Понедельник, 23 июля 2018, 20:511532368268 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Украина заморозила расследование, касающееся президента США, но в Штатах пока все равно вызывает сочувствие. Запад, в целом, больше занят своими внутренними противоречиями, в том числе несогласованностью позиций относительно международной политики.

Не сердить Трампа

The New York Times на прошедшей неделе опубликовал статью, в которой говорилось о замораживании Киевом расследований, касающихся Пола Манафорта — бывшего американского политконсультанта Рината Ахметова, Виктора Януковича и Партии регионов.

Как сообщил NYT, "в Соединенных Штатах Полу Манафорту угрожает наказание по обвинению в отмывании денег и финансовых махинациях периода его десятилетней работы на пророссийскую политическую партию в Украине. Но в Украине, где чиновники боятся обидеть президента Трампа, четыре несвязанных дела, которые касаются Манафорта, бывшего главы избирательного штаба Трампа, были заморожены генеральным прокурором Украины. Эти дела слишком чувствительны для правительства, глубоко зависимого от финансовой и военной поддержки соединенных Штатов, при том, что отвращение Трампа к расследованию специального прокурора Роберта Мюллера III относительно возможного сговора между Россией и его штабом хорошо известно, говорят некоторые депутаты. Решение остановить расследование антикоррупционного прокурора было спущено сверху в деликатный для Украины момент, когда администрация Трампа утверждала планы по продаже этой стране современных противотанковых ракет "Джавелин"".

"Владимир Арьев, член парламента и союзник президента Петра Порошенко, с готовностью признал, что намерением Киева было положить расследование относительно Манафорта в архив "в дальний ящик", — отмечали в американском издании. — "Мы будем всячески стараться не раздражать высших американских чиновников, — сказал Арьев в интервью. — Мы не должны портить отношения с администрацией".

"Новое правительство ввело должность специального прокурора для расследования коррупции в бывшей администрации, — продолжал The New York Times. — К концу прошлого года этот прокурор, Сергей Горбатюк, открыл около трех тысяч дел, включая четыре, касающихся консультирования Манафортом бывшего президента и его политической партии. Приказ, выданный в апреле, выделил эти четыре расследования. Эти дела не были закрыты, сообщила в своем заявлении генеральная прокуратура, но приказ заблокировал Горбатюку возможность выдавать повестки для сбора показаний и опрашивать свидетелей. "У нас нет власти продолжать расследование", — сказал Горбатюк в интервью".

"За два месяца до того как украинское правительство заморозило эти дела, Горбатюк обратился в офис Мюллера с официальным предложением о сотрудничестве путем обмена доказательствами и заключениями. Горбатюк сказал, что направил письмо в январе и не получил ответа и что это предложение теперь неактуально, поскольку он утратил полномочия расследовать".

В NYT также писали, что "другим шагом к тому, чтобы, похоже, помешать расследованию Мюллера, украинские правоохранители позволили потенциальному свидетелю возможного сговора между штабом Трампа и Россией выехать в РФ, сделав его недосягаемым для допроса. Офис специального прокурора указывал на этого человека, Константина Килимника, бывшего управляющего делами Манафорта в Киеве, как связанного с российским разведывательным агентством. Килимник был также под следствием в Украине по подозрению в шпионаже, но обвинения не были выдвинуты до тех пор, пока он не покинул страну…".

Его корреспондент подчеркивал, что "в Киеве продажа ракет рассматривается как политическая победа Порошенко, свидетельствуя о поддержке Америкой его правительства в войне на востоке Украины против поддерживаемых Россией сепаратистов и угрозы более широкого российского вторжения в страну… Помимо ракет, Соединенные Штаты поддерживают украинское правительство примерно $600 млн двусторонней помощи в год".

"Прошлым летом другой член парламента, Андрей Деркач, инициировал расследование относительно утечек из правоохранительных органов в новостные медиа информации о делах Манафорта, отметив, что они ставят под риск жизненно важную американскую помощь Украине. Он открыто противился какой-либо роли Украины в содействии расследованию специального прокурора. Украина, сказал Деркач в интервью, будет серьезно рисковать, если поможет тому, что он назвал политизированным расследованием в Соединенных Штатах. В Украине, по его словам, "все боятся этого дела"", — говорилось в заключение статьи.

Закат Меркель, восход Макрона

В целом, западных обозревателей на прошедшей неделе больше всего занимало сравнение визитов двух европейских лидеров — Эммануеля Макрона и Ангелы Меркель — в Вашингтон и совершенно разный прием, который оказал каждому из них президент США Дональд Трамп.

По всему выходит, что именно Макрона Трамп видит своим ближайшим партнером в Европе, в то время как самый сильный до недавних пор европейский политик Меркель имеет все больше политических трудностей, как внутри своей страны, так и на международной арене.

В The Washington Post отмечают, что "Макрон хочет подтолкнуть Европу к созданию специальной должности министра финансов для стран еврозоны, к запуску механизма поддержки союзнических национальных экономик и к усилению европейской политики обороны и безопасности".

Для продвижения этой повестки молодому французскому лидеру необходима поддержка Германии, однако привычная и до недавних пор похвальная политическая осторожность Ангелы Меркель начинает играть злую шутку не только с ней одной. Среди претензий к ней, которые перечисляет американское издание, — отказ Германии участвовать в планируемых ракетных ударах по правительственным войскам в Сирии. Такую меру рассматривают США совместно с, в частности, Францией, из-за очередной предполагаемой химической атаки сторонников президента Сирии Башара Асада, от которой пострадало мирное население на территории, контролируемой войсками сирийских повстанцев. "Меркель отказалась участвовать в атаках, даже при том, что она была вполне рада поддержать эту операцию на словах", — отметили в The Washington Post.

При этом в издании отметили, что, решись Германия подключиться к какой-либо серьезной военной кампании, она обнаружит печальное состояние своих вооруженных сил, с крайне устаревшей авиацией, отсутствием хоть одной работающей подводной лодки, дефицитом касок и бронежилетов у солдат и "до такой степени убогими условиями в казармах, что солдаты вынуждены сами покупать материалы для уборки в туалетах".

Однако претензии к Меркель не ограничиваются исключительно неучастием Германии в военной операции в Сирии. Недовольство в США вызывает также отсутствие каких-либо мер в отношении венгерского автократа Виктора Орбана, даже банальной публичной критики в его адрес со стороны немецких топ-чиновников, поддержка канцлером ФРГ российского трубопровода "Северный поток-2" как "еще один пример стратегической слепоты".

"В конечном итоге, если в свой четвертый срок Меркель не оставит осторожность и не присоединится к смелым планам Макрона относительно ЕС, стратегическая и политическая трусливость Германии ослабит как Макрона, так и Европу", — заключали в The Washington Post.

Россия устала воевать?

На прошедшей неделе западные медиа обсуждали также сокращение военных расходов России — неплохая для Украины новость. Как написал The Financial Times, "российские военные расходы упали на пятую часть в 2017 году по сравнению с предыдущим годом — первое сокращение в реальном выражении с 1998 года, когда санкции и экономическая стагнация вынуждают к перераспределению скудных бюджетов. В прошлом году Москва потратила на армию $66,35 млрд, или 4,3 процента ВВП, по сравнению с 5,5 процента ВВП в 2016-м, сообщил в среду стокгольмский Международный институт исследования мира. Этот аналитический центр, поддерживаемый шведским правительством, является самым авторитетным источником информации о конфликтах, военных расходах и всемирной торговле оружием. Падение расходов означает, что Саудовская Аравия обошла Россию как третья в мире по объему затрат на вооруженные силы".

В британском издании поясняли, что "падение в реальном выражении — это на сегодня самый явный признак экономических трудностей в намерении Владимира Путина восстановить Россию в роли сверхдержавы, которое тот преследовал путем ряда геополитических вызовов в отношении США. Россия увеличивала свои военные расходы с тех пор, как в 1999 году Путин стал премьер-министром, и расходы в реальном выражении раздулись на 36 процентов только за последнее десятилетие. Большая часть этого увеличения пошла на модернизацию вооружений, восстановление инфраструктуры и повышение платы солдатам после десятилетия заброшенности, последовавшей за крахом Советского Союза".

"Возрождение российской армии подвергалось испытанию в последние четыре года, — отмечали также в FT. — После аннексии Крыма в начале 2014 года Москва организовала сепаратистское восстание на востоке Украины, которое она продолжает поддерживать тлеющим, поставляя оружие, войска и материально-техническое обеспечение. С сентября 2015 года российские вооруженные силы участвовали в войне в Сирии, в миссии, которая помогла президенту Башару аль-Асаду вернуть контроль над большей частью страны. Однако резкое падение цен на нефть в 2014 году, а также западные санкции в связи с вмешательством России в Украину, заблокировавшие долгосрочное западное финансирование, вынудили Путина ограничить военные расходы. Ранее в этом году Кремль сообщил, что оборонный бюджет будет сокращен менее чем на три процента ВВП в течение пяти лет".

"Сокращения последовали после обещания Путина облегчить продолжающиеся экономические трудности. После двухлетней рецессии в 2015 и 2016 годах реальные доходы домохозяйств продолжали падать до начала этого года. В ключевом политическом выступлении перед переизбранием в марте Путин обещал удвоить расходы на здравоохранение, образование и инфраструктуру в течение следующего шестилетнего срока, который начинается в этот понедельник. Путин спешил сократить военную роль России в Сирии после того, как вмешательство Москвы помогло обернуть войну в пользу Асада. Однако запланированному Москвой сдвигу в сторону гуманитарных операций и реконструкции помешал провал в попытках достичь политического разрешения конфликта".

"Фронт идеологической войны"

И как раз на прошедшей неделе бывший посол США в России Майкл Макфол в статье для The Washington Post написал о потребности Украины в защите от России, на этот раз — на идеологическом фронте, в преддверии президентских выборов. "Украина остается фронтом идеологической войны между путинизмом и демократией", — говорилось в статье Макфола.

На сайте The Washington Post американский ученый и дипломат рассказывал о своей недавней поездке в Киев. В Украине на Макфола произвели впечатление горячие дискуссии в кругах членов парламента, широкие общественные обсуждения самых разнообразных политических и экономических вопросов, конкуренция в медиа, интрига президентской гонки, когда никто не может знать победителя, — то, чего давно уже не бывает в России, подчеркивал он.

По мнению бывшего американского посла в РФ, "вся эта демократическая активность прямо у границ России несет угрозу Путину и его правительственной системе. Если украинцы могут заставить демократию работать, они могут вдохновить россиян захотеть того же. Следовательно, Путин остается глубоким приверженцем попыток подорвать все еще слабый демократический проект Украины. В течение четырех лет российские войска оккупируют части Украины и продолжают войну против Киева на востоке страны. Россия продолжает оказывать на Украину экономическое давление. А попытки кремлевской пропаганды изобразить Украину как несостоявшееся, коррумпированное государство не ослабевают ни внутри Украины, ни на Западе. Дезинформационная кампания Кремля создает настоящую дилемму для украинских организаций гражданского общества: они хотят продолжать выявлять коррупцию и правительственные просчеты, однако делая это, они также помогают кремлевскому нарративу".

"Следующей крупной битвой в этой международной войне идей", как считает Макфол, будут президентские выборы в Украине в следующем году, в которые Россия будет непременно вмешиваться, причем в гораздо большей мере, чем это было в США. "Многие украинцы говорили мне на этой неделе, что эти выборы являются самыми важными и самыми опасными в постсоветской истории Украины", — отмечал он.

США и их союзники не должны пассивно наблюдать за происходящим, настаивал автор статьи на The Washington Post. Им следует принимать меры, в частности, поддерживать проекты, направленные на борьбу с дезинформацией, мониторинг выборов и правительственную прозрачность. Группе Семи стоит также загодя гарантировать введение новых санкций в отношении России в случае ее вмешательства в украинские выборы. При этом западные лидеры должны дать понять, что не поддерживают никого из кандидатов в президенты Украины, чтобы не давать пищу различным теориям заговора и не поддерживать таким образом российскую пропаганду. Западным лидерам стоит также подумать о новом пакете экономической, военной и политической поддержки, который Украина могла бы получить сразу после президентских выборов — наиболее благоприятного этапа для продвижения пусть и болезненных, но необходимых реформ. Все эти шаги должны быть повторены еще через год, когда придет время парламентских выборов.

"Свободные и честные президентские выборы станут главным краеугольным камнем в демократической консолидации Украины, — писал Макфол. — Поэтому Путин их боится. Поэтому мы на демократическом Западе должны их поддержать".

Обзор подготовила Софья Петровская, "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: