Вторник, 16 октября 2018, 11:201539678017 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

ПАО «Трест Луганскшахтопроходка»:  «детектив» без финала

Трест «Луганскшахтопроходка» был когда-то одним из самых мощных предприятий угольной отрасли Украины. Сегодня от него остался, пожалуй, лишь известный во всем мире бренд. Предприятие фактически находится на грани банкротства. А происходящее на нем в последние годы похоже на детектив.

Стандарт благих намерений

Фабула вкратце такова. С 2004 по 2010 год луганские шахтопроходчики выполняли работы по строительству шахты «Нововолынская» №10 на Западной Украине. Не обошлось без проблем: как часто бывает, в самый разгар работ бюджетные деньги закончились. И в январе 2010-го на одном из технических совещаний представителями Минуглепрома, ПАО «Трест Луганскшахтопроходка» и ГП «Дирекция по строительству объектов» (заказчик) было принято «соломоново решение» — до открытия бюджетного финансирования выполнять горнопроходческие и сопутствующие работы за счет собственных ресурсов «Луганскшахтопроходки».

Трест поднапрягся, но свои обязательства - выполнил. А «собственными ресурсами» для продолжения работ стали банковские кредиты и перераспределение средств, заработанных в Луганской области, — на шахтах «Суходольская-Восточная», «Горская» и им. XIX партсъезда. Изысканы они были за счет перераспределения зарплаты тех, кто работал на этих объектах.

В общем, получилось, что для завершения работ в Волынской области луганское предприятие пожертвовало собственными оборотными средствами. Жертва оказалась чрезмерной. «Забуксовали» все социальные программы, возникли проблемы с выплатой текущей заработной платы, как снежный ком росли долги перед пенсионным и другими государственными фондами. «Луганскшахтопродке» в конце тоннеля засветило банкротство.

Задолженность за выполненные работы (без малого 29 миллионов гривень!) предприятию не вернули. Взаимоотношения между заказчиком (ГП «Дирекция по строительству объектов»), генподрядчиком («Трест Укрзападуглестрой») и исполнителем (ПАО «Трест Луганскшахтопроходка») заискрили. А «крайними», как обычно, оказались люди: 656 работникам предприятия задолжали от 15 до 20 тысяч гривен. В итоге «Луганскшахтопроходку» захлестнула волна судебных решений по компенсациям в связи с нарушениями сроков выплаты заработной платы.

Ситуацию пришлось «разруливать».

Работники треста неоднократно обращались со своей бедой к Президенту Украины Виктору Януковичу, в Кабмин, Комитет по правам человека, обладминистрацию и, конечно, в профильное министерство. Пятнадцатимесячная переписка не сдвинула проблему с мертвой точки. Несмотря на то, что справедливость требований шахтопроходчиков при рассмотрении коллективного трудового спора подтвердил своим решением трудовой арбитраж, Министерство энергетики и угольной промышленности самоуверенно отписывалось: заработная плата работавшим на «Нововолынской» № 10 погашена. Чем не сценарий для детектива?

Отчаявшиеся люди решились на крайние меры — объявили о проведении с 20 апреля нынешнего года 72-дневной забастовки на рабочих местах и нескольких акций протеста. Это возымело действие. После встреч с представителями облгосадминистрации и консультации с руководством Минэнергоугля на выплату задолженности 110-ти бастовавшим шахтостроителям, продолжающим работать на предприятии, поступило около 2 млн. грн. На пятый день бастовать они прекратили.

Но тут возмутились уволившиеся (и уволенные) с предприятия шахтостроители, коих оказалось немало. Они ведь так и не получили в полном объеме свои честно заработанные деньги. В конце мая бывшие работники предприятия провели митинг у здания Луганской облгосадминистрации. Их услышали — на счета треста поступили еще 2 млн. 190 тыс. грн. для частичной выплаты долгов тем, кто сегодня в «Луганскшахтопроходке» уже не работает.

Однако частичное решение, как известно, проблему в целом не ликвидирует. А чтобы ее закрыть, у треста средств нет.

Доказать очевидное

Детектив завертелся. 3 июля в Луганской облгосадминистрации состоялосьсовещание рабочей группы по погашению задолженности на ПАО «Трест Луганскшахтопроходка». И здесь оказалось, что существование задолженности работники предприятия должны еще… доказать.

Все стороны конфликтной ситуации — представители Министерства энергетики и угольной промышленности, заказчика, генерального подрядчика и, конечно, ПАО «Трест Луганскшахтопроходка» — сошлись в одном: рядовые шахтопроходчики не виновны, но именно они оказались «козлами отпущения». А вот при поиске «преступника» у каждого из выступавших была своя аргументация. Как, наверное, и своя правда. Думается, это подобие стенограммы скажет читателю больше, чем любые журналистские интерпретации.

— Мы уже неоднократно собирались и выстраивали программу действий, чтобы решить те вопросы, которые поставил трудовой коллектив, — сказал в самом начале совещания первый заместитель министра энергетики и угольной промышленности Украины Игорь Попович.Первый из них — погашение задолженности по зарплате. И здесь работа велась по двум направлениям. С одной стороны, мы определили список дебиторов, и они уже перечислили все необходимые средства. С другой — работники треста проводили работу по поиску документов, подтверждающих наличие задолженности за проведенные на шахте «Нововолынская» №10 работы (выд. мной – М.С.). На сегодняшний день документального подтверждения наличия этой задолженности, к сожалению, нет. Поэтому руководству предприятия необходимо, обратившись в судебные органы, доказать ее. Это было бы для нас сигналом к тому, что мы можем производить какие-то оплаты. Но вопрос остался открытым. И мы опять оказались перед той проблемой, с которой начинали.

Конкретизировал проблему министерства представитель управления по капитальному строительству Владимир Дзюбак.

— С нашей стороны был ряд поручений — руководству треста, службам заказчика строительства и генерального подрядчика — решить все эти вопросы в судебном порядке, — рассказал он. — Заказчик и подрядчик подали соответствующие иски в хозяйственный суд Луганской области по поводу предоставления документации по горным выработкам, которые осуществлял трест. Это проектная, исполнительная и геолого-майкшердерская документация, которой пока нет. Со стороны треста исковое заявление в суд подано не было.

Первоначально трестом «Луганскшахтопроходка» была заявлена задолженность за выполненные работы в сумме 28,5 млн. грн. В марте 2011г.. КРУ проверило итоги производственно-хозяйственной деятельности дирекции. По его акту было снято 10,2 млн. грн. с выполненных работ, которые не соответствуют требованиям действующей нормативной базы в шахтном строительстве. На оставшуюся сумму — 18 млн. грн. — мы составили график погашения задолженности, подписанный тремя руководителями и согласованный на уровне Луганской и Волынской облгосадминистраций. В первую очередь предусматривалось погашение задолженности по зарплате в сумме 3,3 млн. грн. трудящимся, задействованным на строительстве шахты, сумма задолженности которых зарегистрирована в органах статучета.

Второе направление, по которому мы работали, — выплата арендной платы заказчику в сумме 6,3 млн. грн. Задолженность по зарплате участникам строительства была погашена полностью. Перечислено 8,2 млн. грн., в том числе 1,2 млн. — структурным подразделениям треста в Волынской области. Но с его стороны опять не выполнены условия договора — арендная плата не была перечислена. Поэтому дирекция подала исковое заявление в суд: признать задолженность треста перед дирекцией в сумме 10,9 млн. грн. Решение суда по этому делу есть.

Вывод: на сегодняшний день задолженность тресту за выполненные работы на строительстве шахты «Нововолынская» № 10, официально зафиксированная по бухгалтерскому учету и подтвержденная актами сверок, отсутствует.

Еще один очень важный момент. Без исполнительной, проектной и геолого-маркшейдерской документации по горным выработкам, которые они проходили, согласно действующему законодательству, эксплуатация горного предприятия запрещена. А о сдаче шахты в эксплуатацию и речи не идет — ее никто не примет в таком виде. Тем не менее, на сегодняшний день из 799 комплектов документации сдано 689 (86%), в то время как геолого-маркшейдерской — всего 66%. Ни один из многократно устанавливаемых сроков передачи документов трестом не выполнен.

Мы согласны с тем, что «Луганскшахтопроходка» — мощный трест. Но выделение им бюджетных денег — большой вопрос, потому что по закону предприятие, находящееся в стадии банкротства, ликвидации или санации, получать их не может. А по бухгалтерскому учету задолженность не зафиксирована и ничем не подтверждена.

Присутствующие на совещании оказались, мягко говоря, в недоумении— все логично. Общее настроение выразил губернатор Луганской области Владимир Пристюк.

— Мне далеко не все понятно в этой истории, — отметил он. — Есть ли у нее автор или, так сказать, аксакал? Если бы на шахте, к примеру, произошел взрыв, это крайне неприятная, но понятная ситуация — все сгорело. Но как понять то, что предприятие не закрывалось, работали все соответствующие службы — инженерные, бухгалтерские, технические. Где документы? Если они есть — давайте обсуждать сроки и варианты решения проблемы. Если их нет — это другой вопрос.

Оказалось — документы таки есть.

— Три наши проходческие бригады работали на строительстве этой шахты с 2004 по 2010 год, — говорит начальник производственного отдела ШПУ-6 треста «Луганскшахтопроходка» Людмила Карташова. — Сейчас говорят: не существует никакой задолженности. По бухгалтерии — да. Почему? Раньше было так: выполнили работы, подписали форму, и это числится на кредиторской задолженности у заказчика, а значит, эти данные есть и в министерстве. Потом Юлия Тимошенко дала команду: не подписывать форму, если нет денег. Эту тенденцию подхватила и нынешняя власть.

У меня на руках — акт ревизии Департамента промышленно-экономической безопасности, охраны труда и гражданской защиты Министерства энергетики и угольной промышленности от27.04.2011 г. Здесь четко сказано, что выполненные и неоплаченные тресту работы на момент ревизии оцениваются в 28 млн. грн. И это подтверждено актами. Ведь дирекция просто так выполненные работы не принимала: выработки пройдены — сданы сертификаты на материалы, подтверждена их перевозка. Все это зафиксировано. Но все делалось на доверительных отношениях — подготовлен один экземпляр, второго и не было. Единственная проблема: он не подписан самим заказчиком.

Цитирую: «За усним поясненням працівників виробничої служби замовника, акти виконаних робіт зберігаються у виробничому відділі та не надавались до бухгалтерії у зв`язку з відсутністю фінансування і неможливістю відображати у звітності заборгованість по будівництву». Это не я писала, а работники министерства. И здесь перечислены выработки, которые пройдены, количество метров, перечень работ — на трех страницах. И по каждому акту указана сумма выполненных работ — всего 28 млн. грн. Что еще нужно, какое подтверждение? Маркшейдерские замеры — основной документ. И они подписаны заказчиком.

С момента проведения ревизии нам выделили 6 млн. грн. Осталось еще 22.

Вопрос о том, почему «рухнул» столь мощный трест, нужно задавать его бывшим руководителям — Юрову, Баеву… А я — представитель 700 рабочих, которые сделали грандиозную работу и не могут получить за это то, что им положено. Мы строили шахту, по 150 м в месяц проходили… А теперь нас отшвырнули и говорят: мы вам ничего не должны! На бумагах наша работа «відсутня», потому что форму не подписали, и по бухгалтерии задолженность не прошла. Но ведь работа сделана!

Из 22 млн., которые на сегодняшний день не оплачены, мы «вытащили» сметную заработную плату с учетом командировочных и отчислений — 9 млн. 800 тыс. грн. Почему наша администрация не сдала акты маркшейдерского замера, нужно долго разбираться. Но пока деньги отдали только работающим. А ведь мы не рассчитывались — нас сократили, выгнали с шахты «Нововолынской». И нас, рабочих, не интересует, почему не оформлены акты сдачи в эксплуатацию, заплатили ли аренду... Наше предложение: отдайте людям заработанное, а потом уже разбирайтесь со всем остальным.

Мы никогда не признавали деления на «восток» и «запад». Но в данном случае луганчане проходили выработки, а местные (работники ШПУ-3) были, скорее, обслуживающим персоналом. Тем не менее, им всю задолженность погасили до копейки. Когда пришли деньги, вмешалась Волынская областная администрация, и их не разделили между всеми структурными подразделениями, а отдали все ШПУ-3. А нам не надо? Мало того, уже после того мы работали на шахте «Суходольская-Восточная». И на наши счета в сентябре два раза приходили деньги. Исполнительная служба забрала их по аресту счетов — опять-таки на погашение задолженности ШПУ-3. Так где же справедливость?

Эти аргументы произвели на присутствующих сильное впечатление. «Разрядить» обстановку попытался Игорь Попович.

— И все же официального подтверждения задолженности по бухгалтерскому учету нет, — отметил он. — А значит, нет и прямой дороги для выделения денежных средств. Необходимо принять эти формы к учету и, соответственно, полностью погасить доказанную задолженность. Всю работу с 2010 г. нам приходилось проводить с разными руководителями, на сегодня — уже третий. И все начинается сначала, когда меняется руководитель. Я предлагаю создать рабочую группу, и упор при этом сделать не на руководителя, а на специалистов. Пусть они совместно с представителями шахты «Нововолынская» еще раз все «профильтруют». Их задача: то, что сделано, вывести «наверх» и правильно оформить, подтвердив наличие задолженности. В таком случае мы сможем ее погасить — законным путем. Срок — неделя, после этого мы соберемся на совещание в Киеве и обсудим собранную информацию.

Подытожил происходящее председатель Луганской облгосадминистрации Владимир Пристюк.

— У нас на сегодняшний день есть все документы, чтобы заказчик подписал реально выполненные объемы работ, и задолженность людям была выплачена. То, что коллектив докажет сделанное — факт.И он должен знать: мы — на вашей стороне. Областной власти небезразлична задолженность, которая у вас «висит». Потому что ваша жизнь, ваша зарплата — это доходы нашей территории. Трест «Луганскшахтопроходка» должен работать, потому что мы не видим перспектив развития нашей области без развития угольной отрасли.

Открытый вопрос

На совещании четко обозначили срок, выделенный рабочей группе для документального подтверждения задолженности перед ПАО «Луганскшахтопроходка», — неделя. Он истек, однако никакой информации о состоявшейся в Киеве встрече пока не поступало. За комментарием мы обратились к председателю Луганской шахтостроительной территориальной организации профсоюза работников угольной промышленности Алексею Швечикову.

— Алексей Николаевич, как вы оцениваете итоги состоявшегося в Луганской облгосадминистрации совещания?

— Оно доказало: руководители области обеспокоены положением дел на «Луганскшахтопроходке». Губернатор поставил конкретную задачу: еще раз просчитать сумму задолженности и подтвердить ее документально. Обнадеживает и то, что на встрече присутствовали представители заказчика (Виктор Дук) и генерального подрядчика по объекту шахта «Нововолынская №10» (Валерий Мандрык).

Вселяет оптимизм и состав рабочей группы, которая будет заниматься этими вопросами. Ее возглавил бывший главный инженер ШПУ №5 треста «Луганскшахтопроходка», в последнее время работавший в ШПУ №4 (поскольку ШПУ 5 с 2010 г. не существует) Валерий Тихий. В составе группы — компетентные специалисты, большинство из этих людей я знаю лично.

— Обозначенная на совещании неделя прошла, а новостей что-то не слышно…

— Движение есть. Протокол совещания согласован с облгосадминистрацией и направлен в Киев для согласования с представителями министерства. И там четко обозначено задание главы облгосадминистрации: еще раз провести ревизию выполненных объемов и рассмотреть вопрос о погашении задолженности. Это 28 млн. грн., которые никуда не делись, хотя представители западного региона настойчиво заявляют: форма 2 на выполненный объем работ не подписана, мы ее не признаем. А она была подписана всеми, кроме заказчика.

Пока речь идет только о выплате «чистой» заработной платы. На мой взгляд, это не совсем правильно. Но главное: ситуация сдвинулась с мертвой точки. Инициативная группа работает, пытаясь подтвердить задолженность: в частности, на Волыни сейчас находится технический директор треста.

— Каковы настроения людей?

— Конечно, после этой встречи настроения изменились. У тех, кого мы условно называем «люди с лопатой», кто непосредственно зарабатывал эти деньги, — настроение, естественно, улучшилось. Но есть и другая категория трудящихся — сотрудники аппарата треста, уволенные в 2012 году, уборщицы, ламповщицы… Они на сегодняшний день не видят перспективы погашения своей заработной платы. А ведь каждый, образно выражаясь, тянет одеяло на себя. Только сегодня у меня было около 10 таких работников, которые потом пошли прямиком к управляющему трестом. Ведь даже при благополучном исходе деньги получат только те, у кого была задолженность до 1 января 2012 г. А о том, что наработано в последнее время, речи вообще не идет. К сожалению…

— Верят ли работники предприятия в то, что оно может «встать»?

— Совсем недавно назначен новый генеральный директор ПАО «Луганскшахтопроходка» — Леонид Анатольевич Коженов. Это человек с огромным опытом работы в шахтострое, успешно сдавший не один объект, в числе которых — шахта «Самсоновская Западная». Вроде бы пока (тьфу-тьфу!), он находит понимание со стороны собственника. И я думаю, если будет поддержка, то трест поднять можно. Начинать надо с малого, допустим, с центральных электромеханических мастерских, которые еще существуют и дают людям работу и хоть какие-то деньги. Это тот огонек, который еще теплится, и из которого, возможно, в будущем «разгорится пламя».

Кроме того, сейчас собственник заключает договора на работы в России, Индии, Вьетнаме. Бренд «Луганскшахтопроходка» работает! И если люди поверят, начнут работать и зарабатывать деньги, трест, возможно, восстановит свои позиции. Хотя, конечно, вопросов еще множество.

Из классики жанра в нашем детективе присутствует, пожалуй, только изобилие пострадавших (они же — свидетели, которых «убрали» из-за невозможности дальнейшей работы на «умирающем» предприятии). «Дело возбуждено по факту», и «лиц, совершивших преступление» в нем нет. Будем надеяться, что «сыщики» из рабочей группы докопаются до сути. Ведь есть и «судьи», которые слишком долго и слишком терпеливо ждут результатов расследования. И эти судьи не в мантиях, а в шахтерках.

Только вот вернут ли людям заработанное в полном объеме — бабушка надвое сказала.

Марина Савинова, специально для «ОстроВа» 



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: