Понедельник, 28 мая 2018, 08:311527485502 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Точка кипения? Предприниматель VS государство

Пожалуй, не только в Украине, но еще в великом множестве стран противостояние с государством – почти естественное состояние для малого бизнеса. Разумеется, степень этого противостояния – разная. В зависимости от восприятия государством роли и места малого бизнеса в своей инфраструктуре. Но сам факт наличия противостояния просматривается практически всегда. 

Крупные компании или имеют среди своего топ-менеджмента парламентариев, членов правительства (разумеется, на время службы государевой эти люди официально отходят от бизнеса), или заручаются (понятно, на каких условиях) поддержкой депутатов или чиновников высокого ранга. Предприниматели средней руки нередко таким же образом «окучивают» советы разного уровня, местные исполнительные органы власти. Но куда податься предпринимателю мелкому, доходов которого явно не хватит, чтоб «пробить» выгодный для себя нормативный документ, влияния которого недостаточно, чтоб минимизировать интерес к себе со стороны работников контролирующих органов, «отбиваться»от которых приходится бьющими по карману «отстежками»? 

В странах вроде Голландии, Бельгии, Австрии, стран Скандинавии высокий удельный вес малого бизнеса в общей структуре экономики предает ему, можно сказать стратегическое значение. По данным на начало этого года, доля малого бизнеса в ВВП Украины составляет 12%, а количество малых предприятий в расчете на каждые 10 тыс. чел. населения – 56; в то время как развитых странах доля малого бизнеса в ВВП составляет 50-60 %, а на 10 тыс. чел. населения приходится 500-700 малых предприятий. Почувствуйте разницу.

Из жизни предпринимателей. Непридуманное

Эти истории рассказали мне в разное время два предпринимателя, один из которых работает в торговле, второй – в сфере услуг. События эти произошли в последние пять лет.

История первая:

«Пришли к нам с проверкой работники санстанции. В это время в модуле торговала моя супруга. Проверяющие осмотрели модуль, поинтересовались, как часто проводится влажная уборка, спросили, есть ли инвентарь для уборки. Жена ответила, что модуль содержится в чистоте (это было видно невооруженным глазом), да и грязный модуль просто непривлекателен для покупателей; а инвентарь для уборки мы из дому приносим: торговое помещение маленькое, и держим здесь только необходимое. Представительницы санстанции составили какой-то документ вроде протокола, где записали все сказанное, дали супруге не подпись, а затем попросили передать мне просьбу зачем-то зайти к начальнику их отдела.

Когда на следующий день я пришел в СЭС, мне заявили, что принято решение о приостановке работы торгового модуля. Предъявили постановление, в котором были процитированы слова моей жены об отсутствии на момент проверки инвентаря для уборки. На мой вопрос о дальнейших действиях ответили, что я должен устранить нарушение (держать в модуле тряпки, веник, чистящие средства), после чего будет составлен соответствующий документ и я продолжу работать. Но формальности займут примерно дней десять. Разумеется, это меня не устраивало: тогда мы работали всего несколько месяцев; торговый модуль и товар приобрели на сбережения, а также на деньги от продажи скутера. Выручка была еще мизерной, и даже непродолжительный простой обернулся бы полным крахом. Начал я роптать. И в ответ слышу рассказ о тяжелой жизни работников санэпидслужбы, которую несколько облегчает спонсорская помощь со стороны предпринимателей: ваучеры для оплаты мобильной связи покупают, канцтовары, расходные материалы… В общем, сошлись мы на том, что санэпидстанция «забывает» о моем нарушении (отмечу, что мой модуль – всегда в порядке, кроме того, торгуем мы непродовольственными товарами, для которых не нужна стерильная чистота), а я тогда кое-что купил для работников этого ведомства и пообещал не забывать их и впредь. Они и сами о себе напоминают время от времени.

Понимаю, раз заплатил – постоянно будешь «в отношениях», но в нашем городке работать можно только так. Иначе «выдавят».

История вторая:

«Для своего предприятия я выкупил небольшое нежилое помещение, размещенное в жилом доме. Когда там делался капитальный ремонт, во время почти каждого моего визита на объект прораб отдавал визитку какого-либо сотрудника контролирующих служб. Люди эти приходили, спрашивали: «Хозяин на месте?». Так получилось, что никого из этих «гостей» я лично не застал. Узнав, что меня нет, визитер, как правило, вручал прорабу свою визитку, говоря: «Пусть хозяин зайдет». Прораб интересовался: «Вы усмотрели какие-то нарушения?». Ему отвечали, что я нужен просто, для разговора.

Ни на одно такое приглашения я, конечно, не откликнулся. Когда объект был готов, собирал согласования, необходимые для начала работы. Сотрудник одного из ведомств (оказалось, он был среди чиновников, коллекция визиток которых у меня по сей день хранится: на память оставил) спросил, почему я не пришел к нему по приглашению. Сказал, что приглашал для разговора о том, как мне было бы легче пройти необходимые согласования. Похоже, и остальные визитеры хотели поговорить о лояльном отношении ко мне в обмен на…

Я, как говорится, «включил дурака», ответил, что не понимаю постановки вопроса, заодно сказал, что работы выполнены в соответствии со всеми нормативами: где это необходимо, использованы негорючие материалы, соблюдены требования по размещению электроарматуры… Тогда госслужащий завел разговор о том, как для его ведомства важна спонсорская помощь. Эту лекцию о пользе филантропии в исполнении человека, перед которым на столе лежал дорогой смартфон, кабинет которого был обставлен очень недешевой мебелью, я прервал. Сказал, что спонсорскую помощь понимаю исключительно как акт добровольный, а себя, по состоянию на тот момент, к спонсорам не отношу. Для развития бизнеса я брал кредит, а проценты у наших банков отнюдь не самые гуманные. А средства нужны еще и для того, чтоб обеспечивать деятельность предприятия. Словом, не до жиру было.

Все документы я оформил без неофициальных платежей, но времени и сил это у меня отняло несоизмеримо больше, чем оформление с «отстежками». Когда говорил об этом с другими предпринимателями, реакция была двойственной. Люди едва ли ни пальцем у виска крутили: мол, зачем «не как все»? Но в то же время жаловались на поборы, чиновничий беспредел».

A la guerre comme a la guerre?

Экс-глава Госкомпредпринимательства Александра Кужель во время своего последнего визита в Луганск, говоря о «прелестях», которые Украине готовит принятие Налогового кодекса, заметила, что документ этот в наибольшей степени «ударит» по мелким предпринимателям, подавляющее большинство которых – рыночные торговцы.

А. Кужель назвала этих людей «потерянное поколение», сказав, что экономические проблемы привели к формированию на постсоветском пространстве сообщества людей, которые за годы «челночения» и стояния на рынках утратили ранее приобретенные профессиональные навыки. Более того, сознание большинства этих людей даже не трансформировалось, а претерпело мутации, которые сделали практически невозможным их возвращение к работе на производстве или еще где-либо вне рынка. Эти люди в большинстве своем – жертвы обстоятельств, жертвы порочной системы. И сейчас система эта, похоже, пользуется тяжелой ситуацией этих людей.

На недавней Ассамблее малого и среднего бизнеса, прошедшей в Луганске, немало внимания уделяли недавнему пересмотру взносов, взимаемых с предпринимателей-«единоналожников» в Пенсионный фонд. Напомню, Окружной админсуд Киева удовлетворил иск около 2 тыс. частных предпринимателей к Кабмину. Теперь упрощенцам придется обращаться в суды для возвращения заплаченных налогов, если правительство не внедрит схему взаимозачета.

Об этом говорили как о победе предпринимательских общественных организаций. На очереди – недопущение принятия невыгодного, и во многом и губительного для малого бизнеса Налогового Кодекса.

Участники Ассамблеи малого и среднего бизнеса приняли резолюцию по выражению недоверия Премьер-министру Украины Николаю Азарову и председателю Госкомпредпринимательства Михаилу Бродскому.

«Я лично неоднократно выступал на разного рода форумах, в том числе – национальных, вносил ряд предложений по облегчению условий ведения бизнеса, несколько раз лично встречался с вице-премьером по вопросам экономики Сергеем Тигипко, но реакции на все это нет никакой. Более того, недавно глава Госкомпредпринимательства Михаил Бродский высказался о нецелесообразности работы в Украине таких общественных организаций, как советы предпринимателей», - сказал, выступая на Ассамблее, директор предприятия «Луганьбудсервис», председатель областного совета предпринимателей, работающих в ЖКХ и строительстве, Виктор Нарижный.

Другие выступавшие также говорили о равнодушии органов государственной власти к проблемам малого и среднего бизнеса и политике их, вызывающей у предпринимателей недоумение. Участники Ассамблеи выступили с критикой проведенной 18 октября по инициативе КПУ акции протеста против принятия Налогового кодекса. По словам выступавших, партия, парламентская фракция которой в полном составе одобрила Налоговый кодекс в первом чтении, «не имеет морального права проводить такие мероприятия».

Биться или мириться?

Участники Ассамблеи приняли решение инициировать масштабную встречу представителей малого и среднего бизнеса с руководителями государства для обсуждения проблем предпринимателей. В частности, многих не устраивает предполагаемое ограничение в 300 тыс. грн. для предпринимателей, работающих по упрощенной системе налогообложения, то есть, уплачивающих единый фиксированный налог. Сейчас пользоваться единым налогом можно гражданам-предпринимателям, годовой оборот фирм которых не превышает полумиллиона гривен, а также юридическим лицам, обороты которых составляют до миллиона гривен.

Правительство объясняет этот шаг крайней необходимостью. Упрощенной системой налогообложения начали активно пользоваться крупные предприятия. В торговых цепочках появились фиктивные субъекты предпринимательской деятельности, которым приписывается основная наценка за продаваемый товар. По такой схеме часто работают и оптовые и розничные торговцы, особенно супермаркеты. Кроме того, частные предприниматели-упрощенцы оказывают плательщикам налога на прибыль фиктивные услуги, но на самом деле обналичивают деньги для выплаты зарплат в конвертах и иных нужд. Также распространена схема, когда крупные компании оформляют своих сотрудников как частных предпринимателей, чтобы минимизировать уплату налога на доходы физических лиц и не платить начисления на фонд заработной платы.

С другой же стороны положения налогового, касающиеся единоналожников, - своего рода «ковровое бомбометание» со стороны правительства, когда пытаются искоренить абсолютно все условия для возникновения проблемы, не задумываясь о том, что заденут и что-то полезное.

Эксперты утверждают, что, например, при 25% рентабельности годовой доход предпринимателя-единоналожника, которому властью обещаны налоговые каникулы, (заметим, предпринимателя, работающего честно, а не являющегося «звеном» в финансово-криминальной цепочке) составит всего 75 тыс. грн. При таком доходе предприниматель вряд ли сможет быть эффективным работодателем, хоть законом ему и дозволено брать в штат до десяти наемных работников.

Но даже еще без принятия Налогового кодекса фискальное давление на упрощенцев может усилиться. ГНАУ планирует ужесточить правила для предпринимателей при получении права на упрощенную систему налогообложения. Налоговики хотят расширить базу налогообложения, разработав новые налоги. Предполагается, что эти нововведения увеличат поступления в госбюджет на уровне 25 млрд. грн. уже в следующем году. Правда, нигде нет данных о том, сколько мелких предпринимателей, не «тянущих» такие платежи, может лишиться своего бизнеса.

Та же Александра Кужель в последних заявлениях в прессе отметила, что Окружной админсуд своим упомянутым выше решением заложил мину замедленного действия:

«Мы старались смягчить эту налоговую нагрузку для некоторых категорий единоналожников. Но тот факт, что в течение десяти лет 1,5 млн. предпринимателей не платили взносы в ПФ, наталкивает на мысль, что делать что-то надо. Другой вопрос, что 700 тыс. человек с начала действия этого постановления уже заплатили взносы»,— сказала госпожа Кужель.

Тут, кстати, нельзя не согласиться с Александрой Владимировной в том, которая в Луганске заявила, что переход от нецивилизованного мелкого бизнеса к цивилизованному должен быть максимально мягким и плавным. Да, рыночные торговцы – люди в большинстве своем, как это ни горько признавать, нешуточно деградировавшие: длительное пребывание в маргинальной среде не могло не сделать свое дело. И им будет очень нелегко привыкать к новым правилам игры. А многие пока и не хотят привыкать. И политики, похоже, пользуются этим: мелкие предприниматели – неплохой протестный электорат. Конечно, практикуемые сейчас (в частности, 21-го октября – в 20-ти областных центрах и нескольких десятках районных центрах Украины) забастовки предпринимателей – мера, мягко говоря, не самая эффективная. От забастовки рыночников выиграют владельцы супермаркетов. А вот поднять раздраженных предпринимателей на массовую акцию протеста, как видим, - едва ли легче легкого. Коммунистам, инициаторам протестных мероприятий последнего времени, и не снилась акция на Театральной площади Луганска с почти пятью тысячами участников. А инициаторы предпринимательского протеста столько собрали. 

Основными организаторами акций были профсоюзы и общественные организации предпринимателей. Они зачастую напоминают о себе, когда возникает надобность протестовать. И, увы, практически не слышно, чтоб предпринимательские организации помогали, назовем вещи своими именами, торгашам стать настоящими предпринимателями, владеющими и азами бухгалтерии, и способными с контролирующими структурами работать без «отстежек», и в перспективе максимально безболезненно перешедших с «упрощенки» на другую систему налогообложения.

Впрочем, на Ассамблее малого с среднего бизнеса шлее речь о том, что активизируется роль предпринимательских профсоюзов и общественных организаций в законотворческом процессе, который касается малого и среднего бизнеса. При их участии разработана предложенная правительству концепция развития малого и среднего бизнеса.

Потому есть надежда, что общественники пойдут дальше организаций акций протеста, которыми, нередко пользуются не только предприниматели, но и политики. Должны пойти. Хотя бы потому, что пять миллионов недовольных предпринимателей вполне можно поднять на второй Майдан.

Вячеслав Гусаков, «ОстроВ» 



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: