Вверх

Главная "украинская" история прошедшей недели развивалась далеко за пределами Украины. В США обвинили в отмывании денег и поместили под домашний арест бывшего начальника избирательного штаба Дональда Трампа Пола Манафорта и его многолетнего партнера Рика Гейтса. Ранее Манафорт долгое время работал на российских и украинских олигархов. После Оранжевой революции он стал консультантом Рината Ахметова, а затем и Виктора Януковича, на которого работал вплоть до 2014 года. Именно от Партии регионов Манафорт получал те деньги, за отмывание которых ему и его партнеру грозит теперь до 20 лет тюрьмы.

Но виноват ли Трамп?

Как поясняли в The Washington Post, расследование о предположительном вмешательстве России в выборы 2016 года в США концентрируется на трех аспектах возможных правонарушений: сговоре, обструкции и финансовых преступлениях. Обвинения, выдвинутые против Пола Манафорта и Рика Гейтса, носят финансовый характер, хотя, как пишет The Washington Post, наличие сговора пока также не исключается. Речь, в частности, идет о том, чтобы установить роль Манафорта и Гейтса в изменении предвыборной платформы Республиканской партии. Перед партийным съездом, который должен был выдвинуть Дональда Трампа кандидатом в президенты, из нее убрали пункт о поддержке Украины, в том числе оружием, что означало, по сути, поддержку России, подчеркнули в американском издании.

Итак, следствие выяснило, что "как Манафорт, так и Гейтс получали десятки миллионов долларов дохода от работы в Украине и отмывали деньги через счета американских и иностранных организаций, чтобы спрятать платежи от американских властей, говорится в обвинительном заключении, — сообщало информационное агентство Reuters. — Они скрывали от Соединенных Штатов свою работу и доходы агентов украинских политических партий и использовали свое богатство, чтобы вести "шикарный образ жизни", не платя налоги со своих доходов, сказано в нем. Согласно обвинительному заключению, Манафорт владел недвижимостью в Манхэттене, Бруклине, Хэмптоне, Арлингтоне, Вирджинии и в других местах. По словам обвинения, Манафорт потратил почти миллион долларов на восемь ковров за два года и свыше $1,3 млн на одежду из магазинов в Беверли Хиллс, Калифорнии и Нью-Йорке. Также, по их словам, он отчислял платежи за четыре Рендж Ровера и Мерседес-Бенц".

Таким образом, Манафорт обвиняется в отмывании $18 млн, Гейтс — еще $3 млн. Кроме того, в нарушение закона США они не зарегистрировались в своей стране как лоббисты. Свою вину Манафорт и Гейтс не признали. Украина, пишет The New York Times, никаких обвинений Манафорту не выдвигала, потому что было непонятно, действительно ли он получал те суммы, которые указывались в обнаруженной после революции 2014 года "черной бухгалтерии" Партии регионов. Американские следователи информацией с украинскими коллегами не делились, хотя те, по их словам, подавали соответствующий запрос в США. На самом же деле Манафорт и его компаньон получили от своих украинских клиентов даже больше, чем до сих пор считали в Киеве. Как бы то ни было, но забрать собственность, купленную за украинские деньги в США, Украина все равно не сможет.

"$18 миллионов, в отмывании которых обвиняется Манафорт, составляют острый контраст с постсоветскими экономическими проблемами, обрушившимися на Украину, где средняя месячная зарплата составляет $224 в пересчете с местной валюты", — говорилось в статье The New York Times.

Еще один громкий результат американского расследования: вину в даче следствию ложных показаний о контактах с людьми, связанными с российским правительством, в период президентской компании в США, признал бывший консультант по международной политике в штабе Дональда Трампа Джордж Пападопулос.

The New York Times в целом видит эту историю таким образом. "Трамп не платил Манафорту, который, как сообщалось, продал себя кандидату, предложив работать бесплатно, — отмечается в его статье. — Но Манафорт намеревался получить выгоду от его связи со штабом, написав партнеру: "Как мы это используем, чтобы получить сполна?". Если бы не было никаких других свидетельств против Трампа, мы могли бы заключить, что он был чрезвычайно безответственен, открыв свой штаб для коррумпированной иностранной инфильтрации. Но другие свидетельства против Трампа, конечно, есть. Его штабу сказали, что Россия хочет помочь, и такая помощь приветствовалась. Вспомните, как 3 июня музыкальный промоутер Роб Голдстоун написал Дональду Трампу-младшему, чтобы условиться о встрече в "Башне Трампа", на которую российский источник доставит "очень высокого уровня и чувствительную информацию" как "часть поддержки России и ее правительства господину Трампу". Трамп-младший ответил с восторгом: "Если это то, о чем ты говоришь, я буду особенно рад этому позже летом". Признание вины Пападопулосом показывает, какого рода информацию ожидал Трамп-младший".

"Малоизвестная фигура в кругах, связанных с международной политикой, Пападопулос был одним из пяти человек, которых Трамп представил как своих советников по внешней политике во время встречи с редакционным коллективом The Washington Post, — продолжается статья NYT. — Судебные документы, достоверность которых Пападопулос подтверждает, показывают, что в апреле 2016 года он встретился с профессором, который, "как он понимал, имел тесные связи с российскими правительственными чиновниками". Профессор сказал ему, что россияне имеют "грязь" на Клинтон, включая "тысячи электронных писем". (Почта начальника штаба Клинтон Джона Подесты была взломана в марте.)".

"В следующие месяцы Пападопулос и его руководители переписывались о планах относительно предвыборной поездки в Россию. Согласно судебным документам, один из сотрудников штаба написал другому, что "нам нужен кто-то, чтобы дать понять, что Д. Т. не совершает таких поездок". Под Д. Т. явно подразумевался Дональд Трамп. "Это должен быть кто-нибудь низкого уровня в штабе, чтобы не посылать никакого сигнала", — продолжалось письмо. Благодаря августовской статье The Washington Post, мы знаем, что это письмо было отправлено Манафортом. Некоторые трактовали эту переписку в том смысле, что Манафорт хотел, чтобы представитель низкого уровня отклонил предложение, а не поехал в Россию. Но судебные документы ссылаются также на "руководителя штаба", убеждавшего Пападопулоса и "еще одного советника по внешней политике" совершить такую поездку. Пападопулос не ездил в Россию, зато ездил советник по внешней политике Картер Пейдж".

"Итак. Трамп назначил Манафорта, отмывателя денег и незарегистрированного иностранного агента, главой его штаба. Под руководством Манафорта штаб предпринял как минимум две попытки получить от России дискредитирующую информацию о Клинтон. Россия, в свою очередь, передала полученные в результате взлома письма демократов WikiLeaks. Россия вела также огромную кампанию по дезинформации против Клинтон в социальных сетях и попыталась взломать системы для голосования в как минимум 21 штате. В ответ на вмешательство России в выборы администрация Барака Обамы ввела санкции. С тех пор, как он вступил в полномочия, Трамп, по имеющейся информации, предпринимал тайные попытки их снять. Он уволил директора ФБР Джеймса Коми, чтобы прекратить его расследование относительно "этих российских вещей"… На следующий день после этого увольнения он встретился с министром иностранных дел России и его послом в Америке и сказал им: "Я имел дело с огромным давлением в связи с Россией. Оно снято". У нас был год взаимных обвинений в связи с провалами штаба Клинтон, однако Трамп вырвал себе победу с небольшим перевесом только с помощью иностранной спецслужбы. В понедельник мы, наконец, получили обвинительное заключение, но уже год как известно, что это президентство — преступление", — заключал The New York Times.

Прощай, оружие?

Тем не менее, прямых доказательств того, что обо всем вышеперечисленном знал Трамп, пока нет. Тема вмешательства России в американскую политику, между тем, получает с каждым днем все большее развитие. На прошедшей неделе мировые СМИ описывали также ход слушаний в трех комитетах Сената США относительно медиа-манипуляций, в которых замешано российское государство. Так, в комитете Сената по разведке, писал The Financial Times, "сенатор Ричард Бурр, республиканец-председатель комитета, сказал, что Facebook не смог выполнить свою миссию объединить людей, сославшись на связанные с Россией группы, которые использовали эту площадку для разжигания конфликта, организовав как протест, так и контр-протест у мечети в Техасе. Сенаторы выразили обеспокоенность тем, что российские структуры нацелили дезинформацию на американских ветеранов, а также делали посты для того, чтобы посеять разногласия в Каталонии и Шотландии".

"Российские группы, созданные ради дезинформации и использования социальных сетей для создания хаоса в политике США, после президентских выборов изменили тактику и вместо критики Хиллари Клинтон стали ставить под вопрос законность избрания президента Дональда Трампа, сообщил во вторник Facebook", — говорилось в еще одной статье FT.

Как рассказывал ее автор, "сенатор Кристофер Кунс привел в пример мероприятие в Facebook, которым российские деятели смогли организовать митинг "Шахтеры за Трампа" в Пенсильвании. "Российские структуры, пытавшиеся повлиять на наши выборы, обманным путем заставили американцев в Пенсильвании прийти на мероприятие, которое было не чем иным как выдумкой", — сказал он. Несколько сенаторов были обеспокоены мошенническими компаниями, которые уговаривали людей голосовать онлайн или с помощью текстовых сообщений, тогда как подобных возможностей на самом деле не было. Сенатор Ричард Блументаль показал пост с поддельной фотографией комедийного актера Азиза Ансари с табличкой, в которой говорилось, что можно проголосовать из дому".

Как повлияют недавние разоблачения на политику США в отношении Украины, ясности пока нет. Американские СМИ уже несколько недель подряд пишут, что администрация Дональда Трампа в настоящее время намного ближе, чем когда-либо была администрация его предшественника Барака Обамы, к принятию положительного решения относительно отправки Украине летального оборонительного оружия. Так, The Washington Post, ссылаясь на сотрудников Совета национальной безопасности, пишет, что этот вопрос рассматривался в Совете несколько недель назад, и в настоящее время чиновники формируют предложения, которые они представят Трампу.

В статье также отмечается, что период администрации Барака Обамы поставки оружия Украине поддерживали Государственный департамент и военные чиновники США, а также представители обеих партий в Конгрессе. Это именно Белый дом затягивал окончательное решение, пока не стало ясно, что его политика в отношении украинского конфликта — невмешательство. The Washington Post процитировал Элиота Энджела, члена демократической партии из комитета по иностранным делам Палаты представителей, который продвигал решение в пользу поставок. "Я поддерживал предоставление Украине оборонительного оружия годами, — сказал он. — Но мы бездействовали, деморализуя украинцев и демонстрируя слабость Путину. Пора администрации оставить колебания и показать, на чьей стороне мы на самом деле".

"Трамп часто говорит, что хотел бы улучшить отношения с Россией, но это может быть сделано только с позиции силы, — говорилось дальше в статье The Washington Post. — Соединенные Штаты не смогли предотвратить вмешательство России в Грузию, Молдову и Крым. Сейчас Трамп должен решить, поможет ли он Украине дать отпор российской агрессии или позволит Путину создать еще один бесконечный "замороженный конфликт", пока Соединенные Штаты остаются в стороне".

Украинская гидра

Тема оружия и войны в Украине, между тем, все теснее связывается с темой коррупции, из-за которой Украине и без того недостает симпатий международного сообщества. "Оборонная экономика, как говорят сегодня инсайдеры, — это "новый Клондайк". Война с Россией, которая уже забрала больше десяти тысяч жизней, открыла источники доходов, которых Украина не знала с тех пор, как в большей мере пересохло коррупционное болото в газовой отрасли", — написала немецкая Frankfurter Allgemeine Zeitung.

Как отмечалось в ее статье, в связи с войной у Украины вырос оборонный бюджет. При этом оборонная отрасль монополизирована государством, почти половина закупок в ней засекречены, а на ключевых постах в управлении ею стоят президент Петр Порошенко и люди, близкие к нему. В FAZ подчеркивают, что прямых доказательств участия Порошенко в каких-либо махинациях в "оборонке" нет, однако конфликт интересов у него явно присутствует. Так, два предприятия, которыми владеет или владел президент Украины и его давние партнеры и политические союзники, являются поставщиками министерства обороны.

Речь идет о заводах "Кузница на Рыбальском" и "Богдан". Пример "Богдана" в этом смысле показателен, пишет FAZ, ссылаясь на отчет антикоррупционной организации НАКО, созданной Transparency International при министерстве обороны Украины. Недавно это министерство заказало у "Богдана" сотню машин скорой помощи, которые, "вероятно, совсем не соответствовали этой задаче", так как их полезная нагрузка в одну тонну слишком мала, при том, что только кабина весит 600 кг. Вместе с оборудованием и людьми, с учетом, что в такой машине могут быть до семи человек, это означало бы частые аварии и скорый износ. "В бою конфликты интересов ведут также к смертям. Елена Трегуб, генеральный секретарь НАКО, выражает это двумя предложениями: "Коррупция в оборонном сектора стоит не только денег. Она стоит человеческих жизней", — процитировала Frankfurter Allgemeine Zeitung.

С резкой статьей относительно коррупции в Украине выступил на прошедшей неделе также австрийский Der Standard. Его корреспондент писала, что вместо того, чтобы реформировать коррумпированную сферу юстиции, президент Порошенко пытается усилить свой контроль над ней. В качестве подтверждения этой мысли в статье приводится тот факт, что управлять Генеральной прокуратурой он поставил близкого к нему Юрия Луценко, а также случай, когда в состав Верховного суда, предположительно, манипулируя результатами открытого конкурса, едва не провели специально отобранных, лояльных кандидатов. До сих пор в Украине нет ни одного случая приговора высокопоставленному чиновнику за коррупцию, подчеркивают в Der Standard.

"Хотя Киев может демонстрировать реформы вроде нового антикоррупционного бюро, эти меры часто застревают на полпути. Независимый суд, который наказывал бы за коррупцию также на самых высоких уровнях, и создания которого, наконец, требовали также на протестах в Киеве, постоянно откладывается… — Говорилось в его статье. — Фотогалерея в длинном темном коридоре здания суда рассказывает мнимую историю успеха украинской юстиции, о сближении с нормами ЕС и посещении многочисленными делегациями из Брюсселя. Украинская юстиция в 2017 году рассказывает, однако, другую историю".

Именно поэтому западные обозреватели с пониманием относятся к антикоррупционным протестам, которые в настоящее время проходят в Киеве — даже если они не испытывают симпатии ко всем их участникам. На прошедшей неделе о них написал также The Washington Post.

"Для его сторонников Михаил Саакашвили, бывший президент Грузии, — неустанный борец с коррупцией и Россией Владимира Путина, превративший свою охваченную коррупцией страну в витрину западных реформ и являющийся одной из самых харизматичных фигур на постсоветском пространстве, — начиналась статья американского издания. — Для его врагов, которых много, он — провоцирующий расколы и конфликты пижон, склонный временами к авторитаризму и поглощенный жаждой власти. Однако обе стороны соглашаются в одном: он не сдается в политической борьбе. Сегодня Саакашвили находится в очередной ожесточенной схватке — в Украине. А главной его мишенью является старый друг с университетских дней в Киеве конца 1980: президент этой страны Петр Порошенко".

Перечисляя все перипетии политической карьеры Саакашвили в Украине, The Washington Post отмечал, что "люди, планировавшие протест, говорят, что видели его краткосрочным и ограниченным давлением на депутатов ради принятия трех реформаторских законопроектов. Но Саакашвили и его сторонники, многие из которых — закаленные в боях ветераны украинской войны на востоке с управляемыми Россией сепаратистами, устроил военный палаточный городок с полевой кухней. Саакашвили усилил давление, выступив с ультиматумом в адрес Порошенко принять законопроекты или уйти в отставку. Между протестующими и специальной полицией, установившей кордон вокруг лагеря, произошли стычки. "Саакашвили сделал этот протест протестом против Порошенко, персонализировал его, что в интересах Саакашвили", — сказала Алена Гетманчук, директор аналитического Центра "Новая Европа" в Киеве".

"Только небольшое количество активистов расположилось лагерем у парламента, и рейтинг Саакашвили все еще низок — ниже двух процентов, — но есть опасение, что его бесшабашность делегитимизирует всю оппозицию. Некоторые опасаются, что это может сильнее подорвать стабильность в стране, все еще восстанавливающейся от революции 2014 года и борющейся с упорным восстанием в Донецкой и Луганской областях. "Он более радикален, — сказал один украинский оппозиционный лидер на условиях анонимности из-за чувствительности этой темы для противоправительственных сил. — Я не исключаю, что он прибегнет к силе — тихая борьба будет смертью для него и его сторонников", — цитировал The Washington Post.

"Таких слов в адрес другого государства польский чиновник не высказывал давно"

Резонансным стало заявление, сделанное на прошедшей неделе министром иностранных дел Польши Витольдом Ващиковским. В эфире одного из польских телеканалов он пригрозил "запустить процедуры, которые сделают невозможным прибытие в Польшу лиц, представляющих крайние антипольские позиции. Люди, которые демонстративно надевают форму СС "Галичина", в Польшу не въедут". Глава МИД также сказал, что "задумывается, рекомендовать ли президенту Анджею Дуде поездку в Украину в данный момент".

Как написала Gazeta Wyborcza, "заявление главы МИД может быть результатом октябрьских переговоров в Киеве, которые вели вице-премьер Петр Глиньский и заместитель главы ИНП (Института национальной памяти. — "ОстроВ") Кшиштоф Швагжик. Их визит должен был пробить тупик, связанный с решением властей Украины приостановить эксгумацию и почтение памяти польских жертв I мировой войны, войны 1939 года, сталинских репрессий и волынского преступления. Формально Украина приняла это решение в ответ на "публичный" разбор поляками памятника УПА на кладбище в Грушовицах. Монумент был установлен в 1994 году и чтил память, кроме прочих, сотни Железняка, которая в 1946 году была разбита в этом районе польскими войсками. Польский МИД подчеркивает, что памятник в этом месте был поставлен нелегально. Визит и переговоры Глиньского, кроме прочего, с министром культуры Евгением Нищуком и министром юстиции Павлом Петренко завершились фиаско. Польша хотела, чтобы вопрос исторических интерпретаций почтения жертв рассматривался отдельно от дел, касающихся эксгумации. Украинцы не согласились".

Rzeczpospolita  при этом написала, что не смогла выяснить, кому именно угрожал Ващиковский, так как МИД не ответил на запрос издания. Автор статьи подчеркнул, что ему не известно ни об одном украинском политике, надевавшем форму дивизии СС "Галичина". В польском ИНП и министерстве культуры в ответ на запросы Rz дистанцировались от озвученной главой МИД идеи. В самом издании напомнили, что "еще две недели назад министр Ващиковский на страницах Rzeczpospolitej призывал к заключению союза с Киевом".

Судя по всему, заявление главы польского МИД было, однако, согласовано с администрацией президента Польши. Как сказал в комментарии Rz глава администрации Кшиштоф Щерский, "после возвращения нашей делегации из Украины в Варшаве прошла встреча с министром Ващиковским. Их визит в Украину прошел плохо, а отчеты с переговоров в Украине — например, профессора Швагжика — снова ставят под вопрос доверие к Украине… У Киева в настоящее время очень плохие отношения с ближайшими соседями в регионе (Польшей, Венгрией, Румынией) из-за его исторической политики. Президент все время подчеркивает, что Украина не может изолироваться в регионе и делать ставку исключительно на отдаленные столицы".

По словам Щерского, для администрации президента РП заявление Витольда Ващиковского не стало неожиданностью, и теперь у польских чиновников есть "еще месяц на принятие решения".

Gazeta Wyborcza отреагировала на слова главы польской дипломатии очень резкой статьей, написав, в частности, что "в Киеве Глиньский действительно добился немногого. Потому что украинцы попросили, чтобы перед тем, как поляки начнут эксгумировать (что, кажется, становится любимым занятием нынешней власти), на территории Польши перестали уничтожать их памятники, что происходит у нас долгое время без какой бы то ни было реакции со стороны польского государства. На эту тему в Глиньского и Ващиковского нет никаких предложений: с какой стати?"

"Таких слов в адрес другого государства польский чиновник не высказывал давно, — отметили в польском издании. — Согласно его идее, в Польшу не въедет, например, глава украинского ИНП, потому что на тему польско-украинской истории у него другие взгляды, чем у министра".

Корреспондент Wyborczej предпринял саркастическую попытку пояснить мотивы антиукраинского заявления Витольда Ващиковского. Так, он предположил, что "министр повел себя как типичный польский закомплексованный барин прошлых времен. Он тем же языком напомнил Киеву, что Польша великодушно отказалась от размещения изображения львовского Лычаковского кладбища на польских паспортах на столетие независимости (так же, как и вильнюсской Острой Брамы), а Украина не сняла со лба шапки, не стала на колени и не поблагодарила за великодушие. Не понравилось ему — за что он также намерен не пускать в Польшу, — что украинцы относятся к Украинской повстанческой армии так же, как поляки к Армии крайовой (одни относятся идолопоклоннически набожно, а другие — исторически критично)".

"Одним словом, у Ващиковского было достаточно поводов, чтобы погрозить пальцем этим "демонстративно надевающим форму СС "Галичина", — заключал польский публицист. — Ни один из них не разумен? Министр уже заставил меня к такому привыкнуть. Но что делать дальше с такими угрозами? Поскольку украинцы и поляки — народы братские, мне легко представить какого-то киевского чиновника, который, вдохновленный Ващиковским, скажет: "Мы не пустим в Украину тех поляков, которые демонстративно надевают форму Корпуса внутренней безопасности и гражданские костюмы УБ (речь идет о специальной милиции и спецслужбе коммунистической Польши двух послевоенных десятилетий. — "ОстроВ")", то есть, органов, ответственных, например, за проведение операции "Висла". И кого к ним причислят? Главу ИНП за многочисленные публикации Института, оскорбляющие украинцев. Министра Мариуша Блащака, за то, что он не дал ни копейки на мероприятия к семидесятой годовщине депортации. Парламентариев, которые голосовали на вредоносное волынское постановление польского сейма".

"Это идеальное время для строительства связей с будущими украинскими элитами"

Примечательно, что позицию Ващиковского не только раскритиковала оппозиционная Gazeta Wyborcza, но и не поддержала провластная, правая Rzeczpospolita. На ее сайте на прошедшей неделе появилась статья, автор которой призывал к пересмотру отношений с Украиной.

"За последние годы Украина переживает ментальную эволюцию, — писал он. — После Майдана и аннексии Крыма особенно у молодого поколения украинцев сформировалось новое сознание, отличающее их от жителей других государств бывшего СССР. "Революция достоинства" является поколенческим опытом, таким, как для Польши была "Солидарность" или упадок коммунизма в 1989 году. Это коллективное сознание выражает крупный баннер, висящий на Майдане: "Freedom is our religion" ("Свобода — наша религия". — "ОстроВ"). Это не слоган, а подлинная вера в возможность перемен, в чем легко убедиться, слушая самих украинцев. Достаточно поговорить с киевскими студентами, чтобы увидеть, что возвращение к проекту воссоздания СССР ментально уже невозможен. Революция потянула за собой процесс разрыва с homo sovieticus. С того момента, как вспыхнула война с Россией, Украина начала декоммунизацию, меняя названия улиц, убирая идеологические памятники. Наступают перемены в политике символичной, хотя, как мы знаем, с польской точки зрения появляются новые проблемы, как, например, отношение к УПА".

По мнению корреспондента Rz, "несмотря на трудности, это идеальное время для Польши для строительства связей с будущими украинскими элитами и выработку модели отношений с Украиной, которая будет действовать в следующие десятилетия. Для молодых украинцев Польша является государством успеха, которому удалось то, что казалось невозможным: не только выход из коммунизма, но и эффективная модернизация. Для рядового поляка Украина, однако, ассоциируется с гастарбайтерами, заполоняющими польский рынок труда, а знания о нашем восточном соседе ограничиваются обычно текущими политическими событиями. Этого определенно мало".

"Польша, справедливо добиваясь признания чувствительности вопроса Волыни, должна в то же время сопереживать чувствительным вопросам украинцев, — писал дальше он. — Стоит подумать о почтении свыше 1600 украинских героев, которые были убиты за то, что помогали полякам. Помним ли мы об этих поступках? Думая об истории, стоит пытаться узнавать чувствительные вопросы другой стороны. К ним относятся, кроме прочих, несколько волн голода, которыми Сталин убивал миллионы украинцев. Устройство исторических дел требует времени, измеряемого не в годах, а в поколениях. Процесс очищения памяти и декоммунизация в Украине происходят относительно недавно, можно сказать, только со времени Майдана или даже от войны с Россией, начавшейся в 2014 году. Но решение исторических проблем никак не возможно без климата сотрудничества и отношений в других сферах".

Корреспондент Rzeczpospolitej отмечал, что в Украине появилось активное поколение, которое проявляет себя, в частности, в креативных индустриях, как дизайн и IT. По его мнению, для того, чтобы формировать связи с этим и будущими такими же поколениями, Польше стоило бы подумать над какими-то совместными проектами вроде украинско-польского университета, который мог бы появиться на западе Польши, где сильны бизнес-связи с Украиной.

"Польша может создать противовес политике бетонирования постсоветского порядка, — настаивал автор статьи. — Но прежде всего мы должны ответить себе на вопрос, важно ли нам иметь с Украиной такие отношения, какие Германия имеет, например, с Францией. Если мы будем смотреть на них с точки зрения будущего, стоит задать себе вопрос, каким образом выработать хорошие отношения с новым поколением украинцев. Чтобы найти пути взаимопонимания, потребуются новые маховики в виде модернизации, ставки на креативность, культуру и науку. Это может быть мост солидарности на самых стабильных сваях".

Обзор подготовила Юлия Абибок, "ОстроВ" 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: