Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Главной «украинской» темой СМИ в России стала, как ни странно, соль. Точнее, возобновленное Россией эмбарго на импорт этого продукта.

Как написал «Коммерсант», «не прошло и полугода с момента возобновления украинской «Артемсолью» поставок в Россию, как ее продукция снова оказалась под запретом. С ноября власти РФ добавили соль в список санкционных продуктов, действующий для ряда стран, включая Украину».

«По данным ФТС, в 2015 году в Россию было ввезено 1,7 млн тонн соли на $83,1 млн. Около 50% поставок пришлось на Украину (864,2 тыс. тонн), второй по объему импорта стала Белоруссия (646,3 тыс. тонн), — поясняют в издании. — Из числа стран, подпадающих под действие эмбарго, соль в Россию в 2015 году также поставляли Нидерланды (27,9 тыс. тонн), Дания (20,6 тыс. тонн), Польша (2,8 тыс. тонн) и Германия (2,1 тыс. тонн). С Украины соль в Россию везет госпредприятие «Артемсоль»: в 2014 году оно было одним из основных игроков на российском рынке пищевой соли с долей 21% (233,2 тыс. тонн). В январе 2015 года Роспотребнадзор приостановил ввоз продукции с предприятия из-за претензий к качеству, но в мае нынешнего года снял запрет, разрешив «Артемсоли» поставлять в Россию до 170 тыс. тонн в год. В августе в «Артемсоли» сообщали, что с мая отгрузили в Россию 329,2 тыс. тонн. Вчера в пресс-службе компании заявили, что при введении эмбарго со стороны РФ будут работать над диверсификацией поставок».

В «Ведомостях» при этом напомнили, что «первая атака на украинскую пищевую соль была предпринята Роспотребнадзором, который в начале 2015 г. запретил ввоз продукции крупнейшего украинского производителя – государственной «Артемсоли» (на нее приходилось 21% российского рынка) из-за якобы плохого ее качества. В мае 2016 г. запрет был снят, но за время отсутствия украинской соли на российском рынке его структура существенно изменилась – доля российских производителей в 2015 г. на рынке выросла до 66% вместо 43% в 2014».

«Крупных производителей соли (на их долю приходится 95% мощностей) в России два: «Руссоль», которая принадлежит нескольким физлицам, и Тыретский солерудник в Иркутской области, владельцем которого меньше чем два месяца назад стал сын генпрокурора Юрия Чайки Артем», — говорилось также в этой статье. «Ведомости» констатировали, что российские санкции странным образом совпадают с интересами приближенного к власти российского бизнеса.

В другой своей статье «Ведомости» отмечают, что ««Артемсоль» отгружает продукцию не только в Россию, спокоен ее представитель, и с началом действия российского эмбарго диверсифицирует поставки. Например, в этом году «Артемсоль» начала реконструкцию рудников, чтобы выпускать новый вид продукции, ориентированный на европейского покупателя. Сколько соли компания уже ввезла в Россию и сколько планирует поставить до ноября, он не сказал».

Телеканалы РФ в то же время в один голос успокаивали россиян, что дефицит соли стране не грозит — внутренний рынок вполне способны насытить российские производители.

Торговая война и «республики»

Соляным эмбарго тема торговых войн, однако, не исчерпалась. На прошедшей неделе «Коммерсант»  также сообщал, что ««Транснефть» по требованию таможни остановила прокачку дизтоплива на Украину «в целях обеспечения законодательства РФ в области экспортного контроля». Таким образом, начавшиеся в марте поставки снова прекратились. С сентября 2015 года Федеральная служба по экспортному контролю (ФСТЭК) ввела разрешительный порядок поставок дизтоплива на Украину, поскольку оно может использоваться для заправки военной техники. В марте крупнейшие экспортеры (ЛУКОЙЛ, «Роснефть», «Фортеинвест») получили разрешения, подразумевающие, что поставки топлива предназначены только для гражданских целей. Помимо трубы топливо на Украину активно поставляется по железной дороге. Пока не ясно, остановлены ли и эти поставки, но собеседники «Ъ» на рынке считают это наиболее вероятным».

«Собеседники «Ъ» не знают точных причин, побудивших ФСТЭК отозвать разрешения на поставки дизтоплива. В службе на запрос «Ъ» не ответили. По мнению большинства источников «Ъ», эта мера является частью военно-дипломатического ответа на диверсию в Крыму и сборы резервистов на Украине. В то же время запрет легальных поставок топлива может способствовать росту прибыльности и объемов контрабандных операций, которые активизировались с начала конфликта на востоке Украины, отмечают некоторые собеседники «Ъ»».

И еще одна резонансная тема такого рода: импорт в Украину российского пива. Как рассказал «Коммерсант» , «в распоряжении «Ъ» оказались данные таможенной статистики, предоставленные одним из крупных участников рынка. Из них следует, что в первом полугодии 2016 года объем экспорта пива из России вырос в 1,6 раза — с 5,99 млн до 9,71 млн дал. Главным драйвером роста стала Украина: поставки туда за этот период выросли в 3,3 раза — с 1,86 млн до 6,06 млн дал. Таким образом, в общем объеме экспорта Украина заняла 62,4%. Столь существенный рост отгрузок произошел в условиях введенного Украиной эмбарго на ввоз товаров из России, в перечень которых попало и пиво. Эмбарго действует с 10 января 2016 года и в настоящее время его срок установлен до 31 декабря 2017 года».

«То, что поставки российского пива на территорию Украины продолжаются, подтвердили и в Центральной акцизной таможне, — продолжается его статья. — Через нее, согласно присланным данным, за первое полугодие на Украину было экспортировано 324,1 тыс. дал пива против 262,7 тыс. дал за аналогичный период 2015 года. Увеличение экспорта пива на Украину в этом году зафиксировал также Центр исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА)».

«Имеющиеся у «Ъ» данные показывают, что основной объем экспорта на Украину приходится на продукцию трех пивоваренных компаний — МПКБ «Очаково» (марка «Очаково»), ООО «Липецкпиво» («Приятель») и МПК («Жигули», «Хамовники»). Поставки пива МПКБ «Очаково» выросли в первом полугодии в 5,6 раза, до 2,69 млн дал, «Липецкпива» — в 9 раз, до 1,56 млн дал, МПК — в 27,3 раза, до 0,26 млн дал. Представители «Очаково» и МПК отказались от комментариев. В отделе продаж «Липецкпива» названные цифры по объему экспорта компании на Украину назвали «похожими». Собеседник “Ъ” объяснил их подписанными в этом году контрактами с четырьмя крупными компаниями из ДНР и ЛНР: «Мы доставляем им продукцию самовывозом». По словам менеджера «Липецкпива», в тех же регионах присутствует также продукция «Очаково» и МПК. Опрошенные “Ъ” международные производители пива Efes, Carlsberg, Anheuser-Busch InBev и Heineken заявили, что не возят продукцию из России на Украину».

«По сведениям директора ЦИФРРА Вадима Дробиза, кроме пива на неподконтрольные властям Украины территории ЛНР и ДНР поставляются и другие российские алкогольные товары, в частности водка и вино. «Это делают те компании, которые либо уже находятся под санкциями, как, например, крымская «Массандра», либо те, кто не боится под них попасть»,— говорит господин Дробиз. Год назад гендиректор «Татспиртпрома» Ирек Миннахметов, рассказывая «Ъ» о пятикратном росте экспорта водки предприятия, упомянул Донбасс в качестве одного из направлений поставки продукции».

Диверсанты

Тема боевых действий на востоке Украины также получила развитие. Речь шла, в частности, о шатком «перемирии». «Нынешнее сентябрьское перемирие пока до прошлогоднего не дотягивает, — замечала «Газета.ru» . — Оно началось в День знаний, 1 сентября, и жестко поддерживалось только первые сутки. Тогда о нем заявил в Мариуполе украинский президент Петр Порошенко, а в Москве идею поддержал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. В первые сутки после деклараций украинская сторона сообщила только о двух случаях неприцельного стрелкового огня на линии соприкосновения. Потом количество фиксируемых обстрелов колебалось в пределах 11–15 за сутки. Что было в разы меньше, чем в конце августа или в июле. Также не поступали сообщения о применении артиллерии калибров более 100 мм. Чаще всего работали минометы. Но главное, затихла канонада рядом с крупнейшими городами Донбасса, что сразу отметили все наблюдатели».

«Особенностью сентября 2016 года стали признаки продолжения борьбы разведывательных и диверсионных групп. Источник в военной разведке ВСУ сообщал корреспонденту «Газеты.Ru» еще в прошлый четверг о появлении кроме новой техники противника на мариупольском направлении еще и частей спецназа, проявляющих локальную активность. Разведка ВСУ засветилась на открытой для прессы координационной встрече создаваемого в Мариуполе добровольческого отряда территориальной обороны как пилотного проекта для всей Украины. А о том, что украинские ДРГ тоже не прекратили свои действия, свидетельствуют две громкие смерти в зоне АТО. Пресс-служба украинских ВМС 6 сентября сообщила о гибели во время выполнения боевого задания капитана третьего ранга, командира подразделения 73-го морского центра спецназначения Олега Мединского. Тело командира украинских «морских котиков» перед отправкой на родину в Херсон привезли в морг Мариуполя. Боевое задание, скорее всего, выполнялось именно на этом направлении. Парой дней позже в Марьинке прощались с погибшим разведчиком с позывным Боцман — контрактником батальона «Донбасс», прославившимся привычкой вешать ночами украинские флаги над позициями противника».

Интересно, деятельности на территории «республик» украинских «диверсионных групп» на прошедшей неделе стала доминирующей на государственных телеканалах РФ. Развитие получила тема с пойманными на неподконтрольной Украине территории Донецкой области «подростками-диверсантами». «Россия 24»  сообщала уже и о вполне взрослых «диверсантах»-подрывниках в Донецкой области. В ее сюжете также говорилось, что «по данным ДНР, украинская служба безопасности работает как никогда активно. Берут в оборот случайных людей на блокпостах. «Сотрудник СБУ, который назвался Александром, пригласил меня в контейнер, который находится на территории блокпоста Курахово и предложил, чтобы я провез предмет похожий на коробочку с аккумуляторами и микросхемами через территорию ДНР», — рассказывает Александр Хара, задержанный. Как выяснилось, это GPS-трекер. Украинские военные используют его для корректировки артиллерийского огня во время обстрелов. Хара — агент на один раз. Свою задачу он выполнил, провез трекер по нужным местам, координаты прибор отправляет автоматически».

Донбасс попал в кино

Наконец, тема войны в Украине проявилась и в новом театральном — и не только — сезоне. Как рассказывает «Газета.ru», «в Театре.doc (независимый московский документальный театр. — «ОстроВ») премьера «Война близко», поставленная руководителем театра Еленой Греминой. Композицию сценического текста составили из трех художественных и документальных источников — дневника жителя Луганска Дмитрия Бела, материалов «дела Сенцова» и текста британского драматурга Марка Равенхилла о том, как война в Сирии отражается в медиа».

В то же время «Медуза»  сообщает, что «в Москве и Санкт-Петербурге в декабре 2016 года состоится фестиваль документального кино «Артдокфест». Часть фильмов из конкурсной программы будут показаны в октябре в Риге».

На сайте «Медузы» известный режиссер-документалист и президент «Артдокфеста» Виталий Манский рассказывает об участвующих в конкурсе фильмах. Как минимум два из них были сняты на Донбассе. Один из этих фильмов — «Близкий далекий Восток» Филиппа Ремунда (Чехия, 2015).

Как рассказывает Манский, фильм начинается с того, что «Филипп разговаривает со своей уборщицей в чешском офисе — она приехала подработать из Украины. Затем уже он отправляется к ней в гости. Так получилось, что ее семья связана с двумя полярными точками Украины: западной и восточной, город Донецк. И здесь Филипп отвлекается от главной героини; он изучает разные сцены, слушает уличные разговоры, наблюдает за фактурой этих двух пространств. То есть он рассматривает жизнь как таковую. Все глубже погружаясь в фильм, мы понимаем и чувствуем, насколько принципиальна разница в ментальности, в культуре этих двух пространств. Причем я хочу быть правильно понятым, я не хочу сказать, что на западной Украине — культура, а в Донецке — бескультурие, нет. Хотя моя личная симпатия больше относится к тому, что происходит в западной части страны, может быть, потому что я там родился. Этот фильм дает понять глубинные внутригосударственные противоречия, которые явились благодатной почвой для конфликта и войны».

«Хочу подчеркнуть, насколько деликатно поднимается эта тема, — продолжает режиссер. — Мы же тут все знаем «про идеологическую войну, развязанную против России». И заранее стоим в оборонительной стойке. А картины из Европы по идее должны нас отрезвлять и обезоруживать. Если бы мы так снимали фильмы на свои болевые темы, может быть, мы жили в другой стране — потому что тут нет никакой агрессии и уничижения по отношению к какой-либо из сторон».

Еще один «донбасский» фильм, о котором Виталий Манский рассказывает в своем следующем тексте на сайте «Медузы»  — «Мариуполис» режиссера Мантаса Кведаравичюса (Литва, Германия, Франция, Украина, 2016). По словам Манского, «Мантас Кведаравичюс начинал снимать картину просто о греках, живущих в Мариуполе, но вместе с ним туда приехала война. И Мариуполь из города греческой культуры превратился в прифронтовой город, а во время съемок — просто в линию фронта c обстрелами и жертвами среди мирных жителей. Вся картина, и в этом сила документального кино, конечно, полностью изменилась. Если бы там снимался игровой фильм, то игровики бы просто поменяли локацию. Истинный документалист не отрывает фильм от той реальности, в которой он находится, начинает преломлять фильм. Кведаравичюс впустил войну в ткань своего фильма, и фильм приобрел очень мощную энергию».

«В фильме мы наблюдаем за жизнью нескольких героев, в частности, мастера по ремонту обуви и его дочери, которая мечтает об актерском будущем, — пишет дальше президент «Артдокфеста». — Папа погружен в весьма фактурную среду стоптанных башмаков. У него особая, совершенно определенная клиентура, ведь из нашей жизнь процесс ремонта обуви постепенно ушел. Я прекрасно помню свое детство, когда я носил мамины туфли в эти мастерские с бесконечными стеллажами обуви, с въедающимся под корку запахом клея. Теперь культура ношения обуви иная. Мастер — грек по национальности — такой древнегреческий философ Диоген. Мы видим реальную войну, слышим рекламу из радиоприемника, потом видим, как он ловит рыбу в море. Война и мир — в этом произведении они ощущаются вместе, как единое целое. Пожалуй, так было у Толстого в его великом романе. Мы ведь привыкли, что мир и война существуют обычно отдельно».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»  


Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: