Понедельник, 11 декабря 2017, 08:021512972161 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

О том, что киевские старики «собирают орехи, чтобы не умереть от голода», миру поведала московская «Комсомольская правда». Газета подчеркивает, что у стариков насчет орехов – нешуточная конкуренция, они уже в 4 утра торопятся в рощу, чтобы орешков наскрести побольше: жить-то хочется. Про все это газете рассказала некая засекреченная «жительница украинской столицы», имени которой «Комсомолка» почему-то никогда не называет...

«Супруги не исключают, что поедут работать в Россию…»

На страницах «Комсомольской правды» регулярно появляется персонаж, которого газета называет то «жительница украинской столицы», то просто – «жительница Киева», но всегда – без имени и фамилии. «Жительница» делится с читателями «Комсомолки» исключительно своими бедами, ей в Киеве - всё плохо. Не стала для нее исключением и минувшая неделя.

«Киевляне всюду очень напряжены: от супермаркетов, где каждый день повышаются цены на продукты, в транспорте, поликлиниках, на улицах. У всех преобладает гнетущее и хмурое настроение. Немудрено, ведь впереди зима, а тарифы на отопление обещают поднять на 20%. На все услуги - от автомобильных СТО до парикмахерских и маникюра - также растут цены. Но все услуги почему-то – довольно низкого качества. На этой почве то здесь, то там непременно возникнет бытовой скандал. Сегодня в городской маршрутке опять что-то сломалось. Этот вид транспорта становится наиболее опасным для пассажиров: то двери заклинит, то колесо отвалится, то в салоне начинает что-то дымится, а то и вовсе драка возникнет», - делится «жительница Киева» своими гнетущими впечатлениями.

И продолжает: «Водитель маршрутки привычными и ловкими движениями поставил или прикрутил это «что-то» на место, однако пассажиры возмутились: «Каждый раз поднимаете цену за проезд - так чините хотя бы профилактически. Людей же возите, не дрова, - упрекнул водителя пассажир». Но ответная реплика не заставила себя ждать: «Не нравится - иди пешком. Хочешь - приходи на работу к нам в АТП и будешь баранку крутить за копейки. Сам еще будешь чинить петину рухлядь и бегать за запчастями в свободное от руля время».

В маршрутке народ притих, потому что говорить, собственно, было не о чем. Глупо как-то о войне с Россией, когда этим «Богданам» неизвестно сколько лет и все знают, что завод по производству желтых машин принадлежит президенту-бизнесмену».

После этого «жительница украинской столицы» вдруг вспоминает, что «знакомая девушка Маша, фитнес-тренер, по секрету сообщила, что нашла мужа в Молдавии и теперь выходит замуж».

«Мужчина из небольшого городка в южной республике работает спасателем в МЧС. Молодые люди познакомились в Кишиневе, куда Мария ездила в командировку. Будущий муж фитнес-тренера, молдаванин, не без оснований полагает, что Украина не имеет перспектив, и жить в Киеве не хочет. Без знания украинского его в местное МЧС на работу не возьмут, а у себя на родине мужчина - начальник. Маша - коренная киевлянка, но будущие супруги не исключают, что поедут работать в Россию и что это лучше, чем обустраиваться в Европе», - заверяет «жительница Киева» и для убедительности цитирует того самого молдаванина, который уверен, что «в Европах» делать нечего: «испанцы скупы до чертиков и эксплуататоры, а в России люди лучше и денег там в разы больше».

Со знакомой «девушки Маши» «жительница Киева» перепрыгивает на тему «картин из частных коллекций и русские книги», которые в Киеве, оказывается, «под запретом».

«Местная газета «Вести» сообщила, что в 2017-м году Россию посетило на 56% больше украинцев, чем за аналогичный период 2016-го года. Украинцы ездят к агрессору не только работать, но и на выставки, премьеры фильмов, спектаклей, концерты и все чаще посещают музеи-усадьбы в Питере и Подмосковье. Но и в Киеве люди не хотят жить исключительно обсуждением политики, ее одиозных персонажей, чьи лица всем всерьез поднадоели. Народ потянулся к прекрасному. В столице Украины бесплатно выставили для показа картины и гравюры из частных коллекций: работы Дали, Делакруа, Шагала, Рембрандта, Шемякина, Шишкина, Кандинского, Матисса. Коллекция будет продана с аукциона 28 сентября. Пока киевляне смотрят картины, которые могут исчезнуть из страны, власть по идеологическим мотивам запретила 13 российских книг. Под запрет попали книги Бориса Акунина «История российского государства», «Дневники» княгини Дашковой, книга «Химия» М. Константиновского, учебник «От «Букваря» до умения красиво и грамотно писать» и «Большая энциклопедия школьника». И это несмотря на то, что дети и подростки в Киеве, выходя после уроков из своих опостылевших школ, говорят преимущественно на русском, пусть все более примитивном и корявом, но русском языке. А родной язык - как вода, без которой можно умереть. И что теперь с этим делать?», - безысходно вопрошает «жительница Киева».

И вспоминает страшную историю про стариков и орехи.

«Неподалеку от моего дома, в лесу, есть огромная ореховая роща. Люди встают в четыре утра и приходят за грецкими орехами с фонариками, пока не рассветет. В этом году орехи мелкие, но даже за них идет конкурентная борьба. Ореховая роща завалена бутылками, пузырьками из-под спиртовых настоек, мусором, остатками еды. Почти все собиратели орехов переговариваются друг с другом и говорят чаще всего про материальные беды, которые свалились на них за последние четыре года. Все нормальные люди хотят как раньше, но как раньше было - мало кто уже помнит. А если и вспоминает, то не признается вслух, что страну превратили в такую вот ореховую рощу, где горы мусора, а старики собирают орехи, чтобы не умереть от голода. «Нас всех превратили в жебракив», - говорит женщина лет шестидесяти и ловко шурует палкой в осенних листьях в поисках орехов и пустых бутылок», - эпически живописует «жительница украинской столицы». Можно только представить, как после такой прозы, чувствительные москвичи утирают сострадательную слезу по судьбе "братского народа", у которого они оттяпали территорию и развязали войну…

«Выбор Олега»

Фильм с таким названием «о российских добровольцах в «Новороссии» показали на Артдокфесте в Риге. Об этом пишет «Новая газета», сразу уточняя: фильм не выйдет в российский прокат.

«В Риге открылся главный ежегодный фестиваль российского документального кино - Артдокфест, в латвийской столице он проходит в четвертый раз… Большая часть фильмов уже была или будет показана в России: после Риги фестиваль поедет в Москву, Петербург и Екатеринбург. Но один фильм - «Выбор Олега», снятый журналисткой французского телеканала France 24 Еленой Волошиной в соавторстве с Джемсом Кио, - в России не покажут: так решили авторы, чтобы не подставлять своих персонажей», - отмечает «Новая газета».

«Это рассказ о российских добровольцах, приехавших воевать в Донбасс. Сам Олег - гражданский, жил в Тюмени, организовывал турпоходы для детей, оружие держал в руках только во время срочной службы, а потом стал волонтером - помогал беженцам, которые приезжали в Сибирь из Донбасса. Так Олег решил поехать туда сам, сначала на две недели - и остался, стал правой рукой одного из полевых командиров с позывным «Морпех». Фильм начинается 2 июня 2015 го­­да - накануне боев под Марьинкой, где, по данным ООН, погибли 34 человека. Съемки продолжались полгода - до конца декабря, момента, когда Олег уже бросил службу. На последних кадрах он просто сидит в съемной квартире в Донецке и напивается до потери контроля», - пишет «Новая».

Газета акцентирует, что «Выбор Олега» - «фильм не о войне - о ней все говорят, к ней готовятся, но самих боевых действий в кадре нет».

«Елена говорит - таков был замысел: война остается за кадром, дело авторов - не судить, кто прав и кто виноват, а заставить героев понять и рассказать, зачем им все это. И выясняется, что ответа на этот вопрос у героев нет совсем. «Я ехал сюда защищать мирных жителей Донбасса, - говорит Олег в начале фильма. - Вот честно. Я через две недели разочаровался в этой войне. Я хотел уехать. Не знаю, что меня остановило».

«Он действительно уже ничего не знает - ни про себя, ни про эту войну. И говорит, что для него есть два Олега - один, который однажды уехал и однажды вернется, у которого есть родители и сестры, у которого будут жена и дети - и второй, который здесь, на фронте, с позывным вместо имени. Идея защищать некое правое дело трансформировалась для него в желание отомстить за погибших товарищей - и трагедия в том, что с каждым днем их становится все больше. Абсолютная бессмысленность всего происходящего - главный стержень сюжета», - пишет «Новая».

И продолжает: «Еще один герой - Макс, совсем молодой, обаятельный и страшно потерянный парень, тоже доброволец в составе батальона Олега. Он недавно был контужен и никак не может оправиться - как будто не столько от травмы, сколько от мыслей, которые теперь лезут ему в голову. Макс признается, что «подсел на эту войну», но ему от этого совсем нехорошо. Он все время задается разными вопросами, и иногда его прорывает. «Там романтикой и не пахнет, только мясо и кишки, - так он говорит про Марьинку. - Есть такие неисправимые романтики, которые пишут: как попасть сюда? Я им пишу - не стоит приезжать».

«Дворовая романтика, вынесенная за пределы родных городов этих парней, их страны, лишается атмосферы уютной вечеринки и оборачивается неуправляемым потоком, несущим их к потенциальной гибели. И чувство растерянности и абсурда здесь - как раз те спасительные маяки, на которые старается ориентироваться разум героев фильма. В итоге этот разум и побеждает: Олег и Макс уходят с войны», - заключает «Новая газета».

«Когда крымчанам не дают российские паспорта…»

«Аргументы и факты» рассказали, «из-за чего допускаются случаи отказа в гражданстве России крымчанам, кто и по какой причине не желает получать паспорт сам».

«В Крыму многие люди испытывают трудности в получении гражданства, - рассказала уполномоченный по правам человека в Крыму Людмила Лубина. - Например, люди, которые родились и проживали в Крыму, оказались на территории Украины. Мало ли какие были обстоятельства? Кому-то нужно было позаботиться о родных, кто-то не хотел упускать работу. Теперь они хотят вернуться обратно, жить здесь, но упрощенная форма получения гражданства для них не действуют. У многих из них есть даже недвижимость в Крыму. Получается, что «корни» есть, а закона для них нет», - пишут «Аргументы»

Газета напоминает, что «формулировка закона, регулирующего выдачу гражданства России крымчанам, довольно проста: все те, кто проживали в Крыму на момент присоединения к РФ, могут получить паспорт».

«Таким образом, по мнению представителей управления по вопросам миграции, получили гражданство и люди, которые не должны были его получать. Их лишали гражданства России - как произошло это со студентами, имевшими временную прописку в Крыму. «Молодые люди приехали из Украины учиться и имели временную прописку в общежитии, - рассказывает об этом случае Людмила Лубина. - Нам удалось отстоять этих студентов. В целом, политика пересмотра судебных решений должна быть скорретирована в сторону сохранения за ними гражданства», - пишет «АиФ».

«Юристы замечают, что подход миграционных служб изменился, они стали отказывать претендентам, имеющим точно такие же основания для получения документа, при которых ещё год назад выдавали паспорт. Органы, занимающиеся вопросами миграции, перестали руководствоваться исключительно решением суда. Только после собственного расследования выносят решение: выдавать паспорт или нет. Есть крымчане, которые не хотят получать гражданство по политическим и религиозным мотивам. С 1 августа 2017 года им не выплачивается пенсия: вышли подзаконные акты для ПФ России, которые требуют при идентификации личности паспорт. В Крыму с августа более 900 человек престали получать пенсию. Из них около 400 человек - крымские татары, которые не получают паспорта по политическим мотивам. Другая половина - верующие-христиане, которые считают любые паспорта несовместимыми с их верованиями. Сейчас около 113 человек крымчан и 150 человек в Севастополе не получают пенсию, хотя её начисляют», - констатирует «АиФ».

«В Украине этот вопрос решался, говорит Людмила Лубина: таким гражданам выдавался документ, тождественный паспорту, люди вполне могли чувствовать себя частью общества. В России такого закона нет. Кстати, многим по подобным документам через суд нужно было «самоидентифицироваться», пенсия назначалась по решению суда», - заключает газета.

«Неизвестные солдаты рока»

Под таким заголовком газета «Коммерсант» написал про «Донбасский альбом Захара Прилепина и его судьбе».

«У событий на юго-востоке Украины тоже есть музыкальная повестка дня. Точнее говоря, ее попытался создать Захар Прилепин, инициировавший появление сборника песен «Мы не оставим города свои» с подзаголовком «Песни донбасской войны». Альбом озаглавлен по названию одного из вошедших в него 38 произведений - песни группы «Декабрь». Сборник создавался с прицелом на общественный резонанс, но так и не стал популярным. Среди их авторов - хорошо известные в России рок-музыканты Александр Ф. Скляр, Джанго (Алексей Поддубный), Вадим Самойлов, Юлия Чичерина, «Декабрь», «Калинов мост», «7Б», Вадим Степанцов. Все они в той или иной степени участвуют в событиях, многие выступают перед ополченцами. Легче всего было бы назвать этот отряд поющих рокеров «бригадой госпропагандистов», - пишет «Коммерсант».

«…В сборнике «Мы не оставим города свои» одними лишь «ОРДЛО-рокерами» дело не ограничивается. Захар Прилепин - внимательный слушатель русского рэпа, с рядом представителей этой сцены он даже записывал песни. И в сборнике звучат голоса достаточно заметных в русскоязычном речитативе фигур, таких как Рич, Хаски, Рем Дигга, Типси Тип (что характерно, «придворного» Тимати среди них нет). У каждого из них своя история отношений с темой «отдельных районов» Украины. Например, Рич, Саграда и Хаски предоставили для сборника трек со стихами авторства Арсена Павлова (Моторола), а Рем Дигга снял клип на песню «На юг» в донецком аэропорту», - пишет «Коммерсант».

В публикации отмечается, что «слушая альбом «Мы не оставим города свои», обозреватель «Коммерсанта» вспоминал, как в начале 2000-х Артемий Троицкий составил и безуспешно пытался выпустить сборник антивоенных песен, инспирированных военными действиями в Чечне».

«Замысел критика состоял в том, чтобы издать не только песни, представляющие условный взгляд из Москвы, но и вещи, написанные от лица мирных чеченцев-беженцев или же воюющих чеченцев, по сути, таких же жертв суровых обстоятельств. Тогда он хотел наравне с русскими антивоенными песнями показать широкой публике, например, произведения барда Тимура Муцураева, участвовавшего в военных действиях на стороне Ичкерии. В итоге сборник не был выпущен и даже на уровне идеи не был особенно замечен. В благополучной России с хорошими ценами на нефть мало кому было интересно слушать или же раскручивать такой спорный материал», - констатирует «Коммерсант» и признаёт: «В отличие от тогдашнего проекта Артемия Троицкого альбом «Мы не оставим города свои» - это, конечно, взгляд только с одной стороны линии фронта. Тем не менее судьба альбома в чем-то повторила судьбу компиляции, которую собирал господин Троицкий».

«Если говорить о музыке как массовом явлении, то ни одна из песен, написанных в болезненный период 2014–2017 годов вовлеченными в дела ДНР-ЛНР музыкантами, не стала хитом в России: для их карьеры этот сборник не значит ничего. Ни одна из песен не попала в СМИ (если не считать программы «Соль», которую ведет на РЕН ТВ сам Захар Прилепин). Сборника нет в iTunes и на «Яндекс.Музыке» - там, где слушающая публика легально получает музыку. CD найти непросто. Если этот сборник - пропаганда, то и она провалилась», - считает «Коммерсант».

Для газеты очевидно, что «песни об этой войне оказались в нынешней России не ко двору, так же как песни, навеянные Чечней, не были нужны в 2000-е».

«Сама тема ДНР-ЛНР давно уступила свое место в вечерних новостях и ток-шоу другим сюжетам. Ну а художественные достоинства большей части из 38 треков альбома и не подразумевают мгновенной популярности, тем более «вирусной». Этот альбом не столько набор фронтовых песен, сколько документ», - заключает «Коммерсант».

«Обособленность Украины будет только усиливаться»

Тот же «Коммерсант» продолжил «музыкальную» тему во взаимоотношениях Украины и России в интервью с продюсером Нателлой Крапивиной, которая поведала «о превратностях карьеры Светланы Лободы и об украинском шоу-бизнесе».

«Украинка Светлана Лобода - самая популярная поп-певица в России. Каждый ее сингл становится лидером по количеству радиоротаций. Диапазон ангажементов - от концертов во дворцах спорта и больших музыкальных церемоний до вечеринок на Петербургском экономическом форуме и церемонии «Человек года» журнала GQ. Но на Украине ее карьера сейчас «на паузе», концертов нет, певицу буквально преследуют разного рода активисты и желтая пресса...», - пишет «Коммерсант», расспрашивая Крапивину про нынешний украинский шоу-бизнес.

«…Я случайно познакомилась со Светланой Лободой и в разговоре упомянула какие-то вещи, которые можно попробовать сделать. И она сразу предложила мне поработать вместе. Помню, я сказала ей: «Пройдет пять лет, и ты будешь собирать дворцы спорта». Многие тогда сомневались, да и она тогда могла об этом только мечтать… Так вот, как человек со стороны, я могу сказать, что феномен украинской музыки как раз состоит в том, что здесь нет продюсерских центров. В Украине нет таких структур, которые могут сделать твою песню успешной, она может стать популярной, только если она по-настоящему этого достойна…», - говорит Крапивина.

«…Страна маленькая, если у песни есть потенциал, она быстро станет известной, и ты будешь иметь свои концерты. Артисты пишут музыку так, как они чувствуют. И если Иван Дорн, уникальный в своем роде исполнитель, сейчас потерял какие-то позиции, то это только потому, что его новая музыка - это та музыка, которую он чувствует, это его выбор. А вот те, кто пытается в Украине делать конъюнктурный продукт, как раз и прозябают где-то в серединке…», - добавляет российский продюсер, соглашаясь, что «на фоне российского рынка - да, украинская музыка выглядит очень модной и актуальной…».

«Коммерсант» спрашивает Крапивину, как она почувствовала, что Лободу в Украине «заказали», что «вы кому-то мешаете»?

«Я до последнего не верила именно в «заказ». Долгое время мы старались не реагировать на то, что появлялось в прессе, и продолжали гастрольную деятельность в стране, - говорит Крапивина. - Люди покупали билеты на концерты - для нас ничего не могло быть важнее. Переломной стала ситуация с каналом «1+1» . Они давно пытались нас спровоцировать. И вот однажды операторы программы ТСН снимали дом Светланы в ее отсутствие. Залезли на забор. Охранник потребовал отдать камеру. Должна сказать, что это очень профессиональный секьюрити, очень корректный. Но в итоге он забрал у них фотоаппарат, и именно по этой причине нам пришлось его уволить. И тем не менее начались судебные разбирательства, одно за другим следовали громкие заявления. Народ поставили на уши. Только мне посвятили программ двадцать пять в прайм-тайм. Я заходила в магазины, и на меня оборачивались люди. Нужно ли говорить, что за бытовой ситуацией сразу полезла политика? Каналу нужен был только повод, и, к сожалению, мы его дали. Больше мы к этой ситуации не возвращались».

«Но мы решили, что если таким артистам, как Светлана Лобода, Ани Лорак, Иван Дорн, чинится такое количество препятствий, то, может быть, нужно на некоторое время сделать перерыв в гастрольной деятельности в Украине. В 2016 году у нас был тур по 26 городам, Светлана получила «Певицу года», было грандиозное шоу в Киеве - Светлана в Украине многое сказала. С сегодняшними сценографическими запросами Светланы в Украине справятся от силы пять городов. Да и график у нее расписан так плотно, что на выступления просто нет времени», - утверждает Крапивина.

Говоря о теме АТО и Крыма, Крапивина откровенна: «Если я скажу, что у нас со Светланой не было разговоров на эту тему, то это будет неправда. Мы все заложники этой ситуации. Артисты - может быть, больше чем кто-либо. Мы делаем песни, нам абсолютно все равно, где их петь: в Казахстане, в Азербайджане, где угодно. Светлана всегда была аполитична. Что нам только ни предлагали - и вступить в партию, выступить то для одного президента, то для другого. Мой отец - очень серьезный человек в украинском бизнесе, он всегда мне говорил: «Если можешь, обходи политику стороной».

«Мы никогда не будем поддерживать никакие военные действия ни с той, ни с другой стороны. Если помогать, то детям или малоимущим семьям. Если государство считает нужным вступать в какие-то конфликты, это должно решаться на государственном уровне. Вообще если бы артисты поменьше комментировали эти события, поменьше говорили на эти темы, было бы лучше. Их дело петь», - утверждает продюсер Лободы.

«…Сейчас у нас тур по США, а потом Света будет в Киеве монтировать видеосъемку своего большого концерта. И ребенок у Светы в Киеве, с ее мамой. Нам остается только надеяться, что ситуация в целом изменится к лучшему. Но я думаю, что обособленность Украины будет только усиливаться. И в шоу-бизнесе тоже. Это, знаете, как молодой артист, который решает, что ему не нужен продюсер, он обойдется своими силами», - заключает продюсер Лободы.

«Против Украины формируется «языковая коалиция»

Так считает «Независимая газета», напоминая, что на днях «президент Украины должен будет решить, подписывать ли новый закон об образовании, который осложнил отношения Киева с соседями».

«Подписать его – означает углубить скандал, в первую очередь с Венгрией и Россией. Применить право вето – навлечь на себя недовольство украинских патриотов. В Киеве собираются разрешить дилемму, передав спорные нормы закона на экспертизу Совета Европы», - отмечает «Независимая».

«Закон был принят Верховной радой 5 сентября, председатель парламента Андрей Парубий подписал его 19 числа. В этом промежутке претензии относительно языковых норм украинского закона обнародовали ряд соседних стран – Венгрия, Румыния, Польша, Молдова, Россия, опасения выразили также Болгария и Греция. Киев подозревают в намерении ассимилировать нацменьшинства, украинизировав их и размыв национальную идентичность. Президент и министр иностранных дел Украины в кулуарах сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке уже несколько дней убеждают европейских партнеров в том, что Киев не намерен сужать права нацменьшинств. Сразу по прилете Петр Порошенко в ходе встречи с украинской диаспорой заявил: «Мы никому не запрещаем изучать язык национальных меньшинств, но каждый ребенок, закончив украинскую школу, должен свободно владеть украинским языком», - пишет «Независимая».

Газета также цитирует главу украинского МИДа Павла Климкина, «который отметил, что предъявляемые соседями претензии являются не критикой норм закона, а критикой «интерпретаций и иллюзий».

«В Киеве отмечают, что новый закон вполне соответствует как международным обязательствам Украины (по защите прав нацменьшинств), так и системам образования в странах ЕС. Ранее министр образования Украины Лилия Гриневич отметила, что «ни в одной из стран (осуждающих Украину за языковые нормы закона «Об образовании». – «НГ») нет школы с обучением всех предметов на украинском языке. Речь идет об изучении украинского языка как предмета или изучении нескольких предметов на украинском языке», - констатирует «Независимая».

«В этом контексте украинскую власть раздражает позиция России. Как известно, в МИД РФ считают, что «очевидная цель (нового украинского закона. – «НГ») – максимальное ограничение интересов миллионов русскоязычных жителей Украины». В связи с этим российская сторона призвала «к коллективным усилиям, в частности, на площадках международных организаций, с целью противодействовать политике властных структур Украины, пренебрегающих общепризнанными стандартами в сфере прав человека». Сейчас Госдума готовит свое заявление по этому поводу. В проекте сказано о «полной поддержке протестов в Украине и в европейских странах», - отмечает «НГ».

«В МИД Украины отмахнулись от российских претензий. Вице-премьер украинского правительства Вячеслав Кириленко, комментируя ситуацию в соцсети, написал: «Забыли в заявлении (российском. – «НГ») сообщить, сколько в РФ украинских школ – на 8 млн. украинцев. Ни одной!».

Справедливости ради газета не скрывает: «В Украине, по официальным данным на начало сентября, более 90% школьников обучаются на украинском языке. «На языках национальных меньшинств – около 400 тыс. человек в 700 учебных заведениях»… Среди языков нацменьшинств наиболее распространен русский: на нем обучается около 250 тыс. школьников (6% от общего числа учеников школ), работает 600 школ с русским языком обучения. В 75 румынских школах учатся около 13 тыс. детей, в 70 венгерских школах – 12,5 тыс. учеников, в 5 польских – 1000 учеников и в 3 молдавских – 500 детей».

«Независимая» также отмечает, что «в новом законе языкам обучения посвящен только один раздел».

«В целом речь идет о коренной реформе системы образования в Украине. Заявлена цель привести украинскую школу к европейским стандартам. Уже с 2018 года планируется ввести 12-летнюю систему, в рамках которой первые четыре года дети будут учиться в начальной школе, затем пять лет получать базовое среднее образование. Учеба в старших классах, с 10-го по 12-й, будет нацелена на получение профильного среднего образования (академические лицеи или профессиональные колледжи). Это звено системы планируется ввести в полном объеме с 2027 года. Ученики смогут, заканчивая школу, выбирать те предметы, которые соответствуют их намерениям продолжить обучение и получить профессию в дальнейшем», - пишет «НГ».

«…Для поступления в украинские вузы выпускникам, как и сейчас, нужно будет пройти Внешнее независимое тестирование (ВНТ), подобное российскому ЕГЭ. Полученные баллы (по итогам анонимной независимой проверки тестов) выстраиваются в электронные таблицы (составляемые на каждом факультете всех вузов согласно поданным заявлениям), по которой определяется список поступивших абитуриентов. Уже несколько лет обязательным для всех выпускников является тестирование по украинскому языку и литературе: провалившие этот экзамен не допускаются к сдаче других предметов в рамках ВНТ и не могут подать документы в вузы. Чиновники Минобразования отмечают, что ВНТ показало: в стране есть регионы, где молодежь практически не владеет государственным языком. Министр Лилия Гриневич, встретившаяся с послами иностранных государств неделю тому назад, пояснила, что языковые нормы нового закона призваны обеспечить свободное владение государственным языком (и равные права при поступлении в вузы, а в дальнейшем – возможность трудоустройства в украинских органах власти) для всех граждан Украины, в том числе представителей нацменьшинств», - отмечает «Независимая».

И акцентирует: «Языковая норма нового закона, вызвавшая недовольство в соседних странах, предполагает перевод школьного образования на украинский язык. На языках нацменьшинств в будущем смогут обучаться дети дошкольного возраста. «При этом они начинают учить государственный язык. Это необходимо для того, чтобы на этом этапе дети подготовились к владению языком для успешного изучения школьных предметов на украинском языке. Далее, на следующих этапах мы вводим обучение на украинском языке, но при этом дети продолжают изучать свой родной язык», – сказала Гриневич. Она процитировала норму закона: «Лицам, относящимся к национальным меньшинствам, обеспечивается право обучения на родном языке либо на изучение родного языка в государственных и коммунальных учебных заведениях».

«Министр образования Украины сказала послам, что Киев нацелен не на сужение прав нацменьшинств, а, наоборот, на расширение возможностей для их представителей. Предполагается, что на языках нацменьшинств могут преподаваться некоторые школьные предметы. Гриневич отметила, что в Украине проводится эксперимент: «Ребенок учится на украинском государственном языке, но при этом может изучать терминологию на своем родном языке тоже». В будущем выпускники таких школ могут выбирать, поступать им в украинский или зарубежный вуз», - отмечает «Независимая».

Газета приводит слова бывшего министра иностранных дел Украины Владимира Огрызко, который «в комментарии изданию «Гордон» объяснил тем, что «ведь до сих пор мы фактически за свой счет (за счет госбюджета Украины. – «НГ») готовили специалистов – для Венгрии, Румынии…». «Достигая определенного возраста, молодежь уезжала в эти страны. Тем более у этих людей (представителей нацменьшинств, преимущественно жителей Западной Украины и Одесской области. – «НГ»), как правило, на руках два паспорта. Это абсурд, которому нужно было положить конец. Принятый закон, собственно, это и делает. Все граждане Украины должны на достаточном уровне владеть государственным языком», - процитировала «НГ» экс-министра Огрызко.

«Ситуация поставила в сложное положение президента Украины, от решения которого зависит, будет ли новый закон действовать. Министерство образования Украины сообщило о намерении направить нормы закона на экспертизу Совета Европы», - заключает «Независимая».

Обзор подготовил Михаил Карпенко, «ОстроВ»


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: