Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Украины на российском телевидении почти не осталось, оно теперь занято поиском сирийских истоков русского православия и как никогда громкими одами президенту Владимиру Путину. Комментируя его появление на Генеральной ассамблее ООН в Нью-Йорке, телеканалы РФ называли его выдающимся мировым лидером, а его выступление - долгожданным, самым важным и даже историческим.

«Из российских телевизоров стремительно исчезает Донбасс и Украина, на смену приходит Сирия, - пишет «Газета.ru». - Технологии военно-информационных кампаний уже обкатаны, люди мобилизованы, так что новый фронт Россия открывает, имея за плечами серьезный опыт».

«Во вторник в Минске Украиной и самопровозглашенными народными республиками был подписан новый договор об отводе вооружений, создающий буферную зону почти в 30 километров. В ДНР поспешили назвать заключение этого договора окончанием войны. На Украине с выводами не спешат, но признают, что это действительно большой шаг на пути к миру. В России это событие, совпавшее с первым днем бомбежек в Сирии, почти не заметили. В Минюсте тем временем сообщили, что рассмотрят вопрос об экстрадиции летчицы Савченко, если Украина признает приговор российского суда и гарантирует наказание. Возможно, в обмен на это как-то решится вопрос с российскими «офицерами ГРУ», которые недавно предстали перед украинским судом. В общем, ситуация впервые за долгое время выглядит обнадеживающей».

«Но это, увы, не означает, что конфликт в Донбассе разрешен, - отмечают в «Газете». - Отвода вооружений и даже подвижек в судьбе украинской летчицы мало для того, чтобы война закончилась. Впереди решение вопроса о конституционной реформе Украины, закона об особом статусе Донбасса и проведение выборов в ДНР и ЛНР, которые Украина уже назвала «фейковыми» и потребовала отменить. Речь идет скорее об очередной заморозке, на этот раз, возможно, более продолжительной. России сейчас выгодно как можно скорее закончить украинскую кампанию. Украине – наоборот: находясь в центре внимания, она может рассчитывать на помощь Запада, прощение по кредитам, сочувствие по поводу жесткости большого соседа. Но, судя по новостному пейзажу, все внимание Запада теперь сосредоточено на Сирии. Это новая горячая точка и на российской карте».

«В считаные дни военно-информационные технологии, применявшиеся в конфликте с Украиной, переформатировали и теперь направили на сирийскую кампанию, - продолжается статья. - Уже появились сборщики материальной помощи Сирии у метро и теснят сборщиков помощи Донбассу. Те же эксперты, которые вчера объясняли телезрителям идеи Новороссии, сегодня в прямом эфире конструируют «Новосирию». «Патриотические» блогеры забыли про Стрелкова и пишут оды Башару Асаду. Подчас кажется, что в текстах, речевках и призывах на скорую руку просто заменили город Донецк на город Дамаск. В одночасье появились «сирийские ополченцы», которые променяли борьбу за «Русский мир» на борьбу с запрещенным в России «Исламским государством». Донбасс уже не так интересен, нужны новые враги, новые подвиги, новые воззвания. Все это индустрия войны, которая сформировалась за полтора прошедших года».

Надежда

С выводами насчет сообщения российского Минюста о возможной экстрадиции Надежды Савченко в «Газете.ru», похоже, погорячились. Потому что сообщение это было больше похоже на очередное извращенное издевательство путинского режима, а не на вариант разрешения проблемы, связанной с похищенной российскими наемниками гражданкой Украины.

«Переживаете? Болеете за свою гражданку? Ночей не спите? А вы подайте челобитную по всей форме, когда закончится суд, что признаете наше решение, - написали по этому поводу «Грани.ру». - Что и у себя дома Надежда Савченко будет считаться преступницей, как в России, и сидеть, как в России, и мучиться, как в России. Гарантии еще предоставьте, в соответствии с конвенцией, что она точно из российского СИЗО отправится в украинскую колонию. Вы будете лгать, и я буду знать, что вы лжете, и вы будете знать, что я знаю, но бумажку пришлите, и ее в должный срок рассмотрят - ну, допустим, в Минюсте. Рассмотрят и вынесут решение: отказать. По той причине, к примеру, что может быть «нанесен ущерб интересам», или по какой другой - разве это важно? Важно, что вы надеялись, унизились, ходатайствовали... И даже признавали вину приговоренной, точно зная, что она невиновна ни в чем. А с этой бумажкой российские адвокаты смогут и в Страсбург приехать, отбивая разные там апелляции».

«Вот в Киеве, к примеру, судят российских военнопленных, Александрова и Ерофеева, и это тоже безусловно политический показательный процесс, и прокурор уже запросил пожизненное для невезучих бойцов, но кого он напугал своим демонстративным шагом, кроме несчастной безгласной родни подсудимых? - Продолжает корреспондент «Граней». - Россия от своих отреклась. Да и вообще непонятно, стоит ли пленным, когда и если их выпустят, возвращаться домой. Ясно только, что Александрова с Ерофеевым Родина примет совсем не так, как встретит освобожденную Савченко страна Украина. Главное же различие заключается в том, что в Киеве судят оккупантов, хоть и служивых людей, подчинявшихся приказу, как бы там от них ни открещивались в Минобороны РФ. В Донецке Ростовской области судят защитника Отечества - словосочетание затрепанное, но в данном случае более чем уместное. Оттого и сопровождается это дело постоянным глумлением над законом, совестью, справедливостью, здравым смыслом. И не только в настоящем, но и в будущем, когда у приговоренной якобы появится шанс вернуться на Украину. Минюст разъясняет это со всей очевидностью, хотя решать пытается совсем другие задачи. Минюст куражится, и зрелище это постыдно».

О продолжающемся судебном процессе над Савченко на прошедшей неделе подробно писала «Медуза». «Допрос Савченко начался с ходатайств ее адвокатов Ильи Новикова, Марка Фейгина и Николая Полозова, - говорится в репортаже ее корреспондента. - Они просили, чтобы их подзащитная давала показания с помощью детектора лжи и специалиста-полиграфолога, а также чтобы во время ее допроса на стену зала заседаний проецировалась карта Луганской области. Так Савченко, по мнению защитников, смогла бы лучше доказать, что 17 июня 2014 года ее не было вблизи поселка Металлист рядом с Луганском, и что она не координировала обстрел, в ходе которого погибли Волошин и Корнелюк, а еще несколько мирных эвакуировавшихся жителей пострадали. С детектором лжи разобрались довольно быстро: все-таки по Уголовно-процессуальному кодексу суд, а не машина оценивает достоверность тех или иных показаний. За карты стороны воевали подольше. Те, что есть в материалах дела, сторона обвинения предоставлять отказалась. А против карты Google («Полученной, как я понимаю из интернета», — недовольно сказал председательствующий на процессе судья Леонид Степаненко) сторона обвинения выступила, потому что с точки зрения УПК карта является «недостоверной» и «не официальной».

Дальше - хронология событий, приведших украинскую летчицу в российскую тюрьму, со слов самой Савченко.

«15-го и 16-го украинская армия отбила у сепаратистов населенный пункт Счастье, - рассказывают в «Медузе». - «Ход действия операции я вам раскрывать не собираюсь», — холодно сказала подсудимая. Так же она отвечала и на все вопросы прокуроров о дислокации частей или о технике, стоящей у них на вооружении. Рано утром 17 июня Савченко позвонил комбат «Айдара» Сергей Мельничук и сообщил ей об обстреле и раненых южнее Счастья. Савченко подняла несколько человек из личного состава, а сама на автомобиле Nissan вместе со своей волонтеркой-сестрой Верой поехала к месту».

«Дело происходило в районе населенного пункта Стукалова Балка. Боя уже не было, рассказывала она, на дороге стояли брошенные сепаратистами маршрутная «Газель» и две частные машины с боеприпасами. Савченко обнаружила четверых раненных солдат, позвонила Мельничуку и сестре, сказала, чтобы за ними приехали на легкой технике, потому что бронемашину легче заметить и уничтожить. Минут через 15 за ранеными приехала машина с двумя бойцами «Айдара», но ее, рассказывала Савченко, тоже подбили. Она предложила им отступать — как получится, сама же пошла еще южнее. Что было дальше с ранеными, она так и не сказала. Поселок Металлист, где в это же время велся обстрел, оставался в трех-пяти километрах к западу от нее. Савченко рассказала, что засаду она почувствовала, когда до нее оставалось метров двести. Она остановилась, но тут прямо перед ней, метрах в двадцати, появился вооруженный сепаратист. «Попалась. Иди сюда», — произнес он. Савченко решила не сопротивляться — открыв огонь, она могла привлечь внимание к скрывающимся раненым. Парень даже не отнял у нее автомат. Они вместе, беседуя, прошли до основной засады. Вот там Савченко уже разоружили, у нее забрали деньги. На голову надели мешок и пообещали «отправить в расход». Это было за час до того, как начался обстрел поселка Металлист, во время которого погибли сотрудники ВГТРК».

«Савченко привезли в спортивный зал военкомата в Луганске, приковали наручником к спортивному снаряду. Там были и другие украинские пленные; их приковывали наручниками к гирям, например. На следующий день в спортзал впустили группу корреспондентов российских федеральных телеканалов. И только от них, по ее словам, она узнала о гибели Волошина и Корнелюка. Савченко сказала на телекамеры, что была наводчицей огня. На суде она пояснила, что сделала это просто так: «Это российские журналисты, какая разница, что им говорить». И добавила: она действительно звонила командиру полка Мельничуку, но не координировала ведение огня, а лишь просила не стрелять по дороге. Бойцы ЛНР, рассказывала Савченко, вели себя агрессивно, но в целом нормально. Кормили тем, что ели сами, вели разговоры об обмене военнопленными. Тогда же Савченко увидела нынешнего главу ЛНР Игоря Плотницкого — он представлялся министром обороны самопровозглашенной республики. Именно Плотницкий, считает Савченко, принял решение о том, чтобы отправить ее в Россию».

«23 июня ее сначала везли на машине с мешком на голове и в наручниках, а потом передали двум людям в военной форме, которые, в отличие от многих сепаратистов, совсем не говорили по-украински. Они прошли через лес, сели в новый автомобиль, там Савченко приняли люди в масках. За три с половиной часа пути они не обмолвились с ней ни словом. Потом Савченко оказалась в синей «девятке» с двумя людьми в штатском. Потом ее ждал бежевый микроавтобус и еще два часа дороги. Большую часть пути глаза Савченко были закрыты, однако один раз ей удалось разглядеть дорожный указатель «Богучар — 60 км». Богучар — это райцентр в Воронежской области, до украинской границы от него больше 70 километров. Савченко рассказала, что оказалась у поста ДПС, к ней подошел полицейский. «Правый сектор»? — спросил он ее («Правый сектор» признан в России экстремистской организацией, его деятельность запрещена). «Я военнопленная», — ответила она. Савченко отвезли в мотель «Евро» на трассе «Дон» (окраина Воронежа) и держали там под охраной. К ней начали приходить российские следователи. Один сказал, что она будет свидетелем по делу Авакова-Коломойского (главное дело, возбужденное СК РФ по мотивам украинских событий). «Я их даже не видела ни разу», — пожала плечами Савченко. В июле ее арестовали уже в рамках собственного дела».

Старый тупик с нового ракурса

Однако, остается факт: руководство РФ увлеклось новой, более масштабной войной, и пытается спешно «заморозить» конфликт в Украине. «Собеседники в ополчении говорят, что от российских кураторов они получают жесткий наказ не открывать ответный огонь и не проводить наступательных операций», - пишет «Газета.ru»  в другой своей статье.

По словам ее корреспондента, «самопровозглашенные республики, поддерживаемые Москвой, собираются провести выборы отдельно от Киева 18 октября и 1 ноября. Кампания пройдет в три этапа. По официальной версии — ради экономии средств, но реально ее растягивание может означать желание Москвы попробовать договориться с Киевом позже. По информации «Газеты.Ru», Россия, как и ранее, сохраняет в регионе две цели. Переложить на украинскую сторону ответственность за жизнеобеспечение на отколовшихся территориях, но при этом сохранить за собой контроль над их властями, чтобы оставить рычаг давления на Киев. При этом синхронизированные с Киевом выборы, как предполагалось изначально, должны были придать самопровозглашенным республикам легитимность».

«Киев же отказывается от такого сценария, - продолжается статья. - Принятые им законы о выборах и особом статусе отдельных территорий Луганской и Донецкой областей не оставляют маневра для Москвы и ЛДНР. Кроме того, Украина требует до всех основных политических реформ полного вывода незаконных вооруженных формирований из республики и возврата под свой контроль границы с Россией. Такие условия создают для Москвы риск уничтожения ее ставленников в Донбассе».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: