Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Пожалуй, самое интересное, что произошло на Западе на прошедшей неделе и непосредственно коснулось Украины, — это результат съезда Республиканской партии США. (Кандидат республиканцев на пост президента Соединенных Штатов — Дональд Трамп.)

Как пишет The Washington Post, «команда Трампа на прошлой неделе кулуарно работала над тем, чтобы новая Республиканская программа не призвала предоставить Украине оружие для борьбы с российскими и повстанческими войсками, в противовес точке зрения почти всех республиканских лидеров в сфере международной политики в Вашингтоне. В ходе своей кампании Трамп пренебрегал призывами поддержать правительство Украины в борьбе против возглавляемой Россией интервенции. Глава команды Трампа, Пол Манафорт, более десяти лет работал лоббистом у пользовавшегося поддержкой России бывшего президента Украины Виктора Януковича. Но делегаты от республиканцев были все-таки удивлены, когда на прошедшей неделю назад встрече разрабатывающего программу комитета национальной безопасности в Кливленде члены команды Трампа организовали события так, чтобы Республиканская партия не призвала дать Украине оружие, которое та просила у Соединенных Штатов».

«Во время встречи Диана Денман, член комитета из Техаса, …предложила текст, который призвал бы к поддержанию или усилению санкций против России, увеличению помощи Украине и «предоставлению летального оборонительного оружия» украинской армии, — рассказывает далее американское издание. — «Сегодня сложившийся после Холодной войны идеал «единой и свободной Европы» проходит серьезное испытание текущей военной агрессией России против Украины, — говорилось в этом тексте. — Украинский народ заслуживает нашего восхищения и поддержки в его борьбе». Присутствовавшие там сотрудники Трампа, не бывшие делегатами, но наблюдавшие процесс, вмешались. Работая с делегатами, поддерживающими Трампа, они смогли добиться, чтобы этот вопрос вынесли на обсуждение, задумав изменить тон текста. За кулисами Денман пыталась убедить сотрудников Трампа не менять язык, но ей это не удалось. «Я была обеспокоена, когда они отложили мою редакцию и затем смягчили ее, — сказала мне Денман. — Я сказала: «Что не устраивает вас в стране, которая хочет быть свободной?». Это, вроде бы, в порядке вещей».

«В итоге сотрудники Трампа написали исправления в текст Денман, убрав из него призыв партии к «предоставлению летального оборонительного оружия» и заменив его более мягким призывом к «надлежащей помощи». Текст был вынесен на голосование и принят. Когда в понедельник Республиканская партия опубликует свою программу, официальная позиция республиканцев относительно оружия для Украины будет противоречить почти всем партийным лидерам в сфере национальной безопасности».

Поймали за руку

А тем временем появился новый «промежуточный итог» расследования гибели пассажирского «Боинга» МН17 в Донецкой области. Как говорится в сообщении The New York Times, «группа исследователей по контролю за вооружениями определила, что два изображения, обнародованные российским правительством якобы для того, чтобы помочь прояснить, почему два года назад был сбит пассажирский самолет, были изменены с помощью Photoshop до того, как их разметили онлайн. Фрагменты российских спутниковых изображений просто исчезли, согласно исследователям из Миддлберийского института международных исследований в Монтерее, Калифорнии, за подозрительно выглядящим облаком. На другом изображении два массивных движущихся противовоздушных орудия показаны в более резком фокусе, чем окружающий ландшафт, отметили исследователи в отчете, размещенном онлайн в пятницу».

«Это едва ли первая находка, разоблачающая важные элементы российского правительственного нарратива о том, кто сбил самолет 17 рейса «Малазйиских авиалиний» 17 июля 2014 года, убив всех 298 человек на борту, что стало самым крупным преступлением идущей в Украине войны, — отмечается в ее статье. — В тот момент российское государственное информационное агентство, РИА, сначала сообщило, что поддерживаемые Россией сепаратисты сбили украинский военный самолет, но быстро пошло на попятную, как только стало ясно, что сбит был гражданский борт».

«Фотографии были опубликованы на сайтах российского министерства иностранных дел и министерства обороны всего через несколько дней после катастрофы. Их презентовали как такие, что были сделаны одним или несколькими российскими разведывательными спутниками 17 июля 2014 года, когда на востоке Украины свирепствовала война. Российская презентация утверждала, что, «согласно нашей информации, в день происшествия украинские вооруженные силы задействовали три-четыре артиллерийских дивизиона ракетных установок Бук-М1», и предоставляла два спутниковых снимка в поддержку этого заявления».

Просто герои

Конкретно о продолжающейся на востоке Украины войне написала Gazeta Wyborcza. «На фронте легче, чем в тылу, — говорится, в частности, в ее репортаже. — Валентине около 40 лет, она поехала на войну с Евромайдана в 2014 году как волонтер. Позже вошла в один из добровольческих батальонов, а сейчас служит в Вооруженных силах Украины. «Хуже всего — ожидание. Многие были демобилизованы, ждем подкрепления. Нас должны выслать на фронт. Самое время, потому что многие пьют от скуки, а это вместе с доступом к оружию очень рискованно», — говорит Валентина. Она считает, что даже среди добровольцев патриотическое топливо заканчивается. «В 2014 году я не думала о смерти. Погибну? Пусть, это для свободной Украины. А сейчас начинаешь размышлять, что это за война, которой нет, но на которой погибают твои друзья…».

«Между контролируемым украинцами Бахмутом и занятой повстанцами Горловкой находится переход для гражданского населения, — продолжает польское издание. — В очередях стоят сотни автомобилей. Расстояние между блок-постами составляет несколько километров. На парковке, приблизительно на полпути, стоит медицинский пункт, оказывающий помощь как раненым солдатам, так и жителям фронтовых сел. Он работает под девизом «так быстро, как можно». Речь идет о как можно более скором приезде к тем, кто в этом нуждается. На линии фронта действуют несколько спасательных команд с машинами. «О чем тут рассказывать, мы не делаем ничего необычного», — скромно говорит глава одного из них, Татьяна с псевдонимом Ромашка».

«Ее база хорошо видна с той стороны, а машины все чаще становятся мишенью. «На нас охотятся. Недавно у нас был выезд во время боев. Мы не могли забрать раненого, потому что продолжался обстрел. В определенный момент я услышал свист, и в нашу машину ударил первый снаряд, потом еще один, нам пришлось бежать. Нас обстрелял танк», — рассказывает пятидесятилетний Олег из Днепропетровска, хирург по образованию, который последние восемь лет работал в Лондоне как анестезиолог. Когда началась война, он оставил комфортную жизнь и поехал помогать, как и остальные. Некоторые работают тут постоянно, другие — ротационно. «Когда я в последний раз была дома, вытащила из шкафа разные платья. Я бы так хотела вернуться к прежней жизни и снова быть элегантной женщиной. Но не вернусь, пока не закончится война», — говорит Татьяна. Сидящая рядом улыбчивая девушка рассказывает, как они в последний раз принимали на обследование группу детей из ближайших сел. Начался артиллерийский обстрел, места в убежище хватало только малышам, так что они с коллегой решили переждать его, стоя рядом».

«Если хочешь единства Украины, говори о Путине. Если хочешь ее поссорить, говори о Бандере»

Польша на прошедшей неделе поставила, наконец, своеобразную точку в последних горячих дискуссиях вокруг Волынской резни, назначив новую памятную дату, 11 июля. Это дает надежду, что споры о том, кто больше виноват и первый начал прекратятся и в польских, и в украинских СМИ, уступив место проблемам текущего момента. А пока один из самых уважаемых украинских историков, профессор Ярослав Грицак, в интервью Gazecie Wyborczej объясняет, что «против поляков на Волыни были не только националисты. Если вчитаться в документы Коммунистической партии западной Украины, выяснится, что ее позиция относительно поляков на Волыни — а ее члены были все-таки интернационалистами — проявилась раньше и была не менее острой, чем взгляды крайнего крыла Организации украинских националистов и некоторых лидеров Украинской повстанческой армии. Я говорю об этом, чтобы показать, что ситуация там была сложной, а люди по обе стороны баррикады, которые с радостью схватили бы друг друга за горло, могли иметь одинаковые убеждения. Но наши и ваши радикалы не понимают таких тонкостей, которые в основном поясняют суть дела, хотя без них мы никогда не объясним и не поймем историю».

«Бандера и Шухевич никогда не были героями моего романа, — говорит Грицак. — У меня сложилось впечатление, что они не являются героями украинских демократов. Тем более что в современной Украине их популярность исходит от отношения не к полякам или евреям, а к России. Поскольку мы ведем войну с Москвой, некоторые ищут в нашей истории такие фигуры, которые не гнули спины перед Россией. Но поляки не понимают этого, потому что ставят выше собственные обиды».

«Когда в Украине делали последние опросы общественного мнения, популярность Бандеры и Шухевича выросла на доли процента, и то прежде всего в центре страны, — рассказывает также он. — Но оба они продолжают разделять украинцев, и простых людей, и политические элиты. Украинцев объединяет нелюбовь, точнее, ненависть к Путину. С этой точки зрения перемены перед Майданом и после него огромны и касаются, прежде всего, востока и юга страны, а там к Бандере все еще относятся очень негативно. Если хочешь единства Украины, говори о Путине и Сталине. Если хочешь ее поссорить, говори о Бандере».

«Давайте посмотрим на это глазами современного социолога, — говорил он также в интервью польской Rzeczpospolitej. — Когда мы спрашиваем в Украине, нужно ли воевать с сепаратистами из Донбасса, больше всего положительных ответов поступает в соседствующем с ним Днепропетровске, кстати, уже месяц называющемся Днепр. В Украине «линия Хантингтона» (в известной книге «Столкновение цивилизаций» Хантингтон утверждал, что Украине грозит развал на небольшую прозападную часть, связанную с католицизмом, и остальную страну, относящуюся к православной традиции. — Rz.) проходит по линии фронта. А когда мы спрашиваем о Бандере, самое сильное сопротивление выражается в Днепропетровске. Социологические исследования четко показывают: украинцев объединяет ненависть к Путину, а разделяет, и очень сильно, миф Бандеры… К чему мы стремимся: к объединению Украины перед лицом российской агрессии и внутреннего сепаратизма, или к продвижению определенного типа исторической памяти, в которой Бандера является национальным героем? Оказывается, что это взаимоисключающие варианты».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»


Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: