Вверх

После принятия Верховной Радой закона о реинтеграции Донбасса российские СМИ словно с цепи сорвались. «Крах», «война», «конец», «тупик» - какие только убийственные комментарии не полетели в адрес Киева…

«Закон о реинтеграции Донбасса - это полномасштабная война»

Издание Федерального Собрания РФ – «Парламентская газета» – собрала сразу несколько комментариев, естественно, самых высоких источников.

Пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков: «Только Минские договорённости (являются действенным инструментом урегулирования кризиса на Юго-Востоке Украины - прим. ред.). Это единственный документ, который у нас есть, и который был согласован». Представитель Кремля также напомнил, что до настоящего момента ни страны-гаранты соглашений, ни участники конфликта на Донбассе не заявляли о нежизнеспособности «Минска-2». По мнению Пескова, подобные предположения в нынешней ситуации означали бы «полный крах». «Потому что никто не знает, удастся ли согласовать какой-то новый документ. И, конечно, здесь в данном случае абсолютно не обсуждается вопрос о безальтернативности выполнения Минских договорённостей», - добавил он».

Министр иностранных дел России Сергей Лавров: «Закон о реинтеграции, если подходить с юридических позиций, перечеркивает минские договоренности. Минские договоренности, которые были одобрены единогласно Советом безопасности в резолюции, принятой через несколько дней после встречи четырех руководителей «нормандского формата» в Минске. Для нас это очевидно», - отметил министр. Он добавил, что Россия будет добиваться выполнения Минских соглашений по Украине, хотя Киев является «абсолютно не договороспособным». По словам министра, и в Европе, и в США прекрасно понимают, «в какую игру играют нынешние киевские власти и как они ведут линию на заматывание своих обязательств по минским договоренностям». «Взяв под свое крыло вот эту власть, власть, которая абсолютно не договороспособна, Запад уже не может публично выступать с критикой того, что делают его подопечные. Это печально. Понятно, что это сопряжено с ложно понятым чувством собственного престижа, собственной репутации, но такова жизнь», - добавил Лавров».

Глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев: «По некоторым данным, именно Вашингтон, вопреки позиции Брюсселя, настоял на скорейшем принятии упомянутого выше закона, и именно Трамп предложил Назарбаеву отказаться от Минска, а не наоборот», - считает сенатор. Он добавил, что между Вашингтоном и Брюсселем началось «перетягивание каната», где Украина - не более чем разменная фишка на глобальной арене». И было бы только хорошо, если бы Вашингтон наконец реально вник в ситуацию, реально прочитал Минские соглашения и стал бы добиваться их реального выполнения. Но этого не будет. Украина, скорее всего, потребовалась столь срочно, чтобы отвлечь внимание от собственных проблем», - добавил Косачев».

Первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич: «Обвинять Россию в несоблюдении Минских договоренностей после принятия Верховной радой Украины так называемого закона о реинтеграции Донбасса, грубейшим образом перечеркнувшего эти договоренности, - верх лицемерия. Закон окончательно завел ситуацию в Донбассе в тупик. Его реализация - это полномасштабная война с самыми непредсказуемыми последствиями», - сказал сенатор. Он отметил, что закон не только не вписывается в цивилизованное правовое поле, а буквально вопиет о неадекватности всей украинской власти, начиная от президента, который инициировал этот закон, и кончая последним депутатом, проголосовавшим за него. «Например, назвать Россию агрессором, одновременно сохраняя с нами дипломатические отношения», - эта «новелла», несомненно, займет почетное место среди мировых политических и юридических абсурдов. И подобных перлов в законе не счесть»,- сказал парламентарий. По мнению сенатора, ближайшее время покажет, действительно ли Украина намерена жить по этому закону, что неизбежно закончится крахом, или речь идет об очередной идеологической мишуре. «Что касается России, то мы жестко выполняем Минские договоренности, не видя им никакой альтернативы», - заключил Клинцевич».

«Кремль уже может не ждать краха Украины, а признать Донбасс»

Под таким «решительным» заголовком комментирует закон о реинтеграции Донбасса «Свободная пресса». Издание публикует комментарий «президента Института национальной стратегии» Михаила Ремизова. Тот считает, что решение Рады по Донбассу «в каком-то смысле позитивное для нас».

«Поскольку таким образом украинские депутаты нам явно говорят: мы не считаем, что есть некие Минские соглашения, согласно которым Россия не является стороной конфликта в Донбассе. Зато мы считаем, что есть страна-агрессор и оккупированные ею территории. Нам надо признать за реальность, что на Украине считают именно так, и не прятаться от этой реальности. Предпринимать свои ответные шаги», - советует российский политолог.

По его мнению, «Украина ясно дала понять, что не выполняла, и не будет выполнять Минских соглашений».

«Правда, тут надо оговориться, что этот закон пока не подписан президентом Порошенко. Но уже то, что парламентское большинство его поддержало, говорит о многом. Сразу после подписания этого документа президентом Украины, он станет официальным отказом от Минских соглашений. На мой взгляд, это лучше для России и непризнанных республик Донбасса, чем бесконечное лицемерие и саботаж «Минска-2». Правда, это будет лучше лишь в том случае, если Россия, как страна-гарант выполнения Минских соглашений, зафиксирует этот отказ украинской стороны и заявит, что она имеет право на выполнение плана «Б». То есть на то, чтобы прекратить ту бессрочную гуманитарную катастрофу, которая имеет место в Донбассе. Не секрет, что помимо регулярных обстрелов украинской армией населённых пунктов ДНР и ЛНР имеет место «подвешенное» состояние миллионов жителей Донбасса, которые находятся в серой зоне с точки зрения международного права, ограничены в своих гражданских и социальных правах. У России уже сейчас есть гуманитарный аргумент для того, чтобы поставить вопрос о статусе ДНР и ЛНР. А в случае одобрения закона о реинтеграции Донбасса, у нас будут ещё и дипломатические аргументы. Поскольку Киев де-факто откажется от тех условий, на которых он в феврале 2015 года соглашался реинтегрировать Донбасс», - заявляет Ремизов.

Он считает, что в нынешней ситуации «Москва продолжает выжидать».

«По одной из версий, Кремль ждёт, что Украина рухнет сама собой. Однако при всей очевидной деградации экономики и социальной сферы Украины, ждать краха этой страны не стоит до тех пор, пока в её существовании заинтересованы заокеанские кураторы. А это не дворовая команда украинских политиков, это гроссмейстеры в политике и они найдут способ до нужного им времени удерживать ситуацию под контролем. Да, для них глубоко вторичные всякие вещи вроде размеров пособий украинских пенсионеров. Но военно-политическую жизнеспособность Украины, как антироссийского форпоста они будут поддерживать», - уверен Ремизов.

На вопрос «Свободной прессы», не пойти ли России на разрыв дипломатических отношений с Украиной, Ремизов отвечает: «Я не думаю, что разрыв дипотношений с Киевом нам даст какие-то козыри. Логичнее было бы обозначить шаги по признанию республик Донбасса в ответ на фактический выход Киева из Минских соглашений. Это не обязательно делать быстро и сразу. Можно действовать поступательно, как это было в Абхазии и Южной Осетии. Начать можно с раздачи российских паспортов жителям Донбасса. Затем проведение выборов в ДНР и ЛНР при участии российских наблюдателей. Вывод экономики республик из серой зоны и т. д.».

«Свободная пресса» приводит мнение еще одного прокремлевского эксперта – «члена президиума Совета при президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям» Богдана Безпалько, который также предостерегает Москву от разрыва дипотношений с Киевом.

«Я думаю, что как раз в Киеве ждут, что мы первые сделаем это. Тогда у Запада появится повод сказать, что на самом деле это мы не хотим мира и выполнения Минских соглашений. В этой ситуации логичнее полностью или существенно денонсировать Договор о дружбе и сотрудничестве с Украиной. Мы от него сейчас не имеем никакой пользы, только обременения. А, разорвав договор с Украиной, мы на вполне законном основании могли бы признать ДНР и ЛНР, заключив с ними ряд оборонных договорённостей», - предлагает Безпалько.

«Что касается граждан Украины, то мы могли бы действовать дифференцированно. Во-первых, облегчить получение российского гражданства всем, кто этого хочет. Во-вторых, ввести карту русского. Всем ее обладателям оставить льготный режим пересечения российской границы и пребывания на территории России. А вот для остальных украинцев ввести визовый режим с обязательной платой за въезд в Россию», - добавляет Безпалько.

«Определённо можно сказать, что все радикальные законы, которые сейчас обсуждаются в Киеве, при сохранении нынешних тенденций будут приняты. Как раз принятие Радой закона о реинтеграции Донбасса показывает это. Ещё недавно многие эксперты, в том числе украинские, убеждали нас, что украинский парламент никогда не проголосует за этот закон. Поэтому, рано или поздно, нам в России придётся реагировать, причём достаточно резко», - заключает прокремлевская «Свободная пресса».

«Прием лома»

«Новая газета» опубликовала комментарий на тему «Почему Украине имеет смысл забирать у России военные корабли только под разделку».

Издание отмечает, что решило «абстрагироваться от политики и построить мнение на основании ответов профессионалов» по поводу заявления президента РФ Путина о готовности вернуть Украине ее вооружения с территории Крыма.

«Мы опросили свои источники на Севастопольском морском заводе. Среди них есть люди, которые проводили осмотр захваченного флота в 2014 году в составе комиссии. Мы также получили ответы военных моряков, знающих нынешнее состояние кораблей, и менеджера, отвечающего за стоянку одного конкретного судна. В качестве эксперта по условиям содержания был привлечен Владислав Дегтяренко, капитан 2-го ранга запаса, судовой механик эскадры дизельных подлодок», - пишет «Новая».

«…При осмотре захваченных кораблей в 2014-м выяснилось, что с 1997-го они доковались только на бумаге. О том свидетельствовало состояние обросших ракушками корпусов, от 10 до 17 лет не знавших очистки (она возможна только в доке - там снимается вся забортная арматура). Количество лет приблизительно понятно по длине «бороды» из ракушек. Скорее всего, средства на ремонт были похищены. Стоит сказать, что на некоторых судах просрочка ремонта (10-12 лет) была даже указана в документах… В момент захвата командование ВМС Украины не решилось затопить корабли, но, уходя, команды крушили ломами и кувалдами на мостиках и в отсеках все приборы управления и вообще все что возможно. Картер главного двигателя большого десантного корабля «Константин Ольшанский» залили бетоном. После этого его лишь с очень большой натяжкой можно назвать ремонтопригодным судном. Абсолютно неизвестно, смогут ли украинцы достать запчасти или новые приборы взамен выведенных из строя, учитывая, что значительная часть их производится в России», - отмечает «Новая».

Газета рассказывает, как корабли нужно обслуживать или консервировать: «После того как корабли были поставлены на прикол без экипажей, и без того неважное их состояние стало быстро ухудшаться. Корабль обязан проходить регулярные регламентные процедуры. Пять раз в неделю по утрам отдается команда обесточить, вскрыть и осмотреть механизмы. Проверяется сопротивление изоляции, далее подается питание, и механизмы проворачиваются где надо вручную, электроприводами или пневматикой… Способ хранения без экипажа существует, конечно, он называется консервацией. По специальным инструкциям с каждым механизмом проводится ряд работ (например, двигатель промыт маслом и очищен). Повсюду заливаются консервационные растворы. Размещенные на берегу специальные установки поддерживают нужную влажность, подавая по шлангам в частично герметичный корпус сухой воздух. Через определенные сроки на корабли заходят с проверкой регламентные команды. Разумеется, ничего этого на украинских кораблях, стоящих без команды 4 года в Крыму не было. И выходить на них в море без сопровождения буксиров нельзя».

«Но на виду у всего мира тащить свой флот вдоль берега «за ноздрю» (буксировать) под язвительные комментарии украинским военным и политикам не хочется, конечно. И то, что президент Путин предложил взять транспортировку (считай - буксировку) остатков украинского флота на себя, говорит лишь о желании провести довольно унизительную для Украины последнюю в крымской эпопее PR-акцию российской армии», - считает «Новая».

«Поэтому самым грамотным решением, по мнению наших экспертов, было бы запустить двигатели в базе, все проверить и доложить в Киев. Потом безо всякой помощи России под управлением сокращенных офицерских перегонных команд завести те корабли, которые на это в принципе способны, и вывести в море, где их будут ждать буксиры. Если четверть завести, это был бы уже неплохой результат. Экономичным ходом 10 узлов (18 км в час) их надо вести не в Одессу, до которой 304 км, а гораздо ближе - в Скадовск (176 км). Зачем это делать? Совершенно неизвестно, удастся ли отремонтировать эти корабли в принципе. Скорее всего, нет», - полагает «Новая».

«После такого «хранения» это почти хлам. Но и встав в строй, особой силы они представлять не будут, а вот бюджетные деньги на них уйдут немалые. Но корпуса имеют ценность как стальной металлолом. А маломагнитные корпуса тральщиков сделаны из ценных сплавов. Если на Украине нет подходящего завода, разрезать их можно в Турции. То есть с точки зрения сугубо экономической, если заранее объявить во избежание репутационных потерь о разделке судов, забирать их есть смысл. Еще проще заключить договор с иностранной компанией и поручить ей буксировку кораблей к месту разделки. Только таким образом этот «чемодан без ручки», который Украина не может тащить, а Россия не хочет, хоть как-то послужит своим законным хозяевам», - заключает «Новая».

«Лаборатория тестирует имеющийся архив трупного материала»

«На войне не обойтись без жертв. Зачастую опознать человека никакими другими способами, кроме как через экспертизу ДНК невозможно. Теперь в ДНР есть своя такая лаборатория», - явно с оптимизмом сообщает «Комсомольская правда».

«…Установить личность неизвестных погибших, возможно только проведя молекулярно-генетические экспертные исследования. Проще говоря, с помощью ДНК-анализа. Проводятся ли подобные исследования в ДНР? «Комсомолка» побывала в Республиканском бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Донецкой Народной Республики (РБСМЭ МЗ ДНР), где с 2017 года в отделении судебно-медицинской биологии функционирует ДНК-лаборатория», - пишет московская газета.

«К слову, сотрудники лаборатории по собственной инициативе проводили сбор генетического материала начиная с 14-го года. Вскоре стало ясно, что без лаборатории не обойтись. В 2015 году для этих целей было выделено здание. В качестве гуманитарной помощи из России доставили все необходимое: оборудование, реактивы и расходные материалы. Для работы в ДНК-лаборатории в Москве обучили пятерых экспертов. И на сегодня в Донецке сформирована полноценная судебно-медицинская служба для идентификации личности», - добавляет «Комсомолка».

Газета «побеседовала с начальником бюро судебно-медицинской экспертизы Калашниковым Дмитрием Анатольевичем и заведующей отделением судебно-медицинской биологии Непомнящей Людмилой Владимировной, которые рассказали о том, как создавалась и как работает ДНК-лаборатория».

«Лаборатория открылась в 2016-м. С февраля 2017-го она заработала. Основная задача лаборатории на сегодня – это помощь в идентификации погибших. С 2017 года занимается тестированием имеющегося архива трупного материала, который сотрудники собирали с 2014 года от неопознанных лиц. То есть, биологический материал переводят в электронную форму, тестируют генотип с дальнейшим хранением на электронных носителях. Если встанет вопрос о том, чтобы сравнить этот материал с родственниками, база уже создана.

- Сколько удалось идентифицировать?

Людмила Владимировна (Л.В.) - На данный момент немного, порядка десяти человек. Потому что опознание – многоэтапный процесс…Генетическая экспертиза – это последний уровень опознания, если другие методы невозможны, - рассказывает заведующая.

- Любой может прийти и сдать кровь на ДНК?

Л.В. - Нет. Мы проводим сбор генетического материала либо по направлению министерства обороны, либо генеральной прокуратуры. Экспертизы проводятся только по родству первого порядка – родители-дети. Дяди, тети, братья, сестры – пока нет. Пока материальная база нам не позволяет.

- Что представляет собой архив генетического материала?

Л.В. - По правилам проведения судебно-медицинских экспертиз, при вскрытии от каждого трупа, особенно от неизвестных, берется материал. В зависимости от стадии сохранности трупа это может быть жидкая кровь, сухая кровь, мягкие ткани, мышцы, части органов. Это может быть костная ткань, ногтевые пластины, волосы с луковицами. Материал обрабатывается специальным образом для длительного хранения. И он у нас в зависимости от ситуации хранится в сухом виде или в холодильнике».

Специалисты сообщают «Комсомолке», что «собирать архив погибших начали с четырнадцатого года». «Понятно было, что рано или поздно эти вопросы поднимутся. На уровне нашего бюро было распоряжение. Но даже если бы его не было – понятно, что мы бы собирали по собственной инициативе», - говорит Людмила Непомнящая.

Дмитрий Калашников добавляет: «В четырнадцатом году не было ни милиции, ни прокуратуры. Мы исследовали трупы без направлений. Привозили, мы принимали, не было никого – война шла. И естественно, обязательно брали трупный материал для будущих исследований. Если не здесь, так где-то в другом месте эти исследования делали. Но всегда надеялись, что у нас будет своя лаборатория».

«По нашим правилам трупный материал должен храниться в архиве три года. Но мы пролонгируем сроки, и дай бог, чтоб в течение десятилетия этот процесс завершился. Захоронения еще будут находить. А чем глубже стадия распада биологического материала, тем сложнее установить генотип», - отмечает Непомнящая.

Калашников констатирует, что «через отдел нашего бюро жертв войны прошло более четырех с половиной тысяч»: «Это дети, женщины, гражданские, военные. Среди них значительное количество неизвестных. Это только по ДНР. Про ЛНР мы не знаем, у нас пока нет взаимодействия».

На вопрос, «какая самая сложная экспертиза, которую вам довелось проводить?», Калашников отвечает: «Взрыв на Мотеле. Был обстрел, сдетонировала машина, в машине было трое ребят. Фрагментация была очень сильная. Более пятисот фрагментов два-пять-десять сантиметров. Среди этого количества определили две левых стопы. Значит, это минимум два человека. Была проведена экспертиза с родственниками. Мы доказали – да, в машине были именно эти два человека. Их и похоронили в одной могиле всех».

«А какое у нас оборудование! До войны такого не было. До войны это же ужас что было! А сейчас одно удовольствие работать!», - делятся сотрудницы лаборатории с «Комсомолкой».

«По Донбассу мы в тупике…»

Радиостанция «Эхо Москвы» на своем сайте опубликовала обстоятельную беседу с авторитетным российским политологом, профессором МГИМО Валерием Соловьем. Комментируя принятие Верховной Радой закона о реинтеграции Донбасса, профессор (сам, к слову, - уроженец Луганской области) отмечает, что теперь «все переговоры в Минском формате становятся совершенно бессмысленными».

«То есть встречаться мы будем, но договариваться ни о чем невозможно. Только, может быть, об обмене пленными. Всё», - считает Соловей.

Он уверен, что конфликт на Донбассе «вошел в фазу замораживания», однако при этом акцентирует, что товарооборот России с Украиной только растет.

«…Что значит «замороженные конфликты»? Если вы не предпринимаете какие-то усилия по сохранению их в этой фазе, в этом состоянии, точнее, то они ухудшаются. То есть для того, чтобы остаться на месте… Помните, как Алиса в стране чудес? Надо очень быстро бежать. Поэтому отношения будут деградировать. Но это что касается Донбасса. А что касается, скажем, экономических отношений России и Украины, вот мы в состоянии там информационной и политической войны находимся, а товарооборот с Украиной вырос на 28% за прошедший год. Видите, как? Вот, есть одна информационно-политическая реальность, а есть экономическая. Оказывается, возможно», - отмечает профессор.

На вопрос ведущей, «То есть не правы те наблюдатели, которые говорят, что Верховная Рада, приняв этот законопроект, фактически готовится объявить России войну, обострить конфликт?», В. Соловей отвечает: «А мы это будем так интерпретировать с нашей стороны. Я думаю, будет именно такая информационная подача, что они там нас назвали агрессором, оккупантом, стороной конфликта. Мы это категорически не признаем. Но на экономических отношениях, которые носят, правда, не вполне легальный, а скорее такой, серый характер, да, это не скажется. Они будут продолжаться и, может быть, даже нарастать».

В то же время В. Соловей уверен, что переговоры Украины с Россией по Донбассу – «в политическом плане - это тупик»: «Вот, в настоящий момент эта ситуация выглядит как тупиковая. Я знаю об этом не понаслышке. Вот, не далее как вчера я обсуждал с людьми, которые участвуют в процессе российско-украинского диалога там в качестве медиаторов, посредников. Они говорят: «Это всё, мы в тупике».

«Решение вообще всех вопросов теперь откладывается на после 18 марта, фактически на осень. Потому что после 18 марта сперва там, значит, инаугурация, формирование нового правительства, потом лето, когда по традиции никакие решения не принимаются, и вот только осенью можно чего-то ожидать», - заключает В. Соловей.

Обзор подготовил Михаил Карпенко, «ОстроВ»


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: