Вторник, 18 декабря 2018, 14:081545134924 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Не для кого уже не секрет, что коррупция стала визитной карточкой нашей страны, где в процессе участвуют многие, начиная с бывшего президента Януковича, превратившего государственный бюджет в личный карман и источник обогащения для приближенных лиц, до обычного врача или преподавателя, не брезгующих «прибавкой» к зарплате от зависимых пациентов или студентов. Коррупция словно спрут своими щупальцами проникла во все сферы украинского бытия. 

В качестве объекта исследования коррупционного феномена нами выбрана высшая школа. Только мы не станем рассказывать о «банальном», о том, какие поборы существуют во время студенческой учебы. Этим уже никого не удивишь. Попробуем разобраться в изощренной коррупционной схеме, которая практикуется в отношениях с иностранными студентами.

Ликвидность украинского диплома

В рыночной экономике документ об образовании легко становится своеобразной ценной бумагой, которую можно купить и продать, как в прямом, так и переносном смысле слова. Оказывается, украинский диплом имеет собственную ликвидность, т.е. способность превращаться в деньги и наоборот. Такой возможностью искусно пользуются физические и юридические лица, от которых зависит пребывание иностранного студента в Украине.

Кошелек иностранца, приехавшего учиться в нашу страну, настоящий Клондайк для отечественных университетов. Он пополняет не только их бюджеты, но и многие другие официальные и неофициальные кубышки. Например, бывший министр образования и науки Д. Табачник еще недавно радовался росту количества иностранных студентов в украинских университетах: "Всем известно из статистики, что студент тратит примерно пятую часть (собственных расходов в стране — автор) на обучение, и четыре пятых или больше - на проживание, питание, развлечения".

В Луганском медицинском...

Можно было бы и разделить радость высокого чиновника, только он «забыл» сказать о том, что на взятки в украинских ВУЗах иностранные студенты тратят сумму, равную почти официальному доходу Украины за их обучение (около 100 млн. долларов). Примерно столько же оседает в карманах фирм-посредников (контрактеров), оформляющих въездные визы и помогающие "решать" все вопросы иностранцев с университетами и государственными чиновниками. А сколько оседает гривен и долларов в карманах преподавателей, которые закрывают глаза на успеваемость и посещаемость нерадивых студентов, или в кейсах министерских чиновников, торгующих лицензиями на обучение иностранцев, одному Богу известно.

Вокруг потенциальных иностранных студентов коррупционная паутина плетется еще до приезда в нашу страну. Дело обучения иностранных студентов поставлено так, что они полностью зависимы от фирм-посредников, рекрутирующих их для учебы в Украину. Контрактеры решают все вопросы иностранцев, начиная с въездной визы и завершая получением диплома. Фирма-посредник занимает центральное звено в коррупционной цепочке «студент-администрация ВУЗа», поэтому последние на это место отбирают наиболее лояльных и проверенных претендентов, готовых щедро делиться со своими «крышами».

«Условные» иностранные студенты платят в «условных единицах»

В поле нашего внимания попал Луганский государственный медицинский университет, который в последние годы занимает лидерское положение в стране по количеству обучаемых в нем иностранных студентов. В этом ВУЗе ежегодно учится более 2 тыс. человек из 30 стран мира. Хотя в Луганской области давно существует острая нехватка собственных медицинских специалистов, местный университет больше ориентирован на подготовку и экспорт медицинских кадров в развивающиеся страны, чем для своих медицинских учреждений. Это и понятно, от украинских студентов таких денег, какие дают иностранцы, никогда не дождешься.

Трудно сказать, какие профессиональные кадры «кует» ЛГМУ для зарубежной медицины, но факт остается фактом: с марта 2009 г. Саудовская Аравия отказалась признавать украинский медицинский диплом, а в 2010 г. и Иран также заявил, что не признает квалификации врачей, прошедших подготовку в Украине. Однако число иностранцев, желающих получить медицинское образование не уменьшается, т. к. профессия врача в странах Азии и Африки, откуда едут студенты в Луганск, весьма престижна и высокооплачиваема. Если в прошлом учебном году при лицензионном объеме в 530 студентов-иностранцев, заветный диплом врача получило 295 человек, то в этом году планируется выпуск 348 врачей для зарубежных стран.

Поводом для проведения журналистского расследования стал факт, что в августе 2013 года около полусотни иностранных студентов после сдачи государственных экзаменов в медицинском университете, не могли получить вожделенный диплом о высшем образовании. Причина, как пояснили нам в деканате, банальная — министерство не подтвердило легитимность представленных при переводе из других ВУЗов академических справок. Правда, иностранным студентам об этом сказали не тогда, когда они представляли 2-3 года назад в университет документы, а лишь после учебы в Луганске, когда до истечения срока их пребывания в Украине осталось всего 2-3 дня.

"Липовый" диплом врача

Мы встретились с рядом иностранных студентов-выпускников, которые подтвердили факты отказа администрации медицинского университета выдать им уже готовые дипломы, ссылаясь на «липовые» академические справки, по которым их несколько лет назад принимали в ВУЗ. Иностранцы сообщили, что такие справки в университет представляли фирмы-посредники с ведома руководства учебного заведения. Контрактеры «решали» вопросы, изготовляя поддельные академические справки. Естественно, эти услуги щедро оплачивались студентами из-за рубежа, т. к. посредникам нужно было еще делиться с «нужными» людьми.

В интервью проректор ЛГМУ Ю.Пустовой, который ранее работал с иностранцами, сообщил журналистам, что студенты, переведенные из других ВУЗов, зачислялись «условно». Получается так, что они учились «на птичьих правах» несколько лет, исправно оплачивая в «условных единицах» свою условную учебу. Но так как столичные чиновники якобы годами молчали о легитимности академических справок, то студентам администрация луганского университета отказала в получении уже оформленных на них дипломов. Эта ситуация вполне устраивала руководство медицинского ВУЗа. 

Как пояснил декан факультета иностранных студентов Д.Болгов, к студентам, не получившим диплом, подход был «индивидуальным». Руководство университета предлагало оригинальный способ «урегулирования» конфликта - пройти повторное обучение на 1-2 последних курсах. И данный способ был не единственным в арсенале ВУЗа.

В многочисленных интервью зачисленные «условно» студенты говорили также о том, что можно и за 6-7 тысяч «условных единиц» получить свой диплом. Интервьюируемые не раз утверждали, что за взятку в медуниверситете «решается» любой вопрос: от зачета и госэкзамена до диплома об образовании. Иностранцами даже был представлен купленный их товарищем диплом-двойник, который был оформлен на разных студентов под одним номером. Все коррупционные признания студентов были зафиксированы на видео, материалы которого использованы в авторском фильме, ставшим основанием для открытия уголовного производства.

Замкнутый круг или коррупция бессмертна?

В сентябре 2013 г. информация о коррупции в ЛГМУ, изложенная в видеофильме, была расценена правоохранительными органами как обращение автора, которое зарегистрировано в ЕРДР по признакам преступления, предусмотренного ч.4 ст. 368 УК Украины. Скоро исполнится 9 месяцев как начато следствие. За это время уже можно было бы родить и ребенка, только до настоящего времени никакого следственного решения так и не принято. Дело «гуляет» по разным кабинетам должностных лиц местной милиции и прокуратуры. Когда мы на днях поинтересовались у следователя, в каком состоянии находится расследование, то последний сообщил, что дело находится в прокуратуре, а следствию некогда заниматься из-за происходящих военно-политических событий в Луганске.

Понимая, что у правоохранительных органов нет особого желания (или времени, или возможностей) расследовать коррупционное дело, пришлось 17.03.2014 г. обратиться к администрации медицинского университета с информационным запросом. Журналист хотел получить статистическую информацию об объемах установленного лицензионного набора приехавших из-за рубежа студентов, о численности иностранцев и количестве полученных ими дипломов о высшем медицинском образовании за последние 5 лет. Также в запросе была просьба представить копии нескольких контрактов, которые университет заключил с фирмами-посредниками и иностранными студентами.

В подготовленном через две недели ответе, руководство медицинского университета известило журналиста о том, что запрашиваемая информация имеет ограниченный доступ, т. к. касается … «субъектов персональных данных». Понимая, что администрация ЛГМУ занимается отписками, скрывая открытую информацию, журналист обратился с заявлением к областному прокурору с требованием провести проверку фактов нарушения гражданских и профессиональных прав журналиста на открытую информацию и обязать должностных лиц университета предоставить запрашиваемые сведения.


Далее «прокурорская машина» покатилась по накатанной схеме: областной прокурор заявление журналиста отправил городскому коллеге, а последний адресовал районному прокурору. В конечном итоге заявление достигло департамента образования и молодежи Луганского городского совета. В письме от 23.04.2014 г. на имя районного прокурора г. Луганска, подписанном заместителем директора департамента, последний сообщал, что «Департамент образования и молодежи не может рассмотреть обращение в связи с тем, что указанный в заявлении Луганский государственный медицинский университет не подчиняется департаменту». 


Круг замкнулся. С тех пор какой-либо информации от органа, осуществляющего контроль за соблюдением прав граждан, журналист не получал. 

Кому это выгодно?

На этот вопрос ответить не сложно. Очевидно, изложенная ситуация выгодна всем участникам коррупционной системы. Прежде всего, в иностранных студентах, как источниках теневых доходов, заинтересованы должностные лица учебного заведения, которые прямо или косвенно влияют на прохождение учебы иностранцев. Центральную роль в описываемых коррупционных схемах играют фирмы-посредники, которые занимаются набором студентов в университеты. Число контрактеров в последние годы растет: в 2012 г. официально с Луганским медуниверситетом заключали договора 4 посредника, в 2013 г. их количество увеличилось вдвое. Среди них появились и местные «предприниматели», которые, со слов студентов, тесно связаны с некоторыми руководителями университета.

Фирмы-посредники весьма зависимы от администрации ВУЗа, которая определяет количество абитуриентов, которое контрактер должен привести из-за рубежа. Объем «выданных приглашений» влияет на благополучие фирмы, поэтому контрактеры строят «взаимовыгодные» отношения с университетом. Естественно, последний отбирает надежных и проверенных партнеров.

Контрактерам, заслужившим доверие, ВУЗ сдает в аренду целые этажи в студенческих общежитиях для поселения иностранцев, площади под кафе и рестораны для организации питания приезжих студентов. Естественно, услуги у фирм-посредников порой превышают аналогичные в городе.

Чаще всего «развод» иностранных студентов осуществляется за счет негласного сговора между руководством университета и фирмой-посредником. До 2010 г. ВУЗ заключал с зарубежными студентами договор «О предоставлении образовательных услуг ЛГМУ» только на русском языке, который большинство приезжих студентов не знало. Поэтому всеми делами иностранцев занимался контрактер. Имея поддержку от руководства университета, посредник мог решить любой вопрос студента, получая за свои посреднические услуги определенную мзду. В случае возникающего конфликта студента с университетом, администрация отправляла иностранца к фирме-посреднику, при этом стрелки недоразумения легко переводились с руководства учебного заведения на контрактера. Как говорится, «и волки сыты, и овцы целы».

Роль фирмы-посредника в коррупционной схеме трудно переоценить. Через него движутся большие теневые финансовые потоки. Контрактеру, чтобы не иметь проблем, нужно регулярно «отстегивать» не только должностным лицам университета, но и многим государственным структурам, осуществляющим контроль за пребыванием иностранца в стране. Поэтому фирму-посредника регулярно «доят» СБУ, ОВИР, таможенная служба, прокуратура, милиция и т.д. Естественно, контрактер свои «накладные расходы» перекладывает на кошельки иностранных студентов.

Государственные контролирующие органы «кормятся» не только с фирмы-посредника. Они регулярно «доят» и администрацию ВУЗов. Сотрудник одного из луганских университетов, тесно работающего с иностранными студентами, на правах строгой конфиденциальности рассказал, что даже ректор его ВУЗа вынужден представителю СБУ ежегодно «отстегивать» за каждого обучаемого иностранца по 50 долларов отступных, чтобы служба не трогала его учебное заведение. 

Однако все же вернемся к фирмам-посредникам, опекающим иностранных студентов. При всех коррупционных издержках, их бизнес довольно прибыльный. Для него присуща очень серьезная конкуренция не только за иностранного студента, но за право «крышевать» контрактера. Чтобы контролировать теневые денежные потоки, администрация ВУЗа и СБУ заинтересованы в том, чтобы иметь «своего» контрактера. В этой борьбе все средства хороши.

В 2012 году местные спецслужбы и прокуратура выявили серьезные правонарушения у агентов-посредников ЛГМУ. В отношении одного из них - Раджи Прагхадхисвара даже возбудили уголовное дело. Другие контрактеры отделались лишь мелким испугом и многими десятками тысяч долларов. А вот Раджи не повезло, т.к. не согласился дать требуемые откупные. Этого иностранного посредника правоохранительные органы могли бы без проблем задержать, однако тогда коррупционная цепочка потянулась бы до его «крыши». Поэтому спецслужбы помогли ему легко эмигрировать, после чего объявили его в международный розыск, отложив уголовное дело в долгий ящик.

Похоже что и следователи, занимающиеся нынешним коррупционным скандалом, не очень-то спешат со сбором и анализом имеющихся фактов. Не потому ли затянулось расследование и нового уголовного дела о коррупции в Луганском медуниверситете, что никто не заинтересован выносить сор из избы? 

Автор продолжает собственное расследование. Поэтому еще рано ставить точку в настоящем журналистском расследовании. Времена меняются. Общество требует «перезагрузки» правоохранительной и судебной системы. Если это произойдет, может и найдутся следователи, которые расставят все точки над «І»? 

Олег Перетяка, для "ОстроВа"

Публикация осуществлена при содействии Проекта поддержки журналистских расследований в Восточной Европе SCOOP. 


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: