Вторник, 16 октября 2018, 17:121539699147 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Украинские выборы не вызвали у западных обозревателей ни чрезвычайного воодушевления, ни особенного разочарования. Можно сказать, что к их результатам иностранные журналисты отнеслись осторожно. Украина уже столько раз разочаровывала Запад, что ей, похоже, перестали доверять.

Абсолютно все обозреватели констатировали, что Украина получила проевропейский парламент, а также что в него прошло много молодых, инициативных и честных людей из гражданского сектора и журналистики.

Почти никто не акцентировал на результате ультраправых, показав, что «украинский фашизм» существует только на российских телеканалах. Не преминула съязвить, пожалуй, только немецкая Frankfurter Allgemeine Zeitung:

«Люди, доверяющие российской про

паганде, до сих пор убеждены, что протестами на киевском Майдане и свержением президента Януковича управляли «фашисты». Чтобы защитить находящихся под угрозой упомянутых фашистов жителей Крыма, Россия на всякий случай аннексировала полуостров. Сепаратистские боевики на востоке Украины также вносят конструктивный вклад в антифашистское движение сопротивления. Для приверженцев такого толкования событий в Украине результат парламентских выборов представляет настоящий вызов. На выборах убедительно победили умеренные проевропейские партии».

По мнению ее же корреспондента, «шаткая украинская демократия выдержала свое первое тяжелое испытание. Результат выборов - это воодушевляющая поддержка Европы и свободы. У по-новому сформированного правительства не будет много времени, чтобы оправдать ожидания избирателей. Оно должно будет взять решительный курс на реформы, и Европа будет обязана последовательно его поддерживать».

Конец ожиданий

Однако подавляющее большинство журналистов расставили акценты совсем иначе. В их статьях речь идет преимущественно о сильном разочаровании украинцев в новой власти. Результаты выборов, пишут они, еще мало о чем говорят сами по себе. Говорить будут результаты работы нового парламента и правительства.

«Днем 20 февраля, когда были убраны погибшие утром, Владимир Мельничук вышел из киевского Октябрьского дворца, - рассказывает Reuters. - Выше на холме стояло здание украинского правительства, защищаемое тысячами полицейских. Ниже лежала Площадь Независимости, Майдан, покрытая палатками протестующих, баррикадами и обломками после боя. В страшных столкновениях тем утром были убиты десятки протестующих и представителей правительственных сил. Теперь стояло спокойствие, и Мельничук, мастер на все руки, помогавший строить баррикады в ходе протестов, договорился встретиться с другом в белой галерее дворца. Пуля попала в него, когда он стоял рядом с женщиной, которая на протяжении 13 лет была его женой, Марией Квятковской. Выстрел прошел через левую щеку Мельничука и вышел с задней стороны шеи, мгновенно его свалив. «Он говорил по телефону, просто стоя тут. Светило солнце, - вспоминает Квятковская, бухгалтер. - На Майдане было тихо. Никто не ожидал этого». 39-летний Мельничук был объявлен погибшим той ночью».

«Подобно многим украинцам, Мельничук и Квятковская впервые пришли на Майдан в конце прошлого года, потому что хотели, чтобы их страна наладила более тесные связи с Европейским Союзом, - поясняет автор статьи. - Они были злы на то, что президент Виктор Янукович отклонил соглашение между Украиной и ЕС и нацелился вместо этого на сближение с Россией. Когда полиция избила протестующих вскоре после начала демонстраций, взгляды Квятковской ожесточились. «Речь не шла о ЕС» после избиений, сказала она. «Это был гнев в отношении власти». Она поняла, что настоящие перемены требуют полного свержения коррумпированной системы, которая благоприятствовала немногочисленной элите и богатым олигархам.

Спустя восемь месяцев она и миллионы других украинцев до сих пор ждут своей революции».

В значительной части текстов ударение стоит на одной тревожной мысли: если долгожданные перемены не случатся в скором времени, быть в Украине новой революции.

«Киев, где Порошенко появился в щегольском костюме, чтобы проголосовать, чувствует себя мрачным и подавленным. Вскоре после ухода Порошенко местный юрист Анна Дмитренко бросила свой бюллетень за «Самопомощь», которую она назвала «лучшей из худших». Как многие украинцы, Дмитренко теряет терпение. «Ничто из того, что он обещал в марте, на самом деле не исполняется», - говорит она о Порошенко. На Майдане свечи были расставлены так, чтобы составить революционный слоган «Слава Украине, героям слава». Мужчины в камуфляже, называя себя членами добровольческой группы киевской самообороны, охраняли павильон. «Если после этих выборов не будет результатов, люди снова выйдут на улицы, - сказал один из них, назвавший только свое имя, Руслан. - Мы ждем несколько месяцев, не больше», - говорится, например, в статье британского The Economist.

Корреспондент The Guardian отмечает, что «в результате месяцев войны в украинском обществе происходит усиление радикальных тенденций, проявляющихся в происшествиях вроде волны нападений и бросаний в мусорные баки предположительно коррумпированных политиков. Этот тренд превратился в интернет-мем, прозванный «trash bucket challenge» («вызов мусорной корзины», по аналогии с названием широко распространенного международного флеш-моба IceBucketChallenge, в ходе которого участники обливались ледяной водой из ведра, снимая это на камеру и передавая «вызов» своим друзья в социальных сетях. - «ОстроВ»), и есть опасения, что если правительство не сделает больше в угоду обеспокоенности украинцев, самоуправство станет еще более распространенным. «Последний год показал, что украинское правительство больше никогда не сможет себе позволить не слушать народ, - говорит 42-летний банковский работник Михаил после голосования на избирательном участке в центре Киева. - Но в то же время мы видим цену революции в крови и страданиях. Мы должны требовать от этого правительства ответственности, или снова будет кровь».

Среди нескольких человек, высказавших свое мнение относительно ситуации в стране и приближавшихся на тот момент выборов, немецкий Der Spiegel  цитирует 43-летнего солдата Андрея: «Я участвовал в Майдане с первого по последний день. Я воевал в Славянске, я вызвался добровольцем. Сейчас я на побывке, билет в Киев мне пришлось покупать самому. Наши политики выступали на Майдане, но ни один не показался на фронте. Они спрятались за нашими спинами. Наши политики все отправляют своих детей за границу, тогда как наши дети воюют на востоке. Нет ни одного политика, которому я отдал бы свой голос. Когда-нибудь война на востоке закончится и мы победим, так или иначе. Тогда мы придем в Киев и повесим эту сволочь. И президента тоже, потому что он не сдерживает обещания, данные на Майдане».

Корреспондент еще одной статьи The Guardian  отмечает, что «присутствие свыше 30 гражданских активистов и десятков военных в списках различных партий гарантирует свежую кровь в Раде. Проявление выдающихся гражданских активистов приветствуется как положительный сигнал, когда Украина остро нуждается в новой, ответственной политической элите. В то время, как бывшие депутаты Януковича избираются преимущественно по мажоритарным округам, гражданские активисты были в основном ассимилированы в политических партиях».

Однако, «несмотря на то, что эти гражданские активисты обладают четким видением европейского будущего Украины и ориентированы на него, им не хватает опыта, необходимого для внедрения ключевых реформ. В дальнейшем, как члены политических партий, они могут утратить свободу действовать независимо от тех, кто добился власти. Они также утратят доверие, которое заслужили, заставляя правящую элиту быть ответственной постоянным давлением на нее. Они входят в систему, которая может легко поглотить лучшие их намерения. Вырастить новых гражданских активистов не составит проблемы для Украины, но достижение политического доверия потребует времени».

«Солдаты станут новым элементом в парламенте, отражая желание многих в обществе: бороться, - продолжает The Guardian. - Семнадцать кандидатов избираются только от батальона «Донбасс». С кандидатами в депутаты от батальонов «Айдар», «Днепр», «Луганск» и «Азов» Рада может стать новой разновидностью фронта. Этот тренд должен поставить вопрос о том, насколько другие профессионалы - юристы, врачи, экономисты, учителя - могут попасть в парламент и повысить уровень украинского законодательства».

«Общество становится более радикальным и агрессивным, - констатирует его корреспондент. - Так называемый «trash bucket challenge», когда активисты бросают политиков, которых они считают коррумпированными, в мусорные баки, должен быть болезненно воспринят теми, кто верит в движение Украины в сторону европейских ценностей. Индикатор реальных перемен в обществе - не эти редкие эпизоды, а, скорее, поддержка, которую они получают даже от образованных украинцев. Этот хор «вы должны понимать» - намного громче, чем голоса предупреждения. Что еще более печально, так это отсутствие реакции правоохранительных органов и правовой ответственности нарушителей».

«Что это означает для Запада? Как говорится в известном грузинском тосте, наши желания должны совпадать с нашими возможностями. Проблема с западной политикой в Украине заключается в том, что она начинает выглядеть больше как желание, чем как политика. Досрочные выборы предполагали легитимизировать центральную власть. Однако на сегодня более вероятным кажется противоположное».

«Для большинства украинцев, похоже, начинается борьба за выживание. Настоящим приоритетом Запада должно стать снижение ожиданий от Киева и рост поддержки там, где возможно достичь немедленных и практических результатов», - подытоживают в британском издании.

Территория войны

А что там у «фашистов»? Российские чиновники в ставшей уже привычной хамской манере на прошедшей неделе в очередной раз «отреагировали» на статью иностранного корреспондента, снова обнаружившего в Украине регулярных российских солдат. Что, однако, делает именно эту находку из ряда вон выходящей, так это утверждение о том, что солдаты прибыли в Украину уже после заключенного в Минске «перемирия». Вот эта статья The Financial Times. Корреспондент издания встречается с группой солдат в кафе в Луганске и завязывает с ними разговор.

«Один член группы сказал, что он и другие находились в Луганске в течение последнего месяца, то есть, что приехали после перемирия, которое повстанцы подписали с Киевом 5 сентября, - рассказывает журналист Кортни Уивер. - Цель этих мужчин заключалась в «тренировке местного населения», сказал солдат, уроженец российской Воронежской области по имени Максим. На вопрос, приехал ли он и другие как добровольцы, он ответил саркастично: «Конечно, мы добровольцы. Никто нас сюда не посылал». Он продолжил более серьезным тоном. «Они нам дали приказ: кто хочет пойти добровольцем? И мы подняли руки таким образом», - сказал он, пародируя кого-то, кому насильно поднимают руку».

В ее же статье говорится также, что «в то время, как растет количество свидетельств того, что российские солдаты и наемники принимают участие в боях на востоке Украины, многие российские граждане в регионе действительно те, о ком заявляет Москва: добровольцы. В кафе в Донецке Олег и Сергей, два брата из Сибири, объяснили, что они решили присоединиться к боям в Луганске после того, как увидели страшное столкновение между сторонниками России и футбольными фанами-ультранационалистами в Одессе. Столкновение привело к смерти десятков пророссийских демонстрантов в огне».

«Олег, 41 года экономист из хорошо известной международной компании в одном из самых крупных городов Сибири, сказал, что отправил анкету, чтобы присоединиться к повстанцам, в июне, через интернет-организацию, которая помогает отправлять российских добровольцев. Он просился воевать под руководством Алексея Мозгового, наиболее почитаемого командира луганского батальона «Призрак». За несколько дней до его отправления в начале августа его 28-летний брат Сергей, строитель, объявил, что хочет к нему присоединиться. «Люди говорят, что мы в чужой стране, но это не так. Это наша земля, - говорит Олег. - Эта война не только материальная, она духовная. Это война против ценностей западного мира». Они выпалили список американских и европейских прегрешений, в основном сконцентрированных вокруг растущего приятия западом однополых браков и защиты прав гомосексуалистов. «Америка - прекрасное место. У вас прекрасные Харлеи. Вы умеете носить оружие, - сказал он. - Но она прекрасна только для тех, кто хочет жить в ней. Америка не должна пытаться строить демократию в других местах».

«Братья признали, что последние два месяца не были простыми, - отмечают в The Financial Times. - «Это не антитеррористическая операция. Это геноцид», - сказал Сергей, имея в виду военное наступление Киева на восток. Он заявил, что его батальон прошел через многие тела повстанцев «с перерезанными горлами, отрезанными головами», обвиняя проукраинские батальоны в надругании над жертвами. Это обвинение Киев высказывал в адрес сепаратистов. Мужчины сказали, что тяжелые бои не ослабились после заключенного 5 сентября перемирия, которое, по их словам, существует только на бумаге. Также они, по их словам, не собираются возвращаться домой. Сергей сказал: «Мы знаем, что война не закончится через месяц или два».

Высказывался об этой войне и Путин. Как заметила The Financial Times  в еще одной своей статье, это были предложения, переходящие в угрозы.

«Логичный путь состоит в сотрудничестве между нациями, обществами, в поиске коллективных ответов на растущие вызовы, и в совместном управлении рисками», - сказал он, - цитирует британское издание российского президента. - Миру нужна «правовая, политическая и экономическая основа для нового миропорядка, которая создаст возможности для стабильности и безопасности, поддерживая в то же время здоровую соревновательность».

«Если Запад подготовлен к диалогу, Путин бросил ему несколько костей. Москва была готова к «самым серьезным, конкретным обсуждениям ядерного разоружения» и дискуссии о том, когда допустимо военное вторжение в третьи страны, сказал он. Это может теоретически сдерживать возможность Москвы вторгаться к своим соседям, чтобы «поддержать» русскоязычное население в бывших советских республиках, таких, как балтийские страны. Западные столицы опасаются, что Россия рассматривает такую возможность».

«Российский президент зловеще намекнул на опасность новых конфликтов с участием ведущих сил, в частности, «на пересечении геополитических интересов ведущих держав». Украина - это один из примеров, «и, я думаю, точно не последний».

Пожалуй, наиболее емко на официальном уровне о конфликте между Россией, Украиной и Западом высказался посол Франции в США Жерар Аро, беседу с которым пересказывает агентство Bloomberg.

«В то время, как многие обозреватели назвали Путина геополитическим шахматистом, российский лидер в большей мере «игрок в покер на самом деле, который выкладывает все деньги на стол со словами «Сделайте то же», и, конечно, мы не отвечаем. Мы не делаем того же». Экономические санкции против России должны оставаться на месте, чтобы удержать Путина от дальнейшего продвижения, сказал Аро, который прибыл в Вашингтон в сентябре после службы французским послом в ООН. «Вопрос стоит так: На чем Путин собирается остановиться?» - Сказал Аро. «Это причина, по которой нам нужно сохранить санкции», поскольку «давайте будем честными, это в той или иной мере единственное наше оружие. Мы не собираемся посылать наших солдат в Украину. Нет смысла посылать украинцам оружие, потому что украинцы были бы действительно легко побеждены, так что это только продлило бы войну» и привело бы к «еще большей российской победе».

Примечательный рассказ опубликовала также The Wall Street Journal:

«Все более враждебное поведение Москвы в Украине и всюду в Европе быстро приводит к растущим негативным чувствам в отношении России в Чехии, стране, которая в последние годы искала сотрудничества с Россией. Опубликованные в пятницу результаты опроса показывают, что 65 процентов чехов в настоящее время считают, что Россия представляет угрозу стране Европейского Союза с 10 миллионами жителей, в то время, как год назад такого мнения придерживались всего 29 процентов респондентов. Опрос, проведенный агентством STEM, показал, что 46 процентов чехов сегодня считают, что Россия представляет угрозу демократии в их стране. Ровно 80 процентов респондентов ответили, что действия России в украинском кризисе угрожают миру в Европе».

«Это происходит тогда, когда премьер-министры нескольких центральноевропейских государств, включая премьер-министра Чехии Богуслава Соботку, говорят, что Россия является партнером и что как только Россия пойдет на сотрудничество, экономические санкции в отношении нее и ее элиты должны быть отменены, - подчеркивает WSJ. - Но опрос показывает, что часто нейтральное чешское население утрачивает свою толерантность относительно российской агрессии».

«Это наша жизнь»

В то же время на фронтовых территориях продолжают жить люди, до которых, похоже, все меньше дела каждой из прямо или косвенно воюющих сторон.

«Дожидаясь перерыва в боях между украинскими войсками и пророссийскими повстанцами, Николай Батыщев рискует выйти со своей бензопилой и тележкой, чтобы собрать дров и прогнать сырой осенний холод, - рассказывает Reuters. - Оставшиеся без газа и электроэнергии в ходе боев за лежащий рядом донецкий аэропорт, Батыщев и его соседи обороняются не только от минометных мин, которые бьют по их селу Спартак, но и от приближающейся украинской зимы. «Акация - это то, что вам нужно. Она горит горячо и долго, и ее много как раз вон там», - говорит 50-летний Батыщев, построивший в прошлую субботу печь в своем подвале из нескольких кирпичей… «В нашей квартире оставаться нет смысла, окна там давно разбиты. Внизу тепло и спокойно», - говорит Батыщев, сверкая золотозубой улыбкой. «И дерева вам хватит на три дня», - добавляет он, его дыхание видно на холодном воздухе. Десятки соседей Батыщева тоже соорудили наружные печи, которые служат коммунальными кухнями для людей из соседствующих двухэтажных домов; у большинства из них попросту нет денег, чтобы уехать».

«50-летняя Валентина Полтавская, живущая в доме рядом с домом Батыщева, говорит, что волонтеры раздают гуманитарную помощь в других частях Донецка, но что она боится ехать в условиях постоянных минометных обстрелов, - говорится также в этом репортаже. - «Все, что у нас есть, это овощи, которые мы вырастили сами, или которые нам дали другие перед тем, как уехать», - говорит Полтавская, бросая картофель размером с гальку в кипящую воду на самодельной печи, построенной перед ее домом. Почти каждый дом в районе Спартака или поврежден, или разрушен. От некоторых осталась только груда кирпичей. Полтавская, работающая в близлежащем продуктовом магазине, говорит, что она и ее муж спят в кладовой в подвале, отправив своего 10-летнего сына жить с бабушкой. Ее глаза наполняются слезами, но она с трудом сдерживает себя, чтобы не заплакать. «Это наша жизнь: мы выходим из подвала, чтобы приготовить поесть; мы оставляем кухню, чтобы скрыться от прилетающих мин», - говорит она с изнуренным видом».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: