Вторник, 11 декабря 2018, 09:021544511770 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Д. Калитвинцев: «Людей преднамеренно засыпали грунтом. Чтобы скрыть аварию»

С 90-х годов в Донбассе начала распространяться добыча угля на примитивных шахтах, построенных кустарным способом. В XIX веке такой способ добычи угля называли «ямами» или «дудками». В наше же время закрепилось название «копанка». Вначале выходы угольных пластов копали, потерявшие работу или просто желавшие заработать лишнюю копейку шахтеры. Затем промысел взяли под контроль бизнес-структуры, крышуемые, как правило, криминалом или наоборот правоохранителями.

 Сегодня на более, чем 1000 «копанок» ежемесячно добывается более 50% энергетического угля Луганской области. Вот уже полтора десятилетия на этих примитивных предприятиях регулярно происходят различные ЧП, в том числе и со смертельным травмированием шахтеров. Даже легализация части «копанок» не выводит этот бизнес из теневых схем.
 
По информации Конфедерации независимых профсоюзов Луганской области, в этой сфере деятельности сегодня занято около 20 тыс. горняков. Они трудятся без соблюдения элементарных правил техники безопасности. По мнению Независимого профсоюза горняков, сейчас все «копанки» связаны с деятельностью нелегального, преимущественно крупного бизнеса. 
 
Конфедерация независимых профсоюзов Луганской области даже предложила классификацию «копанок»: 1)в виде открытого карьера глубиной до 20м; 2)подземные «копанки» со штольнями протяженностью до 200 погонных метров и 3)«копанки» на вскрытых стволах старых физически закрытых шахт глубиною свыше 200 метров.
 
Противники «копанок» в своих аргументах однозначны: наемная рабочая сила, применяемая здесь, юридически не оформлена трудовым договором с работодателем, и заработная плата наемным работникам выдается на руки без отчисления обязательных налогов. Наносится непоправимый вред и экологии: грунт в карьерах вскрывается современными импортными тяжелыми экскаваторами и бульдозерами, выполняются открытые взрывные горные работы без соответствующего разрешения.
 
Наибольшее распространение «копанки» получили в депрессивных небольших городах и поселках Лутугинского, Перевальского, Антрацитовского районов.
 
Начальник ЦОС УМВД в Луганской области Татьяна Погукай подтвердила «Острову»: «Предприниматели, организовывающие разработку «черного золота» и на вполне официально действующих угольных карьерах, и на нелегальных «копанках», сказочно обогащаются, используя рабский труд жителей поселков, но при этом не предпринимают необходимых мер по охране труда, что зачастую приводит к трагическим последствиям».
 
Последним резонансным случаем стала гибель 24 ноября в закрытой шахте «Алмазная» ГП «Донбассантрацит» г. Красный Луч нелегальных добытчиков, точное число которых до сих пор не установлено. Впервые в области при ликвидации аварии спасение людей стало второстепенным вопросом. Пожар так спешно ликвидировался, что стволы шахты были засыпаны до того, как было установлено, есть ли в шахте живые люди.  Возможно, разгадка кроется в том, что на этой шахте, как оказалось, работали не случайные добытчики-одночки, как это пытаются представить общественности, а некое ЧП, использовавшее без всяких трудовых договоров труд безработных местных горняков.
 
Председатель Независимого профсоюза горняков шахты им. Баракова г. Краснодона и Краснодонского района Дмитрий Калитвинцев согласился прокомментировать ситуацию вокруг этих событий.
 
– Вы одним из первых заявили, что ствол засыпали преднамеренно, чтобы скрыть факт незаконной, но организованной добычи угля на закрытой шахте? Власти города не могли не знать о ней. Появились ли у вас какие либо новые факты, подтверждающие данное утверждение?
 
- Добытое «черное золото» является частной собственностью и открыто ежедневно вывозится современными автомобилями марки КАМАЗ, КРАЗ, IVECO грузоподъемностью 20-35 тонн. Просто не может быть, чтобы вереницу этих авто, которые движутся через погрузочные пункты по дорогам малых городов и поселков, не видели милиция, ГАИ, органы местного самоуправления.
 
Вот смотрите, что происходит. По данным властей, трагедия произошла в 8 часов утра. В 13. 55 было принято решение гасить пожар «активным методом» – то есть засыпать его землёй. В три часа всё было закончено. Работали всего примерно 1 час 35 минут. За такое время просто невозможно подготовить нормальный проект, как ликвидировать ЧП. Необходимо же определить, сколько для этого нужно кубометров земли, сколько нужно экскаваторов, машин. А тут просто подогнали технику и закопали. Вероятно, что те, кто был заинтересован в нелегальной добыче угля, уже заранее готовились к подобному, и поэтому среагировали столь оперативно.
 
Подозрительным является и то, что сразу после начала пожара на Вахрушево приехала не одна, а целых четыре машин «скорой помощи». Вероятно, что было известно количество людей, которые работали там. Ведь на каждого пострадавшего, как правило, выезжает одна бригада «скорой помощи».
 
И вообще, скрыть то, что на шахте ведётся работа достаточно трудно. Туда было подведено электричество, работали компрессора, вентиляция. 
 
– Для расследования трагедии в Вахрушево создана специальная комиссия. Как вы думаете, она сможет докопаться до истины?
 
- Я думаю, что ничего им раскопать не удастся. Уже год прошёл с момента аварии на шахте имени Засядько, и - никаких результатов. По шахте «Карла Маркса», где 8 июня 2008 года случился пожар, тоже ничего не обнародовано. По шахте «Дуванная», где 4 октября 2008 года погибло 6 человек, тоже пока ничего не слышно. Наказали лишь одного горного мастера с соседнего участка. А он оказался на месте ЧП всего лишь по той причине, что главный диспетчер попросил его узнать, что случилось. Он отправился в забой и отравился угарным газом. А комиссия потом пришла к выводу, что в трагедии виноват он. То есть, комиссия обвинила человека, в его собственном отравлении.
 
На сколько часты по Вашему наблюдению инциденты с «копанками» сегодня?
 
- Точного количества таких аварий не знает никто. Обычно таких нелегальных шахтёров считают просто похитителями металла. Они же там работают без всяких гарантий: у них нет социального пакета, им не идёт стаж. От тех, кто на Вахрушево работал, даже «Госнадзортруда» открестился, мотивируя это тем, что они погибли не на производстве.
 
– На последней сессии облсовета, где обсуждалась ситуация на Вахрушево, губернатор Александр Антипов в ответ на обвинения в погребении рабочих, заявил, что засыпали стволы, а там людей быть не могло. Нет ли личной заинтересованности губернатора в том, чтобы расследование проходило в определённом русле?
 
- Я думаю, губернатора волнует честь мундира. Ведь шахта закрыта, и в тоже время работы на ней идут полным ходом.
 
– Возникает абсурдная ситуация: начиная с 1996г. в Луганской области из 53 шахт в стадии закрытия оказалось 46, и в то же самое время эти закрытые шахты снова стали вести добычу (только нелегальную) угля.
 
- Когда шахта работает легально, приходиться платить массу налогов.Платили налог на недра, за использование земли, за амортизацию оборудования, налоги на зарплату. Примерно от 50% до 32 % - в пенсионный фонд, 5 % - в соцстрах, 13, 5% - от несчастных случаев, чернобыльские. А на нелегальной шахте ни за что платить не надо. Ни социального страхования, ни больничных. Дал человеку зарплату в конверте и всё. И жаловаться ему потом некому.
 
– А в Краснодоне, с которым связана ваша основная деятельность, есть копанки?
 
 - Нет. У нас глубоко залегают пласты.
 
– Какова сегодня ситуация в Краснодоне. Продолжают ли закрывать шахты?
 
- В Краснодоне шахты продолжают закрывать, причём делалось это всегда скоропалительно. Так, шахта «Победа» закрылась за неделю. Всё там осталось – техника, оборудование, только надшахтные конструкции разобрали. Такая же ситуация на шахте «Молодая Гвардия». Ствол не засыпали, просто залили сверху бетоном, а там и газ и вода накапливаются. Так, например, случилось на шахте им. Сергея Тюленина. Когда ее закрывали, думали, что вода придет через 5 лет, а она хлынула через полтора года. Начались подтопления. Я об этом на областной сессии докладывал. Сделали вывод, что, может быть, шахту закрывать и не стоило… После шахты Тюленина закрыли шахту «Донецкую», им. Лютикова, «Первую Суходольскуюя». Сейчас будет закрываться шахта «Северная», «50 лет образования СССР», где уже 500 человек подали заявление на увольнение.
 
– А сколько сегодня вообще добывается угля на предприятиях города? Сколько рабочих занято там?
 
- В Краснодоне сегодня, добывается 16 – 17 тысяч тонн в сутки. До 90-х годов добыча была на уровне 20-ти тысяч тонн, а потом упала до 6 – 7 тысяч. Только с 1999 года ситуация стала исправляться. Что же касается численности шахтёров, то в начале 90-х годов их было около 32 тысяч человек, а сегодня 19 тысяч.
 
– Какие проблемы сегодня наиболее остро стоят перед шахтёрами Краснодона ?
 
- Сегодня в Краснодоне катастрофически ухудшается положение по коллективному договору, который заключается между руководством ОАО «Ккраснодонуголь» (принадлежит корпорации Ринату Ахметову – «Остров») и профсоюзом. Выполнение его пунктов зависит только от воли администрации. Как только в 2004 году состоялась приватизация предприятия «Краснодонуголь», права рабочих, прописанные в колдоговоре, всё более сокращаются.
 
– Как в такой ситуации ведут себя профсоюзы? Можно ли сегодня говорить о расколе в профсоюзном движении?
 
- Весь парадокс в том, что профсоюзы не хотят пользоваться даже теми правами, которые имеют. Вот в первом чтении Верховная Рада приняла новый трудовой кодекс, который существенно сужает права рабочих. А Совет ПРУП заявляет, что их новый кодекс устраивает! Ситуация с профсоюзами вообще непонятна. То, что сейчас происходит, можно сравнить с политикой Маргарет Тэтчер в Англии. Именно она развалила всю промышленность. Ведь законы становятся всё более либеральными. Существуют даже предложения продавать предприятия вместе с рабочей силой. Такие разговоры уже ходят в кулуарах Верховной Рады. Шаг на пути к этому – принятие в первом чтении нового проекта Трудового Кодекса Украины, который уже утвержден Верховной Радой. Во-первых, теперь работника можно без его согласия перевести на другой участок работы и даже в другую местность. А если человеку это не нравится, то его увольняют. Во-вторых, на обоснование несогласия профсоюзов с решением о увольнении отводиться только 1 день, в то время как руководство для обоснования увольнений имеет полгода. В-третьих, новый Трудовой Кодекс вводит понятие «сверхнормативное рабочее время», для которого разрешения профсоюза не требуется. Также и со сверхурочным рабочим временем. К тому же, кодекс даёт возможность увеличивать рабочий день с 8-ми до 10-ти часов.
 
 – Вы участвуете в многочисленных судебных процессах, отстаивая интересы рабочих. Насколько защищен сегодня трудовой человек Фемидой?
 
Судебных процессов, касающихся интересов рабочих много, но все они, как правило, решаются в пользу руководства «Краснодонугля». Так, например шахтёру Микерину Михаилу Николаевичу предоставили готовое решение суда 12 февраля, а суд состоялся 18 февраля. То есть за неделю до суда. Получается, что заслушивание свидетелей, судебный процесс – лишь имитация, игра, а решение уже давно лежит в папке готовое. При этом и прокуратура, и Верховный Суд, и Апелляционный суд нам заявили, что ничего страшного в этом нет.
 
Или другой пример: в 2004 году Краснодонский городской суд принял решение о выплате 39 шахтерам, работавшим на ООО «Краснодонуголь», компенсации в размере 800 тысяч гривен. В марте 2005 года, когда предприятие продали, судья Булавина (бывший председатель Краснодонского суда) отменила все 39 решений. Вскоре, Апелляционный суд принял решение о том, что она сделала незаконное действие, но ввиду того, что   нет «существенных последствий её поступка» , наказывать ее не стоит. А ведь пострадало 39 человек! Они не получили 800 тысяч гривен! Но для суда это пустяк. Сегодня мы являемся участниками 12 судебных процессов, - это все судебные иски по перемещениям на другую работу. Например,   такие иски подали шахтеры Николай Аржановский, Александр Дубовской. Есть и такие, которых отстранили от работы. Всего на сегодняшний момент судиться 47 человек из 500 работников предприятия. Сегодня Верховный Суд вообще не принимает решения, а Луганской областью занимается Киевский областной суд. Последний выносит решения, и эти решения идут, как решения Верховного Суда.
 
– Реально ли сегодня с помощью закона противостоять собственникам шахт?
 
- Во всяком случае, на работе у нас восстановлены 5 человек. Такого, чтобы как на Вахрушево, людей засыпали и о них забыли, у нас (в Краснодоне – «Остров») просто быть не может. Мы единственная шахта, где судили директора шахты за взрыв в шахте в 2000 году. Тогда погибло 80 человек. Директору шахты дали 5 лет условно, главному инженеру – 3,5 года, 5 лет дали начальнику участка и главному механику, 15 должностных лиц потеряли работу. Инженер отсидел половину срока и вышел по амнистии.
 
А тем, кто по 5 лет, ещё по 3 года добавили, поскольку родственники погибших не успокоились. Хотя, конечно, больше злились на директора.
 
Интересная вещь: когда с должности снимали директора Докучаева, у него случился инфаркт. А когда люди погибли ( в 1992 году -73 человека, в 1996 году – 12 человек , в 2000-ом – 80 человек), - ничего, сердце не «схватило». Интересное существо – человек!
 
 
Беседовал  Александр Набока, "Остров"
 
 

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: