Вверх

Фирташ купил «Азот»: в Северодонецке меняются центры влияния

 

4 февраля 2011 года стало известно, что компания Дмитрия Фирташа Group DF приобрела северодонецкий «Азот». Вхождение Фирташа в Северодонецк уменьшает влияние регионала Александра Ефремова в городе и окончательно формирует «феод» Юрия Бойко. 

Где «начинался» Юрий Бойко 

Один из видных политиков, которого связывают с Дмитрием Фирташем - Юрий Бойко, нынешний Министр энергетики и угольной промышленности Украины, заместитель главы Партии регионов и руководитель ее Киевской областной организации. Однако «корни» его – из г. Рубежное Луганской области. Именно там Юрий Бойко прошел путь от мастера производственного участка до директора завода «Заря». Этот завод, как и другие предприятия, мог оказаться в 1990-х на грани банкротства, но нашел свою рыночную нишу – взрывчатые вещества (для железорудных карьеров), в том числе – на экспорт. 

Не последнюю роль в допуске предприятия к экспортной торговле сыграл народный депутат Украины по Рубежанскому округу (в 1994-1998  гг. в округ входил также Кременской район, в 1998-2006 гг. –  г. Северодонецк) Юлий Иоффе. Известный как руководитель «Стахановугля», он был вице-премьер-министром Украины в правительстве Леонида Кучмы и имел со вторым Президентом Украины дружеские отношения. После создания Республиканской партии Украины в 2005 году Юлий Иоффе стал заместителем возглавившего ее Юрия Бойко. 

Успех на «Заре» стал основанием  для назначения  Юрий Бойко на должность директора «Лисичанскнефтеоргсинтеза» в 1999 году. Благодаря ему распад завода, имевшего огромные долги, прекратился. Правда, контрольный пакет завода вскоре продали за смешную сумму в 53 млн. грн. российской нефтяной компании «ТНК». 

Далее Юрия Бойко назначают главой Кременчугского НПЗ, а затем – заместителем Министра топлива и энергетики Украины и главой НАК «Нефтегаз Украины» (2002-2004 гг.).

Именно тогда на газовым рынке Украине появился посредник, затмивший успехи газотрейдеров 1990-х – сначала EuralTransGas, затем – скандальное «Росукрэнерго». Последний газотрейдер имеет к Дмитрию Фирташу самое прямое отношение – олигарх владеет 45% компании, которая была создана совместно с «Газпромом» и имела монопольный статус на транзит среднеазиатского газа в Украину и страны центральной Европы. В ходе развода с женой в 2009 году и решения вопроса по разделу имущества Фирташ выписывал генеральную доверенность на имя Юрия Бойко. Это стало одним из самых весовых оснований для утверждения о том, что Бойко и Фирташ имеют общие политические и экономические интересы. 

Приватизация «АЗОТа» 

В декабре 2004 г. на базе СГПП «Объединение «Азот» было создано ЗАО «Северодонецкое объединение «Азот».

 Государство в лице Фонда  государственного имущества получило 40% его акций, внеся в уставный капитал ЗАО производственные активы, выведенные из СГПП и оцененные в 423 млн. грн. Оставшиеся 60% в обмен на 634 млн. грн. инвестиций достались американской компании Worldwide Chemical LLC, являющейся «дочкой» химической корпорации IBE Trade, принадлежащей Алексу Ровту. Впрочем, некоторые эксперты считали, что Ровт лишь помог реальному хозяину завода – Алексею Кунченко - оформить его в собственность. 

В 2005 г., после смены власти в стране, было сделано несколько попыток лишить бизнесмена контроля над выведенными из СГПП «Объединение Азот» активами. Их, с одной стороны, предприняли структуры, близкие к владельцам банка «Финансы и Кредит» Константину и Олегу Жеваго, а с другой — премьер-министр Юлия Тимошенко и министр промышленной политики Владимир Шандра. 

В сентябре 2005 г. попытки сменить хозяина предприятия перешли в неожиданно активную стадию. Этот период запомнился как «попытка захвата «Азота». Северодончане тогда приходили с работы и включали местный телеканал, который показывал снятые за текущий день события на первой проходной. Для горожан тогда это было важнее всех сериалов и новостей. Как-никак, происходил захват градообразующего предприятия города, и его жители воспринимали эти события как личную трагедию. На проходной не было только тех сотрудников, которые не могли покинуть рабочие места. Речи с импровизированной сцены, гневные осуждения захватчиков, внеочередные сессии горсовета, выступления музыкантов из Киева: 5 суток все ждали развязки. Она наступила, когда Алексу Ровту удалось договориться с группой американских конгрессменов и Социалистической партией, пребывавшей тогда в оранжевом лагере. Страсти утихли, со временем пришла стабильность, в том числе финансовая: инвестор выполнял обязательства по модернизации, получал прибыль, а люди — зарплату. 

Хотя сохранение завода за тандемом Кунченко и Ровта было не самым плохим вариантом событий, тем не менее, были варианты и получше. Рассматривался вариант участия РАО «Газпром» в приватизации завода. Для российского газового гиганта покупка основной химии позволяла решать проблему искусственно ограничиваемого спроса у европейцев: «лишний» газ можно перерабатывать на удобрения. Для северодонецкого «Азота» же такая сделка означала бы реальную гарантию того, что завод не обанкротится, ведь газ – это сырье для «Азота». Рост цен на него делает производство нерентабельным. Поэтому производство аммиачных удобрений в мире – удел тех, кто имеет доступ к избыточному (дешевому) газу. Компания Ровта, занимающаяся дистрибуцией удобрений, своего газа не имела. Хотя вместе с Алексеем Кунченко отстаивали «Азот» до последнего. 

17 ноября 2010 года Фонд Госимущества заключил с дочерней структурой IBE Trade Corp.- компанией Worldwide Chemical Llc - договор купли-продажи находившегося  в госсобственности 40-процентного пакета акций  акций ЗАО «Северодонецкое объединение «Азот». Госпакет акций ЗАО «Северодонецкое объединение «Азот» был реализован за 276 миллионов гривен или 35 миллионов долларов. 

Экспансия Фирташа в химии 

Первым украинским предприятием азотных удобрений, которое купил Дмитрий Фирташ, был «РовноАзот». Приватизация 53,86% пакета акций состоялась еще в 2003 году. После «оранжевой революции» экспансия группы Фирташа остановилась – с ней вела системную борьбу Юлия Тимошенко. В частности, премьер-министр давала поручения решить вопрос реприватизации «РовноАзот», из-за конфликта Тимошенко и Фирташа вокруг поставок газа в Украину завод простаивал несколько месяцев. 

После победы Виктора Януковича на президентских выборах-2010 позиции Дмитрия Фирташа укрепились. В частности, к лету-2010 он смог добиться решений судов (Стокгольмского арбитража и украинских об исполнении) о возврате изъятого Юлией Тимошенко 12 млрдю кубометров газа и компенсации убытков. 

Однако продать его в Украине нереально – потребление упало из-за экономического кризиса, законтрактованы завышенные объемы обязательных закупок газа у «Газпрома». На этом фоне единственным  способом перекачать газ в деньги является использование его для производства аммиачных удобрений. Первым, еще в сентябре 2010 года, был куплен горловский «Стирол». «Донецкие» братья Янковские, видимо, поняли, что без газа их завод рано или поздно «загнется». Теперь последовал черед северодонецкого «Азота». 

Также Дмитрий Фирташ заявил, что готов купит у структур Александра Ярославского черкасский «Азот» (правда, пока олигархи не сошлись между собой в цене), вступил в полемику насчет «Одесского припортового завода» – мол, его необходимо продавать вместе с комплексом перевалки аммиака. Неудивительно: амиакопровод Тольятти-Горловка-Южный проходит через принадлежащий Фирташу «Стирол». Если он купит «ОПЗ», то сможет легко вывозить аммиак на экспорт со своих двух заводов. 

Политические последствия покупки 

Вследствие покупки Дмитрием Фирташем северодонецкого «Азота» в Луганской области окончательно оформится феод Юрия Бойко: промышленный треугольник городов Рубежное-Северодонецк-Лисичанск. 

Рубежное. Неожиданная победа на мэрских выборах-2010 коммуниста Константина Козюберды не влияет на контроль над городом. Во-первых, одно из градообразующих предприятий (химзавод «Южный» выделенный некогда из казенного химического завода «Заря») подконтролен Юрию Бойко. Во-вторых, большинство в Рубежанском горсовете составляют регионалы, ориентированные также на министра энергетики и углепрома. Бывший мэр Анатолий Бусенков, правивший городом в 2002-2010 гг. вместе с Юрием Бойко был членом Республиканской партии, а затем влился в Партию регионов. 

Лисичанск. Влияние на местную власть оформилось вследствие досрочных выборов в 2009 году, на которых победил Сергей Дунаев. Он контролирует ЗАО «Лисичанский стеклозавод «Пролетраий», о котором в интернете появлялась информация как подконтрольном Дмитрии Фирташу через компании-посредники. 

Северодонецк. Два наиболее влиятельных человека в городе - Алексей Кунченко (нардеп, экс-директор «Азота») и бывший городской голова Владимир Грицишин изначально в сферу влияния Бойко не входили. Г-н Кунченко в 2006-2007 гг. перешел из СПУ в ПР благодаря налаживанию отношений с руководителем ЛОО ПР Александром Ефремовым. Правда, мандат народного депутата получил лишь год назад – после продвижения по списку из-за назначений регионалов в исполнительную власть вследствие победы Виктора Януковича. 

Владимир Грицишин разругался с лидером луганских регионалов и даже поддерживал на президентских выборах Юлию Тимошенко. Однако, понимая необходимость «лобби» в стане регионалов, не препятствовал компаниям Бойко в получении контроля над северодонецким водоканалом. Исходя из этого, не имеющего реальной кандидатуры на Северодонецк Юрия Бойко, вполне устроил бы Владимир Грицишин. Но местные выборы-2010 последний проиграл руководителю «Азота» Валентину Казакову. Но если ранее Казакова можно было считать находящимся в сфере влияния Алексея Кунченко и опосредованно – Александра Ефремова, то теперь акценты смещаются. 

Покупка градообразующего предприятия Дмитрием Фирташем нивелирует возврат командой Александром Ефремов контроля над Северодонецком: городской голова вынужден будет ориентироваться на новых собственников завода. Учитывая это несложно догадаться, что решающим в Северодонецке теперь будет мнение Юрия Бойко. 

Экономические последствия появления Фирташа 

Пока у Дмитрия Фирташа есть газ или партнерские отношения с «Газпромом», северодонецкому «Азоту» будет легче развиваться, чем в период  Ровта и Кунченко. Ведь тогда предприятие страдало от  роста цен на газ и отсутствия гарантий снабжения. В тоже время, северодонецкий «Азот» не будет жемчужиной империи Фирташа, что, с учетом нежелания олигарха идти на компромиссы в кризисных ситуациях, как, например, остановка «Ровноазота» из-за конфликта с правительством Юлии Тимошенко, создает серьезные риски для завода. А так как завод градообразующий – и для города. 

В этих условиях покупка Дмитрием Фирташем «Одесского припортового завода» с перевалочным комплексом аммиака может резко ухудшить позиции северодонецкого «Азота»: при негативной конъюнктуре или перераспределении газа будут работать расположенные на амиакопроводе заводы: «ОПЗ» и горловский «Стирол». 

Единственный вариант, при котором за будущее «Азота» можно не беспокоиться – это передаче его РАО «Газпром», точнее, дочерним структурам, занимающимся химической промышленностью. Чисто теоретически, такой вариант возможен после ухода Виктора Януковича с президентского поста: позиции Фирташа могут быть не такими сильными (оппозиция припомнит «Стокгольмский грабеж») и вполне разумным будет продажа активов либо переоформление их на защищаемый российским правительством «Газпром».

Богдан Бондаренко, специально для «ВВ»

 

 

 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: