Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Перестрелка в Закарпатье с участием «страшилища» России и Запада, «Правого сектора», как ни странно, не вызвала заметного резонанса в западных СМИ. Зато необычно много внимания было приковано к Одессе, причем по совершенно разным поводам. Кто-то писал о прошедшем там кинофестивале, кто-то рассказывал о напряженных отношениях между жителями региона, имеющими противоположные политические симпатии. Еще писали о новом губернаторе, что тоже неудивительно.

«Опасная шестичасовая поездка из Одессы в Болград, деревенского вида местечко, где родился Петр Порошенко, помогает пояснить, почему в мае президент Украины доверил работу главы региона Михаилу Саакашвили, бунтарю-реформатору и бывшему президенту близкой Грузии, - говорится в статье The Financial Times. - В этом сельскохозяйственном сердце страны обнищавшие местные жители изо всех сил стараются доставить продукцию на рынки. С глубокими выбоинами и грунтовками эти дороги разбиты больше, чем на разоренном войной отколовшемся украинском востоке. После многолетней запущенности 244-километровая дорога из космополитичной региональной столицы и черноморского транзитного терминала Одессы до этого юго-восточного края Украины - все равно что езда по минному полю. «Мы чувствуем себя брошенными, отрезанными и оставленными на безысходность… Лидеры из Киева, включая Порошенко, больше не приветствуются здесь, - сказал Виктор, житель преимущественно болгарского города. - Но нам еще нравится Саакашвили».

«Прибытие прямолинейного Саакашвили, учившегося в Киеве и говорящего на русском, украинском и английском, привнесло свежую энергию и надежду в регион, перед которым стоят те же вызовы, что стояли перед Грузией, когда он пришел к власти больше десяти лет назад», - утверждают в британском издании.

Как рассказывает его автор, «в Одессе реконструкция дорог ускорилась, и Саакашвили отправил в отставку коррумпированных региональных чиновников и пообещал инвестиции и новые рабочие места, быстро покорив отчаявшихся местных. Вскочив в переполненный и душный одесский мини-автобус на прошедшей неделе, без предупреждения и без телохранителей, Саакашвили совершил одну из своих регулярных поездок по региону, чтобы мельком увидеть, что работает, а что нет. Сначала его присутствие ошеломило других пассажиров, как туристов, так и жителей. Но местные быстро прояснили свои чувства, умоляя о реформах. Саакашвили сказал им, что его главные приоритеты состоят в ремонте инфраструктуры и развитии бизнеса и туризма - задачи, которые будут финансироваться благодаря преодолению коррупции. «Старая система терпит крах, - говорил он, пока мини-автобус беспорядочно подпрыгивал на выбоинах. - Ответ на это - революционные реформы, и мы должны действовать быстро». «Мы знаем, что Путин замышляет разжечь тут сепаратизм, - добавил он. - Без Одессы не будет Украины. Она будет отрезана от Черного моря… ее экспорт будет подавлен».

«Пока автобус ехал в курортный город Сергеевка, жители принялись за обвинения против когда-то грозного мэра, контролировавшего город более десяти лет, - продолжается статья. - Они провели для Саакашвили тур по обветшалой инфраструктуре, указывая на элитную недвижимость, построенную местными чиновниками. 26-летний Сергей Лутенко, рассчитывающий бросить вызов мэру на предстоящих выборах, сказал, что присутствие Саакашвили «прогнало страх и предложило надежду». Час спустя в офисе губернатора Саакашвили созвал глав антикоррупционных департаментов на транслируемое заседание. Он без промедления уволил их и их персонал после того, как один из них признался, что с начала года не привлек к ответственности за коррупцию ни одного чиновника. «Вы видели дороги? - Сказал Саакашвили. - Куда пошли деньги? Я увольняю вас за бездействие».

«Одесские интеллектуалы вроде Михаила Голубева подчеркнули, что поддержка Москвы сильна далеко не настолько, как считает президент России Владимир Путин. «Путину нечего предложить россиянам или нам в плане лучших дорог, реформ, демократии или более светлого будущего. Он просчитался, думая, что поскольку мы русскоязычны, мы хотим присоединиться к новой российской империи, - сказал Голубев. - Мы, одесситы, знаем лучше, будучи долгое время связанными с остальным миром через наших моряков и торговлю. Мы «интернационалисты», либерально мыслящие и бизнес-ориентированные», - завершает The Financial Times.

«Мы посещали воюющую страну»

Следующая статья - из другого важного города. «Поддержка Украины - это обязанность каждого, кто заботится о будущем Европы. Поэтому на прошлых выходных я отправился с отцом, 86-летним оксфордским философом, прочитать лекции в Украинском католическом университете во Львове, главном городе на западе Украины», - написал известный британский журналист Эдвард Лукас в The Times.

«Мы посещали воюющую страну, - рассказывал он. - Урны для сбора денег - на оружие, беженцев и медицинское обслуживание - повсеместны. В центре города, великолепном пережитке более счастливых габсбургских дней, объявления о наборе добровольцев соревновались за внимание публики с танцорами «Харе Кришна». Американские солдаты из учебной миссии пили на летней площадке в окружении благодарных местных жителей. На церемонии награждения УКУ некоторые студенты все еще оправлялись от ранений, полученных на фронте. Мы скорбели о тех, кто был убит, включая участников прошлогодних демонстраций против коррумпированного режима Виктора Януковича, бежавшего в Москву».

«Но война ведется также на других фронтах. Украинцы пытаются привлечь внешнее внимание. Греческий кризис, войны на Среднем Востоке и миграция более актуальны. Россия играет длинную игру, рассчитывая, что Украина, ослабленная долгом, трудностями и коррупцией, согнется под бременем войны. Имея в виду отвратительность прошлых украинских правительств, нынешнее заурядное руководство в Киеве выглядит хорошо. Но оно мало продвигается в глубоких изменениях, необходимых для реформирования страны так, как действовали другие посткоммунистические страны в течение последних 25 лет. Украина до сих пор управляется фактически провинциальной советской бюрократией: медлительной и корыстной. За кулисами (а иногда и на сцене) олигархи пользуются слишком большой властью».

«Успешная, либеральная Украина жизненно важна для остальной Европы, в той же мере, в какой несостоявшееся государство, охваченное экстремизмом и коррупцией, было бы кошмаром, - убежден Лукас. - У Запада есть много способов помочь - поддержка независимых институтов вроде УКУ, военная помощь, безвизовый режим и даже план Маршалла для восстановления разрушенной экономики этой страны. Но самое важное, что мы можем сделать, это разделить бремя сопротивления России. Я замечал Дэвиду Кэмерону на конференции в Братиславе в прошлом месяце, что его твердая антипутинская позиция была бы намного более убедительной, если бы Британия не была знаменита своей ролью в отмывании денег подельниками Кремля. Если мы серьезны насчет помощи Украине и противодействия Путину, мы должны начать здесь, дома. Нам нужно заморозить грязные российские деньги, наказать кремлевских сообщников, отказать в визах российской элите и ее семьям - людям, которые ведут войну в Украине и у нас. Это будет болезненно, но даже близко не так, как в противном случае».

В двести раз «дешевле» Греции

Необходимость помогать Украине - самая распространенная «украинская» тема западных изданий на прошедшей неделе. При том, что страницы многих из них едва ли не полностью достались Греции. Это как раз и вызвало раздражение у ряда наблюдателей.

«В течение полугода политики, СМИ, международные организации бегают вокруг Греции, как угорелые, - написал корреспондент Rzeczpospolitej. - Жалеют бедных греков, которые годами за заемные средства жили не по средствам. Которые хронически не платят налогов. Которые коррумпированны и коррумпируют в степени, невиданной за пределами Италии в Европейском Союзе. Где некоторые чиновники дополнительно - как пишет сайт wynagrodzenia.pl - получали сотни евро надбавок за работу за компьютером, за доставку писем в руки, за мытье рук (420 евро в месяц), а также за то, что не опаздывали на работу (600 евро в месяц). Символом долгих страданий бедных греков была регистрация для налогообложения в Афинах 324 бассейнов из свыше 16 тысяч, локализированных с помощью спутников, а известно, что это не все, потому что часть владельцы понакрывали маскирующими брезентами цвета травы».

«Этой красивой стране-катастрофе мир уже погасил долги на более чем 100 млрд евро, а сейчас продолжаются торги о том, сколько еще денег нужно Греции. Сначала на входе рассчитывали, что 53 млрд евро наличными, но это было в четверг. В субботу квота подскочила до 80 млрд… Во что - для ясности - вложится также Польша, потому что многомиллиардного долга, который щедро выдал Греции МВФ, Греки полностью не выплатят, что ясно, как солнце над Афинами. А мы все же являемся добросовестным членом Фонда и вкладываем в него деньги».

«Менее чем за 1000 километров на северо-восток от Афин есть государство, в котором 45 миллионов человек испытывало похожее злодейство и коррупцию на протяжении 20 лет, - продолжается статья в польском издании. - И которое, попытавшись измениться, стать более современным и честным, чтобы присоединиться к Европе, пережило со стороны соседа аннексию, скажем, Гданьска с Хелем, вооруженное восстание, поддержанное чужой армией на всем Поморье и Мазурах, перекрытие газопроводов и торговую войну. Где национальный продукт на одного жителя в девять раз ниже, чем в кризисной Греции».

«Мир сожалеет о 25-процентном спаде греческого ВВП, искусственно раздутого для получения кредита в первой декаде столетия, - подчеркивает автор статьи в Rzeczpospolitej. - Украина в результате российской агрессии теряет за два года 16 процентов ВВП… - и мир разводит руками. Несмотря на 6 тысяч убитых, тысячи раненых, 1,3 млн беженцев мира не стало даже на гуманитарную помощь, но он уже обещает такую помощь в девять раз более богатым грекам. Украина нуждается в кредите МВФ в размере около 10 млрд долларов…, чтобы продолжать программу реформ и сдерживать падение экономики. Она нуждается в двухсотой части того, что вот-вот получит Греция в виде сокращения задолженности и новых денег. И этой одной двухсотой Украина не получит, мир подождет, пока Россия ее задушит».

С призывом поддержать Украину выступили также члены правительств Польши и Великобритании в статье, опубликованной рядом западных изданий, в числе которых - Rzeczpospolita.

«Немногие знают, что в 1990 году, когда распался Советский Союз, ВВП Польши был едва ли на 20 процентов выше, чем у Украины, при сопоставимых территории и количестве населения. Два с половиной десятилетия позже наши государства разделяет довольно большая разница. Польская экономика за это время систематично поднималась на приблизительно пять процентов в год. Украина погрязла в стагнации. Почему так получилось?», - задаются вопросом авторы этой статьи.

Ответ у них есть: «Очевидно, что разница связана со вступлением Польши в Европейский Союз. Но этого мало, чтобы объяснить, почему после падения коммунизма Польша и Украина движутся такими разными путями. Есть два других фактора, которые ЕС должен сейчас обдумать. Первый - это возможность независимо следовать собственным путем, без излишнего вмешательства сильных соседей. Польша имела такой шанс в 1990 году. Украина не получила его до сих пор… Второй существенной причиной разницы между нынешней ситуацией Польши и Украины являются проведенные в нашем государстве демократические и экономические реформы. У Польши есть сегодня хорошо функционирующее гражданское общество и независимые средства массовой информации, свободный рынок и конкурентоспособные предприятия».

Мало надежд

В Die Zeit  и The Financial Times, между тем, дают понять, что положение серьезно и упреки обоснованы.

«Несмотря на то, что 1147 человек были убиты во время боев с начала февраля, никто не хочет верить, что Минск II не работает, - говорится в тексте первого издания. - Плана В на случай его провала нет, говорят представители немецкого правительства. Штефан Майстер, эксперт по Восточной Европе министерства иностранных дел Германии, сказал, что предупреждал министерство насчет зависимости от Минска II. Но, по его словам, дипломаты просто не хотят слушать. Вместо этого существует тенденция расхваливать Минск II, сказал Майстер».

«Например, возьмем пункт 13 соглашения. Оно предусматривает четыре рабочих группы, в которых представители Украины, России и ОБСЕ должны вести переговоры об экономике, гуманитарных вопросах, безопасности и политическом процессе. К досаде украинского правительства, сепаратисты также сидят за столом. Есть много срочных вопросов для обсуждения. Те, кто не выехал из оккупированных территорий, не получал пенсии или зарплаты. Украинская валюта скудна, потому что банки больше не работают, но курсирует российский рубль. Проходит только гуманитарная помощь, с большими трудностями. По обе стороны разрушены школы и водопроводы», - поясняют в Die Zeit.

«Рабочие группы должны обсуждать все это, - подчеркивают в немецком издании. - Но как они могут гарантировать движение денег, когда некоторые сепаратисты нанимают уголовников? Как они могут вести переговоры о строительстве мостов, когда мосты продолжают взрывать? Как они могут ремонтировать улицы или организовывать выборы, если продолжаются бои и убийства? Россияне не видят себя частью в войне и хотят, чтобы украинцы вели переговоры напрямую с сепаратистами. Украинское правительство не хочет признавать сепаратистов и хочет говорить только с россиянами. Так они сидят друг напротив друга и обсуждают, кто получит бейджик, а кто не получит - вместо разоружения и доставки помощи. Российская сторона время от времени оставляет переговоры или даже не является».

«Основа этой истории хорошо известна, - начинается статья FT. - От начала демонстраций на Майдане в ноябре 2013 года экономика Украины сжалась. За пятипроцентным падением в прошлом году, по разным прогнозам, последует сокращение на 5-10 процентов в 2015-м. Инвестиции прекратились, проекты с крупным потенциалом в энергетическом секторе, как разработка сланцевого газа компаниями Shell и Chevron, остановились. Бои на востоке прервали поставки угля в остальную страну из 300 шахт Донбасса. Российская аннексия Крыма прекратила поставки газа из месторождений, разрабатывавшихся «Черноморнефтегазом» на Черном море. Украина в результате стала еще более зависимой от импорта угля и газа из Южной Африки, Австралии, других частей Европы и даже, как ни парадоксально, из России. Эти поставки не являются дешевыми и во многих случаях поставщики будут заниматься бизнесом только в том случае, если им заплатят наперед и твердой валютой».

«Все это создало растущее бремя государственного долга, который по общему мнению сейчас непосилен, - отмечают в FT. - Украина не может обслуживать долги, которые уже имеет, и каждая ежемесячная выплата становится моментом шока. Правительство в Киеве сообщает о том, что близко к объявлению дефолта по некоторым или всем своим долгам - шаг, который остановил бы как дальнейшие заимствования, так и крайне необходимый поток промышленных инвестиций, дающий единственную возможность остановить экономический упадок. Риск состоит не только в том, что дефолт оттолкнет заемщиков и инвесторов. Он может также толкнуть тысячи украинцев к эмиграции через дырявые границы страны в Польшу, Румынию, Венгрию и Словакию. Если Европа не может справиться с ограниченным потоком людей, пересекающих Средиземное море, можно только представить панику и хаос, которые последуют за массовым бегством из Украины».

«Эта политическая ситуация может быть решена только тогда, когда Россия устанет финансировать конфликт, который она не выигрывает, и также от относительной изоляции из-за санкций. Запад явно не готов воевать за восточную Украину. Но нам нужно действовать, чтобы остановить вхождение страны в порочный круг, который может закончиться несостоявшимся государством из 45 миллионов человек менее чем за 350 миль от Будапешта и всего за 250 - от Варшавы», - заключили в британском издании.

А корреспондент The Washington Post, в свою очередь, предостерегает западных лидеров от необдуманных политических решений.

«Джон Мершаймер предложил как будто рациональный вариант сделать Украину буфером между Западом и Россией, не являющимся союзническим ни для одной из сторон, - отметил он. - К сожалению, это «решение» дает мало надежды Украине и втягивает Запад в десятилетия великодержавного противостояния с вероятным продолжением конфликта. Ученые и эксперты бросаются идеями статуса буферного государства, поверхностно рассмотрев последствия таких действий. Решение кажется простым… Одна проблема: социология рисует сильно отличающуюся картину эффективности буферных государств… Исследование 2012 года, которое я провел с Джоном Ван Бентуйсеном, заключает, что смерть государства не является логичным результатом ситуации, когда государство размещено между двумя противниками, расположенными на значительном расстоянии друг от друга. Вместо этого мы выяснили, что государства, вероятно, погибнут, если находятся между двумя соседствующими противниками, и статус буферного государства является логичным путем к территориальным спорам - частой причине прямой войны и разрушения».

«Вариант буферного государства только закрепит будущее Украины как государства, разделенного между Западом и Россией, - убежден корреспондент американского издания. - Исследование показываем нам, что статус буферного государства опасен, история поддерживает эту мысль… Однако Путин может быть «бумажным тигром», ограниченным собственными ошибками и падающим рублем. Санкции не решают проблемы и могут продолжать парадоксально поддерживать его имидж внутри страны. К счастью, Россия не способна зареветь снова до тех пор, пока не восстановится цена на нефть, а вместе с нею и экономика. Нам нужно искать лучшие решения и рассматривать последствия политических решений, предлагаемых учеными, из-за потенциально разрушительных последствий. Ситуация в Украине дестабилизировала систему, но радикальные решения могут ухудшить ситуацию».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ» 


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: