Вверх

Взять  за язык

Одобренный в первом чтении проект Закона Украины «Об основах государственной языковой политики» всколыхнул страну. Чем стал законопроект – поводом для разъединения и не всегда добросовестного пиара или толчком к диалогу? Этот вопрос обсуждался 7 июня на заседании круглого стола представителей органов местного самоуправления, политических сил и общественных организаций Луганской области — перед тем, как проект Закона будет вынесен Верховной Радой на второе чтение. 

Открывая заседание, председатель Луганского областного Совета Валерий Голенко подчеркнул, что законопроект об основах государственной политики «не сводится к защите языков национальных меньшинств и их функционированию в обществе". Вопрос ставится "гораздо шире".

«Статья 10 Конституции Украины четко и однозначно говорит, что в стране один государственный язык – украинский, — отметил, в частности, Валерий Голенко. — Но при этом государство гарантирует свободное развитие русского и других языков — использование языков в Украине гарантируется и определяется законом.

Но как только появляется законопроект, который конкретизирует эти конституционные нормы, это становится поводом не для радости — наконец-то элементарные права граждан защищаются законодателем, а, к сожалению, для призывов к гражданской войне. Под видом защиты даже не украинского языка, а политической формулы «одна страна – один язык» радикальные силы фактически готовы объявить войну Конституции.

Вам не нравится закон? Тогда отмените Конституцию! Или напишите в ней для ясности: Основной Закон страны не гарантирует свободное развитие языков, а второсортные граждане не имеют никаких прав на использование родного языка в общественной жизни. Это было бы страшно, но, по крайней мере, честно. Однако честность у любых тоталитарных сил никогда не была в почете. Они не могут открыто сознаться в том, что им нужна не Конституция, не законы, развивающие ее основные положения, и не гражданские права всего народа. Что под видом защиты одной части населения от «омоскаливания» они хотят держать всех в повиновении и ради достижения своих политических целей стравливают между собой жителей разных регионов. У экстремизма, тем более экстремизма такого розлива, нет и не может быть разумных аргументов. Поэтому те националистические силы, которые сами себя провозгласили демократическими, а, по сути, являются тоталитарными, готовы слепить новый Майдан, развязать гражданскую войну. А квинтэссенцией этого, с позволения сказать, мировоззрения стали слова националистки-«свободовки» Ирины Фарион после голосования по языковому законопроекту (цитирую):«Мы должны быть одержимы сейчас понятием отплаты и… мести. Мести за то, что эти собаки и эта «сволочь» изменила этноструктуру нашей страны, заселив Юг и Восток чужаками, и эти чужаки выплодили украиноненавистников». Конец цитаты.

Извините за каламбур, но вот где собака зарыта. Вот где момент истины. И нужно сказать спасибо этой госпоже за то, что она с откровенной прямотой высказала то, что у ее более скользких сторонников лишь на уме. Звучащие с Западной Украины призывы к использованию любых мер для отмены законопроекта «Об основах государственной языковой политики», вплоть до оружия, равносильны призывам к этнической чистке. И Европа молчит. Не вмешивается именно тогда, когда вмешаться необходимо.

В сложившейся ситуации мы, власть, гражданское общество, жители Луганщины, не можем не реагировать на эти экстремистские призывы, не можем молчать. Мы должны напомнить и центральной власти, и всем согражданам, что Украина – правовое и демократическое государство, которое обязано обеспечить всем своим гражданам, независимо от их этнической принадлежности, не только права, но и безопасность.

Со сторонниками одноязычия как символа этнократии все понятно: в политической борьбе они готовы разбудить самые темные инстинкты, самое черносотенное невежество. Их мучит одно – неутоленная жажда власти. Зато более чем странной выглядит позиция тех, кто считает: раз говорить на родном языке разрешено, значит, нет и дискриминации по языковому, культурному, национальному признаку.

Завидное двоемыслие – право подменять милостивым соизволением и при этом страшно гордиться тем, что не запрещают! К тому же разрешенное сегодня может быть запрещено завтра. Если не закреплено законодательно. Законопроект об основах государственной языковой политики предупреждает именно такой поворот событий. Судя по тому, что уже внесено более восьмидесяти поправок в законодательные акты, ограничивающих сферу использования русского и других языков в Украине, и по тому, что сейчас происходит на наших глазах, это – не зря.

Уже первое обсуждение законопроекта в парламенте выявило такую вещь: национальная нетерпимость, скрывавшаяся доводами о том, что тема языковой политики в Украине не актуальна, вылезла наружу. Вот и задайте себе вопрос: нужно нам защищать свои права или благодарить судьбу за то, что, слава Богу, у нас пока не запрещены свобода слова, мысли или вероисповедания?!

«В сложившейся сегодня ситуации мы обязаны заявить о своих правах и о своей позиции. Мы должны поддержать депутатов, осуществляющих нашу волю в Верховной Раде. И давайте помнить: мы защищаем не только русский, татарский, венгерский и другие языки — мы защищаем свободу, право, закон», - подвел итог г-н Голенко.

"Меня удивляют те, - отметил ректор Луганской государственной академии культуры и искусства Валерий Филиппов, - кто постоянно твердит, что тема государственной языковой политики не актуальна, что есть масса других проблем – экономических, правовых, социальных… Почему же в этом случае противники «языкового» законопроекта лезут из кожи вон?..

Трудно чувствовать себя счастливым и любить Родину, когда ты подвергаешься какой-либо дискриминации. Если люди будут чувствовать себя комфортнее, нам легче будет решать и другие проблемы. А если кто-то считает, что языковую проблему политики используют в своих целях, давайте закроем ее и тем самым заставим их заниматься делом. Мы, народ, увидим, кто способен что-то делать, а кто ищет любой повод для того, чтобы кричать, ничего не делая. Сняв вопрос, мы заставим политиков стать государственными деятелями. Пусть это только первый шаг к тому, чтобы русский язык стал вторым государственным. Но я горжусь (я очень редко употребляю эту фразу) нашими коллегами, народными депутатами. И наша задача – оказать им максимальную поддержку». 

В телеобращении к луганчанам, продемонстрированном на круглом столе, один из авторов законопроекта, народный депутат Украины Вадим Колесниченко назвал нынешнее состояние украинского общества «трагическим». И оно не может измениться, пока людям отказывают в законном праве на использование родного языка.

«Мы в очередной раз убедились, — отметил он, — что ни одного аргумента против закона, против прав человека у оппозиции нет. Важно и то, что мы смогли привлечь внимание общества к проблемам, которые необходимо решать, чтобы отстоять права человека».

По словам атамана консолидированного казачества Александра Крамаренко, некоторые политики путем обострения языковой проблемы пытаются поссорить народы. 

«Луганщина — край особый, — сказал он. — Здесь с давних времен народы учились общаться и понимать друг друга. Мы должны показать пример толерантности. Двуязычие никогда не было для нас проблемой. Закон проявил уважение к нам, уважение к территории. В то время как неуважение — страшный грех».

По мнению депутата Краснодонского городского совета Галины Шепелевой, законопроект «Об основах государственной языковой политики» дает реальные механизмы использования региональных языков и «не покушается» на украинский язык.  

"Оппозиционные политические силы выступают не против закона, а против всего, что предлагается властью...

Но мы должны оставить нашим детям Украину не как страну политических распрей, а как страну толерантности", — уверена она.

Позицию творческой интеллигенции Луганщины на круглом столе озвучил председатель Межрегионального союза писателей Украины Владимир Спектор: «Мы издаем альманах «Свой вариант». В нем на равных публикуются произведения русскоязычных и украиноязычных авторов. Он признан одним из лучших литературных альманахов стран СНГ. Его авторы имеют равную возможность творить и на украинском, и на русском языке. Поэтому никаких угроз украинскому языку в законопроекте нет. Наоборот, он закладывает основу для развития всех языков и культур.На мой взгляд, стоит сказать спасибо этому закону и тем, кто его защищает».

«Почему я поддерживаю законопроект С. Кивалова и В. Колесниченко?», – задался вопросом доктор социологических наук, профессор луганского национального университета им. Т. Шевченко Илья Кононов.

«Языковой вопрос в Украине является очень болезненным. С самого начала независимости формирующийся правящий класс нашей страны сделал ставку на то, чтобы выделить поле своего политического господства с помощью украинского языка, - говорит он. - Именно на последний возлагались задачи отделить политическое поле Украины от соответствующих политических полей бывших республик СССР, прежде всего - России. Расчет делался также на то, что разнородные в культурном отношении регионы Украины, оказавшись в достаточно герметичном языковом пространстве, постепенно приобретут и общие культурные характеристики, которые правящий класс рассчитывал использовать для формирования политической лояльности к центральной власти.Эта языковая политика входила составной частью в проект строительства Украины как национального государства. Воедино в этом проекте увязывались языковая, культурная и политические лояльности. А это предполагало огосударствление языка и в целом культуры».

По мнению социолога, данный проект сложился вовсе не спонтанно. Он соответствовал одной из европейских моделей построения национального государства.

«Скажем, исторически во Франции современный французский язык именно таким путем занял безраздельно доминирующее положение. Без примененного насилия Прованс говорил бы иначе, возможно, еще треть страны говорила бы на кельтских языках, - поясняет он. - Не буду вдаваться в общеизвестные исторические факты. Тем более, что моя цель не состоит в том, чтобы выставить Францию в негативном свете. Это всего лишь исторические иллюстрации. Отмечу, что этот исторический путь предполагал национализм, как составляющую государственной идеологии. Собственно, как убедительно показал выдающийся исследователь Эрнест Геллнер, национализм и является программой совмещения политических и культурных границ. В Украине рассматриваемая программа строительства государства сложилась в результате соединения идей еще советских диссидентов с идеями украинской диаспоры. Диаспора же укрепилась в них в результате анализа причин поражений национальных движений в Украине в исторических сражениях ХХ века. В свое время выдающийся украинский социолог Никита Шаповал, уже пребывая в эмиграции, пришел к выводу, что одной из причин поражения УНР было то, что города в Украине не были украинскими в этническом отношении. Украинцы были преимущественно сельскими жителями, которым в силу этого было сложно проявить единую политическую волю. В своей основополагающей работе «Общая социология» он писал: «В чем в первую очередь беда украинского народа? А в том, что города на Украине являются чужонациональными, то есть там есть языковой разрыв села с городом. Из украинской народности в города отошло только 10%». Из этого он заключал: «Кто господствует в городах, тот творит и государство, как верховную общность». Была ли жизнеспособной данная модель? На определенной ступени развития в Европе – да. Но здесь же параллельно с ней возникла другая модель формирования наций – на основе гражданской лояльности и при условии сохранения культурного разнообразия. Примером такого варианта развития является Швейцария. Несколько государственных языков признается обычно в тех странах, где сосуществуют довольно большие языковые группы, способные сопротивляться унификации культурной жизни. Конечно, большую роль играет гражданская культура, способность представителей элитных групп, представляющих различные языковые группы, идти на компромиссы, способствующие единству страны».

- Это путь достаточно непростой. Бельгия долгое время балансирует на грани распада. Нелегкие времена в поисках языкового компромисса переживала Канада. Но Финляндия таким образом обеспечила лояльность своих граждан, говоривших на шведском языке. В Индии же не удалось сделать хинди доминирующим языком, что привело к сохранению в официальном обиходе английского языка и признанию широких прав в штатах местных языков. В некоторых странах, характеризующихся этнической и лингвистической пестротой, применение первой европейской модели строительства национального государства привело к катастрофам.

- Достаточно вспомнить гражданские войны в Нигерии и Анголе. Собственно, исторический опыт Нового времени показывает, что обе модели формирования нации связаны с проблемами. Однако признание прав лигво-этнических групп на пользование своими языками соответствует демократическим ценностям. Поэтому данный путь поддерживается Европейским Союзом. Выражением этой поддержки стала «Европейская Хартия региональных языков и языков меньшинств» (1992 г.). Украина подписала эту Хартию еще в 1996 г. Но с ее имплементацией возникли большие проблемы. После первой ее ратификации Верховной Радой в 1999 г. Конституционный суд признал по процедурным причинам Закон о ратификации неконституционным. Вторично этот закон был принят 15 мая 2003 года. Но и с этого момента существенных подвижек в языковом законодательстве не наблюдалось. Комитет Министров ЕС 7 июня 2010 года констатировал нарушение прав человека в Украине на использование родного языка, региональных языков и языков национальных меньшинств. Был сделан вывод, что положения Хартии игнорируются властью (http://www.from- ua.com/politics/2d87cef5901bd.html)».

- Парадокс украинской политической жизни состоит в том, что против Хартии выступают политические силы, которые себя позиционируют как демократические и проевропейские. Её же сторонниками оказываются политики, ориентированные на Россию.

- Следует учесть еще один момент, без которого невозможно понять ситуацию вокруг законопроекта С. Кивалова и В. Колесниченко. Первая модель построения украинской нации, которая предполагала, что ее можно и нужно вылепить из постсоветской материала, несмотря на его сопротивление, господствовала в период президентства Леонида Кравчука. Это не означает, что с избранием Леонида Кучмы она была отброшена. Хотя последний пришел к власти под лозунгом строительства мостов вместо стен, но он не изменил способ очерчивания территории распространения власти. Первая модель построения украинской нации наткнулась на пассивное сопротивление населения Востока и Юга страны. В условиях формирования рыночной экономики и включения в глобальные связи упования на унифицирующую культурную модель становились все более призрачными. Русский язык остался живым и действенным в Украине.

Как свидетельствует статистика, людей, которые признавали его родным, на Востоке страны по результатам переписи 2001 года оказалось даже больше, чем по результатам последней советской переписи. И это при сокращении численности людей, которые определили себя как этнические русские. 

- Более того среди ученых и культурных деятелей страны сформировалось движение, которое стремилось к выработке языковой политики, которая обеспечивала бы «гармоничное сосуществование этнических групп в Украине.

- Одним из лидеров этого движения был Николай Шульга, крупный этносоциолог, заместитель директора Института социологии НАНУ, известный государственный деятель. В 1990-е годы им была организована серия научных конференций под общим названием «Диалог украинской и русской культур в Украине». Целью этих мероприятий и была выработка основ языковой политики, которая бы способствовала развитию страны через культурный диалог. Николай Шульга приглашал на конференции не только тех, кто изначально выступал за двуязычие в Украине, но и противников такого решения языкового вопроса. После конференции в 1999 г. группа влиятельных противников двуязычия не нашла ничего лучшего как написать заявление общественных организаций Украины, где наработки конференций были оценены как антиукраинские, От власти ими ожидалась реакция, предполагающая прекращение таковой деятельности. Среди подписавших это письмо были Иван Драч, Павло Мовчан, Лесь Танюк, Микола Жулинский, Иван Дзюба. Тем самым обсуждение языкового вопроса в стране переводилось в конфронтационную плоскость.Но власть в тот период заняла своеобразную политику. Рецепт господства Л. Кучмы – это балансирование на противоречиях и культивирование этих противоречий в желательном для себя ключе. Сказанное, в первую очередь, касалось противоречий между Востоком и Западом Украины, в которых отношение к языковой политике играло ведущую роль. Таким образом, язык стал средством манипулирования общественным сознанием и способом мобилизации своего электората разными политическими силами. И это продолжается уже более 15 лет. И вот здесь я подхожу к тому, почему я поддерживаю законопроект №9073. С моей точки зрения, правовая регуляция использования языков в стране должна ориентироваться на реалии этой страны. Исторически Украина в ХХ веке сформировалась как в своей основе двуязычная страна. Украинско-русский билингвизм характерен для всего ее населения. По регионам меняются только характеристики этого билингвизма. На Востоке это русско-украинский билингвизм, на Западе – украинско-русский. В некоторых же частях страны сложились еще более сложные картины языковой жизни. Достаточно назвать Крым и Закарпатье. Это обстоятельство можно расценивать как трагедию, а можно и как достижение. Но для норм права важны не оценки, а реальное состояние общественной жизни и направленность ее развития. Если нормы права превращаются в оковы общества, не соответствуя ему, то они провоцируют конфликты и социальные патологии.

- Вероятно, потому-то восточная часть Украины и склоняется к тому, что решение языкового вопроса в Украине должно опираться на компромисс, на согласие между лингво-этническими группами. Главное, чтобы урегулирование этого вопроса на демократических принципах не привело к тому, чтобы кто-то почувствовал ущемленным?

- Социологи неоднократно изучали этот вопрос. Кроме работ Николая Шульги, считаю необходимым назвать также работы Валерия Хмелько, который показал несовпадение в Украине этнических и лингвистических групп. Почти два десятилетия поиском компромисса в Украине занимается и кафедра философии и социологии Луганского национального университета имени Тараса Шевченко. Я уже неоднократно писал, что по нашим данным, лучшим способом решения языкового вопроса в Украине является использование положений Европейской Хартии региональных языков и языков меньшинств. Обеспечение украинскому языку государственного статуса в масштабах всего государства и решение проблем межязыковых взаимодействий на уровне регионов обеспечивает необходимую для общества компромиссность в данном вопросе.В целом законопроект №9073 отвечает этим требованиям. Наверно, следует более четко прописать условия, обеспечивающие украинскому языку статус государственного. Так, видимо, переписка между органами местного самоуправления, территориальными органами государственной власти и центральной властью должна вестись исключительно на государственном языке. Следует прислушаться к критике тех авторов, которые говорят, что законопроект иногда предусматривает использование региональных языков не вместе / параллельно, а вместо государственного языка (Палий А. Бомба под государство , День).Вообще к дискуссии по языковому вопросу, которая сейчас разворачивается в украинской печати, следует отнестись с максимальным вниманием. В ней проявляются очень разные тенденции. С одной стороны, принятие законопроекта в первом чтении способствовало активизации экстремистов с обеих сторон. Например, вряд ли можно рассматривать репликой в общественно важном диалоге высказывания депутата Львовского облсовета от ВО «Свобода», филолога Ирины Фарион во время недавнего митинга под стенами Львовского горсовета. Она откровенно прибегла к антидемократической риторике: "Демолиберальная идеология потерпела крах. О компромиссах говорят только слабые, поэтому нужно объявить войну этой толерастии. Жертва не может подать руку палачу, для палачей существует только один способ – уничтожение". Такие высказывания должны стать предметом рассмотрения, как говорят, компетентных органов по статье «разжигание межнациональной розни». Интеллигенция тоже не должна смотреть на подобное лишь как на эксцентрические выходки неуравновешенной личности. Фактически такая позиция глубоко искажает историю Украины и угрожает ее национальной безопасности..

- Однако, языковой вопрос, как и другие вопросы ценностного характера, не предполагает одной правды. Поэтому в процессе обсуждения этих вопросов следует вести диалог так, чтобы не терять самим лица и не ставить в невыгодное положение другую сторону в споре.

- Остановимся на некоторых аргументах противников данного законопроекта. Чаще всего говорится о том, что законопроект №9073 способствует прежде всего легализации положения русского языка в Украине, который после его принятия станет ведущим в 12 областях и АР Крым. Игорь Лосев успел уже приклеить к законопроекту термин «новая валуевщина». По его мнению, «речь идет о смертельном приговоре не только украинскому языку, но и украинскому государству» (Игорь Лосев Новая «валуевщина» // День. – 1 – 2 июня 2012 г. – С. 19). Это высказывание демонстрирует только крах политики огосударствления языковой жизни. Во времена Интернета русский язык и так продемонстрировал свою жизнеспособность. Юридические препятствия на пути его использования только создают двусмысленности и нездоровую атмосферу уверток и лжи. Языковая свобода сделает отношения между языками прозрачнее, а соревнование интеллектуалов, представляющих эти языки, честнее.

Оксана Пахлевская, «из итальянского далеко» специализирующаяся на проповеди любви к Украине все привычно сводит к «проискам России» и представляет Вадима Колесниченко агентом иностранного влияния. Далее она увлекается изложением своей, мягко говоря, нелюбви к России. Для неё это страна и отсталая (только 0,1% научной продукции мира издается на русском языке), и, само собой, несущая угрозу демократии во всей вселенной (Оксана Пахлевская. «Страна рабов, страна господ», День). При этом в доказательство своих слов она приводит слова не ведущих российских интеллектуалов и политиков, а маргиналов. Тем самым создается искривленное представление об отношении за рубежом к языковой ситуации в Украине. Оппозиционно настроенный к нынешней российской власти Николай Петров недавно заявил газете День: «В России нет такого пристального внимания к тому, что происходит в Украине с русским языком. Можно говорить скорее о том, что Россия сама не очень активно использует свою soft power» 

Решение языкового вопроса в Украине на принципах европейской Хартии в конечном итоге успокоит население, но и выбьет у политиков привычный инструмент манипуляции этим населением. Поэтому беспокоится нужно о другом: чтобы этот законопроект не остался просто предвыборной уловкой ныне доминирующей политической силы. Регионал Владимир Зубанов говорит: «Обратите внимание, что сегодня не ставилось на голосование, чтобы законопроект проходил сокращенную процедуру. А это значит, что до 6 июля, то есть до конца сессии, мы не успеем рассмотреть его во втором чтении, то есть законопроект может пойти на следующую сессию. А там – избирательная кампания» (День. – 7 июня 2012 г. – С. 5). Поэтому необходимо гражданское давление на политиков, чтобы перезревший вопрос был наконец-то решен. И здесь не имеет значение комсомольское прошлое Вадима Колесниченко или работа Сергея Кивалова на посту председателя ЦИК. Этот законопроект отражает наработки вовсе не этих господ. За ним много лет труда многих ответственных интеллектуалов Украины».

Это – не захваливание законопроекта. Он нуждается в доработках, а для этого и необходима дискуссия в обществе. Но он является шагом политической элиты в правильном направлении. Поэтому я его и поддерживаю.

Марина Савинова, Наталия Кононова, «ОстроВ» 



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: