Вверх

Лариса Губачева: «Наши учёные тоже могут спроектировать скоростные поезда и трамваи…»

Кризисный 2009-й год заставил украинцев иначе взглянуть на процесс потребления жизненно необходимых ресурсов. Правда, каждый понимает это по – своему. Чиновники, например, экономят на канцелярских принадлежностях, предприятия – на газе и электричестве, население – на всём без исключения.  

Казалось бы,  настал звёздный час для украинских учёных и «кулибиных». И, возможно, дела в стране пошли бы куда лучше, если б чиновники прислушались хотя бы к половине их советов и предложений. 

Сегодня студенты и преподаватели кафедры промышленного и городского транспорта Восточноукраинского национального университета им. Владимира Даля трудятся над усовершенствованием железнодорожных составов, полотен, а также разработкой установок для добычи альтернативного топлива. Говоря о тотальной экономии, заведующая кафедрой, профессор, доктор технический наук Лариса Александровна Губачева советует:  ученым Украины или хотя бы регионов  нужно объединиться , а также не стоит походя отрекаться  от  прошлого… 

 

«Фрикции – это не совсем Фрейд…» 

«Когда начался кризис, «Укрзализныця» бросила клич всем учёным: посоветуйте, как дешево и качественно обновить подвижной состав. Многие откликнулись, в том числе и наша кафедра. Сейчас мы участвуем в программе модернизации подвижного состава и получили от Министерства образования на исследования 150 тыс. грн.», - с гордостью рассказывает Лариса Александровна, приступая к демонстрации чертежей и схем. 

Непрофессионалу в этом разобраться сложно, а потому профессор начинает объяснять, что называется, «на пальцах», начав со статистики:  

«В хорошие времена наш «Лугансктепловоз» выпускал ежегодно сотни единиц подвижного состава. Сегодня государство может себе позволить заказать несколько десятков единиц в год. Это – практически ничего. Из старых вагонов в модернизации нуждаются 200 тыс. грузовых и 12 тыс. – пассажирских. Их срок службы – 28 лет, а после они списываются. Учёным предложили этот срок службы продлить, дать каким-то образом «вторую жизнь». А почему они, собственно, нуждаются в ремонте? Вы видели на рельсах стыки? Так вот, сила удара вагона об эти стыки распространяется по всему кузову – и он разрушается. И чтобы уменьшить эту силу на каждом вагоне стоят гасители колебаний. Если бы их не было, мы бы проехали пару стыков – и вагон опрокинулся…». 

Обдумав проблему, кафедра промышленного и городского транспорта  университета предложила «Укрзализныце» внедрить фрикционные гасители колебаний новой формы и конструкции, которые продлевают срок службы вагона … почти в 2 раза:  

«Если раньше гаситель колебания изнашивался после 200 тысяч километров, то с новым- он будет изнашиваться через 400 тысяч. Плюс - экономия при их установке: подумайте, чтобы только приподнять вагон, нужно потратить 2,5 тыс. грн.» .

И всё бы хорошо, но тут государство, побудившее учёных к действию, само же поставило им «палку» в колёса. Испытания новой детали институт проводил на предприятии «Лугансктепловоз», до недавнего времени хоть немного, но работавшем. Сейчас же работа холдинга, а значит и кафедры, приостановилась. 

«К сожалению, непонятно, что будет с заводом. А перспектива была очень хорошая. Для нашей кафедры это тоже был опыт. Теперь мы, как и завод, находимся в состоянии неведения», - говорит Лариса Александровна. 

К сожалению, пример с фрикционными гасителями колебаний скорее исключение из правил. Зачастую, говорит Лариса Александровна, государство просто не проинформировано о том, что могут и умеют наши учёные.  

«И у нас можно сделать так, как в Европе. Наши учёные тоже смогут спроектировать скоростные поезда и трамваи. Но не делают этого. Почему? Потому, что денег вечно не хватает и потому что у власти слабая связь с наукой», - считает профессор. 

Но при этом обвинять власть в бездействии не хочет:  

«Государство вроде и заинтересовано в научных разработках, но им нужно это всё показывать и убеждать, что это или иное изобретение полезно, и что на него можно найти деньги. А мне кажется, что деньги можно найти всегда. Это - как бюджет семьи. Если что-то крайне необходимо, то обязательно найдёшь деньги. Но поскольку нашу страну постоянно лихорадит социальная, экономическая и политическая нестабильность, то это сделать трудно. В стране есть энтузиасты, они работают, но в таких условиях даже у них начинают опускаться руки». 

 

Наши - «кидают», иностранцы - забирают лучших

У Ларисы Губачевой – богатый опыт заграничных поездок. Для обмена научным опытом и поиска партнёров она ездит не только в ближнее зарубежье (Россия, Польша), но и в Италию, Китай и даже Бразилию. Говорит, за границей отношение к науке – более серьёзное: 

«Вот, например, мой знакомый профессор из Пекина. Профессор такого же уровня, как я. У него в квартире установлена солнечная батарея – и, благодаря ей, он за весь отопительный сезон платит 40 долларов (это где-то 300 грн.) при том, что квартира у него составляет 80 квадратных метров, плюс к этому - круглый год есть горячая вода. Конечно, пришлось сначала потратиться на покупку батареи, но теперь он экономит колоссальные деньги. То есть, нам есть чему поучиться у иностранцев. Ведь кризис – везде, но люди находят выход. Просто мне кажется, что наш народ уже ни во что не верит, только ждёт, что ему кто-то поможет. А нужно самим принимать участие: что-то предлагать, что-то строить своими руками. В том же Китае образовываются целые технопарки, куда приглашаются лучшие учёные не только отечественные, но и зарубежные, объединяются предприятия. И вот они в этом научном городке делают эксперименты». 

Руководство ВУНУ, рассказывает Лариса Александровна, недавно тоже заявило о намерении собрать все научные наработки университета и предложить их государству. Однако многие учёные неоднозначно относятся к такому шагу. Причина банальна – люди, посвящающие исследованиям практически всё своё время, боятся, что их попросту обманут: 

«У нас все говорят: что же нам за это заплатят? Но я так поняла, что пока платить никто не будет. Сейчас на науку выделяются копейки, мы работаем на голом энтузиазме». 

В тоже время охотно соглашаются сотрудничать с луганским ВУЗом заграничные институты: 

«Говорить о том, чтобы отдать свои проекты в иностранные руки не хочется. Они, может быть, и вложат в это деньги, и заплатят потом, но хотелось бы, чтобы наши достижения оставались в нашей стране. Тем не менее, у нас есть договора с другими странами и университетами. Мы проводим совместные исследования, и студентов наших иностранцы охотно к работе привлекают, для наших молодых ученых это – ценнейший опыт. Но тут тоже – палка о двух концах: если студенты едут работать заграницу, то зачастую назад больше не возвращаются».  

                                       

                                       «Рельсы, рельсы, шпалы, шпалы…» 

В любом случае, приоритетной задачей для своих воспитанников Лариса Александровна считает работу «на благо своего государства»:

 «Когда я возвращаюсь в Луганск из-за границы, мне становится обидно, потому что я вижу все недостатки наших дорог и транспортной системы. А ведь у нас тоже живут люди, достойные большего…». 

Именно поэтому кафедра не ограничивается сотрудничеством с «Лугансктепловозом». Своеобразные исследовательские отделы она открыла на предприятиях «Трансмаш», «Стахановский вагоностроительный завод», на Счастьинской ТЭС и некоторых шахтах. Этот список постепенно расширяется, потому как выгода есть для обеих сторон: учёные получают исследовательскую базу, предприятия – бесплатную поддержку со стороны науки. 

«Я прихожу на предприятия и спрашиваю: какие у вас проблемы? Мне выкладывают целый ворох проблем. Предлагаю помочь в их решении – а взамен прошу взять на работу моих студентов. Получается своеобразный бартер», - говорит завкафедрой.

Сейчас за помощью к специалистам кафедры обратилось ГКП «Луганскэлектротранс» - одно из основных предприятий, занимающихся перевозкой пассажиров-льготников в областном центре. Как и железная дорога, городские транспортники нуждаются в обновлении или хотя бы усовершенствовании системы перевозок.

Тем более, что вопрос функционирования социального транспорта в городе стоит очень остро: не так давно ещё одно городское транспортное предприятие – «Луганскинтерресурс» - отказалось выводить на маршруты свои автобусы из-за невыплаченной компенсации проезда льготников, и всю тяжесть груза по перевозке этой категории пассажиров «Луганскэлектротрансу» пришлось взвалить на свои плечи.

Лариса Александровна и её студенты сейчас пытаются помочь предприятию. По мнению профессора, тот факт, что Луганск, как и практически все украинские города, в разы сократил городской парк электрического и автобусного транспорта – большая ошибка:

«Теперь наш город находится в зависимости от частных перевозчиков. А маршрутки, которые курсируют по городу, ничего, кроме вреда не приносят. Во-первых, они загрязняют воздух, а во-вторых – они маловместимы,  и по этой причине на остановках образуются заторы».

Выход из сложившейся ситуации Губачева видит в возвращении на улицы города трамваев, троллейбусов и многосекционного транспорта:

«Пришёл бы один двухсекционный автобус – и убрали бы 20 маршруток. Он может вместить до 90 человек, а в маршрутке вмещается 14-16. Сколько в таком случае нужно маршруток? Сколько нужно топлива? В защиту своих действий власти говорят, что электрический транспорт потребляет много электроэнергии. Потому что происходит быстрый износ и постоянно нужно обновлять парк. Может это и так, но ведь есть способы экономить».

Например, один из таких способов – положить под рельсы резиновые прокладки, «как это уже сделали во всём мире»:

«У нас были деревянные шпалы, которые помогали экономить электрический ресурс. Сейчас - бетонные. Вроде бы хорошо: долговечные, не гниют, но...Поставив эти шпалы, мы подвергли подвижной состав большому износу. Жесткость сильно увеличилась, прогиб уменьшился – и идут все удары от рельсового пути на подвижной состав. Мы теперь говорим: энергоёмкий, быстро изнашивается, он нам не нужен. Как поступили во всём мире? Они под шпалы подложили резиновые прокладки. Это и у нас могли сделать, но не делают. Как обычно… не хватает денег».

Денег нет , но кафедра трудится над решением данной проблемы: уже разработали модель резиновой прокладки и даже подали документы, чтобы запатентовать изобретение.

Чтобы разрешить проблему с загруженностью основных улиц города, Лариса Александровна также предлагает использовать опыт зарубежных стран: грузовой транспорт пустить по объездной, а для общественного – выделить отдельную полосу.

«А вообще город сам себе должен выбирать преимущественный вид общественного транспорта: провести мониторинг транспорта, тщательное исследование каждой единицы: сколько она потребляет энергии, топлива, в какую сумму это обходится. Моё мнение однозначно: в центр города можно пускать только электрический транспорт. Наше общество слишком рано стало отказываться от прошлого, а делать этого не стоит – нужно просто воплотить его в современной форме», - считает Лариса Губачева.

 

Светлана Золотарева, «ОстроВ»

 

 

 

 



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: