Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Издевательское представление с «отставкой» правительства Арсения Яценюка иностранные наблюдатели восприняли то ли как естественное продолжение предыдущих событий украинской политики, то ли как нечто совершенно шокирующее и лишающее слов. Факт – что за ним пока не последовала бурная реакция западных журналистов. Зато в Foreign Policy появился блестящий репортаж украинского журналиста Максима Эристави.

«После часов публичных нападок со стороны депутатов в сессионном зале украинского парламента премьер-министр Арсений Яценюк встал со своего кресла, явно нервничая, - начинается он. - Это были последние минуты до голосования за вотум недоверия, которое он и его правительство, скорее всего, проиграли бы. Тем не менее он сделал все возможное, чтобы изложить свои доводы: «Мы получили разоренную страну, с российской армией и российскими сапогами, шагающими по украинской территории. У нас не было денег, не было армии, не было публичной администрации. Но мы удерживали эту страну. Я прошу уважать это», - сказал он, сжимая кулаки. Но речь, казалось, не произвела впечатления. Это определенно был конец Яценюка и его кабинета, считали украинцы по всей стране, когда они наблюдали эту сцену в прямом эфире по телевидению и интернету. Но внезапно Мустафа Найем, известный депутат-реформист, увидел сигнал, от которого продрог до костей. За несколько секунд до голосования десятки парламентариев из ряда партий, все - связанные с мощными олигархами Ринатом Ахметовым, Игорем Коломойским и Виктором Пинчуком - внезапно покинули зал заседаний: они не собирались голосовать против правительства. Найем бросился к Твиттеру, чтобы предупредить страну: было достигнуто кулуарное соглашение, вотум недоверия, очевидно, провалится. Но было поздно. Голосование уже началось».

«Всего за несколько часов до голосования большинство украинцев были уверены, что с премьер-министром Яценюком покончено: его рейтинги были минимальны, росло международное давление за его отставку из-за провала в подавлении огромной коррупции в стране, - писал Эристави. - За последние недели в отставку уходили один высокопоставленный реформатор за другим, ссылаясь на невозможность достичь прогресса в системе, которая до сих пор коррумпирована до самой верхушки. Наконец, 16 февраля президент Петр Порошенко сам призвал Яценюка подать в отставку, официально прекратив их двухлетний постреволюционный альянс. Яценюк и его кабинет должны были защитить в парламентском зале деятельность их правительства за предыдущий год. После нескольких часов горячих дебатов собравшиеся депутаты значительным большинством отклонили его отчет как «неудовлетворительный», 247 голосами из 339. Успех голосования за недоверие, которое должно было состояться через 10 минут, казался предрешенным».

«Но совершив маневр, достойный «Игры престолов», кампания против Яценюка провалилась в течение нескольких минут, оставив Найема - и всех остальных - с отвисшей челюстью. Сначала произошло дезертирство. Затем почти три десятка депутатов из партии президента Петра Порошенко не поддержали вотум недоверия. В итоге положение о недоверии набрало всего 194 голоса из необходимых 226. Яценюк и его правительство выжили. После голосования большинство из собравшихся депутатов погрузилось в мертвое молчание, как будто окаменев, - а меньшинство, противившееся вотуму, взорвалось аплодисментами. Коррумпированные олигархические элиты Украины могли праздновать свою новую и самую крупную победу против реформаторских сил после революции Евромайдана 2013 года».

Пытаясь объяснить западной аудитории, что на самом деле происходит в Киеве, корреспондент Foreign Policy отмечал, что «украинская политика какова угодно, только не хаотична. В ней нет партийных линий, настоящих политических дебатов, идеологических столкновений: только хладнокровно рассчитанные шкурные интересы и краткосрочные альянсы между различными олигархическими группами. Стоит вам только это принять и прекратить смотреть на украинскую политику через политические линзы развитого мира, как вы увидите то, что вижу я: олигархи банально пытаются сопротивляться поддержанным на международном уровне попыткам избавить, наконец, страну от коррупции, разжегшей Евромайдан. Для очень многих из нынешней элиты новый премьер-министр может означать полную реорганизацию правительства и возможный перезапуск серьезно опаздывающих реформ, что угрожало бы их финансовым интересам. Или это может также означать больше сражения за ресурсы - последующий захват некоторых ключевых позиций в правительстве бизнес-интересами, связанными с правящей партией президента Порошенко. Каждый из этих сценариев означал бы провал их личных интересов. Защита статус-кво, в котором каждая территория уже разделена и распределена, была оптимальным балансом для украинских топ-клептократов. Как обычно, интересы украинского народа едва ли были зарегистрированы в чьей-либо повестке дня».

«Запад не должен покупаться на этот дешевый театр «политической чистки», демонстрируемый правящей элитой страны, - говорилось также в его статье. - В явном сговоре с различными политическими группами в парламенте, связанными с олигархами, президент Порошенко и его партия «Солидарность» усиливают напряженность, удерживая на должностях предположительно коррумпированных чиновников, сосредотачивая негатив вокруг двух конкретных людей - премьер-министра Яценюка и генерального прокурора Виктора Шокина. Сейчас, публично критикуя первого и избавившись от второго, эти элиты рассчитывают выпустить пар и убедить публику и международное сообщество, что очистка идет. Но после двух лет пустых обещаний ни украинцы, ни их иностранные партнеры не могут быть удовлетворены».

«В Украине не имеет значения, кто руководит правительством или генеральной прокуратурой. С Яценюком и Шокиным или без них, союз олигархов и коррумпированных чиновников будет оставаться крепким - до тех пор, пока мы не перестанем обращать внимание на личности и не потребуем настоящих структурных реформ. Отставки этих чиновников не имеют значения, если за ними не следуют уголовные преследования и системные изменения. Например, расследовал ли кто-нибудь связи премьер-министра Яценюка с его близким соратником Николаем Мартыненко после выхода Мартыненко из состава парламента с последующим международным антикоррупционным расследованием? Не-а. Какова была судьба бизнес-партнера президента Порошенко и депутата Игоря Кононенко после его предположительных коррупционных действий, вызвавших волну отставок среди реформистов в правительстве? Ничего не произошло. Затем - сам Шокин, опальный генеральный прокурор, который не смог протолкнуть ни одного крупного антикоррупционного дела, ни против чиновников бывшего режима Януковича, ни против нынешних высокопоставленных жуликов. После внезапной отставки 16 февраля его обязанности выполняет - во всяком случае, пока - его лояльный и преданный заместитель Юрий Севрук», - резюмировал Эристави.

Еще раньше в The Economist, комментируя предыдущий виток этого затянувшегося скандала - отставку министра экономики Айвараса Абрамовичуса, констатировали некую цикличность новейшей украинской истории: «Порошенко был среди «любих друзів» предыдущего президента, Виктора Ющенко, после Оранжевой революции 2004 года. На этот раз многие надеялись, что после выборов прошлой осенью начнется реальная работа. Оказалось, наоборот. Яценюк сосредоточился на сохранении своей должности, несмотря на рейтинг на уровне единичных процентов. Доверие к Порошенко, столкнувшегося с резким неодобрением его поддержки некомпетентного генерального прокурора, неуклонно разрушается. Для некоторых активистов его неспособность потребовать отставки Кононенко - последняя капля. «Покойся с миром, Порошенко, - говорит Дарья Каленюк, глава украинского Центра противодействия коррупции. - Он роет политическую могилу себе и стране».

Поцеловать перстень Путину

При этом внимание западных СМИ на прошедшей неделе было приковано к другому событию, в международном масштабе более заметному: встрече Папы Римского Франциска с Патриархом Московским Кириллом. Предстоятели двух крупнейших христианских церквей встретились лицом к лицу в первые за почти тысячу лет. Но иностранные аналитики этому событию не обрадовались. И Украине тоже не стоит, писали они.

Как рассказывала польская Rzeczpospolita, «Св. Иоанн Павел II, хоть и был первым папой, цитирующим в энцикликах российских православных мыслителей, знающим и ценящим духовное наследие Востока, глубоко стремился к встрече с патриархом, но ни разу не был к нему допущен. Поводом было не только его польское происхождение (что в православной России считалось серьезным недостатком), но и самостоятельная и серьезно воспринимающая интересы российских католиков политика в отношении Церкви. Папа из Польши, хоть и мощно подчеркивал значение диалога, когда это было нужно, создал - несмотря на протесты патриархата, а иногда и вопреки истерии - епископские структуры на территории бывшего Советского Союза. Смело и не слишком считаясь со мнением российского православия подходил он также к проблемам в Украине».

«Бенедикт XVI не встретился с Кириллом, потому что хотя его восточная политика была значительно более мягкой и очень уступчивой по отношению к Москве, она все так же акцентировала значение основ международного права и напоминала о правах религиозных меньшинств в России, - продолжается статья. - Дополнительной проблемой было и происхождение папы, который был немцем, что также считается в России не особенно хорошим. Франциск оказался подходящим, потому что с самого начала своего понтификата начала вести политику уступок в отношении России. Он и так никогда не был обеспокоен российской агрессией в Украине, а сам конфликт в почти всех своих выступлениях трактовал как гражданскую войну между украинцами. И хотя греко-католики (близкие папе по другим причинам) пытались склонить его к более жесткой политике в отношении Москвы, им это не удалось».

«Россия… получает как бы папское подтверждение трактовки конфликта в Украине как внутреннеукраинского спора, - писали в польском издании. - В декларации папы и патриарха нет ни слова о Крыме, который был грубо аннексирован. Только политика, но пользу от такого подхода к Украине получает также церковь. В пункте, посвященном расколу в Украине, прямо указывается, что он должен быть решен в соответствии с каноническими правилами. На языке московской дипломатии это означает, что у автокефалии Украины нет шансов, а украинские неканонические православные должны снова присоединиться к московскому патриархату».

В свою очередь, The Economist отмечал, что «Франциск в своем интервью перед встречей дал понять, что в некоторых вопросах он согласен с Путиным и не согласен с Америкой и ее союзниками. Высказываясь намного более конкретно, чем обычно высказываются Папы по геополитическим вопросам, Франциск утверждал, что катастрофический результат вторжения в Ирак и досадная развязка Арабской весны были предсказуемы. Его ремарки относительно Ирака были не особенно провокационны (священники обычно осуждают применение силы), но упоминание Арабской весны, похоже, предполагало, что авторитарные правители региона должны были остаться на местах. Относительно Ливии, где западные силы помогли свержению бывшего диктатора Муаммара Каддафи, папа сказал четко: «Запад должен быть самокритичен». И продолжил: «Российская оценка и оценка Святого престола отчасти совпадают».

«Совместная декларация, выпущенная после встречи, содержала близкие Кремлю позиции относительно конфликтов в Сирии и Украине, - констатировали в британском издании. - Франциск и Кирилл сошлись на необходимости прекратить преследование христиан на Среднем Востоке. Они не упомянули роль России в Сирии, где российская бомбардировка в поддержку правительства Башара аль-Ассада убила большое количество гражданских лиц и усугубила гуманитарную катастрофу. В Украине присутствие Греко-католической церкви - больная тема для Московского патриархата, который видит это как католическое вторжение на православную территорию. При этом Франциск был восприимчив к взгляду Путина на происходящий там конфликт. Совместная декларация осуждает «вражду» в Украине, но избегает упоминания о роли России, называя ее внутренним конфликтом».

«Многие украинцы видят в этом руку Путина. Мирослав Маринович, вице-ректор Католического университета во Львове, сказал, что части, касающиеся Украины, были «явно написаны в Кремле». Архиепископ Святослав Шевчук, глава Украинской греко-католической церкви, пошел даже дальше. Члены его церкви, по его словам, чувствуют себя «преданными Ватиканом». Столетиями одним из ключевых различий между крупными восточной и западной церквями было подчинение православных церквей светским властям и относительная независимость католической. Встреча Франциска с Кириллом определенно продемонстрировала его независимость от западных государств, но для многих последователей его собственной церкви это выглядело так, будто он поцеловал перстень авторитарного лидера в Москве», - заключает The Economist.

Спор заклятых друзей

Наконец, Rzeczpospolita написала об еще одном взрывоопасном, хоть и малозаметном, событии, произошедшем в Украине.

«Во вторник, прямо в 75-ю годовщину заброски солдат ZWZ (Związek Walki Zbrojnej - Союз вооруженной борьбы, организованное польское подполье периода Второй мировой войны. Позже был переименован в Армию крайову. - «ОстроВ») на оккупированную Польшу, в Староконстантинове (Хмельницкая область) в Украине должны были пройти торжества в память о двоих польских подпольщиках из Волыни, - рассказывали там. - Памятная табличка Леонарду Зуб-Зданевичу и Вацлаву Кописто должна была появиться на Мемориале погибших, защищая Отечество. В ее открытии должны были принять участие, кроме прочих, вице-министр обороны Бартош Ковнацкий и глава комиссии Сейма по связям с поляками за границей. Торжества, однако, заблокировал глава украинского Института национальной памяти Владимир Вятрович, известный, между прочим, оправданием резни поляков в 1943 году».

«Инициатором почтения памяти польских солдат были две польских организации. Староконстантиновский Союз поляков и винницкая Ассоциация кресовян (кресами в РП называют бывшие пограничные области Польши, ныне входящие в состав Беларуси, Украины и Литвы. - «ОстроВ») перед изготовлением таблицы получили все разрешения от городских властей, - поясняет Rzeczpospolita. - «Прошли также консультации с местной общиной, - уверяет в разговоре с нами Ежи Войцицкий, председатель ассоциации кресовян. - Власти города подошли к этому проекту с энтузиазмом и выдали все разрешения. Но в субботу Вятрович вынудил мэра отменить торжества». «Он пояснял это тем, что Армия крайова убивала украинцев», - поясняет Войцицкий, который не скрывает удивления и возмущения такой аргументацией. «Мэр Староконстантинова также не скрывал удивления и в сердцах назвал Вятровича агентом Кремля», - добавляет также Войцицкий и уверяет, что поляки, живущие на Волыни, не откажутся от почтения памяти польских героев».

«Возмущения не скрывает и депутат ПиС Михал Дворчик, глава комиссии Сейма по связям с поляками за границей. По его мнению, глава украинского ИНП с давних пор «стравливает поляков и украинцев, что ведет к созданию напряженности между двумя государствами». «Сложно противиться впечатлению, что Вятрович своими действиями старается усложнить наши отношения. Он хочет, с одной стороны, построить новую украинскую идентичность, опираясь на историю ОУН-УПА, а с другой стороны своими действиями последовательно создает польско-украинские трения», - говорит депутат. Он отмечает также, что это не первый случай, когда глава украинского ИНП ставит подножки полякам. «Мы около двух лет ожидали согласия на погребение польских солдат от 1939 года подо Львовом. За это время люди из окружения господина Вятровича выражали согласие на погребение солдат немецких, Красной армии, а с поляками была проблема. Трудно иначе интерпретировать такого рода действия, чем как недоброжелательство», - утверждает Дворчик».

«Кто таков глава украинского ИНП?» - задается вопросом автор статьи в польском издании. И сам отвечает: «Как рассказывают наши собеседники, Вятрович - это известный волынский переговорщик, оправдывающий убийства поляков в 1943 году. По образованию он историк, выпускник Львовского университета. Несколько лет назад в книге «Вторая польско-украинская война 1942-1947» он выдвинул тезис, что преступления украинцев против поляков из кресов были не запланированными действиями, а спонтанной реакцией на провокацию. Перед назначением на должность главы украинского ИНП (который, в отличие от польского аналога, не имеет ни следственного, ни прокурорского департаментов, и не занимается вопросами люстрации) Вятрович был связан со Службой безопасности Украины. Он подозревается в том, что как директор архива СБУ фальсифицировал документы, чтобы таким образом обелять деятельность ОУН-УПА. Он также является членом совета музея Тюрьма на Лонцкого, который пропагандирует тезис, что ІІ Речь Посполитая наряду с Германией и Советским Союзом оккупировала Восточную Галичину и Львов».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»  


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: