Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Прошедшая неделя оставила по себе очередные свидетельства ухудшения отношений между украинцами и поляками. Об этом особенно ярко говорит история, имевшая место на заседании комиссии по делам национальных и этнических меньшинств в Варшаве. Как написала Gazeta Wyborcza , "оно должно было быть посвящено проблемам украинского меньшинства в Польше. Вышло, что украинцы предъявляют претензии, а нападения националистов — это просто хулиганство".

Дальше — часть этой истории: "После перерыва, о котором попросили депутаты ПиС (чтобы «атмосфера могла остынуть»), слово взял Бартоломей Ставярский из ПиС: "Что еще должно сделать польское государство? Мы должны этих людей (из Пшемысля. — Wyborcza) схватить, поймать, отправить в лагерь, отрубить им головы? Это хулиганский поступок, и их очень много в разных местах", — сказал депутат ПиС. Потом он прокомментировал антиукраинские песни, процитированные ранее Тымой. В одной из них рэпер Стопа поет об украинцах так: "А если нужно это выполоть и утопить в крови / Мы — потомки гордых сарматов / посадить на кол как Йеремия Вишневецкий / я глубоко верю, что мы лучше", 1хорошие украинцы — это только те, которые мертвы". Депутат Ставярский оказался, однако, очень толерантным в вопросе свободы искусства. "Это рэп. Он основывается на ругательствах, на эпатаже. Это такая музыка", — сказал он. Дальше он убеждал, что такое хулиганство происходит также с украинской стороны, а антипольских текстов даже еще больше. Это должно произойти из "роста национализма в Украине", с которым мы сейчас имеем дело. Коллега Ставярского по партии, Йозефа Щурек-Желазко «с болью наблюдала» подход Тымы к вопросу сотрудничества двух народов. "Я ни разу не услышала слов благодарности за то, что польский народ сделал для украинского меньшинства. С сожалением констатирую, что все время существуют такая позиция предъявлять претензии", — сказала депутат".

"Украинские неонацисты" — теперь в Польше

Примечательно, что в это же время Gazeta Wyborcza  опубликовала текст об "украинских неонацистах". Он начинается с дела двух молодых украинцев, получивших наказание за зиги на территории бывшего концлагеря в Польше Майданка. В статье зачем-то непременно подчеркивается, что фигуранты дела — именно украинцы.

Затем Gazeta Wyborcza пишет, что "музей в Майданке не впервые стал местом посещения украинских неонацистов. В июне прошлого года 17-летний украинец, живущий и обучающийся в Польше, опубликовал в интернете оскорбительную фотографию. На ней он показывает средний палец на фоне памятника "Борьбы и мученичества", на его предплечье видна также татуировка с трезубцем. "Я прошу извинения у всех поляков за эту фотографию под Майданком. Я не имею ничего против поляков, а фотографию сделал, потому что не люблю евреев. Прошу извинения у поляков. Владислав Кухер", — написал он позже в интернете. Но достаточно проверить его профиль в популярной социальной сети VK, чтобы увидеть, что ситуация из Майданка, после которой его исключили из школы, ничему его не научила и парень не избавился от нацистских симпатий. На одной из самых новых фотографий он зигует под табличкой с названием улицы "Еврейская".

"На Майданек выбрался также член неонацистской группы Misanthropic Division, представляющийся в интернете Денисом Шубиным, — продолжает польское издание. — Неонацист посетил места, в которых находились немецкие лагеря. Он был в Треблинке, Майданке, Освенциме. В каждом из этих мест была сделана фотосессия, размещенная затем на сайте Misanthropic Division. В Майданке он позировал в рубашке с надписью Brotherhood (с англ. — "братство"), в которой буквы "о" были заменены цифрой 8. Это популярное ухищрение — неонацисты пользуются этими кодами, которые досконально знают в их среде и при этом не представляют собой символы, запрещенные законом. 88 — это зашифрованное нацистское приветствие "Heil Hitler", потому что «h» — восьмая буква алфавита. На том же месте Шубин позировал в рубашке с портретом Адольфа Гитлера. Такая рубашка — это уже нарушение закона. Причем как польского, так и украинского, которое также запрещает использование символов, связанных с Третьим Рейхом, а также портретов тоталитарных лидеров и целях, отличных от исторического образования".

Но при всей этой масштабной кампании в отношении украинского меньшинства польские СМИ продолжают констатировать, что стране не обойтись без украинских рабочих рук, и необходимо стимулировать украинцев приезжать на работу в Польшу и оставаться там. Как рассказывает Rzeczpospolita  об одной из дискуссий на недавнем экономическом форуме в этой стране, "речь о том, чтобы мыслить на будущее и шире. Если молодой украинец захочет выехать из Украины, то и так выедет. Если он поработает в Польше и даже на какое-то время вернется домой, то и так останется в нашей части Европы. Но если он отправится не в Польшу, а в Испанию или Португалию, то в наши края, скорее всего, уже не вернется".

Охота на журналистов

Между тем, Foreign Policy  рассказывает о негативной кампании, развернувшейся уже в Украине. Но это не о поляках либо каких-то иных национальных меньшинствах тут. Речь идет о травле журналистов. Так, американское издание пишет об обнародовании списка журналистов, получавших аккредитацию в донецкой "республике".

"Поощренная отсутствием официальной реакции, скоро последовала другая утечка, содержавшая переписку журналистов с чиновницей из контролируемого сепаратистами Донецка, ответственной за оценку запросов на аккредитацию, и сканы их паспортов, — рассказывает FP. — После первой утечки информации в мае, свобода СМИ продолжала разрушаться. Заявление Порошенко было несомненной попыткой уклониться от международной критики и растущего внутри страны убеждения, что журналисты каким-то образом работали против Украины. Но на практике компромисс означал, что в месяцы после того, как никакой законной реакции не последовало за осуждением этого списка, нападения на журналистов стали происходить чаще".

Foreign Policy приводит ряд конкретных примеров, от убийства Павла Шеремета до подпала телеканала "Интер". Упоминаются также поступающие некоторым журналистам угрозы и атаки интернет-троллей. "Помимо неадекватной реакции властей, есть также накапливающиеся свидетельства того, что некоторые силы в украинском правительстве работают над запугиванием СМИ, — продолжается статья. — Международная федерация журналистов сообщила, что службы безопасности этого государства предположительно имеют "тесные связи" с элементами, ответственными за утечку, которую опубликовал "Миротворец". Оксана Романюк, директор ИМИ и украинская представительница организации в сфере свободы прессы "Репортеры без границ", считает "Миротворец" результатом более раннего проправительственного проекта "интернет-армии", составленного из волонтеров, которых изначально организовало в 2015 году Министерство информации для противодействия российской пропаганде".

Надежда Савченко

А "польская" тема на прошедшей неделе мелькнула также в другом контексте. Речь шла конкретно об еще одном человеке, также переживающем нападки со стороны отдельных сил в украинском обществе, — о Надежде Савченко. Немецкий Spiegel посвятил большую и отлично написанную статью этому новому украинскому феномену. По словам автора статьи, "Савченко говорит, что она чрезвычайно тяжело работает, потому что "больше всего на свете хочет учиться". В прошедший понедельник в августе ее можно было найти сидящей в офисе, расположенном на улице, которая ведет к президентскому дворцу. Это место принадлежит фонду "Открытый диалог", польской организации, которая поддерживает либерализацию на постсоветском пространстве. В то утро Савченко встретилась с делегатами из ООН, а на вечер ей была назначена встреча с сельскими жителями. После этого, в три часа ночи, она собиралась ехать в маленький городок на польской границе. Там происходил процесс над 21 солдатом за дезертирство во время боев на Донбассе — обвинения, которые Савченко считает абсурдными. После этого она садилась в самолет для своей первой поездки в Соединенные Штаты по приглашению украинской диаспоры в Сакраменто".

"Но в тот августовский день она была сосредоточена на том, чтобы за пять часов выучить как можно больше. Поляки установили флипчарт и использовали рисунки и диаграммы, чтобы объяснить отношения, которые разные европейские страны имеют с Украиной. Савченко была несколько усталой и страдала от простуды, она подпирала голову рукой и иногда выглядела так, будто даже не слушала. Но она продолжала делать замечания и комментарии, что давало понять, что она сосредоточена. Она не считает, что раскол между западом и востоком Украины — это столкновение культур, сказала она, например, это конфликт между богатыми и бедными. Она также сказала, что готова положить цветы на кладбище павших польских солдат, что совсем не обычно. "Есть некоторые вещи, которых я не понимаю, — призналась она во время перерыва между сессиями. — Но я уясняю все интуитивно".

Обзор подготовила Софья Петровская, "ОстроВ"


Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: