Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Когда работа – волк

Уровень оплаты труда в Украине отстал уже не только от Евросоюза, но и от Китая, который традиционно славился дешевой рабочей силой. В результате желание работать отбивается начисто, особенно у молодежи – зачем напрягаться, если все равно не сможешь обеспечить достойные условия себе и семье?

Такой подход не лишен здравого смысла: при уровне безработицы 7,8% (по стандартам Международной организации труда) в Украине за чертой бедности (по стандартам ООН) находится 80% населения. Действительно, какой смысл в таком случае работать?

По всей видимости, данным вопросом озадачились и в правительстве. Поэтому в начале февраля премьер Николай Азаров поручил министерству экономического развития и министерству социальной политики подготовить и внести предложения по увеличению доли оплаты труда в себестоимости готовой продукции в Украине.

Старая песня на новый лад

Разумеется, это никак не связано с переживаниями Николая Яновича о том, что его сограждане в подавляющем большинстве влачат нищенское существование. Потому что 15 декабря 2011 г. он уже объявил, что зарплаты в Украине вполне соответствуют европейскому уровню.

И такое понятие, как социальная справедливость, ему чуждо точно так же, как и президенту Виктору Януковичу. Иначе они давно бы ввели в Украине тот самый пресловутый налог на роскошь, о котором 2 года только говорят. И обложили налогами торговые операции украинских предприятий с оффшорами. Но и здесь дальше обещаний дело тоже не идет.

Поэтому поручение главы Кабинета министров скорее связано с проблемой наполнения Пенсионного фонда Украины (ПФУ). Точнее, дырой в нем, которая с каждым годом увеличивается в размерах.

Конечно, можно еще раз повысить возраст выхода на пенсию. Но это даст эффект в очень краткосрочной перспективе. «А суровая экономическая правда такова – единственным реальным источником увеличения поступлений в ПФУ является рост заработных плат», - отмечает директор Института демографии и социальных исследований НАНУ Элла Либанова.

Старая песня на новый лад

Впрочем, есть основания полагать, что мероприятия, направленные на повышение доли з/п в себестоимости конечной продукции так и останутся на бумаге. Потому что это уже не первая попытка развязать запутанный узел социально-экономических деформаций. Предыдущие, как легко догадаться, закончились ничем.

Так, еще в 2007 г. депутаты Верховной Рады от блока Литвина Екатерина Ващук и Олег Зарубинский внесли на рассмотрение парламента законопроект, закрепляющий минимальную долю з/п в структуре себестоимости продукции в Украине на уровне не ниже 30%.

По данным авторов инициативы, доля фонда оплаты труда в себестоимости продукции отечественных предприятий в среднем 12%, тогда как в развитых странах - 35%. Понятно, что в итоге законопроект был отклонен парламентом, где абсолютное большинство депутатов представляет интересы крупнейших бизнес-групп.

Ведь валовой внутренний продукт национальной экономики покоится на трех китах: зарплате, налогах, и прибыли корпораций. И если увеличивать долю з/п, то надо пропорционально уменьшать либо вторую, либо третью составляющую.

Иначе все сведется к добавлению нулей на денежных купюрах. И тогда, как в благословенные 1990-е, все опять станут миллионерами. Вот только ценники в магазинах будут менять по 2 раза в день.

Но уменьшать налоговую составляющую нет смысла, поскольку от нее зависят зарплаты работников бюджетной сферы и социальные выплаты. В таком случае остается святая святых – прибыль корпораций.

История, иллюстрирующая подход украинского бизнеса к данному вопросу, имела место несколько лет назад, до кризиса. Тогда к знакомому, у которого была небольшая строительная фирма, обратился его заказчик – тоже предприниматель, заработавший деньги на нелегальном сборе металлолома.

Теперь он искал возможность вложить их в законный бизнес и поинтересовался, какая в среднем рентабельность при строительстве жилья. Узнав, что порядка 100% на тот момент, "металлист" разочарованно заявил знакомому: "Да что я, лох за 100% работать? Я на металле 500% поднимаю, буду и дальше тогда его ковырять!".

Конечно, то был классический образец "нового русского" из анекдотов: здоровый наголо обритый бугай с золотой цепью в палец толщиной на бычьей шее, который матом не ругался – он на нем разговаривал.

Но и одетые в изысканные деловые костюмы, прошедшие специальные курсы обучения светским манерам официальные украинские миллиардеры, нередко прекрасно говорящие на иностранных языках, рассуждают точно также. Иначе мы все давно бы жили в иной стране, которой завидовали швейцарцы, бельгийцы, шведы, немцы и прочие заевшиеся европейцы.

А поскольку у представителей рейтинга ТОП-100 самых богатых людей в Украине все-таки имеется какое-никакое высшее образование и навыки культуры им не чужды, никто прямодушных заявлений в стиле процитированного выше "металлиста" не делал. Вместо этого было сказано – хорошо, а как же социальный аспект? Давайте мы уволим 10 рабочих с зарплатой в 1 тыс. грн. и поставим на заводе автоматический комплекс, который будет обслуживать 1 инженер с з/п в 5 тыс. грн. Куда девать 9 безработных?

Также авторам законопроекта было указано, что некорректно, к примеру сравнивать долю з/п в таких странах, как Дания или Нидерланды, выпускающих высокотехнологичные товары, и Украине, где преимущественно идет добыча сырья и производство полуфабрикатов - т.е. продукции с низкой добавленной стоимостью.

Нашлись эксперты, которые предложили сопоставить уровень валовой добавленной стоимости в экономике к уровню зарплат. По их подсчетам оказалась, что на самом деле мы даже опережаем Евросоюз.

Так, в целом по ЕС соотношение получилось 48,4%. В Украине – 49%. Возможно, как раз этими данными и руководствовался Николай Янович, когда утверждал, что уровень зарплат в Украине европейский?

Правда, в таком случае неясно, откуда 80% населения за чертой бедности и зачем вообще давать поручение повысить долю з/п в себестоимости – раз у нас и так все замечательно.

Но вернемся к законопроекту Е.Ващук и О.Зарубинского. Народные избранники в 2007 г. его благополучно "утопили" в стенах парламента, навесив позорный в их среде ярлык "популистский".

За и против

При детальном анализе выясняется, что аргументы противников увеличения доли оплаты труда в себестоимости выглядят, мягко говоря, не состоятельно. В этом легко убедиться, если посмотреть на зарплатную составляющую не по экономике в целом (которая показывает среднюю температуру по больнице), а в такой важной для Украины отрасли, как металлургия.

По оценкам Фонда эффективного управления (ФЭУ), в себестоимости 1 т. стального сляба китайского производства доля з/п в 2009 г. составила 11 долл., европейского – 9 долл. Вместе с тем в себестоимости 1 т. сляба, произведенного в 2009 г. на "Донецкстали", "Запорожстали" и "Азовстали" на з/п работников предприятия пришлось всего 4 долл.

Меньше было только на Мариупольском меткомбинате им.Ильича у тогдашнего социалиста, а ныне убежденного регионала Владимира Бойко – 3 долл. А больше всех тратила на з/п своих работников корпорация "Индустриальный союз Донбасса". Там на Алчевском меткомбинате на указанную составляющую пришлось 14 долл.

Как известно, ФЭУ является структурой владельца группы SCM Рината Ахметова, поэтому сомневаться в объективности подсчетов не приходится. Ценность этих расчетов еще и в том, что они даются в абсолютных цифрах, а не в процентном соотношении. Потому что себестоимость стального сляба у различных производителей отличается.

Соответственно, и доля зарплаты будет меняться. Так, в Китае на 2009 г. ФЭУ давал расчетную оценку себестоимости в 449 долл./т., в Европе – 479 долл./т., на "Азовстали" – 334 долл./т. При этом ФЭУ также обращает внимание на проблему низкой эффективности труда в украинской металлургии, считая ее препятствием к повышению доли зарплаты. 

Так, трудозатраты в доменном переделе в Украине оцениваются в 1,72 чел.-ч. на 1 т. чугуна, в Китае – 1,23, в РФ – 1,18, а в ЕС и вовсе 0,28 чел.-ч. Аналогично и в сталеплавильном производстве. Здесь мы имеем 2,95 чел.-ч. на 1 т. стали (при мартеновском способе и того выше, 4,42 чел.-ч.). В Китае – 2,06, в России – 1,87 (с учетом мартенов – 2,8), в ЕС – 0,51 чел.-ч.

Сталепрокатное производство в Украине также оказывается наиболее трудозатратным: 0,9 чел.-ч., в РФ – 0,79, в ЕС – 0,3. И только Китай нас все еще опережает в этом компоненте с 0,99 чел.-ч. Такое же соотношение в коксохимическом производстве. Здесь на 1 т. готовой продукции в Украине расходуется 1,31 чел.-ч., в РФ – 1,28, в ЕС – 0,85, в Китае – 1,91 чел.-ч.

Стоит отметить, что изначально металлургия и угольная промышленность КНР представляла из себя жалкое зрелище. В стране работали тысячи мелких "копанок", которые шахтами назвать не поворачивается язык. Уголь из них китайцы выгребали чуть ли не руками.

Выплавка чугуна и стали велась в кустарных маломощных печах на десятках мелких предприятий. Вся эта так называемая промышленность в свое время была создана под чутким руководством товарища Мао и в таком виде просуществовала до конца 1980-х гг. Затем был объявлен курс на реформы.

В отличие от В.Януковича и Н.Азарова, которые о реформах только говорят, в Китае их действительно провели. Старые заводы с допотопными агрегатами и мелкие шахты стали закрывать, всячески поощряя объединение в более крупные предприятия.

На них уже устанавливалось мощное современное оборудование. В результате Китай начал уверенно уходить от мартеновского производства стали и от ее разливки в слитки. Наращивались объемы производства, сокращался расход электроэнергии и сырьевых ресурсов, а также трудозатраты.

Характерно, что в этой стране, насчитывающей более 1,5 млрд чел., никто из руководства Компартии КНР не выступил в защиту "копанок" и кустарных заводиков – дескать, занятые там граждане останутся безработными в результате автоматизации технологических процессов.

И действительно, проблемы не возникло. В условиях бурного экономического развития высвобождающиеся рабочие руки были востребованы на новых производствах.  

Если же взять ситуацию в угольной отрасли Украины, то можно увидеть определенные различия в государственном и частном секторе. Так, на госшахте "Надежда" (Львовская обл.) по итогам 2011 г. при общей себестоимости произведенной угольной продукции в 174,86 млн грн. на зарплату и социальные отчисления пришлось 140,33 млн грн., или 80,25%. По итогам 2010 г. показатель был меньшим – 65.6%.

В другом гособъединении, шахтоуправлении "Донбасс", доля оплаты труда за 2011 г. наоборот, выросла до 52,76%, или 558,57 млн грн. против 49% в 2010 г.

Если же взять частный сектор углепрома, то в объединении "Павлоградуголь" за 2011 г. доля з/п и соцотчислений составила 40,6% от полной производственной себестоимости, или 2,593 млрд грн. Ранее, в 2010 г., на эти статьи приходилось 42%.

Несколько меньше было в 2010 г. у "Краснодонугля" – 37%, или 1,028 млрд грн. А меньше всех на оплату труда в 2010 г. в пересчете на полную себестоимость потратило шахтоуправление "Покровское" – 35,7%, или 873,65 млн грн.

Однако, по факту это совсем не означает, что на частных шахтах работники вкалывают за копейки, а на государственных, что называется, гребут деньги лопатой. Поскольку частные компании значительные средства вкладывают в техперевооружение и развитие производства и эти затраты также включаются в полную себестоимость.

Тогда как на госшахтах с модернизацией все намного печальнее. Зато в себестоиомсти получается высокая доля з/п. Это еще раз доказывает, что прямое повышение доли оплаты труда в процентном соотношении не приведет к улучшению ситуации с оплатой труда в Украине. Здесь уместнее брать как ориентир абсолютные значения.

Валерий Байкалов, специально для "ОстроВ"     


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО