Пятница, 19 октября 2018, 06:301539919856 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

«Остапы Бендеры» от ЖКХ: кто, как и на сколько «кидает» потребителя?

По разнообразию и количеству махинаций с начислением сумм за оказываемые и не оказываемые услуги нынешние коммунальщики вполне могли бы потягаться с хрестоматийным Остапом-Сулейманом-Берта-Мария-Бендер-Беем. Многократно отсмеявшись над продажей билетов в Провал или добровольными пожертвованиями в пользу «голодающих детей» и отца русской демократии, многие из нас, тем не менее, становятся жертвами «потомков» изобретательного авантюриста. Зачастую даже не подозревая об этом.

О наиболее распространенных схемах «коммунальных» манипуляций и методах «самозащиты» в этих случаях мы беседуем с председателем правления Луганской областной общественной правозащитной женской организации «Чайка» Ларисой Заливной.

«Я полагаю, торг здесь неуместен»

— Лариса Николаевна, очень многих беспокоит нынешняя «популярность» судебных приказов. Далеко не все до конца понимают особенности этой формы судопроизводства. А соответственно, не знают и своих прав…

— В августе 2010 г. были опубликованы изменения к Гражданскому процессуальному кодексу Украины, усилившие раздел II, который так и называется — «Судебные приказы». Это новая форма судебного решения введена, в принципе, для упрощения судебной процедуры.

В чем отличие приказного производства от привычного нам искового?

При последнем происходит судебное заседание: человек подает заявление, вызывают его оппонентов, каждый предоставляет свои документы и аргументы, выясняется истина и затем принимается какое-то решение. В приказном производстве процедура совершенно иная.

Есть пять поводов для того, чтобы выдать судебный приказ: в их числе, к примеру, начисление алиментов или невыплата начисленной заработной платы. А в 2010 г. была введена норма, в соответствии с которой судебный приказ можно выдать и в отношении задолжника по оплате жилищно-коммунальных услуг.

Любое жилищно-коммунальное предприятие (к примеру, «Лугансквода» или «Теплокоммунэнерго») составляет заявление: просим взыскать с должника такую-то сумму. И подает его в суд.

Нарушения закона начинаются уже на этой стадии. Что обычно прилагается к такому заявлению? Коммунальщики прилагают форму, которую сами же и ведут (а мы, как правило, не знаем, что они там пишут). Когда начинаем разбираться, выглядит это примерно так: месяц такой-то — начислено, уплачено, сумма задолженности. И так — из месяца в месяц. Эта форма у коммунальщиков в быту называется «обратка».
Они прилагают такую «обратку», справку о том, что юрист, который подает документы, уполномочен представлять интересы этого предприятия в суде и справку из ЖЭКа о количестве проживающих в этой квартире. Как правило, больше ничего. Но такой пакет документов получается незаконным.

Судья только на основании заявления и тех «бумажек», которые к нему приложены (это даже не документы, а именно «бумажки»), издает приказ. По этому законодательству он не обязан вызывать должника, спрашивать его о чем-то, предупреждать. То есть, человек не имеет возможности объяснить: «Я такой суммы не должен», или «Я там вообще не живу», или «Мне такие услуги не оказывали». Буквально на днях у нас на приеме был мужчина, которому услуги по теплу не оказывали на протяжении 10 лет. А теперь вот — судебный приказ на 4 с лишним тысячи гривен. Нонсенс!

«Вы не в церкви, вас не обманут…»

— И до какого момента должник остается в неведении?

— Когда судья издает приказ, он должен на следующий день по почте прислать человеку, против которого он выдан, копию этого приказа, заявления и документов, которые к нему приложены. А тот — в обязательном порядке расписаться в получении.

На этом этапе нарушений тоже масса. Все знают, как работает наша почта — бывают всякие сбои. Не тому вручают, сами расписываются в получении… Бывает и так, что извещение очень опаздывает: в нашей практике — на 2- 4 месяца. К примеру, человек уехал на заработки, приезжает — а у него лежит это извещение.

Но днем его получения считается день, когда человек расписался на уведомлении о вручении (это обязательно). Ему дается 10 дней, чтобы он или согласился с приказом, или как-то его оспорил. Должник имеет право подать заявление, что не согласен с приказом, и приложить к нему те документы, которые подтверждают, что он прав.

К сожалению, бывали такие случаи, когда человек ничего не знал, уведомления не видел — не получил или вообще не высылали. К нам обращалась женщина, которой из суда прислали практически пустой конверт. Там была только записочка с указанием фамилии судьи — и больше ничего. Естественно, она побежала в суд и только там узнала, что в отношении нее издан приказ.

«Командовать парадом буду я!»

— Но теоретически человек все-таки имеет возможность защитить свои права?

— Как я уже сказала, десять дней дается на то, чтобы человек подал это заявление, а потом оно тоже рассматривается судьей. Он может пригласить представителей обеих сторон. Но их присутствие по закону необязательно. Раньше, до августа 2010-го, в случаях, когда человек возражал, судья автоматом отменял приказ. А теперь — нет.

Теперь судья «сам себе режиссер». Он может изменить приказ, отменить, но может и оставить в силе (к сожалению, нередко так и происходит). Тогда начинается что-то наподобие искового производства: и должник, и коммунальщики приходят в суд, пытаются доказать друг другу свою правоту…

Был у нас даже такой случай: служба, которая подала заявление о выдаче приказа, увидела, что их документов недостаточно, чтобы этот приказ подтвердить. Так они попросили у судьи: дайте нам время, назначьте следующее заседание, а мы пока соберем документы. Но это уже фактически исковое производство. Такого быть не должно.

«Жизнь прекрасна, невзирая на недочеты»

— Говорят, нет худа без добра. Возможно, приказное судопроизводство позволило выявить какие-то нарушения в деятельности жилищно-коммунальных предприятий и служб?

— Поскольку мы занимаемся этими вопросами не один день и довольно активно, уже можно сделать какие-то выводы. Приказное судопроизводство выводит нас на несколько очень серьезных проблем в ЖКХ.

Первая из них — отсутствие договоров. В этой связи возникает проблема так называемого ненадлежащего истца. Сразу уточню терминологию: в приказном производстве он именуется заявителем, а ответчик — должником. Когда издается приказ, заявитель становится взыскателем.

Чтобы взыскатель был надлежащим, необходимо наличие договорных отношений между ним и потребителем услуг. В Законе Украины «О жилищно-коммунальных услугах», принятом в 2004 г., четко обозначены требования к таким договорам. Оговорено и то, как они заключаются, и то, что нельзя агрессивно навязывать человеку договор, и то, что потребитель должен убедиться в качестве услуг, и многое другое. Если мы идем к рынку — как иначе?

Договор должен составляться так, как того требует действующее законодательство. В законе обозначены 18 существенных условий договора: кто его заключает, на какой срок, как проверяется качество оказания услуг, каким образом стороны предъявляют друг к другу претензии, что делать в случае каких-то экстренных явлений или когда услуга не оказывается и пр. Но нам — в лучшем случае — предлагаются совсем другие, типовые договоры, которые прописаны не в законе, а в постановлениях (подзаконных актах). Отличие в том, что в них не обозначены эти самые 18 пунктов существенных условий. И получается своего рода «урезанный» вариант.

Но зачастую даже такой «неполноценный» договор с потребителем не заключается.

«Утром деньги — вечером стулья»

— Как быть, если в подобной ситуации коммунальщики предъявляют вам претензии?

— Проиллюстрирую примером. У нас на приеме была женщина, которой «Теплокоммунэнерго» предъявило претензию по поводу довольно большой суммы долга. Оказалось, что договора между ней и этой организацией нет. Она задала вопрос: «А с кем у вас вообще есть договор на обслуживание нашего дома?». Коммунальщики назвали одну из организаций, выполняющих те функции, которые раньше выполняли ЖЭКи. В Луганске, к слову, таких несколько («Жилсервис», «Жилбудсервис» и другие), и каждая — монополист в «своем» районе. У поставщиков услуг должен быть договор с такой организацией (они, к слову, когда есть, а когда и нет). А у нее, в свою очередь, — с потребителем.

Дальше женщина объясняет: «Но эта служба не предъявляет мне претензий». Коммунальщики настаивают: «Но ведь тепло вам подаем мы». Потребитель в данном случае оказался «подкованным»: оказывается, «Теплокоммунэнерго» подает тепло только до фундамента дома. Дальше, до квартиры — другая организация, это так называемые границы эксплуатационной принадлежности. А ее представители в данном случае в суд не обращались.

Должно быть решение органа местного самоуправления, кто для потребителя является исполнителем услуг, к примеру, по теплу. А там определены только, условно говоря, ЖЭКи. То есть, «Теплокоммунэнерго» юридически не является исполнителем услуг. Эта организация может оказывать услуги (у нее есть лицензия), но — на основании договора.

Почему коммунальные службы не хотят заключать договоры? Им это невыгодно. При заключении полноценного договора они должны нести ответственность за свои услуги. В таких документах обозначена и неустойка за непредоставленные услуги, и ущерб (моральный и материальный) за неоказание услуг и много других взаимных обязательств. Мы-то — потребители — свои обязательства знаем: ничего не портить и платить вовремя. А вот с коммунальщиками сложнее. Они прекрасно знают, от чего уходят. Если бы им было выгодно нести ответственность перед потребителем, они давно настояли бы на своем праве. А сейчас, имея неслабые «руки» в Верховной Раде и Кабмине, коммунальщики фактически «правят бал». И живут довольно шикарно из-за того, что просто обманывают людей. Потребители, как правило, немного понимают в юридических тонкостях , да и не особенно хотят в это влезать. Только правозащитники начинают «копаться».

«Ах, только бы найти индивида…»

— В судебном производстве есть еще понятие «ненадлежащий должник». Что имеется в виду?

— Претензии по задолженности предъявляются за большие промежутки времени — уже и люди поменялись, кто-то развелся, кто-то умер… Есть случаи, когда судебные приказы подают на мертвых! К нам обращался мужчина, у которого умерла мать (до этого они жили вдвоем), а через несколько месяцев пришло извещение о выдаче судебного приказа. К нему прилагалась справка из ЖЭКа о том, что в квартире проживает два человека. Видимо, выдача таких «документов» полностью поставлена на конвейерную основу. И долги продолжали насчитывать на двоих. Естественно, это незаконно.

«Клиента надо приучить к мысли, что ему придется отдать деньги»

— Всегда ли правильно начисляются суммы за оплату коммунальных услуг?

— Это еще одна очень серьезная проблема. К примеру, лично меня «накалывали» дважды. ЛЭО предъявляло претензии, что я им якобы задолжала сначала 128 грн, потом — 120 грн. В первый раз я написала заявление, и они согласились с тем, что я ничего не должна. А второй — решила разобраться, за счет чего так получается. Оказалось, у них в компьютере «перекручиваются» цифры. Я подавала 41,50 кВт (оплаченных), в ЛЭО оказалось — 41,05. Извинялись: ах, это компьютер ошибся. И вроде бы я заплатила, но образовался долг. И такие случаи не единичны, к нам с такой проблемой обращалось довольно много людей. Можно даже предположить, что у коммунальщиков в компьютеры заложена какая-то программа, которая по системе случайных чисел «выбивает» такие вот «мелочи». А в сумме набирается немало. Но это из разряда тех нарушений, которые легко уловить.

А вот, к примеру, с водой сложнее. Все знают, какого качества она подается луганскому потребителю. Оказывается, «Лугансквода» должна за такую воду устанавливать тариф на 20% ниже, чем за нормальную. Но этого не происходит, все мы платим, как за «полноценную» воду. А ведь все необходимые нормативы четко обозначены в Законе Украины «Про питну воду».

По какому пути пошла «Лугансквода»? По пути неприкрытой коррупции. Тогда службой, отвечающей за все эти нормативы, был Держспоживстандарт. «Лугансквода» заключила с ними договор о продлении еще на год продажи некачественной воды. Но за это 10% от своей прибыли «Лугансквода» перечисляет на какой-то счет, указанный Держспоживстандартом. Получается, вместо того, чтобы на 20% снизить платежи для потребителей, установить новые тарифы, они фактически дали 10%-ную взятку. Мы не знаем, куда вообще шли эти деньги! А суммы наших платежей растут.

На своих приемах, выслушав не одну сотню человеческих историй, мы установили более 20 способов, как можно искусственно завысить задолженность потребителя за коммунальные услуги. Скажем, услуги не оказываются, а коммунальщики показывают, что оказываются. Или они неполноценные, а в «обратках» значатся суммы, как за полноценные. Или услуга должна оказываться регулярно, чего не происходит. К примеру, вода должна подаваться круглосуточно, а она во многих городах и районах области подается по часам. И при этом потребители платят по полному тарифу, а тариф в этих случаях должен быть снижен.

«С целью ремонта Провала. Чтобы не слишком проваливался»

— Отдельная тема — откровенные приписки. К примеру, что в доме делали ремонт, которого на самом деле не было (текущий ремонт входит в тариф по содержанию дома и придомовой территории). Но кто-то же подписывает ежемесячно акты выполненных работ!

Капитальный ремонт - вообще "поэма". Приведу конкретный пример: г. Краснодон, кв. Лютикова, дом 28. Это здание валится, оно аварийное, стены уже «отходят», трещины громадные. Люди продолжают там жить, но уже несколько лет бьют тревогу: переселите нас! А им отвечают: да вы что, мы же вам в прошлом году капитальный ремонт сделали, вот документы. И подобные «трагикомические» инциденты, к сожалению, носят массовый характер.

Как избежать подобных ситуаций? Кто-то из жителей должен контролировать выполнение этих услуг, ежемесячно участвовать в подписании актов выполненных работ. Пока же коммунальные службы подписывают их себе сами. ЖЭК выступает и заказчиком, и приемщиком этих услуг. А зачастую и исполнителем. Так может ли в такой ситуации эта сумма быть объективной?

«Все талантливые пишут разно, все бездарные — одинаково, и даже одним почерком»

— Еще одна весьма распространенная схема — использование разницы тарифов при разном объеме потребления. В этих случаях коммунальщики частенько приписывают потребителю объемы потребления. Снова случай из нашей практики. Пожилая женщина из Станицы Луганской получает субсидии (это означает, что человек регулярно платит за услуги и регулярно собирает все документы). И вот ей приходит извещение, что в отношении нее издан судебный приказ, сумма долга за газ — около 7 тысяч гривень. Хорошо, что старушка хранила все квитанции об оплате! Она еле добирается до газового участка Станицы Луганской, все свои квитанции принесла, этот приказ. «Что ж вы делаете, детки, у меня же все оплачено, откуда долг?». У нее забирают все документы, потом полдня она ходит по кабинетам, не может их найти. В каждом отвечают: мы ничего не знаем. Бабушке становится плохо, вызывают «скорую», ее еле отхаживают. Что оказалось? Коммунальщики увеличили женщине объем потребления, приписали, и вместо одного тарифа выставили другой. И за весь год «зафуговали» эту сумму. А старушка продолжала платить по показателям реального потребления. Когда она пришла, эти «писатели» увидели, в чем дело, поняли, что они неправы. И сами на себя от имени этой женщины тут же написали заявление об отмене приказа. Подобное сейчас, увы, тоже массовое явление. А теперь похожие ситуации будут возникать и с потреблением электричества.

Так что существует очень много уловок, на которые идут коммунальные службы для того, чтобы получать большие деньги, фактически не работая.

В целом — у кого-то больше, у кого-то меньше — вся задолженность по оплате коммунальных услуг искусственно завышена на 30-50% по сравнению с той, которую люди имеют реально.

«Время, которое мы имеем, — это деньги, которых мы не имеем»

— Достаточно дорого нам обходится наша юридическая безграмотность…

— Зачастую мы даже понятия не имеем о том, что нарушаются наши права. Еще один серьезный момент: априори нарушаемое право гражданина на трехлетний срок исковой давности, оговоренное в Гражданском кодексе. Если на протяжении трех лет тот, кто называется «кредитор», не потребовал с вас долг, то все — он списывается. И коммунальным службам и предприятиям постоянно списываются задолженности перед госбюджетом. Действителен долг только за последние три года! А люди до сих пор выплачивают, к примеру, за 2001- 2002-й… Им эти долги выставляются! Коммунальщики не имеют права требовать этих денег — а они требуют. Это, пожалуй, главная причина, по которой они «протянули» в ГПК положение о судебных приказах. Реструктуризацию задолженности ждать долго — люди растягивают ее на 5 лет при условии, что осуществляют текущие платежи. А коммунальным службам невтерпеж! Они подают судебный приказ на всю сумму долга. Там «режим ожидания» не предусмотрен, там выплачивается все сразу — судебный приказ имеет силу исполнительного листа, он поступает в исполнительную службу, та открывает производство.

У нас были такие случаи, когда человек знать ничего не знает, приходят судебные исполнители: а что у вас описать — вы должны такую-то сумму. И гражданин, который даже имеет задолженность за несколько лет, заранее лишается своего права подать заявление о том, чтобы ему зачли в долг только сумму за последние три года. Но мало ли какие бывают ситуации: раньше не работал, вовремя не получал зарплаты, повысились тарифы... Он не в состоянии прожить, не может всего этого оплатить — да и услуги не оказывались. И он не считает, что должен именно такую сумму и за все эти годы. Почему же человек автоматически лишается своего гражданского права?

«Все учтено могучим ураганом»

— А бывает и еще «круче». Снова живой пример. К нам обращался мужчина, живущий вдвоем с матерью. Она — узница фашизма, он сорокалетний, не очень удачливый, больной человек. Где-то работает (ему по статусу надо бы быть инвалидом, но он так борется за жизнь), зарабатывает какие-то копеечки. Конечно, за коммунальные услуги ему платить сложно — им с матерью надо что-то есть, чтобы не слечь окончательно.

Они живут на первом этаже, у них очень холодная, сырая квартира. Да и отопление во всем доме никуда не годится. Мужчина этот несколько раз собирал подписи жильцов, чтобы его отремонтировали. Обращения эти регулярно отправлялись куда положено — в коммунальные службы, городскому голове. Но никто к ним так и не пришел. И все это тянется уже лет 15.

В отношении этого человека издали судебный приказ. Хотя даже в том же доме есть люди, которые задолжали гораздо большие суммы. Это сделано для того, чтобы «не высовывался». В данном случае судебный приказ — это уже средство расправы.

Еще одна причина, по которой коммунальщикам выгодно «держать» старые долги — они постоянно размахивают «жупелом»: вот нам столько должны, поэтому мы не можем развернуться, отремонтировать наше хозяйство. Вывод: надо снова повышать тарифы.

«А может, тебе дать еще ключ от квартиры…»

— И на горизонте все отчетливее маячит возможность потери жилья в результате задолженности? Или это неоправданные страхи?

— В свое время, когда проект нового жилищного кодекса был вывешен в Интернете, мы посмотрели и увидели, что при таком «раскладе» квартиру действительно можно потерять. Нас специально вгоняют высокими тарифами в долги, чтобы потом за них отбирать квартиры.

Помните, несколько лет назад представители международного консорциума "Dussmann Group" предлагали навести порядок в коммунальной сфере Луганска? Поначалу они обещали вложить немножко «бесплатных» инвестиций, а через полгода поставили бы город перед выбором: либо повышайте тарифы на ЖКХ, либо отдавайте долю собственности. Тогда горсовет даже подготовил проекты новых договоров для населения.
В них была ссылка на Гражданский кодекс: должник за свои долги отвечает в установленном законом порядке. Такая вот безобидная фраза. А, если открыть ГК и посмотреть, там значится, что он отвечает своим имуществом. Это означает, что если ты задолжаешь за оплату коммунальных услуг тысяч 10-12 гривен, квартиру у тебя запросто могут отобрать. Мы тогда резко выступили против этого и забраковали тот вариант договора. Фирму ту благополучно изгнали из Луганска, с ней справиться было несложно, они еще ничего не сделали.

Но сейчас мы видим, что все движется в этом направлении. Эту норму пытаются ввести в новый жилищный кодекс. А если в одном доме у одного отобрать квартиру в пользу ЖЭКа, ГЖЭУ или горисполкома, у другого, у третьего? Это значит, что завтра кто-то сможет выкупить эти квартиры и стать хозяином в доме. И может случиться такое: у тебя вроде и квартира приватизирована, и долгов не имеешь, но в одно «прекрасное» утро просыпаешься в чужом доме. Новый хозяин более 50% приватизировал — все, «контрольный пакет акций» в его руках.

Такая опасная тенденция просматривается. Поэтому мы так горячо возражаем против незаконного повышения тарифов, против целенаправленного «затягивания» человека в долги с тем, чтобы в какой-то удобный политический момент отобрать у него комнату или квартиру.

Пока это делать побаиваются. У нас в области были на слуху один или два случая, но через нашу организацию документы не проходили. А вот когда мы выезжали в Артемовск Донецкой области, нам рассказали, что там эта схема «работала» еще в 2008 году. И людей действительно выселяли за долги.

И сейчас все снова к этому ведется: те законопроекты, которые пока «притормозили», ведут к бесправию жителя, к тому, что у него из-под ног выбивают последнюю основу. Тут действует та же схема, что и в промышленности: сначала доводили предприятие до разорения, не выплачивали зарплаты, люди разбегались, потом его акционировали, быстренько приватизировали — и все. Такая же схема — и с землей. Паи раздали людям, каждая бабушка получила из материальной части какой-нибудь разрушенный комбайн и участок земли. Что она будет с этим «богатством» делать? Пока сдавать его в аренду, а когда разрешат продажу земли — конечно, продаст, потому что ей жить надо.

Сейчас эта «туча» подбирается и к жилищно-коммунальной сфере.

«Лед тронулся, господа присяжные заседатели!»

— Могут ли общественные организации в подобных обстоятельствах реально защитить права человека, права потребителя?

— По вопросам, связанным с судебными приказами к нам уже обратилось более 100 человек. На сегодняшний день мы добились отмены 72 приказов (притом, что некоторые наши «клиенты» попросту не сообщили нам о результатах).

Суммы удалось «отстоять» немалые. Интересны наши первые подсчеты, когда из 30 обратившихся мы добились отмены приказов для 21 человека. Общая сумма по ним составила около 100 тысяч гривен. И часто бывает так, что человек готов платить — но по справедливости. К примеру, гражданину Михайлюку предъявили требование на семь с лишним тысяч гривен. А потом оказалось, что реально он должен около двух. И с этой цифрой он согласился.

В целом же по вопросам коммунальных услуг в нашу организацию ежегодно обращается около 1000 человек.

— Это, конечно, немало. Но проблемы наверняка есть у гораздо большего количества людей. Слышат ли правозащитников «наверху», можете ли вы добиться внесения каких-то изменений в законодательство?

— Да, и первые результаты уже есть.

Работая по судебным приказам, мы столкнулись с очень важным вопросом: почему судьи, видя, что под суммой задолженности нет подписи должника о том, что он согласен с ней, принимают такие «документы» к рассмотрению? Только в этом случае речь может идти о так называемом бесспорном доказательстве. А так, по сути, необходимые документы не прилагаются. Отсюда — и необоснованные требования.

Проанализировали и другие проблемы: отсутствие договоров, ненадлежащий заявитель, нерешенность вопросов вручения должнику повестки и копии судебных решений, недостоверность указанных сумм, неудовлетворение заявлений об отмене судебного приказа…

Затем мы провели круглый стол с представителями ЖКХ. Хотели добиваться полной отмены этих изменений к ГПК, касающихся судебных приказов. Процедура обычного искового производства гораздо привычнее, она была отработана годами и не вызывала нареканий. Но коммунальщики запротестовали: а как мы будем взыскивать задолженность с тех обеспеченных людей, которые годами ничего не платят? Такое действительно бывает.

Мы отработали проект рекомендаций и провели межрегиональную конференцию, где представители других областей (Киевской, Херсонской, Днепропетровской) подтвердили, что у них такая же ситуация и предоставили документы по судебным приказам.

Все эти документы мы подали «наверх». И 23 декабря минувшего года Пленум высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и криминальных дел вынес Постановление «О практике рассмотрения судами заявлений в порядке приказного осуществления». Там подобно расписаны все те недостатки, о которых я говорила. По сути, это руководство к действию для судьи — один из тех документов, появления которых мы хотели добиться в ходе нашей работы с потребителями.

По сути, все упирается в судью. Спор ли это о праве, достаточно ли обоснованны требования, надлежащие ли доказательства предоставлены — все решает именно он. Если судья видит, что что-то не так, он должен отказать в вынесении судебного приказа, и тогда коммунальная служба вынуждена будет идти другим путем — через исковое производство. Тогда человек может себя защитить. А пока его заранее лишают этой возможности — налицо нарушение доступности правосудия.

Это очень важное право, которое рассматривается на международном уровне. Во Всеобщей декларации прав человека, которую подписала Украина, есть раздел об обеспечении доступности правосудия. И правозащитные организации по фактам ее нарушения ежегодно пишут альтернативный отчет. Нина Карпачева отчитывается о соблюдении прав человека, но в этих отчетах очень многое не раскрывается, не договаривается. А мы, по сути, пишем о несоблюдении прав человека в Украине. И таких фактов — море.

Принятое постановление — лишь первая ласточка. Хотим добиться и внесения изменений в само законодательство. К примеру, чтобы из судебного производства сразу же исключались заявления, если истек трехлетний срок исковой давности. И чтобы из ГПК была исключена ч. 3 ст. 118, где сказано, что исковому производству подлежат только те случаи, когда судья отказал в приказном производстве. Пусть коммунальные службы сами разбираются, как поступить — это будет намного демократичнее. А то пока получается, что все население Украины, которое имеет задолженность, должно быть «пропущено» через судебные приказы. А ими суды и так перегружены донельзя: в целом по Украине уже издано около 100 тысяч судебных приказов. Но, по нашим данным, 70% из них отменяется.

Наши люди по старинке боятся даже самого слова «приказ». Жилищно-коммунальные службы ведут себя довольно агрессивно. И люди не хотят связываться: да ладно, лучше я заплачу. А самыми обиженными остаются малозащищенные слои населения: если предъявляется, к примеру, иск на 400 грн., те же самые 400 грн. придется уплатить адвокату за свою защиту. У нас, конечно, принят Закон «Про безоплатну правову допомогу в Україні». Но чтобы тебе дали бесплатную юридическую консультацию, надо обладать целой кучей «достоинств». А чтобы их подтвердить — ходить и собирать «бумажки». Это сложная «околобюрократическая» процедура. Получить помощь в правозащитных организациях сегодня намного проще.

Беседовала Марина Савинова, «ОстроВ»
 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: