Пятница, 18 октября 2019, 22:241571426647 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Множество авторов, замечает Тронь Сергей Николаевич, писавших в таком жанре литературы, как «ужасы», рефлексировали относительно его природы. Так, например, Лафкрафт считал, что в этом жанре людей, прежде всего, привлекает тайна, столкновение с неведомым, что всегда сопровождается опасностью и страхом. Лавкрафт подводит довольно убедительные основания под теорию о психологической потребности людей в сюжетах, касающихся таинственного и неизведанного.

Тронь Сергей Николаевич

Тронь Сергей Николаевич: фольклорные корни жанра

Что же касается современной литературы «ужасов» и фильмов в этом же жанре – очевидно, утверждает Сергей Тронь, что они заменяют собой более древнюю и архаичную форму повествования, а именно волшебные сказки. Вплоть до начала 20 века волшебные сказки выполняли функцию своеобразной литературы ужасов для крестьянских деревень – их не только рассказывали детям, но и основательно пугали взрослых.

Если взять сборник сказок Афанасьева, который специально, в начале прошлого века ездил по деревням и собирал аутентичные сказки, замечает Сергей Николаевич Тронь, то окажется, что большинство из них обладает довольно страшноватым сюжетом, где вокруг избушки Бабы Яги частокол из отрубленных человеческих голов, по ходу сюжета действуют ожившие покойники, а персонажи то и дело лишаются каких-нибудь конечностей.

Разумеется, на современное сознание все эти образы крестьянской деревни уже не действуют в форме волшебной сказки, замечает Тронь. А вот в форме кинематографа они продолжают жить. Вспомните основные сюжеты фильмов ужасов – группа подростков идет в лес, где и разворачивается сюжет как фильма, так, когда-то и волшебных сказок. Там их преследует древнее, страшное, злобное нечто и одного за другим настигает. Иногда дело происходит в старом, страшном, заброшенном доме, прототипом которого, несомненно, и выступает та самая фольклорная избушка на курьих ножках.

Сергей Тронь: обряд инициации

Кстати, задается вопросом Тронь Сергей Николаевич, – почему именно на курьих ножках? Дело в том, что этот фольклорный образ унаследован волшебной сказкой от института первобытных инициаций времен тотемизма. В то время группу подростков, которым было пора переходить в иной статус, статус мужчин, инициировали с помощью сложного ритуала, состоящего в том, что их вели в темный и глухой лес и там они должны были зайти в сооружение, имитирующее животное, которое было тотемным прародителем племени.

Смысл ритуала, как пишет Сергей Тронь, состоял в том, что подростков поглощало, пожирало это животное, а затем, убив, извергало обратно живыми и уже взрослыми. Подростков заводили в дом, имитирующий животное, – отсюда и курьи ножки, – а затем там наносили им физические увечья в виде обрезания, шрамирования, прижигания горящими ветвями частей тел или поливания кипятком и посыпания углями. Эти физические страдания неофитов символизировали их смерть и пожирание священным животным, которому поклонялось племя. После этого молодежь становилась полноценными членами взрослого сообщества племени, пережив инициацию.

Сергей Николаевич Тронь: психологический эффект жанра

Все это весьма напоминает как волшебную сказку, в которую и превратился миф об инициации, когда исчезла сама эта практика, так и фильм ужасов, в котором группа подростков уходит в лес и там их преследует нечто хтоническое, нанося им всяческий вред и причиняя страдание. В конце, обычно, кто-то спасается, и зритель. На подсознательном уровне, отождествляется со спасшимся персонажем, как пережившим процесс инициации. С этим и связан, как заключает Сергей Николаевич Тронь, определенный катарсический эффект фильмов и книг в жанре ужасы.



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: