Вверх

Западные санкции в отношении России в очередной раз устояли. Очень несвоевременно для себя Россия не удержалась, выдав боевикам на востоке очередную порцию поддержки как раз тогда, когда в Брюсселе собрались министры иностранных дел 28 стран ЕС, чтобы обсудить «украинский вопрос». Собрание даже сопровождалось скандалом: перед его началом в прессе появился документ, написанный главой европейской дипломатии Федерикой Могерини, которым она предлагала коллегам вариант смягчения санкций.

Москва выбирает войну

«Украина остается европейским полем боя. Бои бушевали вчера, когда пророссийские сепаратисты пытались удержаться у донецкого аэропорта на востоке страны. По Украине прошли сообщения о диверсиях и политически мотивированных поджогах. Российские войска снова собираются у границы. Это не то время, чтобы предлагать президенту Путину больше пряников и меньше кнута. Но как раз такое предложение будут обсуждать министры иностранных дел стран Европейского Союза на встрече в Брюсселе сегодня. Идея новой главы иностранной политики ЕС Федерики Могерини должна быть отброшена. Ее стратегия основана на выдуманном постулате, будто кремлевский лидер нуждается только в небольшой поддержке Запада, чтобы увидеть ошибки на его пути. Реальные факты рассказывают другую историю: Владимир Путин намерен разрушить Украину. Он поглотит любой предложенный пряник», - написала накануне встречи европейских министров британская The Times.

По словам ее корреспондента, «Могерини предполагает, что санкции, введенные ЕС в отношении российского режима за вторжение и аннексию Крыма, должны быть продолжены в марте, но что другие меры ЕС, связанные с российским военным вмешательством на востоке Украины, могут быть отменены в обмен на уступки со стороны Москвы. Ее аргументы состоят в том, что украинский конфликт не должен отравлять всю иностранную политику ЕС. России, похоже, должны позволить выпутаться из статуса парии, потому что это слишком важно для совместного решения многочисленных глобальных кризисов, от Сирии до Ливии, от Северной Кореи до эболы».

«Время для предложения Могерини неудачное. Ее анализ того, как изменить поведение Путина, также ошибочен. Он не друг в беде, и не стратегический партнер. Запад не должен преувеличивать ни российскую мощь, ни желание Путина работать для решения какого-либо серьезного, насущного вопроса. Преимущественно путинская идея сотрудничества основана на ограничении западной политики, максимизации его собственного влияния и возведении дымовых завес. Недавнее приглашение Путиным лидера Северной Кореи, Ким Чен Ына, посетить парад по случаю дня победы на Красной площади, например, не должно рассматриваться как доброжелательная попытка ослабить напряженность между Северной и Южной Кореей. Скорее, он пытается создать новый, разрушительный союз на дальнем востоке. Таков образец кремлевского внешнеполитического мышления в эру Путина».

«ЕС и Соединенные Штаты должны ответить на подрывную дипломатию российского лидера четкой декларацией принципов, - убеждены в The Times. - Санкции против его окружения должны оставаться в силе до тех пор, пока он не начнет уважать перемирие, примет контролирующую силу, безоговорочно отведет российские войска и незаконные вооруженные формирования, обменяет всех пленных и восстановит контроль Украины над всей ее территорией, включая Крым. Такими должны быть основные критерии для восстановления работающих отношений между западом и российским правительством. Ничто меньшее, чем полное признание Москвой права Украины выбирать и формировать собственную политику, недопустимо. Любая двусмысленность в позиции Запада только поощряет Путина верить, что он может ослабить Запад и захватить большую часть Украины».

Во французской Le Monde также отметили, что «Владимир Путин держит в руках ключи от украинской проблемы. Российский президент должен выбрать: успокоение или продолжение конфликта и, в случае второго, сохранение европейских санкций, обременяющих российскую экономику. Решать Кремлю, а Европейский союз будет ему следовать. В настоящее время Путин отказывается сделать четкий выбор: он подает противоречивые знаки, как трагически показали события последних дней».

«Кому верить? - Продолжается эта статья. - Украинская армия утверждает, что только отвечает на наступление повстанцев самопровозглашенной донецкой «народной республики», ополченцы которой оснащены с ног до головы, вооружены, натренированы и, возможно, возглавляемы Москвой. Пророссийские повстанцы клянутся, что их продвижение направлено на то, чтобы обеспечить их позиции на линии прекращения огня, установленной в сентябре. За год боевых действий в Украине насчитывается уже 4800 случаев гибели людей».

«Одновременно совет европейских министров иностранных дел рассмотрел в понедельник 19 января в Брюсселе «рабочий документ», подготовленный Федерикой Могерини, высоким представителем ЕС, ответственным за международные отношения. Могерини справедливо предложила разделить санкции, введенные в отношении Москвы после аннексии Крыма и из-за помощи, которую оказывает Кремль повстанцам на востоке Украины. Понятно, что последние должны постепенно отменяться, если Путин образумит повстанцев, для чего у него достаточно средств. Могерини отмечает выгоды и необходимость возобновления серьезного диалога с Москвой, который должен позволить урегулировать украинский вопрос. Ее поступок положителен и умен, даже если некоторые - Польша, Литва, Великобритания - назвали ее наивной. Ничего не делается без России, справедливо говорится в «рабочем документе». Но тогда это Кремль, в некотором смысле, сорвал инициативу Могерини», - неожиданно констатирует корреспондент Le Monde.

«Чтобы получить шанс определить свою позицию, Путину следовало воспользоваться случаем распорядиться своим должникам, «Донецкой республике», соблюдать максимальную сдержанность в боях за аэропорт - краткая демонстрация воли к миру, - считает он. - Вместо этого повстанцы, никогда еще не казавшиеся настолько настроенными воевать, настолько хорошо оснащенными тяжелым оружием и бронированными машинами, подстрекались Кремлем к вооруженным атакам».

«У повстанцев на востоке Украины есть серьезные обиды и причины не доверять Киеву, который редко делал разумные шаги в их сторону. Но вооруженное восстание не продлилось бы и недели без поддержки Москвы. Самое трудное для Федерики Могерини - это не оговорки некоторых из 28 государств, а отказ от рассмотрения предложения, которое она адресовала президенту Владимиру Путину - была надежда, как минимум, на большую конструктивность», - подытожили во французском издании.

Британская The Financial Times  написала также, что «Линас Линкявичюс, министр иностранных дел Литвы, сказал, что «материалы для обсуждения» от Магерини посылают неправильные сигналы. «Я не считаю, что мы должны думать, как возобновить взаимодействие; Россия должна думать, как восстановить взаимодействие… Я не вижу причин, почему мы должны что-то изобретать», - сказал он».

«Италия и Франция рассматриваются многими дипломатами как крупные страны ЕС, больше всех склонные продвигать ослабление давления на Москву, - отметили в FT. - Венгерские и словацкие чиновники также выражали опасения относительно санкций. Германия, которая показала себя главной в споре о санкциях, продолжала настаивать, что ЕС не должен отступать до тех пор, пока Москва не разрядит конфликт, выполнив условия минского соглашения - перемирия, о котором Москва и Киев договорились в сентябре. По словам некоторых дипломатов, инициатива Магерини вызвала также опасения у сотрудников Дональда Туска, поляка-президента Европейского Совета, которые попытались умерить некоторые из ее потенциальных предложений для России. «Мы не думаем, что пора отменять санкции или подавать какие-либо сигналы, что мы хотим это сделать», - сказал Мартин Лидегаард, министр иностранных дел Дании».

В статье британской The Guardian  речь идет о жестоких боях за донецкий аэропорт. По мнению ее автора, «эта ситуация - не просто скверная мелкая перестрелка между местными боевиками и недооснащенными и неопытными батальонами украинской армии. Она иллюстрирует, как геополитический расчет президента Владимира Путина, когда он продолжает реставрировать свой антизападный дискурс и подавлять инакомыслие в России, привел к одним из худших преступлений, совершенных на европейской земле со времен балканских войн 1990-х. Более того, она включает искаженное конспирологическое мышление, или промывку мозгов российской пропагандой, или даже попытки отрицать, что российские вооруженные силы глубоко вовлечены в поддержку повстанцев-сепаратистов Донецка и Луганска, и приложение всех сил для того, чтобы суверенитет Украины над ее международно признанной территорией не был восстановлен. Именно из-за этой вовлеченности война так затянулась. Каждый раз, когда повстанцы начинают нести потери, как в августе 2014 года, из России просачивается больше войск и оружия. Мирное население рискует. В самом страшном недавнем инциденте, 13 января, повстанческий снаряд ударил в автобус возле местечка Волноваха, убив 12 человек и ранив 17».

«Россия до сих пор не имплементировала свою часть соглашения о перемирии из 12 пунктов: в частности, она должна вывести свои войска из Украины, отвести свою армию от границы и принять размещение международных контролеров на той самой границе, - подчеркнули в The Guardian. - Без таких шагов какая-либо дипломатия в отношении Путина будет бесполезной и покажет слабость Европы. Эта же логика, конечно, касается и отмены европейских санкций. В конце концов, других доступных для Европы рычагов нет. Было бы глупо и опасно отказаться от этого рычага до восстановления мира».

Выдающийся польский реформатор Лешек Бальцерович в интервью швейцарской Neue Zürcher Zeitung и вовсе отметил, что «успешное развитие Украины имеет, на самом деле, огромное значение для Европы и всего Запада. Нужно мыслить в геополитических измерениях Запада. После падения Железного занавеса развился лучший экономический и политический порядок, чем мы знали раньше. Украина должна быть его частью. Другие автократы в мире также наблюдают, заплатит ли Путин за свою агрессию. С этой точки зрения я считаю западные санкции против России слишком слабыми. Но, к счастью, цены на нефть сильно упали, к чему во многом привел бум сланцевой нефти и газа в США. Таким образом, частный сектор - неумышленно - наложил более тяжелые санкции на Путина, чем политики».

Кстати, отвечая на вопрос о реформах в Украине, Бальцерович сказал: «Я не вижу никаких существенных препятствий. Как я уже говорил, ей нужна сильная команда реформаторов с политической поддержкой. И, пожалуй, у Украины есть преимущество. Иногда бывает так: чем хуже экономическое положение, тем лучше. Когда изначальная экономическая ситуация особенно плоха, как это было в свое время в Польше, есть много пространства для улучшений. Правильными мерами реформаторы могли бы быстро добиться прогресса. Резервов такого рода в Украине, благо, уйма».

Тем не менее, что касается санкций, по словам корреспондента Le Monde, «сторонники жесткой линии получили подтверждение, что позиция европейцев не изменилась. Но значительная часть европейцев, похоже, полагает, что минимального жеста со стороны Кремля было бы достаточно для начала оттепели: они считают, что украинское дело, хоть и важное, в рейтинге чрезвычайных ситуаций, которым нужно противостоять, теперь вытеснено джихадистским терроризмом».

Два кризиса об одном

Однако из публикаций в западных СМИ создается впечатление, что парижская трагедия (в которой религиозные фанатики-джихадисты расстреляли коллектив юмористического журнала Charlie Hebdo, полицейских и евреев), скорее, нашла на Западе еще больше сочувствующих трагедии в Украине.

Ко всему прочему, президент США Барак Обама и премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон выступили с совместным заявлением против терроризма и подавления инакомыслия, которое опубликовала The Times. В нем, в частности, двое лидеров обещают:

«Мы продолжим противостоять российской агрессии в Украине. Если мы позволим таким фундаментальным нарушениям международного законодательства пройти беспрепятственно, мы все будем страдать от последующей нестабильности. Наш сильный и солидарный ответ является недвузначным сигналом о том, что международное сообщество не останется в стороне, когда Россия пытается дестабилизировать Украину. Мы продолжим работать вместе и оказывать давление на Россию, чтобы разрешить кризис дипломатически. В то же время мы продолжим поддержку Украины, когда она работает над реализацией экономических и демократических стремлений украинского народа. Безопасность и процветание идут рука-об-руку. Борясь с террористами, которые угрожают нам, противостоя агрессивным актам России и продолжая наши усилия по повышению экономического роста, мы продолжим повышать безопасность и процветание, которых заслуживают наши народы».

Корреспондент The Guardian, говоря о произошедшем в Париже, также отметила, что «это во многом французская травма, проникшая глубоко в национальную душу. Все глаза будут продолжать наблюдать за Францией, как она обходится с последствиями вооруженного нападения, на протяжении которого трое молодых, одержимых граждан Франции убили 17 человек в столице, целясь в журналистов, карикатуристов, полицейских и евреев. Но это также европейская травма и кризис. И, отойдя немного назад, можно сказать, что это пришло вслед за другим, очень отличающимся, но также историческим, европейским кризисом. За возвращением войны на европейский континент, на украинскую землю в прошлом году».

«Это совершенно другой кризис, но в некотором смысле они касаются подобных вопросов относительно европейской устойчивости перед лицом агрессии и европейского чувства идентичности, - написала она. - Слоган «Я - Шарли» тронул многих, даже тех, кто чувствовал себя неловко в связи с некоторыми карикатурами, потому что жертвы были убиты за свободу выражения, которой они пользовались; и потому что вид граждан, застреленных в европейской столице за то, что они были евреями, возвращает воспоминания о самом худшем в европейской истории».

«Нет, конечно, никакой связи между парижской трагедией и конфликтом в Украине - внутренней террористической атакой во имя джихадистской тоталитарной идеологии и внешней военной агрессией в обертке русского ультранационализма против суверенного государства. Но тут есть один общий элемент. Он в том, что нападению подверглась сама суть Европы - слова, ассоциируемого в настоящее время в первую очередь с экономическими трудностями и политическими спорами. В этом есть нечто экзистенциальное. С одной стороны, целями стали основополагающие свободы, верховенство права и толерантность. С другой, была нарушена установка, сложившаяся на континенте после Холодной войны, - право независимого государства делать собственный геополитический выбор и убеждение, что границы не могут быть изменены силой. В сути этих событий демократические ценности и правила, атрибуты основы европейской идентичности».

Запад готовится к войне

Запад, по всему видно, готовится к продолжительному противостоянию с Россией. Как сообщила The New York Times со ссылкой на Reuters, «Россия работает над тем, чтобы за несколько лет развить способность угрожать нескольким соседям в одночасье в масштабах ее нынешней операции в Украине, сказал высокопоставленный американский генерал. Генерал-лейтенант Бен Ходжес, командующий силами Армии США в Европе, сказал Reuters, что нападение на другого соседа не выглядит как немедленная угроза, потому что Москва, похоже, в настоящее время всецело занята Украиной. Но это может измениться через несколько лет, когда усовершенствования, которых добился президент Владимир Путин, позволят России проводить до трех подобных операций одновременно без мобилизации, которая дала бы Западу время на ответ».

Немецкий дипломат Вольфганг Ишингер в интервью газете Die Welt отметил, что «Путин стоит перед не менее сложной задачей, чем американцы с выходом из Вьетнама. Задача, для Запада в том числе, такова: мы должны найти путь, который приведет эту войну к завершению, позволив Путину не потерять лицо. Для этого потребуется стратегическое терпение. Было бы чудом, если бы усилия канцлера Меркель - я удивляюсь ее ангельскому терпению - быстро привели к цели. Поэтому нужно будет продвигаться мельчайшими прагматическими шагами. Мы продвигались бы стремительно, если бы заплатили цену, которую требуют россияне, а именно - гарантированный отказ от вступления Украины в НАТО. Это цена, которую мы не можем заплатить, потому что наша вера звучит так: любое европейское государство должно иметь выбор, к какому сообществу ему принадлежать, если оно хочет принадлежать. Нет еще очевидного соглашения, которое могло бы привести к завершению».

По мнению Ишингера, «этот кризис сделал очевидным, что мы исходили из ложных предпосылок. Мы думали, что Европа защищена многочисленными договорами, соглашениями и совместными институтами между Россией, НАТО и ЕС, так что кризисы можно предотвратить. Это было ошибкой, кризисы разыгрались дико. Мы, например, не сделали ничего для усовершенствования контроля над обычными вооружениями в Европе. Для России было возможно проводить на своей западной границе масштабные маневры, которые не были охвачены никакими договоренностями. В настоящее время мы можем также сделать вывод, что политическая архитектура безопасности Европы не действует. Общий европейский дом был построен, но правила общения в этом доме, как обращаться с дубинами, ножами и ружьями, недостаточны. Мы должны заново пересмотреть правила и их соблюдение. Сейчас этот процесс инициирован в рамках, в частности, ОБСЕ. Мы должны были установить, что стены общего дома недостаточно прочны, что дом может не выстоять шторм и что сигнализации, к сожалению, нет».

Выжженная земля

Однако остаются те, кто может не дождаться, пока Запад «додавит» Россию.

«Голос Валентины Дударевой срывается от отчаяния, когда она стоит на снегу, рассматривая выбитые взрывом окна в своей многоэтажке в Донецке, столице сепаратистов на востоке Украины, - рассказывает корреспондент агенства The Associated Press, статью которого опубликовала The Washington Post. - Замерзшая, бедная и голодная, Дударева - одна из множества людей, застигнутых боями между правительством и поддерживаемыми Россией боевиками, зависимых от внешней помощи, доставка которой часто срывается. Прошло больше шести месяцев с тех пор, как Дударева в последний раз получала свою пенсию, - и российской гуманитарной помощи, о которой так трубили повстанческие власти, нигде не видно. Злость, которую она раньше предназначала украинским вооруженным силам, обстреливающим город, сейчас направлены на сепаратистское правительство. «Они говорят нам: «Идите в театр. Есть билеты в продаже!» - Говорит Дударева, прикладывая к щеке платок. - Но я хочу есть. Я хочу мою пенсию».

«Управление по координации гуманитарных вопросов ООН бьет тревогу из-за ежедневно углубляющегося кризиса в регионе, где бои идут с апреля, - говорится в статье AP. - «Тысячи людей чрезвычайно уязвимы и нуждаются в помощи, - сообщили в УКГП на прошедшей неделе. - Не фоне финансовых проблем многие не способны купить необходимую еду и медикаменты и живут в холодных зимних условиях». Количество чрезвычайно уязвимых и нуждающихся в помощи на востоке Украины УКГП оценивает в 1,4 млн человек».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ» 


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: