Вверх

Донбасс – Галичина: сценарии будущего Украины

Тон жизни в нашей стране все больше определяют предстоящие президентские выборы. Уже стоят в людных местах потешные армейские агитационные палатки с закопченными флажками, где раздают агитки молодого претендента на роль «спасителя». А через несколько недель площади и улицы заполонят палатки и павильончики всех цветов радуги.

 

Псевдоборьба за единство. Исчерпанный ресурс

 

Не нужно быть пророком, чтобы предсказать: вскоре одной из главных тем, которые будут эксплуатировать кандидаты на самый высокий пост в государстве, станет тема единства страны.

 

Президент по определению является объединителем. Однако в украинском варианте -  «борьба за единство Украины» может приобрести разрушительный характер, поскольку главными действующими силами в предстоящей президентской кампании будут все те же клиентельные группы, в которые организовался украинский правящий класс.

 

В процессе подобных поисков партийная система нашей страны сформировалась с привязкой к макрорегионам.  Поскольку Партия регионов будет стремиться к максимальной мобилизации своего электората на востоке, а БЮТ – в центре и на западе, это вызовет к жизни «опору на региональный патриотизм». Подобные рычаги будут обязательно приводиться в действие, ведь судьбу выборов могут решить всего несколько процентов. Данный сценарий президентской кампании грозит превратить её в борьбу культурных программ развития страны. Превращение политической борьбы в ценностный конфликт чрезвычайно опасно. Ценностные конфликты не решаются рационально. Они выливаются в войну судного дня. Нечто подобное мы уже пережили в 2004 году.

 

Может ли повториться катастрофический сценарий? Есть факторы, которые говорят в пользу его повторения, но есть факторы, которые свидетельствуют, что строить предвыборную кампанию на межрегиональных противоречиях - исчерпанный ресурс. К тревожным обстоятельствам относится то, что крупнейшие игроки на украинской политической сцене не достигли минимального согласия относительно правил дальнейшей игры. Имею в виду несостоявшуюся «широкую коалицию». Дискредитация самой этой идеи при произнесении слова «ширка» свидетельствовало, что в правящем классе нет установки на единство страны. Подобная коалиция разрушала бы одну из основополагающих технологий властвования в Украине. Центральная власть со времен Л. Кучмы балансирует на противоречиях регионов. В случае объединения конкурентов на электоральном поле пришлось бы очень многое менять в идеологии партий, а также и в технологиях осуществления власти. Это хлопотно, особенно в предвыборный период. У социально наиболее близких политических структур не останется иного выбора, как опять использовать «старое оружие». Этому «оружию» не давали заржаветь, периодически проводя «смотры войск». Обращает на себя внимание синхронность действий между «идейными» противниками. Между тем, реальность упрощать не следует. На усиление регионального патриотизма были направлены действия вовсе не только Партии регионов и БЮТ.  Впрочем, последняя политическая сила к этому скорее демонстрировала безразличие, а Партия регионов с конца 2007 г. начала готовить Северодонецк – 2. За подписью Валерия Голенко и Виктора Тихонова в Луганске  издана книга «Северодонецк: точки не будет». Во время работы съезда 1 марта 2008 г. принята «Декларация прав русской культуры и культуры других народов Украины». Одной из постоянных тем, обсуждение которой инициировалось Партией регионов в Донбассе, стали преступления ОУН-УПА. За короткое время издано несколько брошюр на эту тему (например, «Победу и правду не предадим», Луганск, 2008), сооружен памятник жертвам УПА,  особое внимание  было уделено  волынской трагедии 1943 – 1944 гг., популяризовались исследования польских ученых В. Полищука и А. Кормана.

 

«Агрессивная» Галичина

 

В последнее время в Галичине  зафиксировано синхронное появление публикаций откровенно сепаратистского характера. Наиболее резонансные из них принадлежали перу известного ивано-франковского писателя Тараса Прохасько.

 

Первая его статья «Вади українського імперіалізму» появилась 24 января 2008 г. в ивано-франсовской газете «Галицький кореспондент». Поводом для неё стала очередная годовщина Акта объединения УНР и ЗУНР.

 

Тарас Прохасько о событии, ставшем важнейшим символом украинской государственности, написал резко: «Январь 1919 вообще не следует анализировать, прибегая хотя бы к какому-то рационализму. Грустно так говорить о своей истории, но этот акт был абсолютным нонсенсом, который скоро завершился тотальной катастрофой. Когда есть возможность ехать на двух конях в разные стороны, не стоит садиться вдвоем на одну лошадь, убив другую».

 

 Дальше он пишет, что сейчас мы вынуждены больше всего сил тратить на то, чтобы быть вместе. Это и есть «трагедия украинского империализма». Вывод его такой: «Украинская империя слишком больна, чтобы излечиться внутренними силами. Украинская империя достаточно большая, разнообразная и противоречивая, чтобы создать несколько украинских государств. Каждое из них могло бы быть наконец-то неповторимым, самодостаточным и спокойным. Безболезненные методики такого процесса уже существуют». Резкая и яркая статья Тараса Прохасько вызвала бурю протестов в Галичине, прежде со стороны националистов. Писателю пришлось оправдываться: «Я не являюсь галицким сепаратистом ни в политическом, ни в общественно-гражданском смысле. Это писательское видение идет от сердца, а не от разума. Другое дело, что знаю немного историю сепаратистского движения и могу что-то рассказать. Это особенность моего мировосприятия, а не моя политическая платформа». Но от своей позиции он не отказывается: «…Территория другой Украины меня ранит: другой язык, совсем другой опыт. Слушаю, что говорят о прошлом другие люди… Это как пропасть, как бывает в отношениях между мужем и женой… Объективно эта инаковость существует и это является причиной моего локального патриотизма. Другое дело, когда речь идет о сепаратизме как модели. Уже нет советов, насилия, но происходит эрозия в пользу не моего патриотизма. Чтобы сохранить украинскость как таковую, грубо говоря, нужно отойти в цитадель» (Репортер, 17.04.2008).

 

Я далек от  мысли, чтобы подозревать Тараса Прохасько в том, что он писал по заказу каких-то политических сил. Это его внутренняя позиция, которую он не стесняется высказывать уже несколько лет. В 2005 г. мне пришлось участвовать в журналистском проекте «Украина. Восток – Запад: путь к взаимопониманию». В его рамках ивано-франковские журналисты приезжали в Луганскую область, а затем луганские журналисты - в Прикарпатье. Тарас Прохасько показывал нам Ивано-Франковск. Чувствовалась огромная эрудиция и любовь к своему городу. Возле административного здания, где размещаются областная и городская власти, я задал ему вопрос о смысле размещения на флаге области красной и черной полос. Зачем так «жестко привязываться к символике ОУН»? Тарас ответил, что это история, что у нас «разные жизненные миры» и лучше всего нам было бы «оставить друг друга в покое». На другой день мы ехали в горы. Помню взлохмаченную светлую шевелюру Тараса, так как он сидел впереди всех в салоне автобуса и вдохновенно исполнял роль Вергилия. Он знал бесчисленное количество историй о городах и селах, которые мы проезжали. Его серые глаза, казалось, видели прошлое, которое подобно археологу он «обнажал» слой за слоем. Детали, невероятный калейдоскоп фактов из разных эпох проливались естественно, без малейшего напряжения - возникало  устойчивое ощущение символической самодостаточности Галичины. Затем мы стояли на берегу холодного горного потока, Тарас нашел глубокое место и бросился в воду, радостно фыркая. Этого недостаточно, чтобы знать человека, но все же, уверен, что  писатель, искренне живущий своим краем, сливающийся душой с его природой и историей, не будет фальшивить и конъюнктурить.

 

На иные мысли наводят другие публикации «Галицького кореспондента». Так, 28 февраля 2008 г.  в данном издании появилась статья Олега Хавича «Косовский урок для Западной Украины».

 

Начинался  текст так: «Провозглашение двумя миллионами албанцев сербского края Косово и Метохия занятой ими территории независимым государством заставит задуматься над судьбой своей государственности не только каталонцев, басков, корсиканцев и шотландцев с валлийцами. Почти 10 миллионов западноукраинцев тоже могут вспомнить о своем не один раз пренебреженном праве на самоопределении».

 

Автор пишет, что в этом случае можно смоделировать совсем иную картину украинской истории. В специально утрированной манере он выстраивает такой дискурс: «Сотни лет свободолюбивый западноукраинский народ страдал от орд с Днепра. Особенную зависть этих одетых в татарскую одежду и по дикарски выбритых разбойников вызывали наши роскошные города, прежде всего наша извечная столица, королевский город Львов. Но наибольшую лютость чувствовали они против нашей церкви, которая возобновила своё единство с Вселенским престолом в Риме».

 

Не хочу сказать, что все сказанное вообще лишено смысла. Давно пора не прятать голову в песок и расставить все точки над «І» в Волынской трагедии. Это затронет современные мифы, которые используют в легитимации своих властных претензий некоторые политические силы? Конечно! Но Украина от этого очищения только выиграет. Давно перезревшей является и проблема русского языка,  которая есть гораздо шире русской культуры в Украине. По факту к сущностным характеристикам нашей страны относится диалогический характер отношений между украинской и русской культурами. Это наша особенность. Нечего здесь кивать на северного соседа. От разумного учета этой особенности зависит успешное развитие нашей страны в культурной сфере. Лишены ли оснований жалобы галицких интеллектуалов на то, что современная украинская реальность как бы высасывает из Галичины идентичность? Думаю, что нет. В этом их вполне могут поддержать интеллектуалы Донбасса, Крыма или Причерноморья. Нужно искать способ межрегионального взаимодействия, который устраивал бы всех. Поэтому темы эти сами по себе важные, нуждающиеся в серьезной дискуссии. Но нынешнее их обсуждение укрепляет общественную атмосферу в разных регионах, которая выгодна ведущим конкурентам в предвыборной борьбе.

 

Я привел только отдельные примеры публикаций в Донбассе и Галичине за прошлый год. Но эту линию можно довести до нашего дня. Когда Луганский областной совет принимал резолюцию в поддержку Абхазии и Южной Осетии, на Западе Украины проводились митинги в поддержку Грузии. Так, дрогобычская городская газета «Галицька зоря» 18 августа сообщала о таком митинге, состоявшемся на площади Рынок. Показателен словесный штамп в этой публикации: «Россия, как всегда, поддерживает свой имидж имперского завоевателя. Её политики как действовали, так и действуют цинично и нахально». Это как само собой разумеющееся, без анализа фактов. Наверное, именно такая общая установка привела к тому, что эта газета 12 сентября 2008 г. перепечатала под названием «Ми зможемо здолати сатанинську Москву» интервью Дмытра Ярыша, представленного как командир ВО «Тризуб» им. С. Бандеры. Под названием «Рано или поздно, но мы обречены воевать с Московской империей» оно еще 25 августа 2008 г. было размещено на небезызвестном сайте «Кавказцентр». В интервью говорится о «неизбежности войны Украины и России», о плане действий для «патриотических сил» в Украине в случае начала такой войны. В том числе определяются политические субъекты, подлежащие «нейтрализации». Все похоже на провокацию. Попутно замечу, что я о публикации в дрогобычской газете узнал на конференции в Симферополе 10 октября 2008 г. из выступления директора Украинского филиала Института стран СНГ Владимира Корнилова. Он на несколько месяцев стал пропагандистом доселе неведомой всей Украине скромной дрогобычской газеты.

 

О развитии ситуации в этом году дает представление статья Александра Соловья «Они сражались за Vaterland?», опубликованная «ОстроВ» 7 мая 2009 г. Поводом для неё стали размещенные накануне для Победы во Львове сити-лайты, прославляющие дивизию СС «Галичина». По своему опыту знаю, что эта реклама не отражает всей сложности жизни Галичины. Мне как-то накануне 9 Мая пришлось ехать в маршрутке из Львова в Дрогобыч. Всю дорогу водитель ставил кассеты с песнями военных лет, что с пониманием воспринималось пассажирами. Но факт остается фактом. В Украине есть силы, заинтересованные, чтобы в Донбассе и в Галичине сохранялась атмосфера, делающая эти регионы кормовой территорией разных «политических хищников».

 

Политический строй в нашей стране по многим параметрам можно определить как имитативную демократию. Есть все формальные институты демократии, но главными становятся теневые механизмы политической жизни. Это отдельная тема, которую целесообразно обсудить позже. Тем более что представительская демократия и в странах, где она родилась, все больше приобретает черты имитативной. Это общие характеристики кризиса демократии как формы правления в современном мире. В условиях имитативной демократии важнейшим политическим механизмом остаются выборы. Но эта политическая процедура сильно изменилась. Народные массы ни прямо, ни опосредованно не имеют отношения к формированию набора кандидатов/партий, за которые им предстоит голосовать. Это все совершается в узких кругах правящего класса. Народу отводиться роль машины для голосования. Эта машина, конечно, в определенных условиях может повести себя и непредсказуемо. Поэтому ей нужно понравиться.  В результате выборы поэтому превращаются в соревнование имиджей. На самом деле политические имиджи не отражают реальных качеств кандидатов или партий/блоков. Они являются симулякрами, то есть образами, не несущими информации о чем-то, что стоит за ними.

 

Настроения жителей Донбасса и Галичины – через ФГИ

 

 Решающую роль в   новой избирательной компании как и в минувшей по-прежнему будут играть настроения жителей Донбасса и Галичины. Реальные технологии завоевания голосов избирателей    выстриваются так: перед выборами проводятся исследования, чтобы узнать ожидания избирателей; затем выстраивается предвыборная программа, чтобы всем пообещать именно то, что они и ожидают. Однако социальные ожидания по всей Украине примерно одинаковы. Для победы же необходимо выделиться, почувствовав особые ожидания, на которые не реагирует твой конкурент.

 

 Не так давно  в рамках проекта научных исследований «Украина: образы регионов и межрегиональные отношения» кафедрой философии и социологии Луганского национального университета имени Тараса Шевченко, кафедрой правоведения, социологии и политологии Дрогобычского государственного педагогического университета имени Ивана Франко и общественной организацией Центр по изучению общественных процессов и проблем гуманизма (Луганск) проведено сравнительное изучение региональных сообществ Донбасса и Галичины. ( В его рамках  в 2005г. проведено два кросс-региональных опроса (в Луганской и Львовской областях). В 2008 г. участники проекта приступили к следующему этапу исследований, используя такой качественный метод получения информации как фокусированные групповые интервью).

 

 Фокусированные групповые интервью (далее буду использовать сокращение ФГИ) – уникальный метод в арсенале социологов. В его ходе можно наблюдать функционирующее общественное сознание. Все другие методы дают возможность зафиксировать лишь готовые результаты этого функционирования. Благодаря ФГИ мы можем понять, как сами люди описывают для себя социальную реальность, какими мотивами они руководствуются в своих действиях. Конечно, каждый метод имеет преимущества и ограниченности. Так, метод ФГИ не может показать распространенность тех или иных феноменов общественного сознания. Это можно узнать только при проведении массовых опросов. Но ФГИ позволяет избежать в этих опросах досадных недоразумений. (ФГИ позволяют увидеть подлинный строй мышления «простых людей»,  от голосования которых в конечном итоге и зависят  итоги выбоов в стране).

 

В ходе исследования  проведено по 5 ФГИ в Луганской и Львовской областях. Учитывая специфику вопроса, в обоих регионах формировались фокус-группы двух типов: состоящие из лидеров мнений (преподаватели, журналисты, политические деятели) и состоящие из «простых людей».(В Луганской области  проведено 3 ФГИ в Луганске и по одному – в г. Стаханове и селе Пархоменко Краснодонского района. Во Львовской области -  по два ФГИ во Львове и Дрогобыче и одно -  в с.Нижний Лужок Дрогобычского района).

 

Подчеркнем, что данное исследование не было направлено на решение каких-то прикладных вопросов, мы не выполняли заказов политических или экономических организаций. Нам  было  важно выяснить, чем  же отличается и в чем схож строй мышления жителей Донбасса и Галичины. (В дальнейшем для определения строя мышления я буду использовать понятие дискурс).

 

В ходе исследования нам необходимо было выявить характеристики региональных дискурсов, особенности представлений о себе и о других регионах, обнаружить те образы Украины и украинских регионов, которыми люди руководствуются в своем поведении.  Сегодня есть основание говорить о том, что в общественном сознании обеих регионов удалось зафиксировать устойчивые структуры.( Речь идет о проблеме единства страны; представление жителей Донбасса о своем регионе и о Галичине; представление жителей Галичины о своем регионе и о Донбассе).

 

Столь пристально  внимание отношениям Донбасса и Галичины, в частности, уделяется потому, что региональная система нашей страны структурируется несколькими типами отношений: первый тип –  отношения центра и регионов (он есть в региональной системе любой страны), второй связан с наличием в региональной системе полюсных регионов. Отмечу, что полюсами они становятся только тогда, когда в их региональных сообществах сложились отличные друг от друга проекты развития страны. Такой тип отношений не обязательно присутствует в региональной системе. Например, его нет в современной России. В Украине полюсами стали Донбасс и Галичина. Их проекты могут быть соответственно определены как согражданство и этнонация. Оба они жизнеспособны, но вместе в одной стране реализованы быть не могут. Именно это делает отношения между Донбассом и Галичиной особо важными для развития нашей страны. Эти регионы обречены на особые отношения, на восприятие друг друга как значимого другого и на поиск исторического компромисса. Последнее связано с достаточно отличным восприятием нами общей истории. Эти отношения достаточно конфликтогенны, но они делают названные регионы интересными друг для друга и оживляют всю региональную жизнь в стране. Третий тип отношений связан с взаимодействием с центром и основным региональным массивом гинтерландов. В Украине четко выраженными гинтерландами являются Крым и Закарпатье.

 

Единство страны глазами жителей Донбасса и Галичины

 

Первым вопросом дискуссии во время ФГИ  стал вопрос «о возможности раскола Украины».

 

Вопрос ставился в нарочито провокативном ключе. В качестве стимулов для дискуссии  использовались ссылки на статьи Тараса Прохасько, о которых уже сказано ранее.

 

В целом дискуссия начиналась так: «В последние годы (после 2004г.) в прессе иногда обсуждается ситуация, которая может возникнуть после раскола Украины по Днепру на два государства. Некоторые авторы пишут о возможности возникновения нескольких государств. По вашему мнению, такая ситуация возможна в реальности? Как вы лично относитесь к подобной перспективе? Пожалуйста, аргументируйте свою точку зрения».

 

Все ФГИ показали, что для большинства жителей, как Донбасса, так и Галичины единство страны является позитивной ценностью.

 

 «Не реально це, щоб так от розділилися. Не думаю, що так може бути, що це можливо». (М.О.Є., методист університету, Львів, 20.11.2008 р.). «Мы единая страна. Мы должны, как говориться, любить себя, какие мы есть. И не раскалываться, не думать о том, что мы должны куда-то входить, что мы должны к кому-то примыкать. Мы есть Украина и мы - это мы». (К.П.Н., журналист, Луганск, 19 04.2008 г.). «Моё отношение негативное, так как я считаю, что Украина должна является целым государством, неразделимым и единым». (К.М., студентка, Луганск,19 04.2008 г.). «Прості люди цього не сприймають. Ми єдина нація, ми всі українці». (М.Л.В., методист університету, Львів, 20.11.2008 р.). «Я думаю, что нормальный, здравомыслящий человек понимает, что на самом деле сила в единстве любого государства. Один из великих учителей также сказал, что если царство разделится в самом себе, оно не сможет устоять». (Л.М.Ю, бригадир строителей, Луганск, 25 04.2008 г.). «Навіть, візьмемо кулак. Коли пальці в кулаці, він є міцний, а розділіть кожен палець окремо -  це вже є ніщо! Так, що нам ділитися не потрібно. <…> Політики грають на почуттях людей». (С.О.Д., екскурсовод, Дрогобич, 21.11.2008 р.). Для некоторых респондентов сам вопрос о гипотетическом разделении Украины выглядел как невыносимое противоречие.  «Я думаю, что Украину делить нельзя. Почему нельзя? Потому что так мы ослабим Украину». (Л.В.Н., учитель, с. Пархоменко, 23.04.2008 г.). «Взагалі, не можна розділяти Україну. Тому що у нас буде дві України. А дві України не може бути. Ніяк не може бути дві України. У нас тільки одна Україна». (М,В.І., робітник, Львів, 20.11.2008 р.). Некоторые участники фокус-групп демонстрировали мифологию, которая успела пустить корни в нашем обществе.  «Слово «украинец» – это не просто слово, означающее любого человека. Это, как говорили, тип души». (М.И., студент, Луганск,19 04.2008 г.).

 

В пользу сохранения единства страны приводились исторические аргументы. «По своїй історії ми вже мали Правобережну і лівобережну Україну, коли по два та по три  гетьмани воювали між собою: один гетьман підтримує поляків, другий підтримує росіян, і з того нічого в України доброго ніколи не виходило. Крім того, гинуло дуже  багато людей, а держави єдиної не було». (Ф.Т.Г., голова спілки політв’язнів, Дрогобич, 21.11.2008 р.). Некоторые респонденты вспоминали о взаимовыгодном разделении труда между Востоком и Западом Украины. «Правобережна і Лівобережна Україна досить взаємодіють і вони не можуть існувати окремо одна від одної. Східна Україна є великим промисловим центром, а Західна Україна є центром курортів і оздоровчих центрів. Майже вся Східна Україна відпочиває в такому курортному містечку, як місто Трускавець. <…> Я вважаю, що просто українці самі не дозволять розділити Україну на дві частини, чи навіть на декілька держав». (К.Н.Р., студентка, Дрогобич, 21.11.2008 р.). Существенным аргументом против разделения страны для респондентов выступали бедствия, которые неизбежно будут сопровождать раскол. «Это нежелательно. Это ударит по нашему карману. Банковская система лопнет. С гривной непонятно, что будет. Такой вариант вполне возможен, но опять - таки считаю, что он нежелателен». (А.Ю., функционер Партии регионов, Луганск, 19 04.2008 г.). «Я считаю, что разделение, если оно произойдет, будет сопровождаться войной. Это не тарелка, которая может разбиться на две части. Я думаю, что не допустят даже власти до того, чтобы разделилась Украина. Я думаю, что найдется, найдутся такие силы, что Украина все-таки останется целым государством». (Ч.Г.П., дежурная в общежитии, Луганск, 25 04.2008 г). Для некоторых жителей Донбасса эта проблема чревата болезненным раздвоением. Но они решают его в пользу сохранения целостности. «Конечно, мои родственники все в России Хорошо быть бы мне в России, потому, что там мои родственники. Душой и сердцем я бы хотела, но на деле нет, потому что я знаю, чем это грозит. Если мы начнем этот процесс разделения государства, то за этим что идёт? Власть недовольна, власть не согласна. А это уже гражданская война. А это уже людские потери. Это уже страшно. Лучше мы будем жить так, как сейчас мы живем». (В.А.Г., библиотекарь, с. Пархоменко, 23.04.2008 г.). В Галичине действенным представлялся аргумент, что раздела не захочет ни простой народ, ни бизнес, так как вхождение в состав современной России несет существенные угрозы. «Коли кричали: «Україна - по Збруч!», - і то кричали в Донецьку, я був свідком. Ну, в Києві були такі гасла. То були заготовки, заготовки  політичних структур, які хотіли розколоти суспільство. Нормальна людина як у Львові, так само і у Луганську, і в Києві, і в Харкові, звичайно, не буду цього говорити. Нам Бог дав ту річ, що ми маємо єдину державу і не думаємо, що на Донеччині чи на Донбасі якась мама хотіла б щоб її син служив у війську і міг бути в Чечні. Далі, люди, які займаються серйозно бізнесом, вони абсолютно не хочуть іти під оцей наклон, тому що тут працює синдром Цезаря: краще бути першим у себе, ніж якимось у когось».(Т.Б.І., директор школи, Львів, 20.11.2008 р.). В Донбассе сохранение единства и отношения с Россией воспринимаются несколько в ином контексте. Здесь убеждены в недостаточной русскости региона. Поэтому его судьба связана с Украиной. «Я думаю, что, наверное, нельзя делить наше государство, каким бы многострадальным оно ни было. По той простой причине, что мы не нужны, скажем Донбасс, России. <…> Мы же никогда не станем россиянами. Правильно? Как сейчас мы имеем точно такое отношение в России к нашему украинскому населению. <…> Сейчас обстоятельства сложились таким образом, что они едут на заработки в Россию. И что, их признают россиянами, их признают русскими? Нет, их не признают русскими» (К.Е.М., продавец в супермаркете, Стаханов, 13.05.2008 г.).

 

Ностальгия по СССР?

 

В ходе ФГИ был зафиксирован любопытный факт. В общественном сознании, как Донбасса, так и Галичины все чаще обращаются к опыту СССР. Его распад считают предупреждением для Украины. Для Донбасса это не новость, поскольку  с ССС здесь связан былой високий статус региона. Но для Галичины это серьезный сдвиг в общественном сознании.

 

 «Поки Радянській Союз був, все було гаразд». (К.Б.М., робітник, Дрогобич, 21.11.2008 р.). «И нам горько по большому счету, что Союз распался. Уже не говоря о том, что не дай Бог, если распадется Украина. Я думаю, что все-таки люди, рабочие люди, интеллигенция, они не хотят распада». (С.Л.М., учитель, Стаханов, 13.05.2008 г.). «Я тоже против, чтобы территория украинского государства распалась. СССР распался. Никто, я думаю, из здесь присутствующих не рад этому. Если бы нам предложили вернуть то время, я думаю, все бы сказали «Да». Распад Украины я думаю, тоже не приведёт ни к чему хорошему. Наоборот. Нужно объединяться. Глобализация вообще всемирная. Вот Европейский Союз создали. Пожалуйста, страны объединяются, убираются вот эти таможни, убираются границы, упрощается вот этот визовый режим». (И.В.Г., учитель, с. Пархоменко, 23.04.2008 г.  «Після закінчення навчання, ще в радянський час, по направленню я працювала з чоловіком на півночі. І там у нашому селищі було дуже багато різних національностей: латиші, литовці, молдовани, білоруси, українці. Різні, ви розумієте? Ми прожили там три с половиною роки. Я не відчула, що це погана людина білорус, чи краща людина латиш, чи молдован. Ми всі жили однаково дружно і всім нам було якось добре. І я собі уявляю, якби я приїхавши туди, ще нікого не знала, нічого ще не мала, і я раптом відділилася. І всі б по відділялися. А тим більше Україну, як її можна поділити? Вона не повинна ділитися. Ми просто повинні згуртуватися». (С.О.Д., екскурсовод, Дрогобич, 21.11.2008 р.). Правда, в Донбассе опыт СССР иногда воспринимается с точки зрения сохранения всех форм жизни, которые были характерны для того государства. «Надо жить, как раньше. Раньше мы жили гораздо лучше. Лучше! У нас было все единое. И русский язык. В жизни я украинского не учила и жила всю жизнь на Украине. Но зачем заставляют моих детей, моих внуков, моих правнуков учить украинский язык?» (Б.О.С., пенсионерка, Луганск, 19 04.2008 г.).

 

 

Донбасс и Галичина о федерализме

 

Восприятие единства как позитивной ценности толкает людей к поиску жизнеспособных форм этого единства. Это характерно и для Донбасса, и для Галичины. В частности в обоих регионах были зафиксированы позитивные высказывания о федеративном устройстве. Так участники фокус-групп как позитивный пример приводили опыт Германии и Канады. «Ну, ми можемо назвати таку республіку Німеччину, де також між німцями величезна різниця у мовному відношенні і в ментальності, але це не є підставою для роз’єднання. А у нас все-таки і Західна Україна і Східна – це одна нація. З цієї точки зору немає підстав говорити про роз’єднання». (Ч.В.А., преподаватель колледжа, Стаханов, 13.05.2008 г.). «Этот вопрос можно решить просто. Вот, например, в Канаде. Там провинция была. Они там французский язык требовали. Дали им французский язык. Вопросов нет. И у нас на Восточной Украине - второй язык русский региональный. Все! И это вопрос сам уйдет». (Д.Н.Е., горноспасатель, Луганск, 25 04.2008 г.). Такой опыт может быть применен и в Украине. «Но если возникают такие вопросы, касательно - делиться, не делиться, то есть масса примеров европейских держав, есть федерации. Почему единой Украине не стать федерацией?» (К.В.Е., функционер Партии регионов, Луганск, 19 04.2008 г.). «Нужно стремиться к тому, чтобы быть вместе. Федерация, или там ещё как-то, но вместе» (К.Е.М., продавец в супермаркете, Стаханов, 13.05.2008 г.). «Мені особисто здається, що говорити про те, що на території України може утворитись кілька окремих незалежних країн, це є недоречним. Такого, напевне, в принципі не може бути. Єдине, що може бути, на мою думку, це переформатування форми устрою, наприклад, елементи федералізму <…> Мені здається, що навіть якби таке відбулося, то великої катастрофи не було б». (К.В.І., викладач університету, Львів, 20.11.2008 р.).

 

 

В ходе проведения ФГИ были зафиксированы высказывания, которые отрицают необходимость сохранения единства страны. Некоторые респонденты прямо подчеркивали, что позитивно восприняли бы дезинтеграции Украины.

 

 «Было бы лучшим вариантом для нас разойтись по чехословацкому варианту, спокойно - на Запад и Восток. Присоединиться к России или остаться в сфере влияния Восток .  А Западу присоединиться к Польше или Австрии. Или просто в сфере Запада остаться. Так сказать, цивилизованно разойтись. Но этот вариант, конечно, невозможен в нашей стране. Как в силу политических, так и в силу геополитических претензий на эту территорию. Примирение маловероятно в обозримом будущем, у меня складывается мнение, что идёт нарастание этого противостояния». (М.С.В., завскладом на частном предприятии, Луганск,19 04.2008 г.). Отдельные респонденты связывали дезинтеграцию Украины с перспективой вхождения Донбасса в состав России. «Я только за присоединение к России». (К.Е.В., частный предприниматель, Луганск, 25 04.2008 г.). Высказывались суждения, что такая позиция достаточно распространена. «Я узнал мнения многих простых наших сограждан. Очень многие склонны к тому, чтобы Донбасс отошёл к России. Чувствуется, что людям надоело бардак и беспредел. Чувствуется ностальгия по сильной руке». (Д.П.А., художник оформитель, Луганск,19 04.2008 г.). «У меня есть знакомые, которые ненавидят украинский язык, не любят  нашу страну, хотя сами живут в ней. Есть другие, которые наоборот, патриотически к ней относятся». (К.П.Н., журналист, Луганск, 19 04.2008 г.). Отдельные участники фокус-групп допускали распад страны, надеясь, что Донбасс от него выиграет. «Если даже мы рассоединимся, то Восточная Украина, мне кажется, не пропадет, потому что это промышленный регион. А Западная Украина ничего не производит, и они живут на средства нашего региона, и большая часть денег идет для их на существования. Поэтому, если мы даже и разъединимся, мне кажется, ничего страшного не произойдет для нашего региона». (З.Н.В., инвалид 1-й группы, Луганск, 25 04.2008 г.). Следует отметить, что подобные суждения встречались не часто. Другие, даже признавая возможность распада страны, говорят об этом осторожно. «Вы знаете, я как-то сильно не задумывалась об этом. Но все же думаю, что есть вероятность раскола страны на две части. Не на больше. Потому что, если Галичину отдельно считать, то это будет довольно маленький район. Западная Украина гораздо больше». (Л.Н.В., библиотекарь, Стаханов, 13.05.2008 г.). В Галичине ни один участник фокус-групп не поддержал  перспективу раскола страны, но  и не отрицал, что такие настроения в регионе есть, связывая их с уходящей традицией, но не с «грядущей перспективой». «Люди більш старшого віку можуть  думати, що Галичина може сама себе забезпечувати, що їй би було краще відділитися. Людей молодшого віку можна сказати такі питання не дуже і цікавлять. Не думають, що може бути поділ.  (М.Л.В., методист університету, Львів, 20.11.2008 р.).

 

Хотя большинство участников фокус-групп рассматривают единство страны как позитивную ценность,  по их мнению, это не ведет к твердому убеждению, что «распад страны невозможен».  (Половина из них готрицала возможность раскола). «Я вважаю, що  це просто інтриги. <…> Це просто спектакль, який з часом закінчиться. От, правда, не знаю з яким часом. Він вже трошечки надоїв.». (А.Н.Я., робітник, Львів, 20.11.2008 р.). «На мой взгляд, такая ситуация не может никак стать реальной» (К.С.В., студент, внепартийный, Луганск, 19 04.2008 г.). Однако, значительное распространение и в Донбассе, и в Галичине получило убеждение, что перспективы раскола исключать нельзя. Это связано с тем, что социальная реальность для людей утратила черты стабильности и предсказуемости. Они себя чувствуют как в злом волшебном лесу, где нет никаких гарантий, где все может произойти. Реальность для них все больше «заколдовывается».

 

 «Все може бути в принципі». (Я.Н.І., вчитель, Львів, 20.11.2008 р.). «Я считаю, что в наше время возможно все. Возможен теоретически такой вариант раскола. Но я думаю, что если бы такое произошло, то, наверное, не по объективным причинам, а из-за каких-то стремлений каких-то личностей сделать это» (С.О.Я., учитель, Стаханов, 13.05.2008 г.).

 

Для таких выводов людям дал пищу опыт 2004 г. «Есть такие варианты, что может распасться. Конечно, я категорически против того, чтобы страна распалась на две половины. Когда произошла Помаранчевая Революция в восточной Украине, в Северодонецке состоялся съезд. Это вроде бы было противодействие помаранчевой силе». (У.О.Б., инженер, с. Пархоменко, 23.04.2008 г.). События на международной арене тоже меньше всего способствуют выводу о стабильности государств. «Я считаю, что возможность образования нескольких государств на территории Украины, безусловно, есть. Сейчас нет ничего невозможного. Вы видите, сколько сейчас государств принимают независимость. В том числе, Косово… Но я категорически против этой ситуации возникновения нескольких государств. Не настолько сильна наша страна, что мы можем дробить её и тем самым ослаблять» (С.Т.В., учитель, Стаханов, 13.05.2008 г.). В этой ситуации респонденты только высчитывают вероятности раскола. «Вы знаете, я, наверное, не буду пророком, что раскол Украины достаточно реальный. Это может быть, где-то 60 на 40 в пользу того, что 40% будет раскол или 70% на 30%». (А.Ю., функционер Партии регионов, Луганск, 19. 04.2008 г.).

 

В ходе ФГИ порой возникали острые дискуссии по вопросу о возможностях распада станы. Приведу два высказывания, одно из которых спровоцировало другое.

 

  «Украина никогда не сможет разойтись. Будь-то на две части, будь-то на три части и так далее. Она навсегда останется цельным, единым государством. Естественно, наши политики спекулируют на этой проблеме, на проблеме разности Донбасса и Галичины, на проблеме разного вероисповедания, менталитете народов, которые населяют Украину. Но Украина – это единая нация». (М.И., студент, Луганск,19 04.2008 г.). «Я хочу сказать по поводу слова «никогда». Есть такое выражение: никогда не говори никогда. Не всегда государство, конечно, было единым. Менялись границы, области разные были. <…> Мне кажется, если так рассуждать, мы говорим о том, чего бы нам хотелось, а не о том, что будет реально. Реально, в принципе, может произойти все что угодно, может, конечно, и распасться Украина, но думаю, что сейчас нет такой сложной обстановки, нет такого повода, для того чтобы она распалась». (В.Н.Е., учитель, Луганск,19 04.2008 г.).

 

Достаточно распространенной была осторожная позиция, согласно которой сейчас страна не распадется, но в перспективе этого отрицать нельзя.  «Моя думка така, що в ближчому майбутньому, десь років 30-50, Україні це не загрожує. Все- таки ми уже спільні, міцні, давним-давно утворені. Ну, а далі на майбутнє, мабуть, таке може трапиться. Розпадаються ж сильні держави. От Радянський Союз, така велика могутня держава, а все-таки раз, як отой карточний будиночок, і розпався. От і все. Так що, я думаю, ми теж не застраховані.  Це моя точка зору. Але я не хотіла б, щоб Україна розпалася».(Б.В.С., учитель, с. Пархоменко, 23.04.2008 г.). «Звичайно, що все може бути. Ну, щоб розділились – це не реально. Але може таке статися. Повинен бути дуже серйозний привід. Ну, в результаті , наприклад, війни з Росією, таке повністю може статися. Звичайно, імовірність її дуже мала, там 10-ті чи 100-ті долі відсотка, але імовірність завжди залишається, звичайно ж. Росія може відвоювати ті території, що знаходяться по лівий бік Дніпра і приєднати до Росії». (В.Ю.В., викладач університету, Львів, 20.11.2008 р.).

 

   Илья КОНОНОВ, «ОстроВ» ( Продолжение следует)

 

 

 

 

 

 

 

 



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: