Вверх

На прошедшей неделе западные издания вдруг продемонстрировали интерес к "забытой войне" на востоке Украины — не в политическом, а именно в социальном ее измерении. Причиной тому во многом послужила, очевидно, информация ООН о намерении свернуть гуманитарную работу ее агентства World Food Programme на этой территории из-за критического недостатка финансирования. Опираясь на данные ООН, информагентство Reuters даже вывело ряд показателей, касающихся этой войны.

Так, говорилось в его тексте, "с 2014 года конфликт убил свыше 10 тысяч человек, включая 2,5 тысячи гражданских, и вынудил 1,6 миллиона оставить свои дома; около 3,4 миллионов человек нуждаются в гуманитарной помощи и защите. Тридцати процентам из них 60 и больше лет; больше половины нуждающихся находятся в сепаратистских районах Донецкой и Луганской областей, в то время как остальные живут вдоль линии фронта и на контролируемых правительством территориях; количество людей, которым едва удается класть на стол достаточно еды, удвоилось до 1,2 миллиона в 2017 году".

"459-километровая линия фронта в этом конфликте стала третьим по заминированности регионом в мире, — писало также Reuters. — За девять месяцев 2017 года мины и другие взрывные устройства убили или покалечили 103 гражданских лица, включая женщин и детей. В этом году каждый день фиксируется в среднем по 40 вооруженных столкновений".

"Ежемесячно почти миллион человек пересекает линию фронта, чтобы поддержать семейные связи или получить пенсии, часто часами стоя в очередях у плохо обустроенных пунктов пропуска. Более 40 тысяч домов были повреждены в ходе боев", — отмечалось дальше в его сообщении.

В другой публикации корреспондент Reuters  показал уже конкретных людей, вошедших в эту статистику. Как говорилось в ней, "каждый день тысячи человек часами стоят в очередях по обе стороны перехода "Станица Луганская", в холод, снег и дождь. "Мы выехали из дома в 5 часов утра и прибыли сюда в 9. Я не знаю, как скоро нам удастся проехать", — сказала 80-летняя Александра Петровна, сидя во временном укрытии, которое обустроил Красный Крест, пока ее дочь ждет в очереди. "Я не переживаю, я думаю о результате (получении пенсии)", — добавила она, с тростью в одной руке и чашкой горячего чая в другой. Снаружи поток людей проходит через ничейную территорию, перетаскивая в сумках и тележках свои пожитки. Двое мужчин везут гроб, обитый красным".

"До ста человек в день приходят к укрытие Красного Креста, чтобы согреться и проверить свое кровяное давление. У многих очевиден стресс, тревожное расстройство, гипертония, говорят волонтеры. "Когда температуры падают, некоторые ранятся, скользя и падая на льду", — сказала волонтер Красного Креста Татьяна Мироненко, — цитирует Reuters. — В 2017 году как минимум 14 гражданских умерли или пострадали от серьезных осложнений во время ожидания в очереди, сообщает ООН".

Жизнь на линии фронта

Несколько материалов о жителях прифронтовых населенных пунктов опубликовали на прошедшей неделе также немецкие СМИ. "14-летний Алексей Агапин слышит пушки и гранаты в доме своей семьи в Воздвиженке уже четыре года, — говорится в статье Die Zeit. — Снаружи на полевой дороге между позициями на фронте и в тылу грохочут танки и тяжелое оружие. Мальчик также уже знает, как слушать пули, которые летят со свистом в его сторону. В его доме больше нет электричества, газа, водоснабжения — все это последствия войны здесь, на востоке Украины, где температура зимой опускается до двузначных отметок. Древесину для согревающего костра они собирают в лесу".

"Алексей — один из 200 тысяч детей, которые, по оценкам ЮНИСЕФ, живут вдоль линии соприкосновения между украинской армией и предполагаемыми сепаратистами Донецкой народной республики, — пишет дальше немецкое издание. — Этот регион и раньше был бедным, война же сделала положение еще хуже. Родители Алексея больше не могут работать: отец был тяжело травмирован в 90-е годы, когда произошло обрушение в его угольной шахте, мать страдает от кожной болезни. Оба к тому же алкоголики — чересчур распространенная проблема в этой мрачной местности. Чтобы на стол попала хоть какая-то еда, Алексей и его брат и сестра устанавливают ловушки для зайцев и ловят рыбу в ближайшем водоеме".

"Два года назад по дороге к пруду Алексей нашел предмет, который, скорее всего, обронил один из проезжавших мимо военных караванов, — рассказывает Die Zeit. — Сначала он подумал, что это карандаш — пока тот не взорвался у него в руке. "Я испугался и было больно, — рассказывает он. — Когда я посмотрел вниз, я увидел, что мои пальцы свисают с руки. Вся моя жизнь с тех пор изменилась: я не могу колоть дрова, это трудно, подготавливать леску или устанавливать ловушки, чтобы ловить зверей. Иногда я злюсь и раздражаюсь так долго, что начинаю плакать"".

"Это Европа сегодня", — подчеркивает корреспондент немецкого издания.

Как отмечает он, на востоке Украины растет новое поколение, которое не знает ничего, кроме войны. "Я могу вспомнить очень мало о том, как было до войны… Я помню лето и как я с друзьями бежал под теплым дождем", — цитирует журналист девятилетнего Вадима Игнатенко из Авдеевки.

"Когда Вадиму было шесть лет, в него попал осколок гранаты, когда он играл с братом во дворе, — продолжается статья. — Годом позже, когда он ждал возвращения бабушки с работ в крестьянском хозяйстве, его сбил проходивший мимо военный транспортер. У него была сломана нога и тяжелые травмы головы. Из-за пестрого фасада жилой комплекс, в котором жила его семья, называют "раскраской" — с тех пор, как это здание стало мишенью для снарядов, им пришлось его оставить. В дни, когда стреляют мало — по три или четыре выстрела поблизости каждый час — Вадим может ходить в школу. Когда бои более тяжелые, ему нужно вообще-то искать убежище в бункере — но бункера, в который он мог бы пойти, нет".

"Вдоль линии фронта солдаты и боевики занимают дома и общественные здания, семейные очаги становятся боевыми позициями. На расстоянии брошенного камня от местной школы стреляют гранатометы. Ночами дети расходятся под свои крыши, а на их улицах из пустующих домов стреляют снайперы".

Герой статьи Der Spiegel — как раз из тех, кто стреляет. Немецкий журналист называет его только по имени, Сергей. Он командует частью, которая дежурит на передовой в авдеевской "промке", где не прекращаются бои.

"Сергей опытен: он много лет служил в специальных войсках, — рассказывает Der Spiegel. — Он был также задействован в Косово. В 1999 году, после отхода тогдашних югославских сил безопасности, он охранял неустойчивый мир. После этого Сергей надолго вернулся к гражданской жизни. Он создал семью. Маленький бизнес давал ему достаточно для жизни. Но когда в 2014 году разгорелся конфликт на востоке Украины, он снова отправился добровольцем в армию. С тех пор он воюет на передовой. "Я хорошо обучен, поэтому это был мой долг", — коротко поясняет Сергей".

"Солдат как он в 2014 году украинской армии недоставало. Это так до сих пор. Украинской армии нужно больше добровольцев, в Украине это не секрет. "Я продлеваю службу до тех пор, пока не будет выполнена задача", — говорит поэтому Сергей. Он делал это уже пять раз. Он едва ли может скрыть, что это дается ему все сложнее. У этого мужчины 41 года усталые голубые глаза. Его жена и двое маленьких детей ждут дома. Сергей ищет слова, чтобы описать, как сильно он по ним скучает. Он грустно прерывается. Это не человек, искушенный в громких словах, он объясняет все настолько рационально и по-военному коротко, насколько это возможно. Никаких пропагандистских оборотов, никаких слов ненависти в отношении противоположной стороны. Можно почти забыть, что на "промке" царит безумие. Только почти", — пишет немецкое издание.

"Сергей рассказывает о солдате его части, которого он недавно потерял. "Это был хороший товарищ", — говорит 41-летний мужчина и на какой-то момент замолкает. Потом он вдруг замечает: "Моя душа ощущается мне пустой". Мир? Кажется, Сергей боится, что он больше не сможет найти мира для себя. Что он становится чужим своим детям, своей жене и себе самому. За все эти годы на фронте, в безысходности "промки"".

Оружие и санкции

Новая волна внимания к конфликту наступила также как раз тогда, когда Канада объявила о намерении начать продажу Украине летального оружия. Как сообщало агентство Reuters, "Канада в среду сообщила, что военным подрядчикам будет позволено продавать Украине автоматическое оружие и оружие шокового поражения — шаг, на котором давно настаивает Киев. Министерство иностранных дел Канады сообщило в своем заявлении, что будет внимательно изучать каждую сделку, и отметило, что "экспорт этих позиций ограничен". Украина, которая утверждает, что нуждается в оружии, которое помогло бы ей противостоять поддерживаемым Россией сепаратистам, захватившим восточные части страны, хочет также покупать оружие у Соединенных Штатов. Вашингтон, однако, решения пока не принял".

Польская Rzeczpospolita  в связи с этим отмечала, что "близко связанные с Кремлем аналитики во всем винят "руку Америки". "Представьте себе, что Россия начала бы поставлять свои системы противовоздушной обороны муджахедам в Афганистане, которые воюют с Соединенными Штатами. Или что такие системы попали бы к конфликтующим с США силам в Сирии, — сказал Rzeczpospolitej Алексей Подберёзкин, глава российского Центра военно-политических исследований. — Запад заинтересован в том, чтобы ситуация в Донбассе оставалась напряженной"".

"Многое, однако, говорит о том, что влияние на решение властей в Оттаве имела украинская диаспора, которая в Канаде составляет свыше 1,2 миллиона человек, — подчеркивали в Rz. — Помимо России и, конечно, Украины, больше всего украинцев живет именно в Канаде. Павел Климкин горячо поблагодарил канадского премьера, министра обороны, а особенно — "дорогую Христю Фриланд", главу канадского МИД, мать которой была украинкой. Интересно, что канадскую армию возглавляет внук украинских эмигрантов Пол Френсис Винник".

Со стороны России в то же время звучали не только возмущенные возгласы, но и плохо завуалированные угрозы. Так, "президент России Владимир Путин заявил в четверг, что есть риск, что украинские националисты могут начать бойню на востоке Украины, но тамошние промосковские сепаратистские силы в состоянии отбить атаку. Путин, выступая на ежегодной пресс-конференции, сказал, что прозападное правительство в Киеве тормозит минский процесс, нацеленный на поиск разрешения конфликта на востоке Украины, и блокирует попытки договориться об обмене пленными", — говорилось в сообщении Reuters.

Помимо всего прочего, на Западе горячо обсуждали санкции — европейские, которые ЕС на уходящей неделе в очередной раз продлил, несмотря на сомнения некоторых его стран, и американские, которые могут быть еще расширены.

"В то время, как для Соединенных Штатов приближается очередной крайний срок, когда они должны принять решение относительно новых санкций против России, возможно, стоит учесть, что союзники Америки в Европе платят самую высокую цену за эти меры, согласно оценке немецкого института IFW, которая является на данный момент самым крупным исследованием на эту тему, — писал The Washington Post. — В исследовании говорится, что с начала 2014 по конец 2015 годов санкции привели к $114 миллиардам упущенной выгоды, однако этот ущерб разделили почти поровну Россия, потерявшая $65 миллиардов, и Соединенные Штаты и Европейский Союз, чьи совместные потери составили свыше $50 миллиардов".

Rzeczpospolita, ссылаясь на американский аналитический центр Stratfor, также писала, что "если США не отменят ограничений или решатся на поставки украинцам летального оружия, за что выступает часть администрации Трампа, Россия будет подогревать конфликт на востоке Украины или примет ответные меры в каком-то другом регионе". В статье также отмечалось, что противостояние со странами Запада толкает РФ искать и укреплять союзы в других регионах и вмешиваться в события там, где сильны интересы США, как в Северной Корее и Сирии.

Польша без Украины?

Сама Польша на прошедшей неделе подавала Украине противоречивые сигналы. Много шума наделало заявление Яна Париса, главы политического кабинета министерства иностранных дел Польши, которое возглавляет Витольд Ващиковский. Имеет смысл отметить, что заявление было сделано вскоре после смены премьер-министра Польши, которое дало повод журналистам рассуждать о других увольнениях и назначениях в польском правительстве. Кроме того, Парис высказался накануне визита в Украину президента РП Анджея Дуды — то есть, момент для политических реплик об Украине был выбран самый неудачный, что также дало повод некоторым польским СМИ заявить о необходимости сменить не только Париса, но и самого Ващиковского.

"Я хочу четко сказать, что сильная независимая Украина важна для Польши, однако это неправда, что существование Украины является непременным условием существования свободной Польши: Польша — это пятая страна в Союза после выхода Великобритании, Польша в НАТО и ЕС, является главным государством восточного фланга и будет существовать независимо от того, что происходит в Украине, лучше ли там ситуация, или хуже. Естественно, для нас лучше, если там демократия, если там сильное государство, нормальное, эффективное. Но мы не влияем на то, какова будет украинская политика, потому что это решают люди в Киеве", — цитировала скандальное высказывание высокопоставленного сотрудника польского МИД корреспондент сайта Polityka.

"С точки зрения востока — Украины, Беларуси, России, — такая политика в конце концов идет в разрыв с политической мыслью Леха Качиньского, который повторял вслед за Гедройцем, что нет свободной Польши без свободной и сильной Украины, — писала дальше она. — Это было рациональное суждение, которое можно обобщить таким образом: Польша в большей безопасности, если за ее восточной границей находится независимая Украина, а не империалистически мыслящая и действующая Россия. Такое мышление определяло направление польской восточной политики в III Речи Посполитой. Парис дал понять, что это изменилось. Достаточно оказалось двух лет власти ПиС, и у нас уже сдвиг. Опасный сдвиг".

"После такого заявления, высокомерного и вредного, министр Ващиковский должен уволить Яна Париса. А премьер Моравецкий должен заменить главу министерства иностранных дел. Не представляется возможным, чтобы после такого провала действующий министр сопровождал президента во время визита в Харьков", — подчеркивала Polityka.

Gazeta Wyborcza обратила внимание на другую часть спича Яна Париса: "У меня сложилось впечатление, что украинские политики имеют совершенно ложное представление о Польше. Они получают знания о Польше из комментариев Gazety Wyborczej и до тех пор, пока так будет, они будут ошибаться. Они считают, что Варшава слаба, изолирована и нуждается в Украине. Это неправда. Это Украина нуждается в Польше. Польша без Украины прекрасно обойдется".

Как отметили в этом издании, "за последние триста лет Польша была государством временным (межвоенное двадцатилетие и четверть века III Речи Посполитой), а в остальное время едва дышала под московским сапогом. В том числе из-за того, что не могла договориться с украинцами еще со времен восстания Богдана Хмельницкого".

"О том, что сильная, демократическая, независимая Украина является шансом для польской независимости, силы и демократии говорили Йозеф Пилсудский, Ежи Гедройц, Яцек Куронь, Бронислав Геремек, — подчеркивала Wyborcza. — Парис — это легко доказать — не приглашался этими политиками на five’o clock (иронично имеется в виду традиция встреч за чаем в британском высшем обществе. — "ОстроВ"), поэтому может ничего не понимать и мало знать".

Обзор подготовила Юлия Абибок, "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: