась. Девушка считает, что сделано это было неспроста.

«Всю ночь я провела в райотделе. Там хотели, чтобы я сказала, что это я подговорила Сергея убить моего отца», - позже писала Татьяна в различные инстанции. Упоминала она об этом в жалобе прокурору Калининского района Александру Петухову и писала прокурору Донецкой области. В итоге ей неоднократно отказывали в возбуждении уголовного дела: мол, никто не виноват. Девушка просит показать ей журнал регистрации, где в нарушение правил не указано, что 10 октября она была в Калининском РОВД на допросе, хотя при этом сам протокол допроса за данное число имеется! Говорит, что на ее просьбы ей отвечают отказом, причем не письменно, а лишь устно. А как она может оспорить то, что не отмечено письменно за соответствующей подписью?

Сергея забрали 10 октября и не отпустили. В обвинительном заключении Шидловский указал, будто пьяный отец хотел изнасиловать Татьяну. Она перехитрила родителя, сказав, что разболелся зуб и ей нужны лекарства! Когда отец ушел, Татьяна в гневе взяла нож и вышла на улицу. О попытке изнасилования она сообщила Сергею (отправила SМS). В общем, парень прибежал защитить любимую, забрал у нее нож и пошел убивать ее отца. Такую историю следователю якобы рассказал сам Сергей.

Ни вещдоков, ни оригиналов

В качестве довода следователь в обвинительном заключении сослался на то, что у него достаточно вещественных доказательств, изобличающих Сергея. Мол, даже нож неподалеку от места убийства нашли, правда, без крови и отпечатков пальцев. Только вот что интересно: в нарушение уголовно-процессуального доказательства вещдоков в суд так никто и не принес.

«Прошло шесть открытых слушаний, и судья ничего не предпринимал по этому поводу. Не выносил постановлений о проведении расследования по факту отсутствия вещественных доказательств. Просто во время заседаний звонил в Калининский РОВД, а там ему якобы говорили, что не могут найти. 25 июня было последнее слушание перед отпуском судьи - он решил отдохнуть 2 месяца. На этот раз ему в телефонном режиме вроде как сказали, что вещественные доказательства утеряны. И наконец он таки вынес постановление, чтобы Калининская прокуратура провела проверку относительно потери вещдоков и выяснила, почему уничтожены оригиналы видеозаписей с места воспроизведения событий», - рассказывает мать Сергея, которая выступает по делу защитником.

По словам женщины, в прокуратуру постановление судьи попало 2 июля. Через 10 дней по закону проверяющий должен был дать ответ, но не дал.

«Мне в устной форме сообщили, что по факту утраты вещдоков возбудили уголовное дело. Но соответствующих документов не дали», - говорит защитница.

Что касается видеоматериалов с места воспроизведения событий, по словам женщины, в суде транслировались копии без даты и времени. Оригиналы якобы были уничтожены по причине брака. Когда у следователя спросили, как же он сделал копию с брака, тот вразумительного ответа не дал. Кстати, интересный момент: во время одного из просмотров видеоролика о том, как изымается нож, на руках «изымателя» почему-то не видно перчаток! А как же тогда эксперты не обнаружили на орудии убийства отпечатков пальцев правоохранителя? Может, стерлись следы пальцев следователя и чьи-нибудь еще в придачу? Да и где сейчас сам этот нож?

«Вещественных доказательств в суде нет. Оригиналы видеозаписей с места воспроизведения событий уничтожены. Если бы прокуратура признала факт незаконного задержания Татьяны, и нам выдали документ, что действительно возбудили уголовное дело по факту пропажи вещественных доказательств, для них это была бы братская могила. А так остается последняя соломинка...», - говорит мать Сергея.

Защитники парня не раз просили судью, раз уж нет весомых доказательств вины парня, отпустить его домой на подписку о невыезде. Не разрешают: статья, мол, «тяжелая». Пока судья будет поправлять здоровье, парень будет продолжать сидеть на нарах. И так скоро уж 2 года, как воли не видал.

Андрей Юрченко, газета “Донецкие новости”.



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: