Вторник, 16 октября 2018, 04:341539653657 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Украинский  и луганский взносы в оффшоры

Олигархи за 20 лет независимости вывели в нейтральные финансовые «воды» четыре нынешних бюджета страны. А сколько еще денег «убежит» после внедрения изменений к тендерному законодательству?

Украина оказалась в первой двадцатке стран, из которых капитал убегает катастрофическими масштабами. В соответствии с выводами исследования международной неправительственной организации Tax Justice Network, начиная с 1990-х годов, то есть с первых дней независимости, из Украины «убежало» в оффшоры 167 миллиардов долларов. Для сравнения — бюджет Украины на 2012 год — 350 миллиардов гривен.

По версии других исследователей, ведущего британского издания Ukraine Business Insight и Eurasia Insights, активы 200 самых богатых людей Украины составляют сегодня около 85,2 миллиардов долларов. Британское исследование показало, что в Украине насчитывается около 30 000 лиц, каждое из которых имеет больше 100 000 долларов ликвидных активов. Более того, согласно выводам, количество долларовых миллионеров в стране увеличивается до 6% в год, таким образом свыше 1500 новых миллионеров появляется ежегодно. Однако наиболее зажиточные частные лица размещают около 60% своих активов в оффшорах, невзирая на жесткие ограничения и юридические преграды. Поражает?

На фоне этой статистики довольно симптоматически выглядит подписание спикером Верховной Рады Украины Владимиром Литвином закона № 9634, которым предусмотрено выведение из-под тендерных процедур закупки государственных предприятий. Власть так настойчиво сокращала государственные расходы — закрывала «неэффективные» сельские школы, ФАП-ы, увеличивала пенсионный возраст, лишала льгот социально незащищенные слои населения, чтобы теперь сэкономленные средства делить «под одеялом»? (около 240 миллиардов бюджетных гривен, что равно 2/3 госбюджета, по экспертным оценками, закон № 6934 освобождает от тендерных процедур). По прогнозам Центра противодействия коррупции, в таких условиях непубличности по меньшей мере 70 миллиардов гривен (!) пойдет на «улучшение» отечественной статистики на оффшорных счетах. А это — два (!) украинских бюджета образования, шесть (!) бюджетов здравоохранения.

Литвин так умело выехал «на белом коне» в ситуации с законом о принципах языковой политики, и тут — подпись под далеко не однозначным законом. Который, по меньшей мере, был проголосован с нарушением закона — всего 73 нардепа присутствовали в сессионном зале, и это зафиксировано на видео. Почему так поступил Литвин?

Оппозиция тоже, теоретически, имела шанс остановить сворачивание публичности в сфере распределения государственных средств. И не только в сессионном зале. Достаточно было подать в Конституционный Суд жалобу на нарушение в процедуре голосования закона № 9634. Для этого им надо было собрать 150 подписей. («Поддавки или глупость» — «День» от 6 июля 2012 года). Но, как видим, даже попытки не было. Почему?

Теперь надеемся на Президента. Но, скорее всего, тоже напрасно. С точки зрения политического пасьянса, ветирование гарантом закона, который протянуло провластное большинство, было бы, по меньшей мере, странным. (Хотя как знать. А вдруг Виктор Федорович захочет противопоставить себя своим партнерам). Более того, Президент и его семья тоже имеют свой личный интерес в распределении государственных средств в условиях непубличности. Как удалось выяснить журналистам из программы «Наших грошей» — каждая пятая гривня на тендерах углепрома в прошлом году была получена Семьи Януковича. «Компании Януковича шли тремя колоннами, которые в целом выиграли тендеры на 3,56 млрд грн», говорится в материале «Короли углепрома», опубликованном на сайте Украинской правды.

Конечно, есть еще вариант реализации предыдущего сценария остановки свертывания публичности в тендерных процедурах. Весной прошлого года депутаты приняли похожий на Закон №9634 Закон №7532, но под давлением международных финансовых институтов (общая позиция Мирового Банка и Европейской комиссии) Президент ветировал его. Янукович был вынужден пойти на этот шаг, потому что «кредиторы» пригрозили: если подпишете данный закон, забудьте о любой технической помощи и любых кредитах. Впрочем, сегодня, кажется, шанс на вето Президента по такому сценарию очень мизерный. Ведь, на данный момент, мы не видим ни одного заявления от международных финансовых институтов, относительно выводов по изменениям в тендерном законодательстве. На первый взгляд — махнули рукой. Впрочем, когда мы начали обращаться за комментарием в отдельные финансовые учреждения, то их эксперты даже начали нас убеждать в... позитивных моментах этих изменений. Мол, изменения оживят экономику, ведь госпредприятия станут более оперативными в вопросах закупок, смогут быстрее реагировать на заказ. А с чиновниками-«клептоманами» в условиях непубличности нам посоветовали бороться системой внутреннего аудита. Мы не владеем конкретными цифрами или фактами, потому можем сейчас руководствоваться лишь собственной логикой, но создается впечатление, что отдельные работники международных организаций, которые уже достаточно долгое время работают в Украине, имеют личную заинтересованность. И речь здесь идет лишь о цене вопроса. А она в изменениях к тендерному законодательству достаточно «привлекательна».

«ДО ЕГО ПОЯВЛЕНИЯ НЕ БЫЛО РЕАЛЬНО ЧЕСТНЫХ ТЕНДЕРОВ»

Михаил БРОДСКИЙ, глава Госкомпредпринимательства:

— Нужно вводить другую систему. Каждый владелец заинтересован в тендере. В данном случае владельцем государственных предприятий выступает государство, а государство — это весь народ. То есть народ заинтересован в тендере, в справедливых ценах. Если вы мне скажете, что предыдущий закон о тендерах работал, то это смешно. Все знают, что это были за тендеры, как они выписываются, и что в результате происходит на всех этих государственных предприятиях. Поэтому говорить, что что-то страшное случилось (после принятия нового закона о тендерных процедурах — Авт.), не стоит. До его появления не было реально честных тендеров.

Мне кажется, что в будущем нужно отрабатывать процедуру электронных тендеров. Каждое предприятие обязано провести у себя электронный открытый тендер, а общественность должна мониторить проведенные закупки с помощью трансфертной (уравнительной) цены. Например, ремонт квадратных метров асфальта в

г. Черкассы стоит столько-то гривен, а в другом городе аналогичный ремонт — другую сумму. В случае выявления таких нарушений общественность должна обратиться в Генпрокуратуру с просьбой провести расследование, как так могло случиться.

Действующий закон нужно было менять.

В настоящий момент приняли новый. Посмотрим, как он будет работать, и через 2-3 месяца, я уверен, что нужно будет идти дальше. В том виде, в котором закон сегодня принят, я думаю, что он никого не удовлетворит.

Виктор МАТЧУК, бывший депутат Верховной Рады Украины:

— Это очень плохо, когда от тендерных процедур выводятся закупки размер которых, по некоторым оценкам, почти в полтора раза превышает размер государственного бюджета страны. И прикрываться тем, что это, будто бы, — не государственные средства, а собственные деньги государственных предприятий, по моему убеждению, нечестно относительно граждан Украины. Это значит, что нас считают дураками! Не может у государственного или коммунального предприятия быть своих собственных средств. То, что у них есть, принадлежит владельцу, то есть государству. Так же как на частном предприятии имущество не принадлежит директору. Последний только распоряжается тем, что ему доверено.

За время моего сотрудничества с Центром противодействия коррупции нам удалось остановить разворовывание 2,34 миллиона гривен. Это то, что можно подсчитать. Конечно, если сравнить эту сумму с общим объемом госзакупок — это мизер. Но принципиально важным для нас был другой момент — придать огласке. Дать людям возможность понять, как грубо их дурят, и разворовывают их деньги. Потому что бюджетные средства, так же как средства государственных или коммунальных предприятий, — это деньги каждого из нас. Нет такого гражданина, как государство. Государство — это просто инструмент, который должен обслуживать общество. А у нас он стал обслуживать лишь отдельных его представителей, тех, которые имеют доступ к «кормушке».

Так вот в условиях публичности нам удавалось донести до граждан соответствующую информацию, чтобы у людей складывалась адекватная оценка соответствующих должностных лиц. А вот завтра (после подписания Президентом закона об освобождении от тендерных процедур госпредприятий — Ред.) такой возможности уже не будет.

То, что Литвин подписал данный закон — это, конечно, очень симптоматично. Но не следует забывать о том, что закон вступит в силу лишь после подписания его Президентом. И остановить гаранта еще могут Международные финансовые институты. И примеры этого уже есть. Так вот подписание или не подписание Януковичем изменений к тендерному законодательству будет еще симптоматичнее не только с точки зрения того, что воры имеют контрольный пакет акций во власти, но и в том — или мнение международных организаций для Президента Украины еще что-то значит, или уже ничего.


Алла Дубровык, День 



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: