Вверх

Самой обсуждаемой "украинской" темой прошедшей недели стал доклад ООН относительно нарушения прав человека в аннексированном Россией Крыму. Конечно, западные СМИ не обошли вниманием и совпавший с ним по времени странный приговор, вынесенный "судом" полуострова одному из лидеров крымских татар Ильми Умерову.

"Расследователи Организации объединенных наций задокументировали свидетельства незаконных арестов, пыток и похищений, имевших место с тех пор, как российские войска аннексировали Крымский полуостров, говорится в докладе, презентованном в понедельник в Женеве, и связали эти злоупотребления с Федеральной службой безопасности, сотрудниками российской полиции и военизированным формированием, — писала, в частности, The New York Times.Среди этих злоупотреблений, как выяснили эксперты, — внесудебная казнь как минимум одного проукраинского активиста, и тогда как десятки людей, похищенных с 2014 по 2016 годы, были освобождены, как минимум десять все еще считаются пропавшими. Многие нарушения прав происходили в 2014 году, вскоре после аннексии Крыма в марте того года, говорится в докладе, но о незаконных арестах до сих пор сообщают регулярно: их цель, похоже, внушить страх и подавить оппозицию. "Частота и жестокость этих нарушений прав человека вместе с отсутствием контроля создали атмосферу безнаказанности, которая поощряет дальнейшие такого рода нарушения", — сказала Фиона Фрезер, руководившая исследовательской миссией, о создании которой Генеральная ассамблея Организации объединенных наций распорядилась в декабре".

"Российские власти отправили сотни заключенных и арестованных в Крыму в российские тюрьмы, что является нарушением международного права, заявили в ООН в понедельник, — говорилось дальше в сообщении американского издания. — Как минимум трое заключенных, отправленных в тюрьму в Адыгею, республику на западном Кавказе, умерли, не сумев получить медицинскую помощь в плохом состоянии здоровья".

В тексте, конечно, упоминался украинский режиссер, крымчанин Олег Сенцов, один из самых жестких и смелых противников аннексии. Российский режим "назначил" Сенцова главой террористической группы и, насильно наделив его российским гражданством, отправил отбывать 20-летний срок в колонии в Сибири.

"Навязывание Россией ее гражданства на жителей Крыма имело особенно жесткие последствия, сказали в ООН, — продолжал The New York Times. — Этот шаг заставил тысячи покинуть Крым и оставил десятки тысяч, отказавшихся от российского гражданства или не подпадающих под него, в статусе иностранцев, утративших в итоге здоровье, имущество, работу и политические права. Навязывание гражданства равносильно принуждению людей присягнуть на лояльность государству, которое они считают враждебным, что нарушает международное право, сказал в своем заявлении Зейд Раад аль-Хусейн, верховный комиссар по правам человека ООН. Москва также самовольно навязала законы, принятые Российской Федерацией, используя положения для борьбы с терроризмом и сепаратизмом для ущемления несогласных и свободы СМИ, заявили в ООН. Крымскотатарские институты и СМИ были в этом отношении наиболее обособлены, выяснила международная организация, но была также свернута деятельность некоторых религиозных групп. Например, российский Верховный суд в апреле запретил Свидетелей Иеговы; все 22 общины этой христианской конфессии в Крыму были лишены регистрации в июне".

О приговоре Умерову написал, кроме прочих, The Guardian. "Лидер крымских татар, приговоренный к двум годам тюрьмы за противостояние российской власти на аннексированной территории, сказал, что не будет просить Кремль о помиловании, несмотря на болезни, означающие, что его жизнь в тюрьме будет под угрозой, — начиналась его статья. — "Есть мало надежды на правосудие через официальный иск и я определенно не буду призывать к милосердию", — сказал Умеров The Guardian по телефону из его дома в Крыму, отметив, что не хочет просить своих противников".

"Умерову, которого суд в Крыму на этой неделе признал виновным в "сепаратизме", была диагностирована третья стадия болезни Паркинсона и сахарный диабет второго типа, несколько лет назад он перенес операцию на сердце, — продолжало британское издание. — Его адвокат, Марк Фейгин, сказал, что он "физически неспособен" выдержать тюремный срок, называя его "по сути, смертным приговором". По его словам, он будет подавать апелляцию, но считает, что это дело является политически мотивированным и только политическое решение в Москве подействовало бы в итоге".

"Умерова судили за комментарии, сделанные на крымскотатарском телевидении в прошлом году, в которых он открыто осудил аннексию этой территории, произошедшую в 2014 году. Суд заявил, что в этих словах содержался призыв к силовому изменению границ России, но Умеров и Фейгин сказали, что его слова были неправильно переведены с крымскотатарского языка на русский. "Для меня абсолютно ясно, что я под судом не за что иное как за мой отказ молчать о моем мнении, что Крым — это часть Украины и за факт, что я называю аннексию аннексией, а оккупацию — оккупацией", — сказал Умеров. Захват Москвой Крыма поддерживался многими в регионе, но с критиками аннексии обходились безжалостно. Независимые СМИ были закрыты и имела место волна арестов и угроз, направленных против крымских татар, большинство которых противилось российской власти в связи с их историей".

"Умеров долгое время был мэром Бахчисарая в период украинской власти, но ушел в отставку через несколько месяцев после российского захвата, заявив, что не будет служить правительству, которое он считает оккупационным режимом, — напоминали в The Guardian. — С тех пор он стал мишенью властей, что в итоге привело к нынешнему приговору. Что нетипично, судья решил дать более жесткий срок, чем просило государственное обвинение: два года исправительной колонии вместо условного срока, на котором настаивала прокуратура. По словам Фейгина, для судьи "чрезвычайно необычно" действовать таким образом; необычно также, что Умерову позволили остаться на свободе на срок рассмотрения апелляции. "Все это не является нормой и совершенно очевидно, что это было приказано сверху, — сказал он. — Думаю, это часть кремлевской игры. Они хотят, чтобы западные лидеры звонили Путину и торговались за это". По словам Умерова, он не жалеет о том, что не оставил Крым, когда мог, настаивая, что полуостров — его родная земля. "Даже если бы кто-то дал мне сейчас безопасный коридор, чтобы уехать, я бы этого не принял", — сказал он".

Подозрительная откровенность

Фактически оккупировав Донбасс, Кремль долгое время хранил интригу, не открывая всех карт относительно своих намерений в отношении этого региона. Поддержавшая "русскую весну" часть местного населения рассчитывала, что регион ожидает путь Крыма. В последние недели Москва, однако, дает понять уже не только "лидерам", но и широкой публике, что этого не случится. Правда, при этом она затеяла довольно странную и не до конца понятную игру. Так, появились слухи о скорой смене номинального руководства в Луганске и Донецке. Вполне в духе этих перемен было и сообщение международного информационного агентства Bloomberg, которое ссылалось на одного из кураторов "республик" в российском правительстве, ставшего вдруг неожиданно "откровенным", причем именно с журналистами западного издания.

"Сепаратисты переправляют в месяц около миллиона тонн угля в Россию через их общую границу, начиная с августа, увеличивая свои доходы для поддержки 4 миллионов жителей отколовшихся восточноукраинских регионов, сказал заместитель министра экономики России Сергей Назаров, — сообщал Bloomberg. — Россия реэкспортирует уголь в третьи страны через морские порты, сказал он в интервью, подтвердив обвинения Украины в том, что РФ развивает торговые связи с повстанцами. "Они сейчас решают все свои вопросы с социальной инфраструктурой, бюджетом и пенсиями", — сказал Назаров, который в июне был внесен Казначейством США в санкционный список и который, по его словам, курирует "проекты в транспорте, торговле, энергетике, налоговом и финансовом секторах" для пророссийских сепаратистов".

"В то время как президент России Владимир Путин не планирует признавать или аннексировать повстанческие территории, он предпринимает шаги по обеспечению постепенной интеграции двух пограничных территорий с Россией, сказали в апреле трое людей, близких к руководству", — отмечали авторы этого текста.

"Из своего офиса в башне с бежевой облицовкой напротив Московского зоопарка Назаров, бывший директор угольной компании, руководит российской комиссией по гуманитарной помощи самопровозглашенным Донецкой и Луганской народным республикам на востоке Украины, — писали дальше они. — Повстанцы, которые ранее полностью зависели в своем выживании от помощи из Москвы, сейчас зарабатывают от продаж угля и местных налогов достаточно, чтобы ежемесячно выплачивать 5 миллиардов рублей ($86 миллионов) из бюджета жителям региона, говорит он".

"Правительство в Киеве должно сначала прекратить блокаду, поскольку эта мера "взорвала мосты" с сепаратистами и сделала невозможным обсуждение реинтеграции региона в Украину, сказал Назаров. Если это случится, Россия, по его словам, поддержит восстановление контроля Украины над ее активами на повстанческих территориях, поскольку это "будет значить, что на одну головную боль стало меньше" у Москвы. Украина может восстановить транспортные, энергетические и финансовые связи с регионом "за один месяц", сказал Назаров. Попытка России аннексировать повстанческие территории, как она захватила Крым, была бы, по словам Назаров, "тяжким бременем" для экономики. Чиновники не просчитывали, сколько это может стоить, потому что такое решение "не ожидается", сказал он", — заключали в Bloomberg.

Северокорейские шпионы

Другой очень важной темой были украинские ракетные двигатели, технология которых якобы попала в руки северокорейскому режиму, угрожающему теперь ударить своими новыми ракетами по США. Скандальный текст о причастности Украины к появившемуся в Северной Корее оружию опубликовала несколько недель назад The New York Times. Утверждения авторов этого текста опровергали не только украинские чиновники, но и ряд западных исследователей. Вскоре после этого другие корреспонденты этого издания приехали в Украину, чтобы узнать больше о заводе "Южмаш", который якобы производил те самые двигатели, что есть теперь у Пхеньяна, и двух северокорейских шпионах, арестованных в 2011 году за попытку заполучить секретные украинские технологии. На "Южмаш" журналистов, правда, по их словам, не пустили. История со шпионами — сложнее.

"Журналисты, добивающиеся интервью в частях бывшего Советского Союза, быстро привыкли к игнорированию. Но за 10 лет жизни и работы в этом регионе после краха коммунизма в 1991 году я не видел никого, отвечавшего на мою просьбу смертельным страхом, который продемонстрировал Рю Сонг Чоль, заключенный северокорейский шпион, чей восьмилетний тюремный срок в центральноукраинском городе Житомире приближается к концу. Он не просто сказал "нет" или потребовал письменный запрос с прописанными в нем вопросами (принятый в этой части света способ послать журналиста куда подальше). Когда в начале этого месяца тюремные охранники привели его в пустую, с бетонными стенами комнату для приема посетителей, он один раз глянул на меня и Брендана Хоффмана, фотографа Times, и с криком убежал. Охранники его пропустили, объяснив, что господин Рю и другой заключенный северокорейский шпион ужасаются тому, что может с ними случиться, если и когда они вернутся в Северную Корею, если они поговорят с американским СМИ", — говорилось в одной из получившихся в итоге статей The New York Times.

Как рассказывал ее автор, "в отличие от господина Рю, первый из арестованных, с которым я пытался поговорить, господин Ри — другой, старший шпион, — не убежал, когда его поставили перед журналистом. Но он отказался говорить что-либо существенное о ракетах, бормоча ответы по-русски, а затем быстро потребовал, чтобы охранники вернули его в камеру".

"Его сокамерники, напротив, были рады посетителю, нарушающему монотонность тюремной жизни. Они рассказали, как господин Рю опасался за свою безопасности и безопасность его семьи в Северной Корее и как он часами молчал, смотря кабельное телевидение, особенно репортажи о северокорейских ракетах. Четверо из восьми человек в камере были осужденными убийцами и все они, кажется, считали, что северокорейский шпион среди них добавляет толику гламура в их мрачное заключение".

По словам корреспондента The New York Times, "Анатолий Габитов, заместитель начальника тюрьмы, также выражал гордость тем, что имеет среди своих сидельцев господина Ри, хваля его как примерного заключенного, который никогда не жаловался на еду и, в отличие от остальных, никогда не заявлял, что он невиновен и должен быть освобожден и отправлен домой. "Мне не кажется, что он спешит домой в Северную Корею", — сказал Габитов".

В другой статье в The New York Times американский журналист, впрочем, полушутя отмечал, что "северокорейский шпион может быть, однако, не совсем тем, кем кажется: на книжной полке у его постели лежит русский перевод "Графа Монте-Кристо", французского романа, чей герой считает себя незаслуженно заключенным и после эффектного побега приступает к мести всем тем, кто был ответственен за помещение его в тюрьму".

"Украинская разведывательная служба, известная как СБУ, говорит, что отслеживала попытки северокорейцев украсть ракетные технологии годами, — писал он дальше в этом тексте для The New York Times. — Вдобавок к аресту Ри и Рю, Украина выслала двух северокорейских дипломатов, аккредитованных в Москве, обвинив их в попытках заполучить украинские секреты. Ри и Рю были пойманы на горячем, делая фотографии того, что было им презентовано как секретная диссертация ученого-специалиста по ракетным технологиям, С. А. Давидова, под названием "Методы прогнозирования технических показателей капиллярных заборных устройств в топливных баках космических аппаратов". Технология таких заборных устройств помогла бы северокорейским инженерам обеспечить равномерное, бесперебойное поступление топлива — проблема, которая может воспрепятствовать созданию надежных ракетных двигателей. Диссертация, которую дали сфотографировать северокорейцам, была, однако, очищена от секретной информации и заполнена бесполезными техническими деталями. Ри получил фальшивые секреты от В. А. Плеханова, сотрудника днепровского дизайнерского бюро "Южное", которого северокореец пытался подкупить, сначала обращаясь к нему по идеологическим мотивам как коммунист, а затем предложив около тысячи долларов, рассказывают украинские власти. В тайне от северокорейцев Плеханов обратился в СБУ. Ловушка была расставлена в захламленном гараже в закоулке, где он согласился передать ракетные секреты. Северокорейцы были оба захвачены, вместе с камерой, которую они использовали, чтобы фотографировать документы".

В американском издании также отмечали, что "Александр Турчинов, глава украинского совета безопасности и обороны, сказал, что "совершенно невозможно", чтобы Северная Корея получила ракетные двигатели или их конструкторские документы от Украины. RD-250, советский ракетный двигатель, который, по словам некоторых экспертов, напоминает двигатели, использовавшиеся в недавних северокорейских запусках, производились в Днепре, говорит Турчинов, но их производство прекратилось в 1991 году. Вся производственная линия, по его словам, была демонтирована в 1994. Более того, добавил он, Украина никогда не производила готовых двигателей, она только поставляла их детали главному производителю RD-250 "Энергомашу" в Россию".

"Без тебя мы этот мир не изменим"

Наконец, не относящийся к вышеперечисленным темам, но стоящий внимания текст появился на прошедшей неделе в польском журнале Nowa Europa Wschodnia и был также опубликован на сайте журнала Polityka. Ее автор, преподавательница и правозащитница из Люблина Анна Дамбровская писала, что "сложно не заметить масштаба патологий, с которыми сталкиваются сегодня проживающие в Польше украинцы. На пограничье уничтожаются места памяти и оскверняются могилы, в городах часто случаются избиения, уничтожение имущества, в интернете — вульгарная ненависть, на границе проблема — гигантские очереди и отношение к украинцам как к людям второго сорта. Нападения на украинцев в последнее время имели место, кроме прочего, в Лодзи, Кутном, Бжещах, Легнице, Жешуве, Вроцлаве, Свиднице, Ольштыне, Руднике-над-Сяном, Новой Гуте, Варшаве, Хажине под Гданьском, Щецине, Водзислав-Слёнском, Познани, Ченстохове, Гданьске и Люблине, где недавно был избит Евгений. На 24-летнего учащегося в Польше украинца напала группа хулиганов, которые, узнав, что он из Украины, ответили: "Ты приехал в Польшу, чтобы тут править". И жестоко его побили".

"Вероятно, проблемы польского отношения в украинцам, нарушения их рабочих прав, дискриминации в сфере услуг и применения двойных стандартов администрацией появились не после последних выборов. Эти позорные поступки с нами с давних пор. Разница состоит в том, что сегодня правит популистская группа, поэтому дискурс сводится к постыдным лозунгам", — отмечала также она.

Однако целью текста Дамбровской было не описание резко возросшего за последние годы количества проблем, с которыми сталкиваются в Польше украинцы, а попытка найти их решение. Его автор отмечала, что изменений требует, в первую очередь, школьное образование в Польше, в котором до сих пор нет места урокам о культуре соседних народов и стран, национальных меньшинств, мигрантов. По большому счету, молодые поляки ничего не знают не только об украинцах, но и о литовцах, чехах и пр., писала она. При этом преподаваемую в школах польскую историю следует показывать с разных перспектив, а не только собственно польской, писала она, ведь соседи могут смотреть на нее по-другому: Польше в ее истории случалось быть агрессором.

Дамбровская также отмечала, что перемен требует и польский неправительственный сектор. Общественные организации, по ее мнению, больше не могут только предоставлять помощь, тем более, когда они сами лишены поддержки от государства и обречены бороться за выживание. Пора самим мигрантам, которые обычно ни на что не жалуются, начать говорить за себя. Задача общественных организаций — дать им возможность высказываться и быть услышанными, считает правозащитница.

"Сложная ситуация, с которой мы боремся, является вызовом, и так к ней стоит относиться, — писала дальше Анна Дамбровская. — Вызовом для всех: видишь язык ненависти — сообщи об этом; слышишь, как кто-то кого-то обижает на улице, подойди к жертве и поддержи ее (не ссорься с агрессорами, это ничего не даст), вызови полицию, а если боишься, попроси другого человека, чтобы он это сделал. Не отводи взгляд, потому что когда-нибудь кто-нибудь может так же спасти тебе жизнь тем, что смотрит и видит. Боишься отреагировать? Позвони или напиши в общественную организацию, которая занимается правами человека. Без опасений: их много и, да, они отвечают на звонки. Они существуют как раз для того, чтобы беспокоить их по каждому, даже малейшему, делу. Являешься иностранцем, пострадавшим от несправедливости? Я знаю, что это сложно, но расскажи об этом. Без твоего голоса это никогда не закончится. Говоря грубо, организации, борющиеся с дискриминацией, требуют доказательств, полицейского вмешательства, врачебных свидетельств. Нам нужна твоя история. Без тебя мы этот мир не изменим".

Обзор подготовила Юлия Абибок, "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: