Вверх

«Луганская правозащитная группа»: дела из «актива»

 

 Год назад областная  общественная организация «Луганская правозащитная группа» во главе с Натальей Целовальниченко взялась не только оказывать помощь пострадавшим от незаконных действий органов власти, правоохранительных органов,  работников судебной системы, но принялась создавать группу общественных контролеров, которые по собственной инициативе  теперь посещают суды. 

Сегодня руководитель  «Луганской правозащитной группы» - гость редакции «ОстроВ». 

 

-  На прошлой неделе Украина отпраздновала День защиты прав человека, а 15 декабря – будет праздновать День работников суда. Есть повод поговорить о том, как  общественные организации оценивают состояние дел с соблюдением  в регионе прав человека , как и о том, чем они сегодня занимаются?

-  «Луганская правозащитная группа»,  как неприбыльная общественная организация, зарегистрировалась в сентябре прошлого года. Но  до этого мы  несколько лет  работали  в других правозащитных проектах.  Я, например, как юрист, работала в международной правозащитной организации, сотрудничала  и сотрудничаю с   Николаем  Козыревым, который возглавляет Луганское отделение общественной организации «Комитет защиты конституционных прав и свобод граждан».  Теперь мы зарегистрировали собственную общественную организацию, для которой  предусмотрено достаточное количество сфер деятельности в сфере защиты прав человека. Это и нарушения в сфере жилищно- коммунального хозяйства, защита от незаконных действий работников судов, прокуратуры, милиции ,  органов власти. Во главу угла мы   ставим человека, соблюдение его прав, которые ему гарантированы Конституцией Украины.  Когда я училась в университете и после того, как его закончила, меня всегда интересовало, как работает наша правовая система  не теоретически,  а на практике.  А закончила я  юридический факультет Луганского университета им.  В. Даля  в 2001 г. Сегодня  мы  выявляем и исследуем  нарушения, разрабатываем методики  защиты прав человека, и приходим к выводу, что  разовые обращения не столь эффективны, нужно стремиться  создать    систему мер, которые  заставят суды, прокуратуры, милицию и т.д. работать в интересах  человека. Дело в том, что практика показывает: юридическое равенство существует только формально, а фактически - его нет. Социальные связи, преференции,  неправовое влияние, коррупционное воздействие, как правило, определяет  результат тяжбы.   Я люблю пословицу:  вода камень точит.  Но разовые действия, повторюсь,  ничего  не меняют. Поэтому наши  проекты должны быть долгосрочными,   к чему мы и стремимся...

-  Есть конкретные  достижения? Приведите, пожалуйста, примеры.

 - Достижением является  уже то, что достаточно большое количество людей и организаций сумели объединиться. В частности , для совместной работы в рамках общественного движения « Гражданская самооборона»  -  в сфере  борьбы за коммунальные тарифы. Напомню, что в августе с.г.  произошло беспрецедентное событие в жилищно-коммунальной жизни г. Луганска: почти через полтора года после принятия очередного тарифа на воду в размере 6,66 грн. за 1 куб.м  (решение Луганского областного совета от 29 мая 2008г № 22/11 «Об утверждении тарифов на водоснабжение и водоотведение»), Ленинский районный суд признал данное решение незаконным. Рассмотрение иска суд всячески затягивал, не доводя даже до открытия делопроизводства. Иск подавался ещё летом прошлого года жительницей г.Луганска. Изначально    судья   Матвейшина иск не приняла, мотивировав это тем, что данное дело «неподсудно Ленинскому районному суду».

 

Юристы были уверены в своей правоте в отношении подачи иска. В результате Донецкий апелляционный суд, рассмотрев апелляцию, постановил, что отказ Ленинского суда в рассмотрении иска - незаконный. При этом Донецкий суд констатировал грубое нарушение конституционных прав. Однако и на этом перипетии с апелляциями не закончились, Ленинский райсуд вновь отказал в открытии производства, но уже «по другой причине», и  дело вернулось в Ленинский  районный суд. Там судья обнаружила потерю части исковых материалов, хотя  юристы тщательно следили за всеми документами, предоставляя несколько экземпляров. Далее Ленинский суд , не уведомив истца, вновь выносит постановление – исправить недостатки по иску. Иск вновь возвращается подателю искового заявления. И вновь юристы правозащитного центра обжаловали постановление райсуда в Донецке. Донецкий апелляционный суд все же  вынес решение опять в пользу истца - принять иск для рассмотрения в суде. Вот так, сходив дважды в апелляционный суд, юристы правозащитного центра добились,  наконец  открытия производства. 30 августа с.г. Ленинский райсуд Луганска  удовлетворил иск Ирины Красковской и признал решение Луганского облсовета № 22/11 «Об утверждении тарифов на водоснабжение и водоотведение» от 29 мая 2008г. незаконным.  Мы ставили себе задачу доказать, что облсовет в принципе не имеет право утверждать тарифы. Ведь по закону тарифы могут утверждать советы городские, районные, сельские и поселковые.

 

Во время этих, так называемых «коммунальных войн»,  мы пришли к  выводу, что  в судебной «войне» против необоснованно повышенных тарифов на жилищно-коммунальные услуги Луганск сегодня  находится в числе «пионеров».  Дело в том, что никто  другой не сумел  так детально разобраться, как же должны сегодня формироваться  эти тарифы. Никто не «капнул» вглубь проблемы. Мы сравнивали  свой опыт  с Харьковом, Запорожьем.  Наш представитель Георгий Дмитриевич  Колядкин даже специально ездил в Запорожскую область, мы  финансировали его командировку. Но оказалось, что в  своих расчетах   тарифов другие области  идут от времен «царя Гороха», не учитывают все составляющие показатели, в том числе те,  которые касаются погодных условий. Они закладывали показатели еще прошлого века и считали, что это нормально. В этом плане мы новаторы, и мы активно обмениваемся опытом с другими организациями.  

- Сколько человек  получили помощь в вашей организации?

- С момента регистрации    мы приняли около сотни человек. В приемный  день  к нам, как правило, приходит человек 15-20-ть.  Поскольку я еще  преподаю в Луганском национальном университете  им.Даля , (ведь наша организация неприбыльная и заработка не приносит)  могу выделять только один день в неделю. Но в остальные дни тут дежурят наши активисты. Реально на дежурстве у нас находится три-четыре человека,  плюс  десять человек,  которые активно ходят по судам.  Все остальные  - помогают по мере необходимости. Это , как правило, непрофессиональные юристы.  И ставку мы делаем  в первую очередь на  этих людей.  Как правило, это те, кто прошел через сложные судебные конфликты.  Эти люди работают на энтузиазме, для них нет ни праздников, ни выходных. Именно эти активисты создали народный контроль, который методично приходит на судебные заседания. И мы наблюдаем, как судьи начинают вести себя совершенно иначе , становятся  вежливее, «законопослушнее»…А ведь   совсем недавно многие люди элементарно боялись ходить  в суды. 

 - Неужели  работа активистов так влияет на работу судов?

-  И отношение к участникам процесса другое, и судья по -другому ведет процесс. Он как бы чувствует , что это не кулуарное заседание , ведет себя сдержаннее, больше следует букве закона…  

- Есть ли у вас связи  с правозащитниками других регионов, международные связи с коллегами?

-  С всеукраинскими организациями мы контактируем  по вопросам тех же тарифов. Николай Кузьмич Козырев представляет в регионе  Хельсинскую правозащитную группу. Мы  с ним сотрудничаем, у нас есть ряд общих проектов. Таким образом происходит объединение на разных уровнях. Есть темы, в которых мы ему помогаем, есть темы, по которым мы вместе посещаем судебные заседания. Если говорить о международном уровне, то наша организация занимается и темой Европейского суда по правам человека.  У нас есть несколько открытых производств, которые мы курируем в Европейском суде.   В том числе есть несколько совместных процессов  по нарушениям  прав граждан судебной системой.   В их числе дело по военным пенсиям, когда суды перепутали, где должно слушаться дело, пропустили сроки. А потом отказали в рассмотрении дела, ссылаясь на вину истца. Мы усмотрели в этом незаконные действия  Верховного суда и направили иск в Европейский суд. Есть еще дело, связанное с  проблемами местного самоуправления. Так, вместе с правозащитником Олегом Павловичем Перетякой мы обратились с иском в суд по поводу центра глазных болезней, который  незаконно был передан  из коммунальной собственности в частную. На его базе создали ООО. Но когда мы обратились в суды, нам   ответили, что  жители города не имеют права интересоваться вопросами, связанными с распоряжением коммунальной собственностью города. И мы теперь  отстаиваем права громады  в  Европейском суде. 

У нас есть  достижение : есть такая в Жовтневом райсуде  судья Лобко Юлия Петровна,  на которую поступает очень  много жалом.  Недавно мы получили ответ от Совета судей  о вынесении ей выговора. Если выговор повториться, судья может быть освобождена от   полномочий.

Есть  и разовые резонансные дела. Судья Запорожченко в Ленинском райсуде рассматривала вопрос по девочке новорожденной. Так возникло дело против врачей и Главного управления здравоохранения и нашей областной прокуратуры. По вине медиков у молодой женщины родился ребенок-инвалид, что было доказано без затруднений. Как утверждала потерпевшая, врачи не сумели определить, что по медицинским показаниям ей  было показано кесарево сечение. Только забрав ребенка из роддома, родные девочки, заподозрив неладное и обративших к медспециалистам, определили, что ребенок слеп и болен ДЦП из-за травм, нанесенных ей во время родов. (При выписке врачи этот факт скрыли) . Но облздрав не наказал врачей, в результате чего сам стал ответчиком в суде. Дело было очень непростым и достаточно долгим ,  и в общем-то начал принимать законный оборот только после того, как в конфликт вмешалась общественная организация «Луганская  правозащитная группа». Семья Андрюшиных обратилась в Луганскую правозащитную группу, поскольку в течение целого года Мирослава Андрюшина не могла добиться рассмотрения дела в отношении «причинения ребенку тяжких телесных повреждений, и мы подали иск в Луганский областной окружной суд на прокуратуру г.Красный Луч в связи с тем, что в течение почти целого года прокурор г.Красный Луч не рассматривал заявление о совершении преступления в отношении врачей родильного отделения городской больницы им. Известий г.Красный Луч. В Ленинском районном суде по данному факту было наконец открыто дело по ст. 122 – тяжкие телесные повреждения. Были наказаны чиновники, и были наказаны врачи. Случай редкий для нашей судебной системы. Статистика говорит о том, что в случаях, когда человек подает иск на какой-либо из органов власти, добиться удовлетворения такого иска просто невозможно. Ведь обвинительный приговор в такой ситуации является доказательством несовершенства работы государственных органов. Они не могут сами себя так компрометировать. Поэтому доказать незаконность их действий всегда очень сложно – они спасают друг друга, как могут. Теперь мы судимся с прокуратурой, которая не вовремя прореагировала на заявление.    Чтобы доказать вину врачей, необходимо  снова провести экспертизу. Она будет проводиться в Киеве.  Но пока нам говорят, что сейчас нет сейчас средств  для финансирования  экспертизы.    Мы обратились  о  выделении средств. Если такой экспертизы, требующий специальных знаний, не будет, то невозможно будет доказать вину врачей.

- Фамилии   чиновников будете называть?

-  В принципе, можно назвать тех, кто выступает представителями ответчика. Им выступает главное управление здравоохранения. Его представителями в суде выступают один из заместителей начальника  Антонов и юрист  Прищепа. Они показали себя не  с лучшей стороны, поскольку защищали в данной ситуации даже не столько «честь мундира», сколько себя и свое рабочее место.

- Вероятно, дело не всегда заключается  в конкретной  персоне,  причины следует искать  в самой системе…

 

-    Мы прослеживаем тенденции, что, когда  в суд или прокуратуру обращается простой гражданин с заявлением и хочет провести проверку факта совершенного преступления,  прокуратура без специального указания работать не хочет.

 - А чье должно быть указание?

 - Получается они привыкли, что должны позвонить « сверху» либо прийти состоятельные люди - , для того , чтобы возбудили дело.

А «сверху» -  это кто?

 - Либо областная прокуратура. Потому что в негласных беседах они говорят, ну, вы понимаете, как областная прокуратура скажет, так мы и будем делать. (Речь идет  о районных, городских прокуратурах). Недавно мы обжаловали  постановление о возбуждение уголовного  дела в отношении мелкого частного предпринимателя. Здесь были и угрозы. И давление. Но тем не менее я предложила идти только правовым путем , мы написали жалобу в Ленинский районный суд и обжаловали постановление Ленинской районной прокуратуры о возбуждении уголовного дела. В чем суть нарушения ? Человек торгует на рынке препаратами для защиты растений. Да, там было нарушение экологического законодательства, а возбудили дело по факту того, что человек «покушался на здоровье народа». Это  Ленинская районная прокуратура.  Но ведь в данном деле максимум , что можно было усмотреть, так это административное нарушение. Апелляционный  суд принял во внимание наши доводы и направил дело на новую стадию разбирательства.

- Какие еще «болезненные точки» вы видите?

 - Самая «болезненная точка» – это суды. Пока нет выборности судей, нет прямой связи между народом и властью. Судья назначается «сверху»,  через свои органы судейского самоуправления, и нет  никакого механизма, чтобы сблизить судебную власть и народ. А судья должен отстаивать права народа. Мы были свидетелями сотен случаев, когда безосновательно затягивались сроки рассмотрения дел. На это влияют и объективные, и субъективные факторы. С одной стороны, к сожалению, у нас количество судей не соответствует количеству населения По статистике в развитых странах  на 1000 человек населения приходится  судья . Это в среднем.

-  А у нас?

- У нас  больше сотрудников прокуратуры. До сих пор не расставлены правильно акценты. На западе человек сразу обращается не в прокуратуру,  а в суд,  и   та система направлена на защиту человека. У нас же предпочитают финансировать налоговые, фискальные системы. Но не судебную систему. По уголовным дела у нас действует презумпция виновности, и человеку очень сложно защищать свои права . Особенно  трудно реализовать право  на  оправдательный приговор. То есть даже когда человек готов идти до конца, судей которые вынесли оправдательный приговор , можно по пальцам пересчитать. В частности по причине, что испытывается давление  со стороны того же Апелляционного суда.  Почему? Да потому, что в этом усматривается сомнение в его компетентности, компетентности прокуратуры.

Вот как раз у нас на стадии апелляции дело по Новопсковскому району Ковалевой Александры Ивановны, которое тянется уже пять лет.  Кстати, Ковалева -  представитель правозащиной организации по Новопсковскому району. Во время рейдерского захвата  предприятия, когда на его территорию ворвались экипированные люди,  она попыталась восстановить правопорядок, призывала людей сохранять спокойствие.  Теперь вот уже столько лет против нее тянется дело, которое рассматривается за сотню километров  в Белокуракинском районе (Луганская область - авт.). Чего стоят одни поездки туда…

 – Как вы туда добираетесь?

-  Представьте себе, как получается и за свой счет.  Я  же еще преподавателем работаю в университете, преподаю юридические дисциплины. В 6 часов встаешь, едешь на автовокзал, два -три часа едешь туда. Но там еще такая особенность, что во второй половине дня транспорт прямой не ходит  уже в Луганск. Поэтому приходится добираться попутками до Старобельска, со Старобельска – дальше… Для Ковалевой тоже была большая проблема туда добраться, и думаем, это специально созданная для  нее проблема. Были такие случаи, что ей чуть ли не  пешком приходилось  туда идти. Представляете,  какая психологическая нагрузка?

Сейчас мы планируем обратиться с новым заявлением в Европейский суд по правам человека. Думаю это будет интересно и  юристам, и правозащитникам. Согласно действующего законодательства в законе предусмотрено участие народа  в системе правосудия через  институт присяжных и народных заседателей. Но это юридически. На деле же у нас нет ни одного уголовного дела с участием присяжных, народных заседателей.  Дело в том, что  Уголовно- Gроцессуальный Кодекс до сих пор в нашей стране не приведен в соответствие с  законом   о судоустройстве, принятом еще при Кучме. То есть,  как ни ругали времена Кучму … После того как закон вступил в силу, все нормативные акты должны  были быть приведены в соответсвие с ним, но  никто этого не учел. Наши правозащитники решили сделать  беспрецедентный шаг - попытаться сдвинуть решение этой проблемы через Европейский суд. Другого реального механизма на данный момент мы не видим.

 

Беседовала Наталия Кононова, «ОстроВ»

 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: