Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



«Особый статус».  Украинцы бегут от войны и нищеты в Польшу работать и учиться

Украинцы, а в их числе переселенцы из Донбасса, бегут от войны, безработицы и нищеты в Польшу, спровоцировав на польском рынке труда серьезную конкуренцию, а также снижение почасовой оплаты труда. При этом официальных беженцев из Украины в Польше, для которых бы работали какие-то государственные программы, нет - зато появилось много украинских студентов и масса привлекательных программ …

"Жилья – нет, работы – тоже"

На территориях , подконтрольных Военно-гражданским администрациям Луганской области, жители, проживающие в городах Северодонецкой агломерации и на севере региона на вопрос о трудоустройстве как правило отвечают: «Трудоустроиться сложно, большой конкурс на каждую вакансию, ожидают благодарности в виде взятки. Уровень зарплат у подавляющего числа населения снизился, нередко трудовые коллективы переводятся в режим „простоя“ с соответствующим понижением з/п. Также наблюдается существенный отток рабочей силы, особенно мужской части населения вследствие мобилизации в армию …».

В небольших городах Луганской области проблемы с трудоустройством еще более усугубились, поскольку здесь скопилось большое количество переселенцев.

Вот, например, один из опорных проукраинских городов на неоккупированной части Луганщины –Старобельск.

Старобельчане упорно называют свой город «купеческим», «уездным», но сегодня он для региона приобрел и новые качества. Для молодежи и интеллигенции - стал одним из главных культурно-образовательных центров, поскольку именно сюда после оккупации Луганска полностью перебрался Луганский национальный университет им.Тараса Шевченко, имевший до войны здесь свой филиал. Второе приобретение бывшего местечкового населенного пункта - военные. Прежде всего - пограничники, которые с самого начала конфликта на Востоке оказались в эпицентре боестолкновений, и 2 июня прошлого года под бешеным натиском и обстрелами после двух дней обороны ушли из Луганска в Старобельск. Теперь в зоне ответственности погранотряда - более 500 км границы с Российской Федерацией да еще около 140 км по линии разграничения с ЛНР.

Третье «приобретение» Старобельска – это переселенцы, которых летом- осенью 2015г официально зарегистрировалось около 17 тысяч.

«Для 45 тысячного населенного пункта это , согласитесь, немало», - сказала нам начальник управления соцзащиты Старобельской РГА Ольга Дук.

Как правило, в течение двух-трех дней этого и минувшего года в этот районный центр могло прибыть до 150 новеньких. Некоторые не могли найти жилье, аренда которого здесь с началом АТО резко подскочила - с 1,5 тыс. грн до 3-3,5 тыс. грн. в месяц. Часть перееленцев , не найдя здесь работу, начинали перезжать с места на место - то возвращались в Луганск, то с усилением активности боевых действий снова выезжали.

«Тогда мы их личные дела закрываем, чтобы не было двойных выплат, - поясняла соцработник. -. Но с тем, что было прошлым летом, в июне, конечно, сравнить нельзя. Тогда мы лично обошли все дома, особенно частный сектор, искали семьи, которые могли бы взять на безоплатной основе переселенцев. Привлекли СМИ. Особенно помогли в селах и сейчас у нас в сельской местности проживает 1452 ребенка-переселенца. Что же касается жилья, то это по-прежнему очень большая проблема. Свободного - нет. Ведь у нас очень много военных , погранзастава, а потому даже пионерлагерь "Энергетик", где разместили семьи военных, так и не открылся для лагерного сезона».

Ольга Николаевна долго говорит про новые законы, про условия продления для переселенцев компенсации на жилье. Дескать, город переполнен, экономика свернулась, предприятия закрылись, следовательно, работы стало еще меньше. «При этом, законом предусмотрено, что та же мамочка, если она трудоспособного возраста, имеет право на повторную компенсацию только, если она трудоустроилась. А трудоустроиться здесь невозможно», - поясняет она. Получается замкнутый круг.

Как подтвердила заместитель председателя РГА Елена Григоренко, война нанесла большой урон экономике Старобельского района.

"Основной источник пополнения бюджета - налоги , которые сегодня платит Луганский университет и погранотряд, - пояснила она. - Мы очень долго добивались, чтобы они здесь зарегистрировались как юридическое лицо. Ведь сегодня нарушились экономические связи по реализации продукции и поставкам сырья. Последние три года до войны область перешла на программу внутриобластной кооперации. То есть, по замыслу прежних руководителей области, вся экономика должна была выйти на самообеспечение. Сама по себе эта программа очень неплохая, но в условиях войны, учитывая потерю крупнейших промышленных городов Луганской области, это стало просто катастрофой для ее экономики . Европа от нас далеко, а мы были связаны с южными регионами Украины и Российской Федерацией". По словам Елены Александровны, сегодня стоит острая задача поиска новых рынков сбыта. Многие малые и средние предприятия приостановили свою работу. например, не работает Старобельский завод по производству твердотопливных котлов, который был завязан на АР Крым, не на полную мощность работает молокозавод, кондитерская фабрика.

В условиях военного времени РГА пытается искать сотрудничество с международными фондами, выходить на международные программы. В последнее время наметилось сотрудничество с австрийским фондом "Милосердие", который готов оказать помощь переселенцам, желающим осесть в сельской местности - в плане восстановления жилья, приобретения сельскохозяйственного инвентаря. Или с японским фондом "Кусаномэ", который работает с медучреждениями, греко -католическим фондом "Каритас", который также помогает переселенцам.

Но этого пока мало.

К слову, ситуация в Старобельске – типичная для всех опорных городов неоккупированной части Луганщины.

«Повезло!». За работой – в Польшу

Сегодня количество украинцев, желающих въехать в экономически и социально привлекательную, спокойную и безопасную Польшу зашкаливает: только за последнее «смутное» время аннексии Крыма и войны на Донбассе, воспользовавшись правом на временное проживание, в основном по туристическим визам сюда по официальной информации въехало 400 тысяч украинцев. Согласно неофициальной статистике - в Польшу въехало 700-800 тысяч наших соотечественников.

Второй год работать в Польше мечтают не только жители Западной Украины, которые традиционно здесь улучшают свое материальное положение, отработав сезон на огурцах, клубнике, яблоках, а также на польских заводах и стройках, но и беженцы Восточной Украины и Крыма.

Например, в Ивано-Франкоске получить трудовую визу в Польшу в этом году стало достаточно сложно. Возле визовых центров и консульств сегодня скапливаются огромные очереди.

Как рассказывают франкивчане, проще тем, кто уже там работал и имеет связь с работодателем или прорабом на стройке и может получить приглашение. «В этих условиях распрекрасно чувствуют себя частные агентства по трудоустройству- рассказывает переселенец из Луганской области Дмитрий Н. - После обязательного банковского платежа, без которого тебя просто не поставят в визовом центре на очередь и который составляет 450 гривен, приходится обращаться в агенство, которое ставит на очередь, делает медстраховку, помогает заполнить анкету и берет за это $100. За предоставление в Польше работы оно возьмет еще $100, и не факт, что все, что тебе будет здесь обещано,по прибытии на место будет исполнено. Так, чаще всего украинца будут уверять, что «все включено»: бесплатное жилье (как правило, в общежитии), питание. Однако, приехав, общежития у работодателя для тебя может не окажется, а за питание с тебя тоже будут высчитывать из зарплаты. Кроме того, чтобы доехать в Польшу, агентство предложит услуги водителя, которые довезет группу на микроавтобусе за 50$ с носа. Как правило, этот же водитель возьмет те же 50$ и в Польше с работодателя, которому он привел очень дешевую рабочую силу. Так что это очень выгодный ныне бизнес!».

Как оказалось, среди нюансов последнего года – снижение почасовой оплаты труда с 10-12 до 6-8 злотых. И это при 12-14 часовом рабочем дне.

«Моя мама этим летом поехала в Польшу работать на керамический завод в город Бяле-Блотаперетирать тарелки, вазочки, глечики , - рассказывает Светлана из Косовского района Ивано-Франковской области. - Казалось, что это работа не трудная и хорошо оплачиваемая, поскольку маме обещали, что ей будут платить по 8 злотых в час при 14-часовом рабочем дне, будут бесплатное жилье и питание. Мама рассчитывала, что она поработает там все лето, чтобы привезти хороший заработок от 800 до 1000 долларов. Для поездки она взяла в банке кредит в 500 долларов, чтобы оплатить визу и все документы и чтобы на дорогу осталось . Приглашение ей сделала украинка, которая как оказалось, на этом в Польше зарабатывала. Неприятности начались с того, что жилье нужно было оплачивать самостоятельно. В комнате размещалось 5 украинцев, каждый из которых платил в месяц по 200 злотых. Также в свой бюджет трат пришлось включить и проезд на маршрутке. Вставали женщины в 3часа ночи с расчетом что за 20 минут им нужно собраться, выпить чашку кофе , съесть бутерброд и добежать до остановки. Затем час добирались на маршрутке на работу, чтобы в 5 утра начать рабочий день. Работа заключалась в том, что нужно было перетереть посуду перед отправкой в печь, потом выкрасить ее в один цвет. В 9 часов отводилось 10 минут на завтрак, далее работали от 10 до 14 часов. Хуже всего было то, что посуда обрабатывалась каким-то химикатом, название которого поляки держали в тайне, и от которого руки и ноги начали покрываться красными пятнами. Уже через месяц от химикатов у мамы началась страшная аллергия, кожа на руках облезла и руки покрылись ранами. Кроме того, работодатель вдруг снизил расценку до 6 злотых в час и перестал расплачиваться вовремя. Выдаваемых денег едва хватало лишь на то, чтобы как-то питаться и оплачивать жилье. Моя мама звонила мне и говорила, что «будет в Украине целовать каждый столб», когда вернется обратно. Но чтобы уехать, нужно было дождаться зарплату, которую задерживали. В конце концов через месяц они с подругой придумали план «бегства»: сделали вид, что подруга «смертельно заболела» , а маме ее якобы нужно было сопровождать и начали требовать, чтобы с ними расплатились. Вот так мама вернулась в Украину, забрав заработанные… 300 долларов. Повезло, можно сказать!».

« Поляки бывают разные, но хуже всего работать в Польше с украинцами»,- все же признается дочери мама, которая не может забыть , как соотечественница «завлекла» в Польшу, чтобы на ней заработать.

«Нет причины – нет беженцев»

Как нам сказали, если в 2004 г. Польша была одной из беднейших стран ЕС, то сегодня считается одной из самых успешных.

Инфляция с 16% в 1997г перешла в дефляцию ( укрепление валюты) в 2014г. и составила 2%.

Внешнеторговый оборот ее неизменно растет и страна остается в списке самых успешных партнеров стран ЕС, торгующая в первую очередь с Германией, Китаем, Францией, Голландией, Чехией, РФ. Средняя заработная плата здесь составляет 4095 злотых или 1150$ , причем, самая высокая - фиксируется среди госчиновников и в сфере образования, благодаря чему, как нам отметили в Международном Фонде Солидарность, в Польше учителя практически не увольняются с работы.

Поляки считают, что здесь самая дешевая еда (в субботу и воскресенье на 7 злотых можно кучу овощей купить), но дорогое отопление, электроэнергия и квартплата.

Тем не менее, средняя продолжительность жизни мужчины сегодня значительно увеличилась и составляет 72, 4 года, женщины – 80,9 г. Для Польши характерна этническая однородность, что , как считают поляки, обеспечивает большую стабильность в стране : 97% в стране составляют поляки, немцы – 0,8%,украинцы – 0,65%, белорусы – 0,53%, все остальные - менее 1%.

"Старый город" в Варшаве

В Польше последние два-три года активно перешли на общственные велосипеды и велосипедные дорожки

Центральная площадь в Познани

Крупнейшая и популярнейшая в Польше, единственная либеральная газета "Выборча", без которой, вероятно, не состоялись бы реформы

Громадське телебачення в Варшаве активно поддержало информацинную компанию по вхождению Польши в ЕС

В Польше выстроили одну из самых независимых судебных систем

Польское село под Познанью

То же село

"Сельсовет" гмины Тарново Подгорне, что возле г. Познань, где сидит староста

В сельской местности - гмине Тарново Подгорне , что близ Познани, выстрили Аквапарк за 15 млн евро

Вместе с тем, как нам сообщил директор «Польско-канадской программы поддержки демократии» Адам Зауер на встрече в Варшаве , по состоянию на 2015 год уровень безработицы в Польше составил целых 10,1%, а это означает, что 1,58 млн. поляков сегодня в Польше не имеют работы.

«Больше половины из них не могут устроится на работу больше года: начиная с 2003-го по 2007г. в поисках более высокого заработка в Британию и Ирландию перебралось около 2 миллионов поляков, а 400 тысяч заробитчан ( это опять же официальная статистика, на самом деле их больше- ред.) въехало из Украины, и польская экономика их приняла», - рассказал Адам Зауер.

Увы, все это следствие глобализационных процессов, которые коснулись практически всех стран мира. Что касается Украины, то тепер большей части украинских мигрантов и заробитчан в Польше уготовлена низкоквалифицированная работа , в основном – в сельском хозяйстве, на сборе овощей и фруктов, на птицефабриках, а также на заводах, где из-за низкой зарплаты не хотят работать поляки.

«На польских фабриках и заводах средняя зарплата составляет 1800 злотых. Стоимость аренды квартиры вместе с коммунальными услугами - 1500 злотых, - рассказала украинскя аспирантка в Познани Елена К., которая заканчивает учиться в аспирантуре благодаря польско-американскому Фонду «Свобода», оплатившему ей здесь и учебу, и проживание, транспортные расходы, связанные с научной работой и обучением, и даже учебники и методические пособия . Теперь Елена свободно владеет несколькими языками, знает Польшу как свои пят пальцев, и после защиты перед ней открывается масса возможностей.

«Поляки едут в Германию и Великобританию, где могут заработать 2 тысячи евро в месяц, а украинцы – едут зарабатывать сюда , - рассказывает она. – Однако, Польша наиболее комфортна и эффективна с точки зрения получения образования, научной деятельности. Мне Польша дала все, о чем я только могла мечтать».

Наиболее компетентное пояснение сути происходящего и прошлого Польши луганскому журналисту дали в Колледже «Европейский Центр», что в пригороде Варшавы - Натолине , основанном в период активного реформирования Польши в 1992г.

«Пятнадцатилетний путь Польши в ЕС имеет решающее значение для преобразований, начавшихся с 1979 г.Они кардинально изменили ситуацию ,- рассказал профессор Павел Коваль.- Интеграция с ЕС имела огромнейшее значение для трансформаций общественно-политической, социальной и экономической жизни страны. Экономический рост здесь начался уже с 1992 г., и он продолжается и поныне. Мы его все время наблюдаем.

Да, трансформация имела и другие последствия в виде некоторых социальных потерь , например, Польша получила миграцию населения, рост безработицы, которая временами достигала 20%. На сегодня безработица составляет 11,5%. Да, есть и отток кадров на рынки труда других стран, но это сближение помогло уйти от других социальных, экономических и политических патологий. Долги Польши в 48,5 млрд. были реконструированы, половина их была аннулирована, вторая – к 2012г была успешно выплачена. Ввод европейского правового поля способствовал преодолению такого явления, как коррупция, особенно в последние 15 лет. Очень большое значение имели структурные изменения в промышленности и сельском хозяйстве, где была проведена реструктуризация. После 2004г Польша смогла использовать деньги всех фондов ЕС. Только в период с 2007 по 2013 гг в экономику Польши влилось 67 млрд. евро, а в период с 2014 по 2020гг будет влито еще 82 млрд евро., благодаря чему Польша сможет завершить полное обновление всех сфер экономики. (После 2020г финансирование со стороны ЕС в основном прекратиться, и Евросоюз будет помогать другим, менее сильным странам своего сообщества – Румынии, Молдове, Украины, если та войдет в Евросоюз). Но есть и «мышеловка», поскольку всегда есть искушение эти деньги потратить, а не инвестировать в различные отрасли. Поэтому Польша очень хорошо сейчас думает, как использовать последние транши».

Г-н Коваль подтвердил, что да, вторая сторона медали вызывает в Польше большую дискуссию. Споры идут и о возможной утрате национальной идентичности, непростой демографической ситуации, оттока кадров , снижении рождаемости, тенденции распада браков, старении генофонда (последнее заставило поляков увеличить пенсионный ценз и для мужчин, и для женщин до 67 лет). Еще одно следствие - острая нехватка студентов в польских вузах, из-за чего польские учебные заведения сегодня очень заинтересованы в украинских студентах и делают многое, чтобы их заполучить через самые разнообразные программы.

«Но, поверьте, плюсов гораздо больше, чем минусов», - подвел итог ученый.

Профессор Ричард Буттервик-Павликовски, имеющий и польские и британские корни, подтвердил, что одним из последствий вступления Польши в ЕС стала массовая миграция поляков в Британию ( почти как сегодня - украинцев в Польшу – ред.).

«Но, находясь в Лондоне осенью прошлого года, я с той стороны наблюдал , какой большой вклад делают поляки в быт Англии ! Кроме того, поляки присылают в Польшу деньги, заработанные в Великобритании и это своеобразное «перераспределение», выравнивание экономик Европейского Союза. Правда, мы должны отличать эту эммиграцию от эммиграции 90-х, когда поляки выезжали из своей страны и больше никогда туда не возвращались. Сегодня этого уже нет. Многие возвращаются и уже имеют более высокие требования и ожидания от своего правительства, коллег,... своих соседей. Я считаю, что эти изменения, связанные с эмиграцией, позитивны».

Любопытно, что бывшая львовская аспирантка, историк по образованию, ныне - активистка украинско-польской Фундации «Наш выбор» в Варшаве Ольга Попович в разговоре с автором этих строк выделила три волны украинской миграции в Польшу: до 2004 года, до 2013 года и после аннексии Крыма и войны на Донбассе.

«Мы имеем огромную группу сезонных мигрантов, которые приезжают на сельхозработы и оседает в сельской местности,- говорит она. – Есть большая группа мигрантов в сфере обслуживания, в сфере помощи престарелым и больным. Это мигранты без квалификации . Далее - категория мигрантов, которые приехали на учебу. До 2004 года в основном приезжали для получения второго образования и для защиты магистерских работ, и диссертаций. После 2004 года - мы видили уже очень много молодых мигрантов, которые приезжают на учебу в 17 лет. Их очень много по простой причине – польские вузы ведут мощные компании по рекрутации, поскольку не хватает своей с молодежи. И до финансового кризиса суммы за обучение в польских вузах мало чем отличались от украинских, и родители выбирали польские вузы по той простой причине, что здесь большая вероятность трудоустройства в Европе. А в последнее три-четыре года мы видим массу студентов с восточных и центральных областей (раньше это был в основном Львов, Тернополь, Волынь). Последние два года мы видим очень много выходцев из восточной Украины, поскольку там рассчитывают на позитивное отношение Польши к Украине. Но проблема последнего года в том, что Польша не дает им статуса беженца, как когда-то давала чеченцам, белорусам, казахам. Даже точнее сказать так: это проблема этих людей, которые хотят получить статус беженцев, но не всегда знають, почему им отказывают. Потому они не знают, что им делать дальше.И очень часто эти мигранты не знают, что они будут делать в Польше, и появляется сигнал – вы нас должны защитить. Но по сути, это Украина должна четко, на информационном уровне произнести и обозначить все пункты, которые касаются беженцев.

-Что с вашей точки зрения должна делать Украина с переселенцами?

- Мне кажется, нужно наладить информационную политику. Пока нет коммуникации между властью и обществом, и это главная проблема. Безусловно, это очень новая проблема, и она требует четких механизмов. Эти люди – украинцы и они четко должны знать, что им предлагает власть , чтобы они могли отстаивать свои права. Плюс – материальная база. Страна должна на это иметь конкретные деньги. Второе – это адаптация. Переселенцы должны опекаться местной властью.

- Польша уже принимала переселенцев из других стран, как это выглядело?

- Насколько я знаю по чеченским беженцам, их поселяли на определенной закрытой территории, где они проходили карантин, их документы какое-то время проверялись с точки зрения, не представляют ли они угрозу для другого государства. Да, это жесткая система. Потом, после проверки, они ехали дальше. Но это мое предположение, точной информации у меня нет. С украинцами, как мне кажется, все совсем по- другому. Они здесь были всегда и всегда работали. Но сегодня появилась особая категория и пока ей занимаются в основном благотворительные или неправительственные организации. Но есть проблема, чтобы высококвалифицированные специалисты, выехавшие в силу обстоятельств с востока, были с максимальной эффективностью использованы, Чтобы быстро и четко через конкретные ведомства пошел процесс, чтобы профильные департаменты знали, что им делать. Это, повторюсь,задача властных структур, государства. Без государственной политики, без его вмешательства эту проблему не решить. Но этому могут помочь и активисты, медиа. Пока же в нашей стране есть лишь понимание, что можно зарабатывать на антагонизмах от выборов до выборов и нет понимания, что следует работать на общество.

Мы как активисты, зарегистрировали общественную организацию. Это организация для украинских мигрантов, которую мы назвали «Наш выбор». Сегодня мы продолжаем издавать месячник - это украиноязычная бесплатная газета, в которой публикуются разные материалы - от практических аспектов жизни в Польще, до информации о современных событиях в Украине. Мы организовали детский клуб для детей мигрантов, создали Клуб Українських Жінок (Klub Ukraińskich Kobiet), который финансируется Фондами Еропейской экономичной зони ( Fundusze OEG), чтобы туда могли приходить все люди, которые приехали в Польшу, мы проводим там выставки, для детей – есть уже клуб «Рукавичка», для украинских женщин - женский клуб, где они общаются, проводят кулинарные мастер-классы , даже есть хор «Калина». И на все эти клубы являются отдушиной для этих людей ( мы получили грантовое финансирование, поучаствовав в конкурсе). Хочу сказать, что и в Украине должно возникать все больше неправительственных организаций, которые станут основой нового гражданского общества.

Прискорбно, что, как нам показалось, Посол Украины в Польше Андрей Дещица, с которым нам организовали короткую встречу,  не особенно был «в теме».

«В 2014 году украинцами оформлено 800 тысяч виз , - сказал он.- Эти люди въехали в Польшу, как эмигранты, оформив Шенгенские визы. Они здесь имеют право на легальное трудоустройство, но выехали ли они обратно – мы не знаем. 2 тысячи лиц имели желание получить статус беженца. Однако, по моей информации, только десять человек получили этот статус , поскольку сумели доказать, что присутствовал фактор угрозы их жизни и здоровью».

Посол объяснил положение дел тем, что официально на Украине война не идет, а, следовательно, - не может быть и беженцев от войны.

Это подтвердила и частично опровергла уже названная польско-украинская Фундация «Наш в выбор» в Варшаве. (Ольга Попович нам любезно уточнила: есть официальная страничка госструктуры, которая занимается иностранцами, и Украина здесь даже выделена отдельно. Исходя из опубликованной на этом портале информации, получается, что за 2015р., включая период до 04.10.2015 г. включительно , статус беженца получило всего 2 гражданина Украины , еще 8 человек - статус ochrony uzupe аłniającej ("додатковий захист").

«Это статус, приближенный к международному статусу беженца, но по сути не являющийся им. То есть, если беженец получит этот женевский документ, то может перемещаться  со своими документами», - пояснила Ольга Попович.

(Вот на польском языке про сам статус додаткового захисту ).

«Польско-украинское прошлое было достаточно сложным, - рассуждала пани Ольга. - И, благодаря таким деятелям, как Е́жи Ге́дройц, Яцек Куронь, Адам Михник и другие, а сейчас это и Изабелла Хруслинська, директор польско-украинских программ и одна из руководителей Фундации Солидарность в Варшаве, польско-украинские отношения существенно изменились. Они выстроили и продолжают выстраивать мост между Польшей и Украиной».


Изабелла Хруслинська, страстная поклоница Украины и координатор образованиельных программ при Фундации Солидарность

Сегодня, по мнению многих польских и украинских активистов, Польша и Украина наконец перестали смотреть «назад» и «жить прошлыми травмами». Они смотрят вперед, в будущее – доброжелательно по отношению друг к другу и со страстным желанием провести в Украине демократические реформы.

Потому, в этой пестрой «картинке» польско-украинских взаимоотношений лучше, вероятно, увидеть главное и умело этим воспользоваться. В частности, полученной возможностью обучаться в Польше и у Польши. Это прерогатива конечно же в первую очередь молодежи.

И все же, остаются «трудовые будни» украинских заробитчан в Польше, что должно стать «болевой точкой» и польского, и украинского правительств.

Наталия Кононова, Oстров.  (Луганская область – Ивано-Франковск - Варшава - Познань - Щецин)


Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: