Вверх

Трудно представить, но факт: российская пресса, до этого захлебывавшаяся тирадами в адрес «расцветающих» «республик Донбасса», стала все чаще в них сомневаться. «Выйдет ли у Донбасса построить новую, отдельную от Украины, экономику и выжить?», - задается вопросом прокремлевская «Комсомольская правда», и уже прямо признает: «то, что люди в ДНР и ЛНР худо-бедно не умирают с голода - это заслуга России». Другие издания также начинают признавать: «самостоятельность» «ЛДНР» - абсолютный блеф…

«Военный социализм» Донбасса»

«Комсомольская правда» решила выяснить, «что строит Донбасс - «военный социализм» или рай на земле?».

Издание приводит как бы два разных мнения - своего спецкора Дмитрия Стешина, выступающего в роли «оптимиста», и экономического обозревателя газеты Евгения Арсюхина, рискнувшего стать «пессимистом».

«К третьему году независимости на Донбассе сложилась странная, шизофреническая ситуация. На территории ДНР и ЛНР работали десятки крупнейших заводов и шахт. Собственники этого добра «русскую весну» не приняли категорически, и, как только банковский сектор свернул работу на Донбассе - выехали в Киев, оставив управляющих. Управляющим платили хорошо - до 400 тысяч гривен в месяц (почти миллион рублей). Было за что. Налоги эти предприятия отдавали Киеву, туда же вывозили добытые энергоресурсы и готовую продукцию», - дает вводную «оптимист» Стешин.

Он с грустью констатирует, что «всего за два года, предприятия Донбасса заплатили Украине 102 миллиарда рублей налогов с прибыли и перечислили так называемого «военного налога» - 1,5 миллиарда рублей». «Это не считая целевых вливаний в так называемые «олигархические территориальные батальоны», помощь украинским военным транспортом и многое другое. Абсурд! Но остановить эти «военный оброк» в Донецке и Луганске физически не могли - деньги с Донбасса шли в Киев, а уж оттуда - снова в Донбасс, но по другую сторону фронта - к карателям», - рассказывает Стешин.

При этом снова грустно добавляет, что «рабочие Донбасса, в качестве благодарности за созданную «прибавочную стоимость», получали от своих олигархов, сладко живущих в Киеве, лишь средненькие зарплаты, осколочно-фугасные снаряды по своим домам каждую ночь, и жалкие пакеты с «ахметовской» гуманитаркой».

«В Донецке и Луганске всю эту бухгалтерию знали. И, скрипя зубами, терпели. Но когда Киев объявил еще и блокаду, и щахты-заводы в Донбассе начали просто останавливаться, терпение лопнуло. «Консервировать» эту ситуацию дальше, оставлять все как есть, было невозможно… В такой ситуации, даже получая беспрецедентную помощь от большого брата - России, могут выжить только государственные образования. Пусть даже и с приставкой «квази». Конгломерат ополченческих отрядов с вождями-харизматиками во главе, «шура полевых командиров», «совет племен» - всегда проиграют в этом противостоянии даже слабенькому государству», - закручивает «оптимист» Стешин.

Он убежден: «В условиях вялотекущей войны и под угрозой масштабного наступления со стороны государства, в десятки раз превосходящего Донбасс по ресурсам, единственный возможный вариант существования - «военный коммунизм», «тоталитаризм с человеческим лицом», плановая или «мобилизационная экономика» - дело не в терминах, а в сути. Жесткая вертикаль военной и гражданской власти, без парламентской демагогии и подковерной борьбы. И пока угроза нападения не снята, мерилом всего происходящего будет идущая война и ожидание украинского блицкрига».

Где в вышесказанном «Комсомольская правда» увидела оптимизм - отдельный вопрос.

А вот «пессимист» Евгений Арсюхин более убедителен.

«Я нисколько не удивлен тем, что власти непризнанных республик решили в итоге национализировать крупные промышленные предприятия… Не удивлен я потому, что манера перекраивать собственность и бизнес свойственна почти всем новообразованным территориям. ДНР и ЛНР в этом совершенно не оригинальны. Засада в том, что основой экономики является незыблемость частной собственности. Потому что экономика - она не про духовность, нравственность и соборность… Она про деньги и имущество. Когда ты знаешь, что имущество ты можешь потерять в любую минуту, встает вопрос - зачем мне это надо? И экономика заканчивается. Начинается суверенная экономика, почти всегда – мобилизационная», - предупреждает «пессимист» Арсюхин.

По его мнению, «вводя «внешнее управление», власти ДНР и ЛНР делают на самом деле ровно то же, что делал Ленин в 1918 году». При этом Арсюхин уверен, что «республикам» потребуется лет 15, «чтобы заменить старую касту управленцев на новую, выращенную ими».

«Если у них вообще будет это время. Слишком зыбко само существование этих республик. То ли они вернуться к Украине, то ли присоединятся к России, то ли останутся квази-самостоятельными. Но без приставки «квази» не получится точно. Слишком крепко зажат Донбасс между Россией и Украиной, а о признании или помощи остального мира остается лишь мечтать», - не скрывает «пессимист» Арсюхин.

Арсюхин твердо заявляет: «Нужно раз и навсегда запомнить: то, что люди в ДНР и ЛНР худо-бедно не умирают с голода, а местами даже сносно существуют - это заслуга России. Но у российской помощи есть пределы, в которые она упрется (или уже уперлась), есть пределы ее возможностей».

«Во-первых, это опасения России попасть под новые санкции, если будет напрямую работать с ДНР и ЛНР через нормальные торгово-финансовые институты. Во-вторых, попытки России выстроить сложносочиненные схемы взаимодействия с ЛНР и ДНР через полу-признанные страны вроде Южной Осетии только удваивают неопределенность и хаос…», - аргументирует Арсюхин.

Не найдя причин для оптимизма, «пессимист» Арсюхин обреченно допускает, что «Россия могла бы зажмуриться, и присоединить к себе ДНР, ЛНР».

«Тем самым она спасла бы не столько экономику Донбасса, сколько людские жизни. И в перспективе оказалась бы правой, потому что нет ничего ценнее жизни человека. Но Россия боится это сделать. Она не хочет нового витка обвинений с Запада в «агрессии Москвы» и санкций. А, может, все еще рассчитывает с помощью непокоренного Киевом Донбасса не дать уйти в ЕС и НАТО всей Украине. В итоге Донецк и Луганск вынуждены экспериментировать с построением своего экономического рая. Жить-то им надо здесь и сейчас», - туманно заключает Арсюхин.

«Предприятия ДНР и ЛНР переходят под контроль Курченко»

В отличие от «Комсомолки», достаточно серьезное издание «Коммерсант-Власть» пытается по-деловому конкретно разобраться, «кто управляет заводами на территории самопровозглашенных ДНР и ЛНР».

Издание выяснило, что «с начала апреля управление украинскими заводами, оказавшимися на территории самопровозглашенных ДНР и ЛНР, было возложено на зарегистрированное в Южной Осетии ЗАО «Внешторгсервис».

«В список попали металлургический завод «Донецксталь», Енакиевский и Макеевский металлургические заводы, «Енакиевский коксохимпром», Ясиновский коксохимический завод, «Макеевкокс», Харцызский трубный завод», - констатирует «Коммерсант-Власть».

«Так, один из рабочих «Комсомольского рудоуправления» в Старобешевском районе ДНР прислал «Власти» документы, свидетельствующие о том, что это предприятие было перерегистрировано как «филиал N8» ЗАО «Внешторгсервис» еще 28 марта. Енакиевский металлургический завод стал «филиалом N2» «Внешторгсервиса», переоформление сотрудников началось там 1 апреля. С того же дня заявления о приеме на работу в «филиал N1» «Внешторгсервиса» начали писать рабочие Донецкого металлургического завода. В ЛНР процесс перевода заводов под нового управляющего начался и вовсе в начале марта», - отмечается в публикации.

«Коммерсант-Власть» акцентирует, что «за прошедший с тех пор месяц ЗАО «Внешторгсервис» не обзавелось ни интернет-сайтом, ни офисом»: «Ни в одном из документов самопровозглашенных республик не было указано, кто возглавляет эту компанию и кому она принадлежит».

«В обращении Краснодонской территориальной организации профсоюза работников угольной промышленности к рабочим местного предприятия «Краснодонуголь» говорилось, что после введения там с 1 марта внешнего управления прежний собственник - компания «Метинвест» украинского олигарха Рината Ахметова - прекратил свою работу на предприятиях с 15 марта. «В «Краснодонугле» введено внешнее управление - ЗАО «Внешторгсервис». Сейчас компания проходит регистрацию на территории ЛНР, - было сказано в сообщении профсоюза, опубликованном 20 марта. - В нее вольются угольные предприятия, в том числе «Краснодонуголь», а также металлургические заводы. Предлагается построение вертикально интегрированной компании, которая будет работать на территории ЛНР и ДНР. Генеральным директором компании является Владимир Пашков», - говорится в публикации.

Кто такой Владимир Пашков? «Коммерсант-Власть» выяснил, что до 2014 года Пашков работал вице-губернатором Иркутской области, в начале 2014 года ушел в отставку из иркутского правительства по собственному желанию, после чего переехал в Москву.

«Бывший иркутский вице-губернатор стал также президентом благотворительного Фонда поддержки международных гуманитарных проектов, зарегистрированного в декабре 2015 года. Собственного сайта у фонда нет, нет ни одного его отчета и на информационном портале Минюста…», - констатирует издание.

В то же время «Коммерсант-Власть» акцентирует, что «25 февраля Служба безопасности Украины выпустила мало кем в России замеченное в тот момент заявление, в котором обвинила фонд Пашкова в том, что он используется для наполнения бюджета самопровозглашенной ЛНР».

«По информации спецслужбы, «бюджетом ЛНР» на первый квартал текущего года предусмотрено поступление свыше одиннадцати миллиардов рублей. Собственными силами главари террористов способны собрать лишь два из них, - говорилось в заявлении СБУ. - Остальная сумма запланирована в виде получения финансовой помощи от правительства РФ. Для сокрытия российского финансирования псевдореспублики и чтобы избежать дополнительных экономических санкций к РФ, одним из механизмов наполнения бюджета террористов избран карманный благотворительный Фонд поддержки международных гуманитарных проектов (президент - гражданин России Владимир Игоревич Пашков)», - напомнил «Коммерсант-Власть».

С Пашковым изданию удалось связаться благодаря его бывшим иркутским коллегам. «Сначала он согласился на интервью, предложив созвониться через несколько дней. «Сейчас я в разъездах по территориям», - сказал он. Но в последующие недели либо не отвечал на телефон, либо говорил, что находится на совещании, и предлагал созвониться позже», - отмечает издание.

В публикации также указывается, что «бывший депутат Верховной рады и экс-кандидат в президенты Украины Олег Царев, переехавший в 2014 году в Россию, рассказал «Коммерсанту-Власти», что, по его информации, за компанией «Внешторгсервис» стоит также бежавший с Украины после победы Евромайдана бизнесмен Сергей Курченко».

«О том, что контроль над их предприятиями перешел именно к Курченко, рассказали «Власти» также рабочие Енакиевского металлургического завода, Харцызского трубного комбината и угледобывающего предприятия «Орджоникидзеуголь» (объединяет шесть шахт в Горловке и Енакиево, часть оборудования ранее была распилена на металлолом бойцами вооруженных сил ДНР и ЛНР)», - добавляет издание.

«Коммерсант-Власть» также напоминает, что «1 марта, когда на предприятиях в ДНР и ЛНР только вводили внешнее управление, СБУ опубликовала перехваченный разговор Захарченко с неустановленным гражданином России, фигурировавшим в беседе под позывным Серый».

«Мы, получается, сейчас за Курченко забираем предприятия все, - жаловался Захарченко. - Понимаешь, какая ситуация: Курченко заберет у нас все, что вот самое лучшее». Собеседник главы ДНР обещал обсудить с кем-то эту ситуацию в Москве».

«В свою очередь, министр промышленности и торговли самопровозглашенной ДНР Алексей Грановский подтвердил «Власти»: ««Внешторгсервисом» руководит Владимир Пашков с российским гражданством, до этого он был советником главы республики по экономическим вопросам, а кто стоит за ним, мы не будем раскрывать, чтобы не навредить нашим партнерам». На уточняющий вопрос, о каких партнерах идет речь, Грановский ответил: «Партнер у нас один - Российская Федерация», - отмечается в публикации.

«После введения внешнего управления на заводах на территории ДНР и ЛНР действительно встали три главных вопроса: как обеспечить поставку сырья на территорию самопровозглашенных республик, чтобы предприятия могли продолжить работу; кто вместо «Метинвеста» Рината Ахметова станет выплачивать зарплату их рабочим; куда будет продаваться произведенная там продукция», - обращает внимание издание.

При этом добавляет: «В середине апреля стало известно, что первый из этих трех вопросов решается при помощи Росрезерва».

«Решать вопрос выплаты зарплат и сбыта продукции, по крайней мере на данном этапе, должен «Внешторгсервис» во главе с Пашковым. Министр промышленности и торговли самопровозглашенной ДНР Алексей Грановский заверил «Коммерсант-Власть», что вопрос погашения задолженности по зарплате перед рабочими уже решается, а в ближайшие недели будет закрыт. Вопрос сбыта в этом смысле более сложный. 27 апреля власти ДНР объявили о том, что свою работу после вынужденной паузы восстановили Енакиевский металлургический и Харцызский сталепроволочный канатный заводы. Комментируя запуск доменной печи N5 на ЕМЗ, глава ДНР Александр Захарченко заявил журналистам, что в год она может выплавлять 1,5 млн тонн чугуна, причем «70% продукции пойдет на внутренний рынок, излишки будут на экспорт». Но большим вопросом остается, зачем республикам столько металла, чем они собираются за него платить, и кто рискнет приобрести продукцию с территорий ДНР и ЛНР, не попав под санкции», - заключает издание.

«Украинцем Шевченко себя никогда не считал!»

Издание с оригинальным для России названием «Свободная пресса» опубликовало статью под заголовком «Зрада» Тараса Шевченко», в которой утверждает, что «декоммунизацию Киеву надо было начинать с автора «Кобзаря».

«В свое время украинское националистическое движение, не имея в своем составе сколько-либо значимых исторических фигур, «подняло на флаг» художника и поэта XIX века Тараса Шевченко. Вот только невдомек было активистам всевозможных «рухов» и «оунов», что они раскручивают самого что ни на есть «большевистского идола», - утверждает «Свободная пресса», не забывшая украсить название своего сайта георгиевской ленточкой.

«Современные адепты идеологии «украинства» часто пытаются представить Тараса Шевченко этаким «рафинированным» украинским националистом, чуть ли не родным духовным отцом Степана Бандеры. Однако так ли это? Судя по литературным «воспоминаниям», Шевченко с детства здорово натерпелся от «панов» - то есть от «господ»… Много пишут, что Шевченко не любил Россию. Однако так ли это? Да и за что ему было не любить русских? Во-первых, русские Брюллов и Жуковский пошли просто на отчаянные усилия ради того, чтобы выкупить молодого художника Шевченко из неволи. А, во-вторых, никаким украинцем Шевченко себя никогда и не считал! Большая часть творческого наследия Тараса Григорьевича - написана на русском языке. И даже то, что считается «украинским» (например, «Кобзарь» и «Гайдамаки») звучало совершенно не так, как сегодня. На «современный украинский» эти произведения были переведены (именно так) гораздо позже», - торопится заявить «СП».

«Свободная пресса» радостно сообщает, что «слово «украинец» в творчестве Шевченко не встречается ни разу».

«Если кто-то не верит - пожалуйста, открывайте «Кобзарь» или любую другую его книгу и запускайте поиск по странице. «Украина» - есть, «украинцев» - нет. А термин «Украина» во времена Шевченко не имел, по сути, этнического или политического содержания, также как, например, Сибирь, Поморье или Поволжье. Чистой воды география. Ну, любил человек родные края. Так с таким же успехом он мог любить Смоленщину или Дон - без всяких националистических сентенций», - заверяет «СП».

Издание также убеждает, что «знаменитые слова Шевченко «кохайтеся, чорноброви, та не з москалями» относились, не к россиянам, как это утверждают некоторые национально озабоченные граждане, а к солдатам…».

«Ведь этим термином обозначали не русских или «жителей Московии», а исключительно - имперских солдат, вне национального контекста. Этническая же окраска была придана термину «москаль» уже веке, наверное, в ХХ, и, скорее всего, не без помощи австро-венгерских советчиков…», - замечает московское издание.

«Сам же Шевченко писал о российских войсках, как о «своих» и разговаривал в быту на чистейшем русском языке без малейшего акцента (по словам Ивана Тургенева). «Букварь», который написал Шевченко лично (издан в 1861 году) украинским также никогда не был, а назывался дословно «Южнорусским». Даже в переписке жандармского ведомства Тарас Григорьевич фигурировал как «русский писатель», - не унимается «Свободная пресса».

«По «национальным» же убеждениям своим Шевченко был панславистом. И врагами для него были никак не «русские» или «московиты», а… паны! Под впечатлением от своей крепостной юности художник стал тем, кого бы сегодня называли, радикальным леваком, и ненависть его имела не национальное, а самое что ни на есть «классовое», сословное содержание. Ему было все равно, немецкого или татарского происхождения помещик. Недолюбливал он, соответственно, и самодержавие, в котором видел «сосредоточение» ненавистной ему помещичьей системы. А казачество романтизировал не как «украинский» феномен, а как социальное образование, видевшееся ему свободным и справедливым», - продолжает тараторить «СП».

«Свободная пресса» заверяет, что «одним из первых большевистских памятников в Москве (по некоторым данным - самым первым) стал именно памятник Тарасу Шевченко!», и всю советскую историю коммунисты только и делали, что принимали постановления об увековечивании памяти «Кобзаря».

«В общей сложности на территории СССР было установлено более 30 памятников Шевченко… В честь поэта в СССР были названы сотни улиц, площадей, бульваров, парков, высших учебных заведений, театров, музеев, заводов… В 1989 году в Советском Союзе в память о Шевченко был выпущен тиражом 3 миллиона экземпляров металлический рубль с портретом поэта. Регулярно печатались посвященные его личности почтовые марки», - продолжает «СП».

«Общий тираж одного только его «Кобзаря» (не будем сейчас углубляться в вопрос, насколько велик был вклад Шевченко лично в написание этой книги - хотя по этому поводу у ученых есть некоторые сомнения) в СССР составил более 8 миллионов экземпляров», - заявляет «Свободная пресса».

К чему эти московские тирады? Да просто, чтобы упрекнуть Украину в том, что «ничего сопоставимого «незалежная» Украина для увековечивания памяти Шевченко и пропаганды его творчества не сделала и близко».

«По сути дела, существует два мифологизированных образа Шевченко - «советский» и «бандеровский», подхваченный современным киевским режимом. В обоих роль поэта очень сильно гипертрофирована в историческом процессе, а его личность - «прилизана», однако с политической точки зрения «советский» образ все-таки значительно ближе к истине. Если бы Шевченко перенесли в наши дни, то он был бы не националистом, а коммунистом. Причем - из радикальных», - на полном серьезе заявляет «Свободная пресса».

«Вот и получается, что украинская декоммунизация, по большому счету, должна как раз начинаться с фигуры «любимца» советской власти, ставшего в свое время настоящим символом «коммунистической Украины» в рамках проводимой в СССР политики «коренизации», - заключает российское издание.

«Масштабы зависимости большие»

Директор Института энергетической политики Владимир Милов в деловом издании «РБК» задался вопросом, почему Украине трудно обойтись без российского угля.

«В нынешних условиях Украина может обрести «угольную независимость» от России только ценой веерных отключений электроэнергии для промышленности, что может прервать начавшийся экономический рост», - считает Милов. Он предлагает «объективно взглянуть на украинский энергобаланс и попытаться оценить серьезность ситуации».

Оценивая «газовый суверенитет» Украины, Милов отмечает, что «с природным газом все относительно просто».

«Во-первых, у Украины есть собственная добыча порядка 20 млрд куб. м в год, которая покрывает, грубо говоря, половину национальных потребностей. Во-вторых, в отличие от угля газ как топливо универсален: если электростанция или котельная газифицированы, то вам не важно происхождение топлива, вы просто отбираете газ стандартизированных параметров из трубы. Это создавало предпосылки для переориентации на европейский импорт. Украина полностью отказалась от импорта газа из России в 2015 году, и недостающий его объем покрывает за счет импорта из ЕС - почти на 90% из Словакии, а также из Венгрии и Польши», - отмечает автор.

При этом он указывает, что, по его мнению, «Украина могла бы пойти иным путем и быстро нарастить собственную добычу с 20 млрд до 30–35 млрд куб. м в год и превратиться практически в самодостаточную по газу страну, но препятствует этому упорное нежелание украинских властей реформировать газовый сектор».

«Еще одним фактором энергетической самостоятельности стали украинские АЭС: с 2013 года они лишь немного увеличили выработку, но на фоне экономического спада и падения спроса на энергоресурсы их доля в выработке электроэнергии выросла с 50 до 60%, а в совокупной доле выработки электричества и тепла - почти до половины (с 36% в 2013-м)», - акцентирует Владимир Милов.

Анализируя роль «безальтернативного угля» в экономике Украины, Милов отмечает, что «в случае с углем так легко снизить зависимость от импорта не получится».

«Это общая проблема угольной генерации: угольные станции и котельные, как правило, запроектированы на сжигание конкретной марки углей, которые стандартизованы даже хуже, чем сорта нефти, и сильно различаются по параметрам в зависимости от места происхождения. По естественным историческим причинам (в советские времена никто и подумать не мог, что Россия и Украина будут воевать и вводить эмбарго) большинство украинских электростанций и котельных завязано на марки антрацитов, добываемых в Донбассе. Масштабы зависимости большие. В связи с блокадой Донбасса речь идет о потере для рынка примерно 10 млн т антрацита, более трети от объема потребления угля украинскими электростанциями. Доля угля здесь также высока: 38% в выработке электроэнергии и 34% в совокупной выработке электричества и тепла, хотя ее и удалось чуть снизить с 2013 года, когда было соответственно 46 и 39%», - констатирует Милов.

По его мнению, «если в итоге Украина не найдет альтернативных источников поставок угля, то неизбежны масштабные веерные отключения электроэнергии как минимум для промышленности, что создаст серьезные проблемы для экономического роста».

При этом Милов предостерегает: «Импорт угля из России в первом квартале составил более 50% от общего украинского импорта. Замену донбасскому и российскому антрациту сейчас пытаются искать в США, ЮАР, Польше и других странах, но это непростое дело. Мировой рынок угля не так гибок: в отличие от нефти и газа более 80% добываемого в мире угля потребляется непосредственно странами-производителями для собственных нужд, более двух третей от объема международной торговли углем - это поставки в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, испытывающие нехватку собственной добычи. Быстро найти дополнительные объемы поставок для Украины по умеренным ценам вовсе не так просто».

«Кстати, ровно по этой же причине добывающим предприятиям непризнанных районов Донбасса будет сложно сбыть свой уголь после отказа Украины его покупать. Возможность перепродавать донбасский уголь через Россию будет закрыта, если Украина откажется и от российского импорта - даже ценой веерных отключений электричества. В конце концов, уголь Донбасса начнет конкурировать с российскими экспортерами на китайском рынке. Кто знает, быть может Украина, вводя эмбарго, рассчитывает именно на такой эффект», - допускает Милов.

«Честно говоря, если бы украинские власти за прошедшие годы быстрее делали реформы и открыли бы для частных инвесторов газовую отрасль, то рост добычи и связанное с этим переоборудование электростанций и котельных с угля на газ уже дали бы результат в виде снижения зависимости от импорта. Как всегда, все возвращается к вопросу политической воли»,
- заключает автор РБК.

Обзор подготовил Михаил Карпенко, «ОстроВ»


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: