Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Закономерный итог саммита Восточного партнерства, прошедшего неделю назад в Риге, стал сейчас очевиден. В ответ на всевозможные попытки чиновников ЕС умиротворить агрессора, демонстративно прикрыв двери Союза для трех бывших советских стран, Россия начала очередной этап военного наращивания у границы с Украиной.

Как сообщило информационное агентство Reuters, «российская армия стягивает войска и сотни единиц вооружений, включая передвижные ракетные пусковые установки, танки и артиллерию к импровизированной базе у границы с Украиной, видел корреспондент Reuters на этой неделе. На многих машинах сняты номерные знаки и идентифицирующие пометки, в то время как многие из солдат не имеют опознавательных знаков на их камуфляже. В связи с этим они напоминают некоторые силы, обнаруженные на востоке Украины, которые Киев и его западные союзники называют скрытыми российскими подразделениями. Эта сцена на базе Кузьминского стрелкового полигона, приблизительно за 50 км от границы, предоставляет на сегодня одно из самых ясных свидетельств того, что выглядит как синхронное российское военное наращивание на этой территории».

Автор сообщения Мария Цветкова отметила, что «министерство обороны России сообщило, что в настоящее время не может прокомментировать наращивание сил. Некоторые солдаты сказали, что их отправили на базу просто для военных учений, предположив, что их присутствие не связано с ситуацией в Украине. На вопрос Reuters, означает ли большое количество немаркированных вооружений и солдат без опознавательных знаков у границы, что Россия планирует вторгнуться в Украину, пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков во время телеконференции с журналистами сказал: «Я считаю неподобающей саму формулировку этого вопроса, «говорится ли вторжение».

«Доставленное сюда оружие включает пусковую установку реактивной системы залпового огня «Ураган», танки и самоходные артиллерийские установки - все виды вооружений, использовавшиеся в конфликте на востоке Украины между армией Киева и сепаратистами, - продолжает она. - Общее количество военного оборудования на базе был примерно в три раза выше, чем в марте этого года, когда журналисты Reuters были на этой территории в предыдущий раз. В это время были видны всего несколько десятков единиц оборудования. В течение четырех дней, начиная с субботы, Reuters видел четыре грузовых платформы с военными автомобилями и солдатами, прибывающих на железнодорожную станцию в Ростовской области на юге России, включая как минимум два состава, движущихся в сторону базы. Большой участок грунтовой дороги, ведущей через степь от Кузьминского полигона до украинской границы, был наново восстановлен, что сделало его лучше проходимым для тяжелых машин. Дорога ведет к тихому пограничному переходу, обычно используемому только местными жителями. По другую сторону находится украинская Луганская область, контролируемая сепаратистами и бывшая площадкой горячих боев».

«Каждый день все больше военного оборудования подвозится к железнодорожной станции Матвеев Курган грузовыми поездами, - отмечается в репортаже Reuters. - Поезд, прибывший во вторник, вез 16 танков Т-72 и большое количество военных грузовиков. Местная женщина, находившаяся на станции с девочкой дошкольного возраста, посмотрела на танки на грузовых платформах и сказала: «Меня уже ничто не удивляет». В течение четырех дней поезда доставили в целом как минимум 26 танков, около 30 пусковых установок «Ураган», десятки грузовиков, а также несколько бронетранспортеров и самоходных артиллерийских установок. В двух случаях, после того, как поезда были разгружены, журналисты последовали на колонной машин к стрелковому полигон - месту, которое ранее уже было непрямо связано с боями в Украине. Bellingcat, британская общественная организация, использующая социальные сети для исследования конфликтов, проанализировала посты российских солдат в аккаунтах в социальных сетях, включая геолокационные отметки на фото, и пришла к заключению, что некоторые из тех, кто находится в Украине, ранее были на Кузьминском полигоне».

«Нужно быть чрезвычайно осторожными»

Таким образом, своим горячим стремлением «не провоцировать Россию» лидеры ЕС дали России понять, что боятся ее агрессии, готовы на всевозможные уступки и будут бесконечно отступать перед ее напором, рассчитывая избежать вступления в открытый вооруженный конфликт. Что и требовалось доказать.

Как написали в Reuters, статью которого цитирует The New York Times, «есть четкое разделение среди шести государств, приглашенных в 2009 году сформировать Восточное партнерство: Украина, Грузия и Молдова, стучащиеся в двери ЕС, стремясь сбежать от российского медведя; Армения, Азербайджан и Беларусь более неоднозначны, точно так же, как Брюссель более холоден к ним, не в последнюю очередь из-за прав человека. Но существует и растущее разделение между самими членами ЕС».

«Некоторые с востока хотят более жесткой линии ЕС относительно Москвы и открытых дверей для соседей. 35-летний премьер Эстонии Таави Роивас сказал, что для членства в ЕС не должно быть «больше никаких препятствий», как только страны начнут отвечать брюссельским стандартам управления. Министр иностранных дел Грузии Тамар Берухашвили сказал Reuters, что «очень сложная обстановка в плане безопасности должна сделать партнерство еще более важным». Пока западные налогоплательщики беспокоятся насчет расширения ЕС, особенно насчет того, чтобы впустить увязшую в долгах Украину с ее 45 миллионами человек, другие лидеры заинтересованы в ослаблении экономически нездоровых трений с Путиным и опровергнуть то, что немка Ангела Меркель назвала «неверными ожиданиями» членства в ЕС. Президент Франции Франсуа Олланд, партнер Меркель по удержанию Путина у всегда шаткого перемирия на востоке Украины, подчеркнул, что членство в ЕС «не было предопределенным итогом». Отметив проблемы на южной части Европы, Среднем Востоке и с миграцией через Средиземное море, он подчеркнул потребность в глобальном сотрудничестве с Москвой. «Мы не должны превращать это Восточное партнерство в еще один конфликт с Россией, - сказал он. - Я уверен, что Европейский Союз и Россия… могут иметь разговор, направленный в сторону будущего».

«С продолжающимся насилием на востоке Украины Москва возобновила свое противодействие восточным маневрам блока, - написали в Reuters. - Ее представитель в ЕС сказал, что «все этот проект преследовал цель отрыва… стран от нас», вынуждая их быть «или с ЕС, или с Россией». Это заявление взбесило чиновников ЕС, настаивающих, что это Москва, а не они, предлагает своим соседям выбор «или-или». «Восточное партнерство - это не конкурс красоты между Россией и ЕС», - подчеркнул председатель саммита Дональд Туск, бывший премьер Польши, перед тем, как выдать свою досаду в отношении Путина. «Но красота имеет значение, - продолжал он. - Если бы Россия была несколько мягче, обаятельнее, привлекательнее, возможно, ей не пришлось бы компенсировать свои недостатки деструктивной и агрессивной тактикой измывательства в отношении своих соседей».

«Брюссель был шокирован после Вильнюса тем, что незначительный проект, как рассматривали его в Брюсселе, вырос до риторики эры Холодной войны и настоящего кровопролития, - отмечается в этой статье. - Таким образом, вопреки всем теплым словам в Риге, восточные партнеры могут теперь чувствовать себя более одинокими. «Никто не говорит вслух, что мы должны завершить этот проект, - сказал дипломат ЕС, участвовавший в подготовки саммита. - Но ЕС очень некомфортно со всем этим. Россия словом и делом показала, что рассматривает Восточное партнерство как геополитический проект, нацеленный против нее. А ЕС не занимается геополитикой».

«За стенами, где проходила встреча, у здания обширной новой национальной библиотеки Латвии, несколько десятков пророссийских протестующих держали баннеры, обвиняя лидеров в попытках разделить Европу и подогреть конфликт, - передавал с саммита корреспондент The New York Times. - «Восточное партнерство - разжигание войны» - говорилось на одном из плакатов. Москва избегала открытого обсуждения встречи. Но министр иностранных дел России Сергей Лавров, выступая на этой неделе в Брюсселе, сказал, что Европе нужно позаботиться, чтобы ее Восточное партнерство «не навредило законным интересам Российской Федерации». Он не пояснил эти интересы».

«Трудный процесс принятия решений в Европейском Союзе, затягиваемый интересами 28 стран, сделал блок всерьез ограниченным в его программах в отношении Армении, Азербайджана, Беларуси, Грузии, Молдовы и Украины, каждая из которых сталкивалась с оперативным и намного более прямым давлением России, - отметили также в американском издании. - Некоторые члены блока, в частности, Кипр, Греция и Венгрия, добивались улучшения отношений с Россией и выступали против того, что считали «провокационными» действиями на бывшей советской территории. Лидера Венгрии Виктора Орбана, раздражавшего других лидеров своими одобряющими комментариями в адрес Путина и смертной казни, Юнкер (глава Европейской Комиссии. - «ОстроВ») приветствовал в Риге шутливым «Привет, диктатор!», сообщил Reuters. Шесть бывших советских республик сами глубоко разделены в вопросе выбора направления и часто делали зигзаги между Востоком и Западом, притянутые к Москве своей зависимостью от российских энергоносителей и рынков, но стремящиеся к Брюсселю за обещанием финансовой и другой помощи для модернизации. «Москва - это агрессивный старший брат, которого вы знаете и не можете избежать, - сказал Томас де Ваал, эксперт по бывшему Советскому Союзу в Международном фонде Карнеги за мир в Вашингтоне. - Брюссель - это милый новый сосед, чьи предложения звучат для вас приятно, но недостаточно понятно».

«Он добавил, что члены Европейского Союза имеют сильно отличающиеся взгляды на то, что делать с шестью потенциальными партнерами. Некоторые видят их стремящимися избрать западные пути с таким же энтузиазмом, как государства Прибалтики вроде Латвии. Другие накрепко привязывают их к российскому двору. «Мы говорим не о шести Польшах; это все еще страны в сильным советским наследием», - сказал де Ваал. По его словам, опросы общественного мнения предполагают, что большинство их жителей хотят отношений как с Россией, так и с Европейским Союзом, «а не или-или». «Половина торговли - с Россией, большинство людей говорит на русском, элиты учились в Москве», - отметил он».

«В условиях внутренних разделений ЕС относительно того, является ли лучшим ответом на это усилившееся стремление интегрировать восточных соседей или сворачивание амбиций, результат - гадость, - добавил к этому The Guardian. - «ЕС никогда не позволит третьей стране диктовать ему политику касательно других стран, - сказал высокопоставленный чиновник ЕС. - Однако в будущем мы будем действовать осторожнее по отношению к России. Пожалуй, раньше в этом было недостаточно осторожности, недостаточно разъяснительной работы, недостаточно диалога». С приближением рижского саммита чиновники ЕС публично заявляли, что они до сих пор преданы идее Восточного партнерства, как раньше. Но риторика показывает, что сейчас блок чрезвычайно обеспокоен тем, как бы не спровоцировать Россию, и среди голосов стран-членов ЕС господствуют менее хищнические в отношении России. «Мы не хотим провоцировать Россию и давать им еще одну причину быть агрессивными, - сказал другой европейский дипломат, присутствовавший на саммите. - Нам нужно быть чрезвычайно осторожными».

С Украиной и без Украины

При этом сами западные журналисты выказывали себя сторонниками большего поощрения Украины и других стран Восточного партнерства. Как отметил корреспондент польской Gazety Wyborczej, «перед странами Партнерства Запад боится брать на себя новые обязательства, которые могли бы раздразнить Кремль. В Риге ощущался испуг перед последующими шагами Путина, чтобы Россия надолго заморозила конфликт на Донбассе. Сейчас самая сложная битва за европейский выбор Украины ведется не на полях сражений, а в украинской политике и экономике - в борьбе с коррупцией, плохим управлением, влиянием олигархов, отставшей промышленностью, требующей фундаментальных реформ. Но мы в Польше хорошо помним, как может мобилизовать ясная цель - вступление в ЕС. Это неплохо действует даже в пораженных войной странах бывшей Югославии, которым Союз уже в 2003 году однозначно обещал открытые двери после выполнения критериев членства».

«Украина - в некотором смысле самая большая, самая стратегическая и самая проблемная из шести стран, - говорилось в редакционной статье британского The Guardian. - Она также измучена войной. Нельзя забывать, что украинская революция на Майдане стала прямым результатом кризиса во время предыдущего саммита Восточного партнерства, в 2013 году. Когда тогдашний президент Виктор Янукович отказался от соглашения об ассоциации, толпы вышли на улицы Киева в знак протеста. Не могло бы быть более сильного доказательства того, насколько европейская дипломатия может быть важной для граждан».

«Нахождение более разумных и выверенных способов трансформировать пост-советские общество требует большей сосредоточенности, не меньшей. Стабилизация востока и притягивание его ближе к ценностям ЕС является сверхсложной долгосрочной задачей. Структурные слабости региона, вроде авторитаризма и коррупции, не исчезнут в одночасье. Но поддержкой гражданского общества и экономическими приманками ЕС должен продемонстрировать стратегическое терпение, необходимое для распространения того, что он символизирует, - основанного на правилах мирного порядка на континенте. В Риге Европа должна послать ободряющее сообщение тем, кто рассчитывает на большую свободу, процветание и независимость. Европейская история должна служить постоянным предупреждением против логики сфер влияния или чего-либо, напоминающего жертвование интересами меньших стран во имя прагматичной политики сверхдержав. Цена появления на востоке Европы несостоявшихся государств была бы огромна. Не менее важно, что европейские истории успеха в регионе через время определенно имели бы влияние на развитие самой России. Европе нужно использовать свою силу притяжения, не уклоняться от этого», - заключали ее авторы.

Бывший министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт в статья для немецкой Die Welt напомнил, что «Восточное партнерство было основано в 2009 году по инициативе Польши и Швеции. В то время я был министром иностранных дел Швеции. Цель состояла в том, чтобы дать Армении, Азербайджану, Беларуси, Грузии, Молдове и Украине инструменты интеграции, которые ранее способствовали тому, что государства центральной Европы и Балтики стали демократиями и членами ЕС, чем они сейчас и являются. Восточное партнерство рассматривалось также как противовес склонности ЕС ставить на первое место Россию. В этом отношении в Россию инвестировались огромные ресурсы, в то время как другие страны уходили преимущественно с пустыми руками - в том числе самый важный из этих соседей, Украина».

«До 2013 года Восточное партнерство, кажется, не доставляло никакого беспокойства Кремлю, - подчеркнул он. - Оно не упоминалось ни на одной из двусторонних встреч в верхах, ни на одной из конференций, в которых я принимал тогда участие. Кремль считал его, вероятно, неважным. Это изменилось, когда Владимир Путин снова стал президентом в 2012 году. Его главным геополитическим проектом стало тогда создание Евразийского Союза, и он знал, что для этого он должен остановить Украину на ее пути в сторону ЕС и обернуть в сторону России. В то время, как принятое в ЕС видение расширения Европы основывается на мягкой силе, экономической интеграции и длительном создании институтов, Путин в своей политике расширения России опирается на устрашение и насилие. ЕС преследует долгосрочные геоэкономические цели, в то время как Кремль занимается краткосрочной жесткой международной политикой».

«К сожалению, гораздо проще России сеять краткосрочные раздоры, чем Европе - заниматься долгосрочной стабилизацией. Но уступить это поле Кремлю и его союзникам означало бы подрывать не только страны Восточного партнерства, но и сам порядок в Европе», - заключил Бильдт.

Однако при всем этом западные журналисты не преминули отметить, что в настоящее время ЕС кажется более обеспокоенным своими внутренними проблемами, а не затянувшейся войной на своем восточном фланге, ведущейся фактически против него. Едва успев завершить саммит, европейские лидеры, в тот же вечер, отправились вести переговоры с руководством Греции, как и Украина, погрязшей в долгах, и шантажирующей ЕС выходом из еврозоны. При этом референдум о выходе из ЕС планирует сама Великобритания, бывшая одним из самых твердых сторонников санкций Союза против России и, пожалуй, самым мощным союзником Украины в ЕС. Премьер-министр Соединенного Королевства Дэвид Кэмерон не преминул даже в ходе встречи в Риге заявить, что его страна будет настаивать на реформе Союза до тех пор, пока они не будут проведены, и также пожаловался на то, что союзники приняли его на саммите не особенно тепло.

Взять и поделить

Как бы в унисон, The Washington Post  опубликовала результаты соцопроса, проведенного российским исследовательским центром ROMIR в рамках проекта Университета Осло «Новый российский национализм» 5-18 ноября 2014 года.

В ее статье говорится, что «тогда как украинские границы, включая Крым, были признаны на международном уровне с 1991 года, в том числе Россией, российские граждане склонны выражать очень разные взгляды, когда их спрашивают, «где должны проходить границы Украины?»… Только 16 процентов населения ответили в унисон с международным правом, подтвердив границы Украины в том виде, в каком они существовали с 1991 года (и в большую часть советского периода). Еще 29 процентов были удовлетворены Украиной без Крыма, но остальные респонденты считали, что независимая Украина должна быть еще меньшей, вплоть до 11 процентов тех, кто утверждал, что «никакая часть Украины не может быть независимым государством». В целом, около 84 процентов респондентов поддерживали сокращение территории Украины».

«Возможно, потому, что так много россиян считают Украину страной с экономикой на грани краха, большинство высказало возражения против какого-либо вмешательства России в ее дела, - продолжается статья. - На вопрос, что должна делать Россия, и вариантами ответов, в целом 44 процента ответили «ничего», а 3 процента даже заявили, что Россия должна помочь Украине присоединиться к Европейскому Союзу. Только 27 процентов считали, что Россия должна поучаствовать в помощи Украине по избранию нового пророссийского правительства, ничтожные 4 процента хотели помочь ей присоединиться к управляемому Россией Евразийскому Союзу, и ровно 12 процентов считали, что Россия должна активно пытаться ее разделить. Каждый десятый из респондентов сказал, что вопрос слишком сложен, чтобы на него ответить. В ответ на отдельный вопрос значительное большинство также сказало, что Россия не должна препятствовать усилиям Украины по вступлению в Европейский Союз. В соответствии с этой интерпретацией, в то время, как большинство россиян считало, что Украина должна быть намного меньшей, чем даже стала без Крыма, только около четверти населения, как выяснилось, считало, что Донбасс должен на самом деле стать частью России - приблизительно столько же в этом исследовании поддерживали выкуп Россией Аляски!»

«Представленные результаты четко указывают, что граждане России разделяют очень сильную неприязнь к Украине как государству. Это определенно то, что позволило России аннексировать часть украинской территории (Крым) и вести едва прикрытую пропаганду дальнейшего территориального расчленения Украины. Даже при том, что россияне склонны считать, что Россия не должна вмешиваться в дела Украины и забирать больше территории после Крыма, из видение Украины как несостоявшегося государства, вероятно, дает им основание полагать, что большинство свалившихся на Украину несчастий (включая инициированные или поддержанные Кремлем) - вина самой Украины. Эти взгляды были крепко сформированы российскими СМИ, но как много влияния на самом деле оказывали медиа, предстоит еще надлежащим образом исследовать. В любом случае, получившиеся образцы общественного мнения вполне соответствуют замыслам Кремля и могли бы порядком усложнить завершение конфликта», - заключают в The Washington Post.

И будто в подтверждение всего сказанного приятель президента РФ Владимира Путина, глава «Российских железных дорог» Владимир Якунин в интервью Die Welt  заявил: «Годами мы неправильно оценивали развитие событий в Украине. И это продолжалось до Майдана. Поэтому в период хороших отношений мы не додумались убеждать наших западных партнеров в опасностях, которые исходят от Украины. Все интерпретировалось таким образом, что Россия хотела бы удержать Украину в своей зоне влияния, в то время как Запад хотел с распростертыми объятиями принять Украину в ЕС. Но и Вы, и я знаем, что Запад не хочет принимать Украину в ЕС со всеми ее долгами и разрушенной экономикой. Вопрос также не в том, с кем хочет быть Украина. Вопрос в том, как мы можем вместе восстанавливать Украину».

По словам Якунина, украинский конфликт подстроили США, чтобы поссорить ЕС с Россией и не допустить их сближения, которое положило бы конец мировому доминированию Штатов.

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: