Вверх

Третий сектор: персоны нон-грата или «народный контроль» власти?

Персоны, о которых «ОстроВ» рассказывает в этом материале, люди необычные. Прежде всего, тем, что у них невероятно активная жизненная позиция. Это –представители «третьего сектора», достаточно известные луганские правозащитники. Мы решили обратиться именно к ним потому, что сегодня эти люди одни из немногих, кто пытается вернуть Закону его важнейшую функцию – защищать человека. Возможно, правозащитники вышли у нас несколько «героизированными», но, с другой стороны, как еще можно рассказывать о людях, которые выступают против системы - коррумпированной и асоциальной?

 

 Их «не уважает» большинство чиновников, в госучреждениях они  - «непрошеные» гости. И, тем не менее,  они берутся за дела, которые обычным людям изначально кажутся провальными.

 

«Луганская правозащитная группа»

 

Юрист Наталья Целовальниченко возглавляет Луганскую правозащитную группу. Организация оказывает юридическую помощь людям, пострадавшим от незаконных действий органов местного самоуправления, правоохранительных органов или же работников судебной системы. Причем особенность этой помощи такова, что юристы организации не ведут непосредственно дела, а обучают отдельных людей самим выстраивать правильную стратегию поведения в конкретном деле, то есть знать свои права.

 

«Очень часто люди, особенно пожилые, просто боятся обращаться в суд, - объясняет Наталья Целовальниченко. – В суде их не ждут с распростертыми объятиями, да и зачастую наши органы «славятся» тем, что решают вопросы не совсем законно. Люди обращаются  к нам и получают коллективную поддержку: сначала они имеют возможность пригласить к себе на суд наших правозащитников, чтобы те, в свою очередь, понаблюдали за законностью проведения процесса. Если есть нарушения со стороны судьи, например, - то выявили их. Со временем мы обучаем конкретного человека выявлять такие нарушения уже самостоятельно. Он имеет возможность посетить другой суд, сходить в прокуратуру с другим человеком, если там есть определенные проблемы с приемом заявления. То ест,ь он уже сам учится понимать нарушения прав и механизм их защиты».

 

Н. Целовальниченко ведет прием граждан

 

Наталья шутя рассказывает, что из таких активистов со временем получаются замечательные юристы-самоучки. Ведь есть, например, случаи,  когда по иску пострадавшего суд тянется более десяти лет. За это время по своему вопросу человек «успел выучить не только процессуальное законодательство, но и все необходимые ему отрасли права», и даже «может дать фору некоторым адвокатам».

 

Это, кстати, и есть одна из главных целей «Луганской правозащитной группы», прописанная в ее статуте: обучить людей знанию своих прав. Цель глобальная, и в последние годы все более актуальная во всем мире. Считается, что знание прав человека, и умение использовать их по назначению – благодатная почва для развития толерантности общества, искоренения коррупции и многих других негативных явлений.

 

Сейчас множество организаций по всему миру преследуют аналогичную цель. Достаточное количество их и в Луганске. Но коллег-правозащитников из других общественных организаций Наталья Целовальниченко не считает конкурентами.

 

«Конкуренция там, где есть ограниченные материальные ресурсы, - поясняет она. – Общественные организации не прибыльные и не коммерческие, попросту говоря, нам нечего делить. Разве что людей, обращающихся к нам, но, поверьте, их хватит на всех».

 

Подобный альтруизм, как ни странно это звучит в сегодняшнее время, связан с тем, что общественники действительно стремятся изменить общество в лучшую сторону.

 

 «Если это, конечно, рабочие организации», - подчеркивает Целовальниченко, имея в виду , что сегодня далеко не все из существующих организаций ( по неофициальной информации в области  их зарегистрировано около 700) работают на заявленную цель.

 

 Но всего лишь нескольким десятком из них удается если не контролировать власть и судебную систему, то хотя бы заставлять госучреждения немного «напрягаться», то есть, чувствовать пристальное внимание к себе. А значит, власть уже начинает задумываться о законности своих действий, перестает чувствовать безнаказанность.

 

Хорошо иллюстрируют это резонансные дела против власти, в которых решающую роль сыграли именно общественники. В опыте Натальи таким можно считать дело против врачей и Главного управления здравоохранения. По вине медиков у молодой женщины родился ребенок-инвалид, что было доказано без затруднений. Облздрав не наказал врачей, в результате чего сам стал ответчиком в суде. Дело было очень непростым и достаточно долгим. Однако, судья вынес обвинительный приговор в отношении ответчика.

 

«Были наказаны чиновники, и были наказаны врачи. Случай редкий для нашей судебной системы, - комментирует Целовальниченко. – Статистика говорит о том, что в случаях, когда человек подает иск на какой-либо из органов власти, добиться удовлетворения такого иска просто невозможно. Ведь обвинительный приговор в такой ситуации является доказательством несовершенства работы государственных органов. Они не могут сами себя так компрометировать. Поэтому доказать незаконность их действий всегда очень сложно – они спасают друг друга, как могут».

 

Совмещая частную адвокатскую практику с общественной работой, Наталья Целовальниченко находит энергию «бороться по всем фронтам». На вопрос, не устает ли от постоянных судов, дел, да и попросту, чужих проблем, отвечает – «это моя работа». И добавляет, что цель общественных правозащитников намного более глобальна, чем это может показаться на первый взгляд.

 

По ее убеждению, даже отстаивая права одного человека в одном конкретном деле, правозащитники не дают коррупции и безнаказанности полностью укорениться в обществе. И когда права человека нарушаются сплошь и рядом, часто адекватную позицию принимают именно общественники, показывая власти, что в отстаивании прав человека они готовы идти до победногоконца .

 

«Конфедерация независимых профсоюзов Луганской области»

 

Татьяна Кислая, в прошлом лидер профкома на родном для нее Луганском станкостроительном заводе, к моменту создания Конфедерации независимых профсоюзов Луганской области (существует с 2001 года) прошла достаточно серьезную школу профсоюзной работы. К настоящему времени  формально она является  заместителем председателя  Конфедерации независимых профсоюзов Луганской области, но реально, после того, как   избранный председатель Николай Козюберда стал городским головой г.Зоринска,  «вся основная работа лежит на ней».

 

Т. Кислая на митинге

 

 Эта «организация организаций» включает в себя профсоюзы разных уровней и теперь уже разных сфер (ранее здесь были сосредоточены преимущественно профкомы угольных предприятий, сегодня входит даже профсоюз предпринимателей рынка им. Пархоменко). Но общее для них всех – это то, что данные профсоюзы независимые, организованные самими работниками с целью отстаивания своих трудовых прав.

 

«Ни власть, ни работодатель не заинтересованы в существовании независимых профсоюзов, - говорит Татьяна Кислая. – Вы хороший работник до тех пор, пока идете на поводу у работодателя, закрываете глаза на нарушения трудового законодательства. Стоит вам «подать голос», а тем более вступить в независимый профсоюз, на вас обрушивается гнев».

 

Именно поэтому, считает Кислая, независимые профсоюзы, как правило, немногочисленны. По ее словам, это деятельность -  «не для слабонервных».

 

«Именно поэтому они становятся сильнее, когда объединяются. Это и есть одна из главных  функций Конфедерации – объединяться, чтобы усилить свое влияние на власть и работодателей», - убеждена Татьяна Кислая. - Безусловно, нас стали бояться не сразу. Поначалу, когда мы приходили, например, на заседания в областную администрацию, чиновники нам говорили – да кто вы такие! Со временем, когда мы уже доказали делами, что мы работающая организация, к нам стали относиться с осторожностью, признавать».

 

Конфедерация, с одной стороны, следит за соблюдением норм трудового законодательства на предприятиях и борется с их нарушениями, а с другой  - всячески препятствует внесению изменений в трудовое законодательство, которые могут негативно отразиться на правах работников. Для этого ее члены постоянно присутствуют  на комиссиях, заседаниях и прочих мероприятиях, где обсуждаются данные вопросы. Иногда дело не ограничивается только присутствием - некоторые события провоцируют членов Конфедерации даже на пикетирование госучреждений.

 

«Именно на профсоюзы Конституцией возложена функция общественного контроля по соблюдению социальных гарантий, - говорит Татьяна Кислая. – Так почему бы не воспользоваться этой функцией и самим не защитить себя. Тем более, чего боится власть? Она боится, когда люди объединяются».

 

Среди последних «обнаруженных» Конфедерацией неконституционных изменений в законодательстве Кислая упоминает, например, лишение работников угольных предприятий и областных энергетических компаний.

 

«Нардепы сделали следующее, - рассказывает Кислая. – Они дали возможность предприятиям быть внесенными в некий реестр, и на основании этого  статьей 34-й Закона об исполнительном производстве приостанавливается исполнительное производство, если предприятие внесено в данный реестр. На каком основании это делается? Ранее они уже нашли лазейку касательно объявления предприятия банкротом, но в данном случае имеет место просто вопиющее нарушение. Мы его обнаружили, мы с ним пытаемся бороться. Вот иллюстрация из практики – женщина в Лутугино уже четыре года судится с предприятием из-за задолженности. Раньше суд затягивал ее дело, а теперь вообще отказывает ей, говоря, что исполнительное производство приостановлено в соответствии с данным изменением. Но это – неконституционная норма, и мы должны это доказать».

 

Помимо участия в судебных заседаниях, члены Конфедерации пишут письма в Кабмин, омбудсмену, в другие инстанции, где указывают на нарушения прав человека. Кислая считает, что даже подобная канцелярская переписка имеет свое значение – она не дает  чиновникам «расслабляться» и постоянно напоминает, что общественность следит за малейшими изменениями в законодательстве и реагирует на них.

 

Интересно, что при этом Татьяна Кислая не юрист по образованию. Знание законов и понимание того, как бороться с нарушениями прав, пришло с опытом. Она уверена, что общественной работой могут заниматься не все, и считает, что человек рождается с предрасположенностью к этому.

 

«Я работала на станкостроительном заводе в патронном цехе, - вспоминает Татьяна Кислая. – Еще когда не было никакого профсоюза, если я видела, как нарушаются права работников, я всегда высказывалась вслух, ничего не боясь. В период перестройки я не вступала в партию - чтобы мне не закрывали рот. Вскоре ко мне подошли рабочие цеха, и сами предложили стать председателем нового профкома. А ведь беспартийный не мог быть лидером профсоюза! Я моментально столкнулась с противостоянием, но, тем не менее, возглавила профком. И даже когда меня позже убрали с занимаемой должности, я продолжала отстаивать права людей».

 

Татьяна Кислая объясняет свою активную жизненную позицию, так: «Всегда, во все времена, существуют люди, которые не хотят мириться с тем, что их грабят».

 

 

Луганская областная женская правозащитная организация «Чайка»

 

Создание женской правозащитной организации «Чайка» тесно связано с шахтерскими забастовками конца 90-х. На фоне огромной задолженности по зарплате и тяжелых условий труда забастовки тогда были единственным выходом добиться справедливости. Разные они были и по форме, и по содержанию, бастовали даже жены шахтеров, отстаивавшие права мужей. В этой – женской – забастовке (пикет ЛОГА женщинами в 1999 г.) и проявила себя будущая «Чайка».

 

Причем, как рассказывает сейчас ее руководитель Лариса Заливная, на тот момент даже мыслей о создании собственной правозащитной организации не было. Все произошло само собой.

 

Л. Заливная

 

«Женщины оказались очень беззащитными в этой ситуации, - вспоминает Лариса Заливная.  – Если мужчины умели говорить жестко, требовать, то жены были растерянными и не знали, как им себя вести. У нас на тот момент была уже сформировавшаяся активная группа, и мы стали ходить к этим женщинам, рассказывать им о законах и правах».

 

Лариса Заливная по образованию медик. Многие годы она работала цеховым врачом у шахтеров.

 

«Я работала с ними много лет, и очень хорошо знала этот контингент. Поэтому в забастовочные годы абсолютно поддерживала горняков, прониклась их бедой тогда по-настоящему, болела за них», - объясняет Заливная.

 

По ее мнению, работа врачом дала ей огромные знания, связанные именно с трудовым законодательством и социальными вопросами. Переехав из родного Донецка в Луганск на новую работу (после защиты диссертации ее пригласили в мединститут на факультет усовершенствования врачей), она стала детально изучать сферу социальной защиты.

 

В 1999 же году, во время забастовки жен горняков, Заливная с окружением «занялась вопросом обучения женщин законодательству».

 

«Мы в буквальном смысле приходили с ним, садились, доставали Конституцию, и вместе изучали», - вспоминает Лариса Заливная.

 

Она добавляет, что это был первый опыт, когда она столкнулась с изучением прав человека на практике. Впоследствии она всерьез заинтересовалась и теоретической стороной этого вопроса, много раз бывала на курсах и семинарах по правам человека.

 

Из нескольких сотен бастовавших женщин, до победного конца (когда задолженность была погашена полностью) простояли лишь  около тех десятков –  они  и сформировали  «актив» движения, стали основой для будущей женской организации «Чайка».

 

«Когда забастовка закончилась, мы поняли, что очень хорошо сработались за это время, и что можно продолжать заниматься защитой своих прав», - рассказывает Лариса Заливная.

 

Так родилась «Чайка», - женская правозащитная организация, названная, кстати, в честь ее основательницы (Лариса в переводе означает «чайка»). Уже в 2000 году она была официально зарегистрирована. Вскоре активистками заинтересовались более опытные коллеги из других городов, и стали помогать правильно организовать работу. От коллег Лариса Заливная узнала и о том, что под работу можно получить грант.

 

Получив ресурсы для деятельности, «Чайка» сконцентрировала внутри себя наиболее активных правозащитниц. Изначально работа их была направлена на правовую помощь шахтерам, с годами деятельность стала гораздо шире. Сегодня «Чайка» работает в сфере прав человека вообще. А сама организация разрослась и стала областной, пустив под свое «крыло» множество районных женских организаций. Все они тесно сотрудничают и между собой, и с другими организациями «третьего сектора», работающими в смежных сферах.

 

Одним из наиболее важных дел, которые были сделаны, Лариса Заливная считает «усиление третьего сектора» в регионе. Под началом и при участии «Чайки» не только вышли в жизнь несколько районных женских организаций, но были созданы также Конфедерация независимых профсоюзов Луганской области и другие организации. При содействии «Чайки» лидер НПГ шахты им. Н.П. Баракова Дмитрий Калитвенцев недавно стал членом общественного совета при Всеукраинском комитете по технике безопасности Госкомпромнадзора.

 

Среди дел менее глобальных, но более насущных, Лариса Заливная считает работу организации по восстановлению прав  нескольких сот шахтеров, которым после забастовок было отказано в выходе на пенсию по стажу. Мотивация была такова, что 20 лет, необходимый стаж для выхода, не был достигнут, потому что, «когда шахтеры бастовали, они не работали». Взяв эту проблему под свой контроль, «Чайка» ее решила в пользу горняков.

 

«Мы организовали консультации с замечательными правозащитниками, из академии Ярослава Мудрова (юридический вуз в Харькове, - авт.). Потом мы организовали кампанию лоббирования. Одним словом, это был комплекс мероприятий, и мы добились того, что вопрос был решен. Более того, в соответствии с «возвращенным стажем» Пенсионный фонд пересчитал и шахтерские пенсии», - рассказала она.

 

Свою бурную деятельность в сфере общественной работы Лариса Заливная объясняет по-женски искренне.

 

«В какой-то момент я увидела, что-то не то происходит в государстве. И меня это испугало. Во мне заговорил материнский инстинкт – что же мы оставляем нашим детям?! Наверное, этот инстинкт больше, чем что-либо другое, заставил меня вникнуть в суть дела. Путь, по которому страна пошла – это путь дворцовых переворотов и всеобщего бесправия. И я поняла, что мы должны что-то делать сами. А когда в конце 90-х стали так издеваться над шахтерами, - я же ведь всех их знаю, знаю, какие это люди, - тогда заговорило, наверно, чувство справедливости».

 

Вместо послесловия

 

Смотреть на развитие «третьего сектора» можно, как минимум, с двух сторон: это хорошо, и это плохо. Но стоит понимать, как именно рассматривать этот процесс – то ли как развитие «количественное», то ли как развитие «качественное».

 

В последнее время действительно количество новых и новосозданных общественных организаций просто зашкаливает. Что это – дань моде, реализация разными силами каких-то скрытых (политических?) интересов? Или на самом деле то самое «развитие третьего сектора», к которому общественники  так долго шли?

 

Сегодня Луганский регион пришел к тому, что создать общественную организацию  не составляет никакого труда. Выбирай на любой вкус, начиная от молодежных и студенческих, заканчивая «узконаправленными» вроде организаций обиженных вкладчиков и т.п. А есть еще масса с «размытыми» названиями, и  целями –  «за мир во всем мире», «за сотрудничество и партнерство».   Будем  выбирать?

 

 Елена СТАРЫХ, «ОстроВ»

 

 

 

 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: