Понедельник, 17 декабря 2018, 18:531545065597 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

«Новая газета» выдвинула свою версию того, почему военные РФ так агрессивно повели себя против двух украинских катеров и буксира в Керченском проливе. «Украинцы строят в Бердянске морскую базу, и для ее защиты перебрасывают построенные в Николаеве катера. В Москве всерьез опасаются, что в Бердянск, если базу удастся обустроить, с дружеским визитом могут прийти корабли НАТО…», - считает «Новая».

«Первая кровь возможной зимней войны»

В публикации под таким, в общем-то, пугающим заголовком «Новая газета» отмечает, что «нашим властям и госпропаганде пришлось изрядно напрягаться, выдумывая подходящие объяснения того, почему украинские катера сначала долго не пускали в Азовское море, а потом, когда они в конце концов вынужденно повернули домой, в Одессу (у малых катеров типа «Гюрза-М» длительность автономного плавания всего 5 суток), российские военные (пограничники) в отсутствие какой-либо внешней угрозы открыли огонь и ранили трех украинских моряков (по сведениям из украинских источников, ранено 6)…».

«Российская сторона утверждает, что заявка на проход под Крымским мостом не была подана «в установленном порядке», но это не повод стрелять по живым людям. За те долгие часы, что 25 ноября продолжалось противостояние, можно было, наверное, найти способ обеспечить или проход в Азовское море, или позволить им вернуться в Одессу. Но в последние годы агрессия исполнителей стала оголтелой: дипломаты хамят, кадровые разведчики устраивают диверсии в европейских городах, летчики и моряки перехватывают иностранные корабли и самолеты с риском столкновений. Наступательное вмешательство идет на всех уровнях и во всех средах. Теперь вот и до стрельбы дошло. Причем за украинскими катерами начальники, конечно, видят главного противника - США и ЕС - которых МИД уже предупредил о «серьезных последствиях провоцирования конфликта с РФ в акватории Азовского и Черного морей».

«В чем же причина выбора подобных маршрутов ВМС Украины? Украинцы строят в Бердянске морскую базу, и для ее защиты перебрасывают построенные в Николаеве катера. В Москве всерьез опасаются, что в Бердянск, если базу удастся обустроить, с дружеским визитом могут прийти корабли НАТО, способные действовать на мелководной азовской литорали, вооруженные мощным ракетным оружием большой дальности, защищенные современными комплексами ПРО и ПВО. Тогда, например, будет затруднена или невозможна переброска корветов с ракетами «Калибр» из Каспийского моря в Черное и Средиземное, и обратно - через Азов и канал Волга-Дон, что наш ВМФ постоянно практикует. Кстати, многие боевые корабли Черноморского флота невозможно использовать в Азовском море из-за мелководья», - отмечает «Новая».

И добавляет: «Кавказ, Крым, Черное море, Босфор, базы в Сирии и группировка в Средиземном море сейчас увязаны в одно важнейшее юго-западное стратегическое направление, которое должно прежде всего обеспечить надежную оборону Сочи на дальних подступах - второго, а нередко основного центра управления страной и вооруженными силами. А тут вероятный противник задумал вбить клин в основание всей этой стратегии, развернув базу в Бердянске».

Газета гадает – «…то ли морская база в Бердянске так сильно напугала Москву, то ли с Крымским мостом возникли серьезные проблемы, которые пока держат в тайне, то ли и то и другое сразу».

«Нельзя исключить, что в ближайшее время может начаться зимняя кампания по окончательному вытеснению Украины с Азовского побережья. Цель операции может быть ограничена побережьем до Бердянска. Или до Мелитополя, Геническа и Чонгара, если сухопутный «коридор в Крым» и вправду нужен. В любом случае, если, конечно, не дай бог, будет принято такое решение, регулярные российские силы придется вводить в бой массированно, особенно в том случае, если, как в 2014–2015 годах, станут изображать, что это, мол, донецкие ополченцы сами наступают, и потому активной авиаподдержки не будет», - предполагает «Новая».

«Кстати, прифронтовой Мариуполь можно сравнительно легко обойти и отрезать, но город потом, возможно, придется штурмовать, как Алеппо, с большими разрушениями. Впрочем, в войсках есть командиры с сирийским опытом, и бойцов-специалистов по штурму городов с применением тяжелого вооружения можно выписать.

Конечно, Запад будет протестовать и введет допсанкции, но это скорее огорчит либерально-экономический блок нынешнего режима (так называемую «партию мира»), очередная неудача которой будет только дополнительным бонусом для их противников из так называемой «партии войны». Всё одно убийственное тотальное эмбарго на экспорт российского газа и нефти западные лидеры не введут, тем более зимой, как его никогда не вводили в советское время и по тем же причинам - ценовой шок и экономический спад перед выборами никому на Западе не нужен.

Украинцам придется отбиваться в одиночку или надеяться на то, что генштаб ВСУ ошибся, или что в Москве передумают и зимней войны не будет. Или, в крайнем случае, уповать, что западные посредники, после того как войска выполнят основные задачи (как в 2015-м после Дебальцева), помогут подписать еще одно перемирие, типа трех Минских соглашений», - строит предположения «Новая газета».

«Иллюзий питать не надо: будет только хуже»

Обозреватель «Коммерсанта»  Максим Юсин рассказал «о решениях Киева после Керченского инцидента», в частности, о запрете въезда в Украину мужчинам от 16 до 60 лет: «Я, к сожалению, настроен пессимистично в данном случае и думаю, что запрет будет продлен. Хотя, возможно, какие-то послабления, какие-то изменения произойдут, например, возраст пересмотрят, и вместо верхней планки в 60 лет будет 50. Может быть, предусмотрят другие меры гуманитарного характера, не только смерть или тяжелая болезнь родственника, но и, например, смешанные семьи. То есть если муж - россиянин, жена - украинка, то он все-таки сможет приехать навестить родных супруги. Я думаю, что какие-то в этом плане будут послабления, но глобально ничего не изменится. Вот в такую вот эпоху наших отношений мы входим».

Автор «Коммерсанта» считает, что «…Киев здесь на уступки не пойдет, потому что сейчас для них неблагоприятное время - военное положение, потом начнется сразу избирательная кампания, и любые уступки будут интерпретированы противниками Петра Порошенко как его готовность идти на переговоры с Россией».

«Президент Украины, в свою очередь, сейчас должен показать себя жестким лидером, который ни на какие компромиссы со страной-агрессором не идет. Ведь Петр Порошенко рассчитывает на поддержку национально ориентированного электората и, условно говоря, не будет бороться за людей, которые голосовали за «Партию регионов», коммунистов, за тех, кто не хочет разрыва с Россией. Он борется за патриотическое большинство, как считают его политтехнологи, и чтобы на этом электоральном поле не уступить Юлии Тимошенко, Анатолию Гриценко, еще нескольким политикам, он не допустит никаких послаблений. Поэтому здесь иллюзий питать не надо: будет только хуже, лучше уже не будет», - уверен обозреватель.

Более того, он не исключает, что «произойдет разрыв дипломатических отношений».

«Я не исключаю, что будут другие шаги с целью максимально усилить международное давление на Россию. В четверг был выпуск политического ток-шоу «Право на владу», одним из главных участников которого стал министр иностранных дел Павел Климкин. Во время своего выступления он выдал свои планы, может быть, проговорился, а может быть, это сознательно было сказано - отвечая на вопрос Олега Ляшко о дальнейших планах, он сказал: «Мы будем "сбивать "Северный поток-2", это наша основная задача, потому что если Россия реализует "Северный поток-2", то Европа будет с ней считаться, и, соответственно, не будет ни политики санкций, на которую мы так рассчитываем». Для того чтобы «сбить "Северный поток-2"», нужны еще один-два подобных инцидента, тем более настолько хорошо, с точки зрения Киева, западные лидеры на них реагируют. После нескольких дней колебаний и Трамп отменил встречу с Путиным, Тереза Мэй сказала о дальнейшем ужесточении антироссийских санкций, и Ангела Меркель ужесточила тон, сделала по Мариуполю довольно-таки жесткие заявления, которые опять-таки привел с большим удовлетворением Павел Климкин. Поэтому я думаю, что в этом плане Украина все свои внешнеполитические задачи выполнила. То есть с точки зрения международной реакции Киев выиграл», - заключает обозреватель «Коммерсанта».

«Пока – без паники»…

Между тем, корреспондент того же «Коммерсанта» побывал в Одессе, чтобы увидеть, как город живет в условиях военного положения.

«Уже после вступления режима военного положения в силу чиновники принялись успокаивать граждан: мол, ничего страшного их не ждет. Так, губернатор Одесской области Максим Степанов на специально созванном брифинге пообещал не вводить комендантский час, не заниматься реквизициями, не запрещать митинги и продажу алкоголя. Зато предупредил, что не все россияне смогут попасть в Одесскую область: «При пересечении границы к гражданам России относятся более придирчиво. Определенным категориям граждан будет запрещен въезд на территорию Украины в Одесской области», - пишет корреспондент «Коммерсанта».

«В мэрии Одессы вообще воздерживаются от комментариев: разве что мэр Геннадий Труханов лично призвал граждан соблюдать спокойствие и «сохранить мир в Одессе». Оно и понятно: в случае реального (а не номинального) введения военного положения мэрию и горсовет заменит военная администрация, которая будет вводить чрезвычайные меры и расхлебывать их последствия.

Молчат и военкоматы. Мобилизация (а ее также предполагают порядки военного времена) не объявлена - и Порошенко обещает, что без чрезвычайной необходимости все будет в порядке, объявлена она и не будет. Правда, неофициально поговаривают, что списки призывников первой очереди уточняют и актуализируют, но скорее не с какими-то конкретными целями, а, как говорится, на всякий случай.

В полиции, по информации источников в ведомстве, легкое замешательство, прежде всего по причине отсутствия каких-либо внятных указаний из столицы. Допускают, что снова, как и в 2014-м, установят блокпосты на дорогах, возьмут под усиленную охрану вокзалы и аэропорты, составят графики усиленного патрулирования улиц, однако пока ничего экстремального не планируют. Под запрет может попасть ночная иллюминация, лазерные лучи подсветки прибрежных ночных клубов и любые фейерверки - накануне Нового года это вряд ли обрадует одесситов».

«Строго говоря, военное положение в Одессе вводится впервые с окончания Великой Отечественной. Однако по факту Одесса по законам военного времени жила совсем недавно - в 2014 году. Правда, тогда самой формулировки «военное положение» власти, как мы уже говорили, всеми силами избегали. Вместо нее применялись политкорректные эвфемизмы типа «особая ситуация». А ведь тогда, в 2014-м, обстановка в городе была куда более тревожной, ведь в нескольких сотнях километров кипели активные боевые действия. И не было никаких гарантий, что эскалация конфликта не втянет в него Одессу: одни ждали восстания в городе, другие - морского десанта на побережье или прорыва со стороны Приднестровья…

Сегодня же в военные действия в Одесской области никто, по большому счету, не верит. Даже антироссийски настроенные граждане склонны объяснять введение военного положения политическими играми внутри самой Украины, а не реальной угрозой извне. Есть среди них и те, кто видит в военном положении шанс произвести, наконец, «зачистку Одессы» от «подрывных элементов», о чем в соответствующих кругах мечтают с 2014 года. Правда, и эти радикалы признают: «зачищать» придется, по крайней мере, треть населения, а подобные мероприятия вряд ли осуществимы чисто технически».

«В целом же обстановка в Одессе остается, как и просил мэр, достаточно спокойной. Правда, на слухах о военном положении резко взлетел курс доллара до 30 и более гривен, но уже в среду и он пополз вниз. «Соль и спички» скупать горожане тоже не кинулись. По словам представителя руководства одной из крупных торговых сетей, спроса на продукты длительного хранения и товары первой необходимости не наблюдается… Общий градус можно обозначить так: горожане встревожены, но не паникуют. И беспредела органов власти в связи с военным положением опасаются больше, чем собственно войны. Самая популярная тема для беспокойства - будут ли закрывать границы? На носу ведь новогодние праздники, у многих на руках купленные билеты и турпутевки… Активничают разве что радикалы. Например, представители «Автомайдана Одессы» сообщили о бессрочной акции по блокировке российских водителей - «Найди российскую фуру, обменяй на нашего моряка»…

Не может не вызывать изумления позиция официальных лиц, одновременно убеждающих граждан в двух противоположных тезисах. Первый: военное положение было совершенно необходимо, чтобы государство могло жестко противостоять военной угрозе. Второй: из-за введения военного положения в жизни граждан ничего не изменится. Очевидно, что вместе и то, и то вряд ли возможно: «жесткие меры» по «борьбе с военной угрозой» почти наверняка затронут частную жизнь граждан. А если этого не будет, то в чем, собственно, будут заключаться «жесткие меры»? Больше того - зачем вообще понадобилась эта кутерьма с военным положением?

Как подсказывает опыт последних лет, в этом, пожалуй, и заключается главный риск ситуации: в любом случае властям Украины нужно будет найти какое-то оправдание для своих радикальных действий. А вот предугадать, каким именно будет это оправдание, нелегко: практика показывает, что воображение у них - даже слишком богатое. Отсюда и беспокойство. Пока - без паники…», - заключает корреспондент «Коммерсанта».

«Военное положение оказалось крайне своеобразным»

Газета «Взгляд» по-своему посмотрела на военное положение в Украине, пытаясь разглядеть, «какие реальные изменения наступили в жизни Украины и ее граждан – и выглядит ли военное положение настоящим».

«…Реальность показывает, что введенное военное положение оказалось весьма своеобразным. Оно фактически является компромиссом между четкими положениями текста закона о военном положении и явным желанием нынешних властей Украины быть лишь «немножко беременными» войной, не ввязываясь в тяготы настоящего военного положения и мобилизации», - пишет «Взгляд».

«Такая двусмысленная трактовка, возникшая на основании противоречивого и неясного текста президентского указа о военном положении (который к тому же «обработали напильником» по факту его голосования в Раде), уже вызвала массу самодеятельности на местах. А среди жителей Украины и вовсе породила недоумение и даже страхи», - считает издание.

«Несмотря на уверения, что «военное положение не касается нашей деятельности», которые тут же последовали от «Укрзализныци» (украинского аналога РЖД), «Укрпочты», международных аэропортов Запорожья, Харькова и Одессы, а также автоперевозчиков, уже понятно, что всем транспортникам придется выполнять требования военного положения. А в их части они заключаются в ужесточении контроля безопасности при перемещении пассажиров и грузов. Так, даже в аэропорту «Борисполь» в официальном сообщении касательно введения военного положения попросили пассажиров избегать паники и заблаговременно прибывать в аэропорт для регистрации на рейсы. Там напомнили, что с еще 2014 года все аэропорты страны работают в условиях повышенного, «желтого», уровня мер безопасности. Столь же уклончиво ответили о последствиях введения военного положения и в «Укрзализныце». Там заявили, что пассажирские и грузовые поезда «будут курсировать согласно графику движения и по всем не запрещенным законодательством маршрутам». Однако железнодорожное ведомство тут же подчеркнуло, что на железнодорожных объектах введен особый режим работы, а приоритет при назначении поездов будет определяться уже не только установленным расписанием, но и военным командованием...», - сообщает подробности «Взгляд».

«…Практика военного положения пока что не сформировалась до конца. Например, непонятно, будет ли вводиться где-либо предусмотренный в ней комендантский час. Неясен и вопрос с имуществом граждан: пока что украинские военные заявляют, что никаких «реквизиций» транспорта граждан или предприятий ими не запланировано и никакие «патрули в камуфляже» не будут кошмарить по этому поводу мирных граждан. Ничего не поменялось и в таких же чувствительных моментах, как ограничение въезда и выезда из определенных населенных пунктов, не вводились ограничения на продажу алкогольной продукции, нет речи о блокпостах на угрожающих направлениях, никто не ограничивает движение транспорта простых граждан…», - констатирует «Взгляд».

«Можно сказать, что Украина застыла в гнетущей нерешительности, подобно девушке, попавшей в неловкое положение. Беременна ли страна войной – или нет? Или – просто показалось? Судя по всему, решили поступить традиционно: посмотреть на себя и на реакции организма через месяц. Тогда уже все точно будет ясно: или уже «всерьез и надолго», или просто так, немного перепугались. Ведь одно совершенно ясно: никакой серьезной войны или даже экономического кризиса, спровоцированного ее ожиданием, беременная войной Украина просто не выдержит. Так что настоящее военное положение отнюдь не получится держать сколь-либо долго. А в потешном варианте «войны с Россией» Украина и так уже пребывает вот уже четвертый год», - считает «Взгляд».

«Беженцы с Украины описали мытарства в России»

«Московский комсомолец»  рассказал, как многодетная семья «политических беженцев из Украины» бедствует в России.

«Светлана Пикта, ее муж и пятеро детей - политические беженцы из Украины. Они жили в Киеве, из-за отказа сдавать деньги на АТО попали в «черные списки» к радикалам, их данные опубликовали на сайте «Миротворец», - сообщает «МК», конечно, не уточняя, что это за «радикалы» требовали от семьи «сдавать деньги на АТО».

«Семье повезло: Россия согласилась ее принять по программе «Соотечественники». Но бюрократические мытарства оказались столь изматывающими, что Светлана решила о них рассказать - ради всех, кто оказался в похожей ситуации», - пишет «МК».

«Наша семья, имеющая пятерых несовершеннолетних детей, переехала в Россию только в июле этого года (двойняшкам на тот момент было 6 месяцев, я по сей день продолжаю кормить их грудью), задолго до отъезда мы вынуждены были обивать пороги консульства, а потом - миграционной службы региона, выпрашивая российское гражданство как милостыню. Так называемая легализация на Родине оказалась испытанием еще более тяжким, чем можно было представить издали», - рассказывает Светлана.

По ее словам, она родилась в России, но с 1981 года жила в украинском Донецке, куда распределили ее родителей. Потом – поступила в киевский вуз.

«После Майдана мы понимали, к чему все идет в Украине, и что рано или поздно придется перебираться в Россию. В нынешнем году - наша третья попытка переехать, две предыдущие разбились о непреодолимые бюрократические препятствия. Я уже почти смирилась: когда выяснилось, что мне это все не под силу, успокоилась и решила: значит, судьба жить нам в Киеве. Ведь таких, как мы, здесь миллионы», - заявляет Светлана, явно перебарщивая с числами.

Светлана заявляет, что «так бы они и жили в Киеве, сжав сердце и отдавая все силы воспитанию детей», если бы однажды в школе не отказались сдать «деньги на АТО», за что семью якобы «в течение полутора лет последовательно выживали из родного дома».

«Нацисты дважды ломились к нам в квартиру, призывали через соцсети к расправе над нами, сотрудники СБУ названивали и приходили на работу к мужу, пытаясь заставить начальницу выгнать его с работы. Муж мой, коренной киевлянин, научный сотрудник, двадцать лет отдавший изучению темы измерения уровня радиации в человеческом теле, однажды вечером твердо сказал: все, больше нам здесь делать нечего», - сообщает Светлана.

По ее словам, «благодаря содействию Александры Докучаевой, помощницы депутата Госдумы РФ Константина Затулина, нас включили в госпрограмму «Соотечественники» Ярославской области»: «Сдав все документы и переводы, через два месяца мы получили вожделенное свидетельство переселенца. Оно гарантирует получение РВП (разрешения на временное проживание) вне квот и позволяет сразу же подать документы на гражданство РФ, минуя этап необходимого трехлетнего проживания в России до получения вида на жительство, которое через 5 лет гарантирует гражданство».

Но не тут-то было. «Подача документов на РВП оказалась невероятно болезненной. Наши двойняшки родились до получения свидетельства переселенца и потому не были в него вписаны, на них невозможно было отдельно получить РВП и, соответственно, медицинский полис. А как жить младенцам без врачебного наблюдения и вообще без гражданских прав? Мы решили, что как-то проскочим этот момент, оформив заранее платную медстраховку. Следом начались мытарства со справками. Список медучреждений, где выдают эти справки, в консульстве России в Киеве оказался недоступен, мы собирали информацию по крохам в Интернете. Методом проб и ошибок надо было собрать (в том числе на маленьких детей) справки об отсутствии сифилиса, лепры (проказы), туберкулеза, ВИЧ, справку от нарколога. Взрослым потребовалась еще справка об отсутствии судимости», - рассказала Светлана.

«Дальше пришлось переводить все справки и заверять их у нотариуса. Кроме справок нужны были переводы почти всех документов, которые сдавались на свидетельство переселенца, мало того, ряд контор, куда мы обращались, оказались непригодными для переводов документов на РВП! Вся эта бумажная волокита заняла около трех месяцев. Только к концу марта в российском консульстве у нас приняли документы на РВП, но не у всех - только у нас с супругом и троих старших детей, а двойняшки остались «за скобками».

«Все это время мы анонсировали каждый наш шаг, чтобы национальные дружины понимали, что мы уезжаем, и не трогали нас. Однако нас продолжали мучить и травить в украинских СМИ. Попутно нас внесли в базу «Миротворец», где опубликовали номера наших телефонов. Наблюдая наши мытарства в консульстве, единомышленники все чаще убеждались, что лучше сидеть тихо и не высовываться…», - заявляет Светлана, не называя ни одного СМИ, которое «травило» ее семью.

«Наконец нам пришел ответ по РВП. Мы собрали чемоданы и пересекли границу. Как мы ехали с оравой малышей - даже вспоминать страшно. Слава богу, живыми добрались до Ярославля. А дальше что? Надо найти не просто съемное жилье, а такое, чтобы тебе дали официальную регистрацию, - 2500 руб. в месяц за человека. Нужно ли говорить, что таких денег у нас не было. Мы уже готовы были возвращаться обратно, если бы не добрые ярославцы. Владельцы квартиры отсидели в очередях и прошли весь этот ад вместе с нами уже дважды (регистрация в России нужна на каждом этапе легализации)», - отмечает Светлана.

Однако в РФ ее мытарства продолжились: «Чтобы подать заявление на гражданство РФ, надо было все документы заново перевести и заверить именно у российского нотариуса - один перевод 800 руб. в среднем. О том, как я пыталась внести в заявление собственных детей, а мне не позволяли, - уверяли, что дети якобы должны получить легализацию после нас, как нас трижды заворачивали из-за каждой запятой, - обо всех этих издевательствах умолчу. Лучше такого не видеть и не знать».

«Нам говорили: получите РВП, можно законно устраиваться на работу. Муж, физик-радиационщик, до сих пор не может выйти на работу. Даже там, где его готовы взять, с РВП не берут: получите гражданство - приходите. После штампа РВП заново пришлось регистрироваться и сдавать дактилоскопию. Снова заполнив кучу заявлений, отдав все документы - а это килограммов десять макулатуры (с ксерокопиями), нас отправили в помещение куда-то под лестницу, где каждому густо намазали пальцы черной липкой краской, даже у трехлетней Саньки, одетой в белое вязаное платьице… Взяли отпечаток каждого пальца обеих рук! Детям, впрочем, процедура понравилась, а меня брал стыд. Неужели это трехлетнее дитя - потенциальный преступник? Неужели моя старшая десятилетняя дочь уже под подозрением?», - возмущена Светлана.

«И вот - о счастье! - этот ад позади, по закону нам должны через считаные дни дать, наконец, гражданство РФ. Мы тряслись как зайцы - дадут или нет. Ведь у нас был просроченный миграционный учет на двойняшек, а это уже два нарушения, и значит, нас вполне имеют право лишить и РВП, и гражданства… В итоге получение гражданства в России - тот еще квест с препятствиями. Людям, обремененным детьми, пожилыми родителями, семьям, которые переселяются с целью остаться тут навсегда, что как раз наиболее ценно для России в свете демографического кризиса - существующий порядок возвращения на Родину просто невыносим», - признаёт бывшая дончанка-киевлянка.

«МК» напоминает, что «из 2 млн русскоязычных граждан Украины, выехавших в Россию для постоянного проживания, гражданство получили только 200 тысяч», - констатирует «МК».

Обзор подготовил Михаил Карпенко, «ОстроВ»


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: