Вверх

Продолжение статьи «Битва за Украину: как Запад потерял Путина» 

Был конец августа, и Петр Порошенко, президент Украины, спешил: повстанцы-сепаратисты, поддерживаемые тысячами российских солдат, били украинские войска на востоке страны. Ему было нужно, чтобы Владимир Путин согласился на перемирие - и быстро. Поэтому он выложил то, что считал своим козырем.

Порошенко сказал российскому президенту, что если перемирия не будет, его люди выложат в интернет тысячи армейских жетонов, захваченных у российских солдат, которые были взяты в плен или убиты в Украине. Они также свяжутся с российскими женами и матерями, чтобы объяснить, где были их мужья и сыновья.

Это была потенциальная угроза в информационной войне между востоком и западом. Путин отрицал перед миром, что нога солдата регулярной российской армии когда-либо ступала в Украину. Российский лидер начал менять позицию. Несколько дней спустя Порошенко прибыл на саммит НАТО в Уэльс с проектом соглашения о перемирии, которое будет подписано через несколько часов.

Порошенко рассказывал историю об армейских жетонах нескольким высокопоставленным западным чиновникам, однако российские чиновники ее не подтверждают. Некоторые подозревают, что она отражает некую показную храбрость политика-миллиардера, отчаявшегося сохранить свою страну от разрыва на куски.

Минское соглашение, подписанное в белоруской столице 5 сентября, позволило всем сторонам некоторое время делать вид, что дипломатия могла бы разрешить украинский кризис. Однако с кровавыми боями, вспыхнувшими снова в последние недели, этот документ свелся к демонстрации очередного провала в сдерживании российских амбиций в Украине.

В борьбе за страну Порошенко - человек посередине: зажатый между агрессией России и отказом Запада помочь ему нанести ответный удар. Прозванный украинским «шоколадным королем» за состояние в размере $1,3 млрд, созданное кондитерским бизнесом Roshen, Порошенко - необязательно тот лишенный недостатков президент, которого воображали себе протестующие, собравшиеся прошлой зимой в центре Киева против коррумпированной, олигархической системы.

Порошенко - сам олигарх. Но он был единственным, кто стоял с демонстрантами на Майдане, и его телевизионная сеть «5 канал» открыто поддерживала протестующих. Он был также опытным инсайдером, министром иностранных дел и министром экономики, служившим как «оранжевому» правительству после демократической революции в Украине 2004 года, так и, недолго, под руководством пророссийского президента Виктора Януковича.

Порошенко сидит на шпагате между востоком и западом, имея бизнес как в России, так и в Украине. В ходе своей президентской кампании в мае он представлял свои связи с Россией как преимущество. «Конечно, я хорошо знаю Путина, - говорил он. - У меня много опыта переговоров с ним. Могу подтвердить, что эти обсуждения не всегда просты». Московские чиновники говорят в частных разговорах, что Порошенко - это человек, с которым, они считают, они могли бы иметь дело.

Кроме того, что он способен на переговоры с Кремлем, Порошенко - первый президент Украины, свободно говорящий на английском, и легко ориентирующийся в западной дипломатии. Нередко на протяжении кризиса коренастый, красноречивый лидер проникал в европейский центр принятия решений.

В ходе саммита глав государств ЕС он задержался в вестибюле, закрытом для посетителей, так что смог перехватить Ангелу Меркель, когда она вышла, чтобы проконсультироваться со своими советниками. Его настойчивость была вознаграждена убеждением немецкого канцлера закрепить жесткие формулировки относительно украинского кризиса в коммюнике саммита. «Было недовольство, но это же Меркель, она может делать, что хочет, - сказал европейский дипломат. - Она пыталась его поддержать».

Но иногда он перегибал палку. В эмоциональном обращении к участникам объединенной сессии Конгресса США в сентябре он поблагодарил Вашингтон за нелетальную помощь, оказанную украинской армии, включающую одеяла и очки ночного видения. «Но, - добавил он язвительно, - невозможно выиграть войну одеялами». Белый Дом, который противился вооружению Украины, был в ярости. «Это было глупое движение с его стороны», - говорит американский чиновник.

Телефонные разговоры Порошенко с Путиным иногда также оставляли чиновников США, Германии и Британии в неведении. «Команде Порошенко приходилось напоминать: если вы хотите нашей помощи, вы должны быть уверены, что мы четко понимаем, что происходит», - говорит один дипломат.

Человек, близкий к Порошенко, настаивает на том, что он информирует ЕС и США. Он также досаждает им звонками, чтобы «прервать их немоту» относительно Украины и попытаться убедить их присоединиться к его переговорам с Россией. Одна из самых важных таких встреч произошла 26 августа, когда на востоке Украины бушевали бои.

Требования Путина

Обед в Минске, согласно одному из присутствующих, был «одной из самых сюрреалистических встреч, какие у меня когда-либо были».

Вместе с Путиным, Порошенко и тремя европейскими комиссарами, в число гостей входили стареющие авторитарные лидеры Беларуси и Казахстана - Александр Лукашенко и Нурсултан Назарбаев. Американский чиновник съязвил, что это был «Бар из «Звездных войн» международной дипломатии».

Тон задавал Лукашенко, часто называемый «последним диктатором Европы». За обедом он хвастал новым белорусским хлебом, который не способствует прибавлению веса, и дынями, такими же вкусными, как испанские, но с меньшим содержанием сахара.

Но самым сюрреалистичным было то, что осталось невысказанным. Несмотря на то, что российские танки начали перетекать через границы Украины, никто не хотел упоминать войну. Даже на предварительных пленарных совещаниях, когда Порошенко пытался обсудить бои, Путин направлял разговоры назад на нечто другое: торговое соглашение.

До сих пор было легко забыть, что украинский кризис был вызван планами ЕС относительно соглашения о свободной торговле с Киевом. Для Путина позволить стране, считающейся колыбелью русской цивилизации, вступить в орбиту Европы, было недопустимо. Для ЕС ставки были также высоки: Украина была основой ее планов распространить демократию и европейские стандарты на большее количество бывших советских государств с помощью программы «Восточное партнерство».

Фактически это было предлогом для минской встречи: обсудить, как украинское соглашение ЕС могло бы сочетаться с возникающим «Евразийским Союзом», который Путин создавал с Беларусью и Казахстаном. Российский президент долгое время обхаживал Киев, чтобы тот присоединился к его группе, - и видел украинскую революцию не только как заговор Запада, но и как серьезный удар по его экономическим перспективам.

Теперь Путин попытается снова торпедировать соглашение, которое Порошенко подписал в июне, но не ратифицировал. Он настаивал на пересмотре 2 340 тарифных позиций, что могло бы приостановить торговый договор на месяцы или годы. Президент Украины оставался твердым: переговорщики могут еще какое-то время это пообсуждать, но ничто не удержало бы страну от ратификации соглашения.

Когда другие гости ушли, Порошенко и Путин удалились в отдельную комнату - на свою первую встречу лицом к лицу в качестве президентов. Порошенко начал с требования, чтобы российские войска оставили Украину, сказал чиновник, присутствовавший в Минске. Путин снова отрицал, что какие-то российские солдаты есть в Украине. Затем он угрожающе добавил, что если бы действительно хотел вторжения, то у него есть 1,2 миллиона солдат, вооруженных самым современным оружием. Они могли бы дойти до Киева за два дня - или до Таллина, Вильнюса, Риги и Бухареста, всех столиц стран ЕС и НАТО.

Несмотря на угрозы, Порошенко предложил мирный план. Если Путину он не нравится, сказал он, российский президент должен предложить собственные идеи.

Когда в последующие дни на востоке Украины усиливалась бойня, двое лидеров продолжали переговоры по телефону. Согласно западному дипломату, Порошенко опасался, что может «покинуть должность в ближайшие дни», если не добьется победы или мира. Но Путин был тоже под давлением, когда в Россию просочились новости о телах российских солдат, возвращаемых из Украины, что сделало угрозу Порошенко об армейских жетонах более убедительной. 3 сентября они согласовали рамки соглашения.

Поддержка Обамы

На следующее утро президент Украины отправился на саммит НАТО в Кардифф, Уэльс, с подарком: своим проектом соглашения о перемирии. Он представил его в первую очередь «четверке»: президенту США Бараку Обаме, Меркель, французскому президенту Франсуа Олланду, британскому премьер-министру Дэвиду Кэмерону и итальянскому премьеру Маттео Ренци. Чтобы добавить давления на Москву и добиться уступок, сказал лидерам Порошенко, Запад должен ввести новые санкции против России. Но что ЕС должен быть более гибким в реализации своего торгового соглашения с Украиной - включая пересмотр тысяч тарифных позиций, против которых протестовал Путин.

Обама ответил первым, рассказал человек, присутствовавший в комнате. Это то, чего хочет Украина, или то, чего хочет Путин? Порошенко дал понять, что это он заинтересован в этом. Обама обратился к Меркель: если украинцы этого хотят, почему нет? Она согласилась.

Но когда Жозе Мануэль Баррозо, президент Европейской Комиссии, упорно боровшийся за торговое соглашение, позже узнал об этом плане, он не поверил своим ушам. «Баррозо, скажем, ох…ел», - вспоминает американский чиновник. Вполне ли Порошенко понимал последствия своей просьбы? В конце-концов, провал его предшественника, Януковича, в подписании соглашения с ЕС вывело украинских протестующих на киевский Майдан. Если оно не будет ратифицировано, как планировалось, «мы боялись, что его вышвырнут, как Януковича», - сказал чиновник, обсуждавший этот вопрос с Баррозо в Уэльсе.

Многим наблюдателям было понятно, что Обама хочет мирного соглашения любой ценой. Внутреннее давление возрастало с усилением Исламского Государства Ирака и Леванта. Чиновники США звонили в другие столицы даже перед саммитом, чтобы найти что-нибудь, что могло бы умиротворить Кремль, так что Обама на встрече НАТО смог бы сосредоточиться на ИГ. «Ко мне тоже поступил телефонный звонок от американцев: не могли бы мы предложить что-то, символичное для россиян, - рассказал один из участников европейского саммита. - Я ответил им, что нет такой вещи, как символ. Это очень большой подарок».

Баррозо стоял на своем - и появился компромиссный план. Европейский Парламент и украинская Рада ратифицируют торговое соглашение 16 сентября. Но нормы, позволяющие товарам ЕС получить доступ на рынки Украины, - существенный вопрос, стоявший за просьбой Путина изменить 2 340 тарифных позиций, - будут приостановлены до 2016 года. (Российский министр принял этот компромисс, получив позже жесткий выговор от Кремля).

Все было готово для подписания перемирия. Когда лидеры НАТО проводили второй день своего саммита 5 сентября, за тысячу миль от них, в Минске, представители Киева, Москвы и двух восточноукраинских повстанческих «народных республик» подписали соглашение из 12 пунктов.

Предполагалось, что оно предоставит значительную автономию повстанческим республикам, в то же время позволяя Порошенко заявить, что он сохранил границы Украины. Спустя несколько часов бои начали утихать. Но они никогда не прекращались.

Провалившееся соглашение

Оптимизм относительно Минского соглашения будет недолговечным. Россия провалила реализацию ключевых положений, позволяющих Украине защитить ее границы, и российская военная поддержка продолжает течь сквозь них сегодня. Индивидуальные попытки в Брисбене и Милане со стороны Меркель и других лидеров убедить Путина исполнять соглашение потерпели неудачу.

Десятки гражданских были убиты тяжелыми обстрелами с середины января на востоке Украины, и с возобновлением боев на уровне конца августа Минское соглашение почти погибло.

Эскалация в очередной раз озадачила западные столицы мотивами Путина. Пытается ли он принудить Запад к более широким переговорам относительно вопросов вроде его требования гарантий, что Украина не войдет в НАТО? Или он пытается создать «замороженный конфликт» на востоке как способ дестабилизации киевского правительства? Это также возобновило спор относительно предоставления Украине оружия - то, что может даже подорвать сплоченность ЕС и США.

Тем временем экономика России вошла в штопор, задетая падающими ценами на нефть и санкциями. Со временем это может ограничить способность Путина продолжать финансировать боевые действия в Украине. Но это может также склонить его повысить ставки с применением военной силы, так, как это было после крушения самолета MH17 «Малазийских авиалиний», и использовать патриотический пыл, чтобы отвлечь россиян от падения их жизненных стандартов.

От Берлина до Вашингтона западные лидеры приходят к выводу, что разрыв с Россией знаменует фундаментальный сдвиг. Это отдает эхом Холодной войны, дипломаты снова говорят о «сдерживании».

Провал дипломатии на сегодня в разрешении кризиса привел к опасениям, что Путин может просто не хотеть его разрешать. Бывший немецкий посол говорит, что после месяцев контактов с российским лидером Меркель пришла к печальному выводу.

«Наверное, он не заинтересован в восстановлении порядка, - говорит он. - Наверное, его советники говорят ему, что России было бы лучше в мире, где порядка нет».

Нил Бакли, Петер Шпигель, Роман Олеарчик, Сэм Джонс, Стефан Вагстыл, Джефф Дайер и Рула Халаф, The Financial Times

Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: