Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Атака российских властей на правозащитную организацию «Мемориал» вызвала бурю возмущения в либеральной прессе.

Суть атак в том, что, как говорится в сообщении на сайте «Ежедневного журнала», «министерство юстиции в акте проверки выдвинуло в адрес Правозащитного центра «Мемориал» следующие политические обвинения: «Своими действиями члены МОО ПЦ «Мемориал» подрывали основы Конституционного строя Российской Федерации, призывая к свержению действующей власти, смене политического режима в стране». В этом акте описано, какими именно действиями ПЦ «Мемориал» подрывает основы Конституционного строя РФ. А именно, «высказывает несогласие с решениями и действиями указанных Институтов власти, результатами предварительного следствия и состоявшимися судебными приговорами по резонансным уголовным делам». В акте приведены три примера «подрывной деятельности» ПЦ «Мемориал»: оценка агрессивных действий России по отношению к Украине, мнение руководства организации об участии российских военнослужащих в боевых действиях на Востоке Украины, несогласие с неправосудным приговором по «Болотному делу».

Ряд известных российских правозащитников в заявлении в поддержку «Мемориала» написали: «Мы разделяем мнение ПЦ «Мемориал» по всем приведенным в акте проверки Минюста поводам — политика России по отношению к Украине носит агрессивный характер и противоречит международным нормам, российские военнослужащие участвовали в боевых действиях на Востоке Украины, «Болотное дело» сфабриковано, приговор, вынесенный по нему, неправосудный».

В то же время председатель «Мемориала» Александр Черкасов в интервью «Медузе»  отметил, что «мы получили из Минюста 15 страниц текста. Мы пока явили миру только одну страницу. Остальные мы сейчас изучаем и готовим свои возражения… Мы просто обнародовали только то, что производит впечатление даже, скажем так, на самых непосвященных людей. Над остальным надо еще посидеть, подумать и понять, что с этим делать дальше».

«Акт плановой документальной проверки, проведенной Главным управлением Минюста и установившей, что «Мемориал» якобы «подрывал основы конституционного строя РФ, призывая к свержению действующей власти», подписан двумя фамилиями — главным специалистом-экспертом отдела по делам НКО Г.А. Алояном (председатель комиссии) и специалистом того же отдела П.В. Черемновым (член комиссии). Мы попытались установить творческий путь Алояна и Черемнова, который привел их к созданию такого рода текстов. Познакомиться с образованием и биографией специалистов Минюста, легших в основу их блестящей карьеры. И потерпели поражение», - написала «Новая газета».

«О Черемнове ни сайт самого министерства, ни интернет в целом ничего не знает, - продолжается ее статья. - Гаригин Алоян упоминается в сообщении Минюста о конкурсе на замещение вакантных должностей министерства в сентябре нынешнего года. Другой информации о Гаригине Альбертовиче министерство на своем сайте также не предоставляет. В 2008 году некий Г.А. Алоян упоминается в качестве старшего прокурора по надзору за деятельностью органов внутренних дел Московской области, не явившегося в судебное заседание. Других подвигов Г.А. Алояна интернет также не знает. В самом Минюсте не смогли оперативно ответить на вопросы «Новой» о биографических данных Алояна и Черемнова. В сухом остатке: юридически безграмотный текст акта плановой проверки, атакующей правозащитное НКО с безупречной репутацией, подписан людьми, о которых российскому обществу решительно ничего неизвестно. Кто они и за какие заслуги государство делегировало им право давать подобные оценки, остается загадкой».

«Пусть к нам не едут, по возможности»

А между тем в Украине задержанные в Луганской области россияне Александр Александров и Евгений Ерофеев, ранее называвшие себя кадровыми российскими военными, перед судом готовятся предстать как бойцы «Луганской народной республики», отказавшись от своих прошлых показаний.

Еще одна новость с «фронта» - об «ударе», который нанесло российское право по интересам ветеранов-интернационалистов из Крыма, людей, преимущественно горячо поддержавших аннексию украинского региона. Они лишаются всех льгот, которые имели от Украины - бесплатного проезда в общественном транспорте и 75-процентной «скидки» на оплату коммунальных услуг.

«Петр Максимович является председателем первичной ветеранской организации Гагаринского района. Остальные воины-интернационалисты уполномочили его решать вопрос с льготами, - рассказывает о своем герое «Новая газета». - «Только в нашем Гагаринском районе без льгот останутся 80 человек. В Севастополе и в Крыму — даже сказать не могу, сколько. Зато вот, — ветеран достает из папки полученную от губернатора Севастополя Сергея Меняйло грамоту «За активную общественную деятельность и весомый вклад в решение вопросов социальной защиты ветеранов». — Это теперь дают».

Герой текста «Газеты.ru» - Богдан Чабан, некогда самый молодой предприниматель Донецка, потом - организатор проукраинских митингов в уже захваченном боевиками Донецке, боец добровольческого батальона и участник партизанской группы «Равлик». На вопрос корреспондента «Есть что сказать российским читателям?» он отвечает: «Пусть к нам не едут, по возможности. Тут не так круто, как это выглядит по телевизору. Если они не поедут, мы тут как-то быстрее между собой разберемся».

Речь шла, конечно, о войне. «Я не думаю, что проблему можно решить военным путем, - сказал, в частности, Богдан. - С точки зрения военной победы Украины окно возможностей закрылось, с моей точки зрения, когда Стрелков закрылся в Донецке, миллионном городе. Хотя в целом на первых порах с большими потерями все было возможно. Но окончательно дверь возможностей закрылась после Иловайска. Никто тогда не ожидал удара российских батальонных групп, и все тогда ждали продолжения агрессии. Это сейчас считают единичные выстрелы из миномета, в августе прошлого года под Старобешево мы не считали, сколько пакетов «Града» по нам было за день выпущено. А что касается войны, то если ее смогли политическими методами притушить, то политическими методами ее надо и разруливать. И в политических переговорах, в рамках которых Россия пытается впихнуть нам эти образования на правах автономных республик, решение для Украины все же будет найдено. Такое, чтобы мы не много на этом потеряли. В Донецк должны вернуться люди, которые с него бежали».

«Я не исключаю того, что там будет такая себе республика со своей армией и Украина не будет там контролировать процессы и, соответственно, границу. Нам не будет туда доступа, но в этом случае конфликт снова неизбежно вспыхнет. Тут нужно политическое решение, компромисс, который бы устроил и ту и другую сторону. Это огромная игра, в которой никто не понимает, куда все это вывезет», - добавил он.

«Я уже, наверное, не вернусь в Донецк, - считает предприниматель. - Но я знаю многих ребят, которые не прекратят борьбы ни в коем случае. До победного или смертного конца. Хотя их, конечно, еще можно пересажать — это такой третий украинский путь. Но недовольные люди будут оставаться всегда, и на территории ДНР тоже».

«У меня какое-то количество одноклассников воюет на той стороне, - рассказал также Богдан Чабан. - Есть знакомые по микрорайону, по кафе. Вот в СИЗО, пока я сидел, могу сказать, что 80% безнадежных сидельцев там по выходу собирались идти в армию ДНР. И не скрывали этого. А куда им еще идти, неприкаянным? Работы нет, а там хотя бы кормят, деньги платят и не очень часто сейчас убивают. Те же добровольцы, которые к нам приезжают из России, едут как на сафари, «пострелять в укропов». Не так уж тут и опасно, при таком уровне потерь, многие приезжают ненадолго, месяца на три, и уезжают счастливые домой — рассказывать про свой героизм и привлекая тем самым новых желающих. Это самая главная проблема, в России все же 140 миллионов человек, и неприкаянных персонажей, воспитанных на фильмах о спецназе, который воюет все время почему-то за пределами России, на наш век хватит!»

«В Москве ей зашили глаза и заставили просить подаяние»

Следующий текст - о тех, кто приезжает в РФ. Он вовсе не о войне, но все-таки о вещах, не менее страшных. Это статья «Новой газеты», в ней идет речь о работе общественного движения «Альтернатива», помогающего людям, попавшим в неволю в Москве и используемым там в качестве попрошаек.

Активист Олег Мельников, с которым, в частности, беседует корреспондент «Новой», проверял работу этого механизма на себе, некоторое время изображая из себя нищего. «Попрошайки делятся на две категории: мошенники и рабы, — рассказывает Олег. — Мошенник — это тот человек, который сам находит хозяина и просто платит ему таксу. Рабов вербуют преимущественно на Украине, в Одесской области: там и в соседней Молдавии живет много цыган, это вербовщики. Людям обычно говорят, что будет хорошая и непыльная работа в Москве: с ребенком сидеть, или по дому помогать, или уборщицей в магазин. Ищут, как правило, одиноких. Когда привозят сюда, отбирают документы. Олег называет расценки на рабов. «Дешевле всего стоят бабушки — около 30 000 рублей, инвалид дороже — 50 000, а самый дорогой — младенец для мадонны (попрошайка с ребенком на руках. — ред.): 100 000 рублей. Детей покупают в основном в неблагополучных семьях и, что важно, до того момента, как на них будет получено свидетельство о рождении. Пока у ребенка нет свидетельства — его самого как бы нет, государство за ним не следит, никто не спохватится, что он не встал на учет в поликлинике, и т.д.».

«В Москве насчитывается несколько сотен «хозяев», каждый из которых содержит от 4 до 8 рабов, - продолжает «Новая». - «Локации между хозяевами поделены еще с 90-х, — поясняет Олег. — Бизнес очень прибыльный: каждый попрошайка приносит хозяину от 7 до 15 тысяч рублей в день. Расходы минимальные: только откат полиции — редко больше 100 000 рублей в месяц. На содержание рабов уходят копейки: их надо только кормить, а вот тратиться на лекарства не надо: чем жалостливее человек выглядит, тем охотнее ему подают».

«Интерес к нищей мафии у активистов «Альтернативы» появился после освобождения рабов из продуктового магазина в Гольянове в ноябре 2012 года. «Там был полицейский, который к Гольяновскому ОМВД не имел никакого отношения, а был из Черкизовского ОМВД, — рассказывает Олег. — Месяца через два после тех событий он позвонил мне и сказал, что к ним пришла женщина, которую заставляли попрошайничать, и что он не знает, что с ней делать. Я приехал. Женщину звали Людмила. Она рассказала, что из Одесской области, что ей предложили подработать в Москве продавщицей. В Москве отобрали документы и заставили попрошайничать. Она неделю была в рабстве. Потом сбежала. Пришла сначала в одно отделение полиции, ее оттуда прогнали, потом во второе, оттуда тоже прогнали. Из третьего ОВД позвонили нам. Люда стала первой попрошайкой, которой мы помогли восстановить документы. Она рассказала, что ее удерживали в поселке Красково. Впоследствии выяснилось, что это одно из самых популярных мест, где удерживают рабов: Красково, Быково, Мытищи».

«После того как активисты «Альтернативы» помогли Людмиле выправить документы и вернуться домой, в Одесскую область, появился еще один клиент. «Нам сообщили, что на Курском вокзале уже год стоит бабушка с зашитыми глазами. Появляется с самого утра и стоит до позднего вечера на одном месте, просит милостыню. Мы нашли эту бабушку, начали следить. За день к ней ни разу не подошли сотрудники полиции. Ближе к вечеру, когда ее уже могли забрать хозяева, мы подошли к ней и поинтересовались, нужна ли помощь. Сначала она не хотела идти на контакт, но потом все-таки призналась, что ее удерживают, и попросила помочь. Мы, разумеется, бабушку увели. Оказалось, что она из Луганска, в юности потеряла зрение, последнее время жила в доме для престарелых. В 2012 году ей предложили восстановить зрение бесплатно в России. Она, конечно, согласилась. А в Москве ей зашили глаза и заставили просить подаяние. Максимум, что она собирала в день, — 50 000 рублей. Бабушка с зашитыми глазами простояла на Курском вокзале целый год. Холодное время, когда у нее начинали гноиться глаза, было самым прибыльным».

«Рассказ одной из жертв «нищей» мафии активисты «Альтернативы» записали на видео, - говорится также в статье «Новой газеты». - Жанна, пожилая женщина из Одесской области, провела в рабстве всего неделю. Ее освободили в марте 2015 года. «В Одессе, в доме для доживания, ко мне подошла незнакомая женщина и предложила работу в Москве. Сказала: «Бабушка, ты тут все равно ничего не делаешь — поехали со мной, будешь с детьми сидеть, платить хорошо будут». Я согласилась. Меня ничего не держало: одинокая, никого у меня нет. Привезли меня в поселок Быково Московской области. Улицу я не помню, квартира на первом этаже. Там были девушка 20 лет и парень 24-х. Ее зовут Виолла, его — Олег. А детей нет в квартире. Потом смотрю: еще четыре бабушки приходят. Они-то и сказали, что с детьми мне сидеть не придется».

«По словам Жанны, на следующий день их подняли в семь утра, посадили в машину и повезли к метро. Дали табличку «Помогите на хлеб» и оставили у станции «Кузнецкий Мост». «И вот так ты должен стоять с 7 утра до 9 вечера. Стоять должен только там, где поставят. В туалет не имеешь права отходить. Все это время кто-нибудь из хозяев стоит в отдалении и наблюдает. Я надеялась на полицию, но напрасно: один раз попыталась сбежать, шмыгнула в кафе, думала: не найдут. А смотрю через окно: полицейский показывает хозяину, куда я побежала. За побег хозяин сломал мне ногу». Но и со сломанной ногой Жанна сумела сбежать: прибилась к бездомным, за которыми ухаживали волонтеры. «Альтернатива» вернула Жанну в Одессу».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: